Виктор Емский.

Шмордонские войны



скачать книгу бесплатно

– А я при чем? – поинтересовался Алмаз. – Я вольный торговец.

– Разгульдяй уже два года является провинцией Шмордона, – вставил Филер.

– Вот-вот, – усмехнулся разгульдяец. – Тогда на каком основании военные Шмордона задерживают своего соотечественника, занимающегося мирной торговой деятельностью?

– На том основании, что вы, как подданный императора, находитесь в юридическом поле Шмордона, – сказал Крокозябл, потирая руки. – А раз так, то получается, что вы торгуете контрафактными товарами!

– Как бы не так, – не согласился Алмаз. – Про соотечественников я сказал к слову, не подумав. Извините меня, ваше величество… На самом деле я еще пять лет назад покинул Родину и стал гражданином олигархической республики Кукареллы. У вас, кстати, мой кукарелльский паспорт имеется: – разгульдяец взглянул на Филера.

– И где находится эта Кукарелла? – спросил Шмор.

– В нашем рукаве галактики, – сообщил Филер. – От нас достаточно далеко, за Тарахтуном… Ваше величество, то, что он назвал паспортом, является, скорее, измочаленной в бане метрикой, уставленной печатями. Я насчитал сто двадцать восемь расплывшихся оттисков. Не документ, а тряпка какая-то для подтирания…

– Без подробностей, – перебил барона император.

– Ничего подобного! – опять нагло встрял Алмаз. – Это кукарелльский паспорт. Мы не воюем с Шмордоном. Потому прошу меня отпустить, взяв пошлину. Небольшую… Я законы знаю, не шавелла какой-нибудь!

– Кто такой шавелла? – поинтересовался император.

– Да так, ваше величество, расхожее выражение, – ответил Алмаз. – С кукарелльского разговорного языка переводится как «товарищ». А с элитно-литературного – «быдлоштанный нищеброд».

– А что у вас с носом и губами случилось? – Шмор перевел взгляд на Крокозябла.

– Да этого шавеллу вообще нельзя подпускать к технике, – ответил Алмаз вместо замешкавшегося банкира. – Он уселся за руль джамовоза и ткнул пальцем красную кнопку, которую нужно нажимать лишь в экстренных случаях. Вот его подушкой безопасности и припечатало!

– В каком смысле ты назвал меня шавеллой?! – рявкнул Крокозябл.

– Догадайся сам! – огрызнулся разгульдяец.

Император не смог сдержать улыбки, что еще больше разозлило Крокозябла.

– Это не техника! – взревел банкир. – Это джаппурские консервные банки!

– Машины как машины, – пожал плечами разгульдяец.

– Ваше величество, – сказал Филер. – Хочу обратить внимание на тот факт, что звездолет, задержанный нами, двигался со стороны области темной материи и собирался совершить посадку на Сочи.

Император, перестав улыбаться, перевел свой взгляд на Алмаза.

– Ничего необычного в этом нет, – тут же ответил разгульдяец, встряхнув головой, отчего серьга в его ухе качнулась и сверкнула странным цветом. – По слухам, там есть несколько обитаемых миров. Я решил туда проникнуть. Загрузился джамобилями, и вперед! Мы – народ предприимчивый!

– Кто, разгульдяйцы или кукарелльцы? – с издевкой спросил Крокозябл.

– Какая разница? – удивился вопросу Алмаз. – Предприимчивость – конек наших народов!

– Я уже это понял, – сказал Шмор.

– На момент задержания в баках его корабля остались лишь жалкие остатки горючего, – доложил Филер.

– Что ж тут странного? – удивился Алмаз. – Я заправил полные баки перед полетом, и решил идти до тех пор, пока не израсходуется половина запаса.

Когда я понял, что дальше рисковать не стоит, просто развернулся и отправился обратно. Попытка оказалась неудачной. Ну, ничего. Продам джамобили здесь. Я их брал оптом…

– Получается, вы даром спалили уйму горючего? – спросил Шмор.

– Да, – ответил Алмаз, пожимая плечами. – Торговля – штука рискованная. То в дамки, то в сортир…

– Пусть заплатит пошлину, предусмотренную шмордонскими законами, и везет свой хлам подальше отсюда, – распорядился Шмор. – Здесь торговать не надо.

Лицо разгульдяйца от этого решения расплылось, как весенняя лужа. Но в разговор вдруг вмешался Филер, и Алмаз почему-то тут же превратился в пугало с головой, напоминавшей сморщенную кучерявую тыкву с приклеенной к ней кривой морковкой.

– Ваше величество, – сказал Филер. – Разрешите перед тем, как отпустить, я задам ему несколько вопросов?

– Хорошо, – дал согласие император. – Но только без членовредительства. Неизвестно, что это за олигархическая республика, какой у нее боевой потенциал, и как она относится к своим гражданам…

– Я тоже поприсутствую! – вызвался Крокозябл.

– Нет, останьтесь, – твердо сказал император. – У меня к вам есть несколько вопросов.

Крокозябл, вздохнув раздраженно, перечить императору не стал.

Филер, взяв Алмаза за руку, потащил его к выходу из кабинета.

– Спасибо вам, ваше величество, – сказал разгульдяец, выходя в коридор. – Вы – самый добрый император на свете!

Спустя секунду, находясь в дверях, он, храбрясь, добавил, но уже Филеру:

– Да тихо ты! Сказали же тебе – без членовредительства…

Из коридора донеслось:

– Иди, давай, шавелла-кукарелла! Сейчас ты мне все расскажешь, задница кучерявая!

Дверь захлопнулась, и Крокозябл остался со Шмором наедине.

– Господин Крокозябл, – обратился к банкиру император. – Скажите, кто такой Филер?

– Начальник разведки, – ответил банкир, пожимая плечами.

– А что вы о нем еще знаете? Род, семейные отношения, может, в бизнесе где проявился?

– Ну-у-у, – Крокозябл глубоко задумался. – Я много про кого знаю. Но о Филере – ничего. По крайней мере – личного. Даже о семье. И в бизнесе тоже…

Подумав еще немного, банкир продолжил:

– Обращался я к нему постоянно. У него везде шпионы. И потому информация – его конек. Он как мама родная. Всегда выручит. Ну, а так… Ей-богу, не задумывался.

– Ладно, – сказал Шмор. – Вы свободны.

Крокозябл быстро покинул кабинет Шмора, надеясь успеть поприсутствовать на допросе разгульдяйца, но, к его великому сожалению, опоздал. Филер попался ему навстречу.

– Барон, а где эта пиратская морда? – спросил Крокозябл.

– Я его отпустил согласно указанию императора, – ответил Филер.

– Но вы же хотели задать ему несколько вопросов?

– Я и задал. По пути к шлюзу. Он ответил.

– А что он ответил, и что вы спросили? – задыхаясь от любопытства, поинтересовался Крокозябл.

– Да так, – Филер был невозмутим. – Цены на джамобили падают, а на шморовозы растут.

– Это хорошо, конечно, – сказал Крокозябл, пристально глядя в глаза барону. – А еще? Ведь мы оба наслышаны о мирах за темной материей…

– А еще, милый Крокозябл, занимайтесь своими торговыми делами. Если нужна помощь – обращайтесь. Мы с вами всегда ладили… Но не суйте нос в мою кухню.

Губы Филера вежливо улыбнулись, а глаза, оставшись холодными, пожелали банкиру всего хорошего. Крокозябл, вздрогнув, сказал:

– Я бы вас попросил, барон, посодействовать в деле спасения моего сына…

– Ах, да, – ледяные глаза Филера наполнились напускным сочувствием. – Я сделаю для этого все, что в моих силах.

– Спасибо, – поблагодарил банкир.

Филер благосклонно кивнул головой и ушел по каким-то своим делам. Крокозябл, постояв немного, отправился к себе в каюту.


ДЖАППУРИЯ. ВОЙНА


Белла смотрела на каньон сверху, и дух ее захватывало от необычайной красоты открывавшейся взгляду картины. Смотровая башенка выдвигалась вверх по мере надобности и наблюдатель, находившийся в ней, оказывался над разломом в выгодном положении. Королева глядела на ледяной мир и восхищалась его вычурностью.

Газовая планета-гигант, нависшая над одним из своих спутников, дарила каньону голубую подсветку и от этого застывшие водопады и колонны представлялись фасадом некоего заколдованного сказочного царства, вход в которое, казалось, был где-то рядом, но его никак не получалось найти, потому что это мог сделать только человек, посвященный в ледяную магию холодной любви.

Белла, подумав, пришла к выводу, что она этим человеком не является, так как любовь ее горяча, и потому никакие ледяные водопады не смогут эту любовь ни залить, ни засыпать льдом. Она, сжав губы, посмотрела на маленький диск Джаппурии и пришла к выводу, что Морс ее дурит. От этой мысли душа ее наполнилась негодованием, и она решила поговорить с Премьер-министром в жестком ключе.

Бросив последний взгляд на ледяной каньон, Белла спустилась в лифте из смотровой башни и пошла по коридору в сторону конференц-зала, надеясь обнаружить Морса именно там.

Еще двести лет назад (сразу после Первой Шмордонской войны) на одном из спутников Шестой планеты была построена замаскированная база. Спутник этот назывался Холодильником и представлял собой огромную ледяную глыбу, вращавшуюся вокруг газового гиганта. Таких кусков льда и камня на орбите Шестой планеты было несколько тысяч, и найти среди них Холодильник мог только тот, кто о нем знал. Но информация о базе держалась в строгом секрете и передавалась Премьер-министрами по смене.

В прошлую – Вторую Шмордонскую войну – базу даже не успели расконсервировать, потому что война закончилась столь же быстро, как и началась. Но сейчас Морс позаботился об укрытии заранее.

По его приказу базу привели в порядок, и он тут же вывез туда королеву с ее дочерью, после чего занялся эвакуацией органов власти со Слякоти. Но, к его великому сожалению, последняя операция провалилась полностью.

Эвакуировать ему удалось всего несколько человек. Список был небольшим. Он включал в себя судью Верховного суда Казуса Сомнительного, депутата парламента Электората Нищего, Генерального прокурора Ареста Непременного и министра труда и отдыха Шланга Гофрированного.

Уже в последнюю минуту перед отправлением со Слякоти Морсу попался министр иностранных дел Стандарт Резиновый, чему Премьер-министр несказанно обрадовался. Тот, как оказалось, прилетев отдыхать на Сочи, забыл дома водолазный костюм. Вернувшись на Слякоть за костюмом, Стандарт попал в лапы Морса и теперь клял свою жадность на чем свет стоит, справедливо полагая, что новое водолазное снаряжение, купленное в Джяне за бешеные деньги, лучше, чем прозябание на Холодильнике…

Провал в мобилизационной деятельности Морса был вызван обычными причинами, основная из которых называлась так: отсутствие на рабочем месте. Но Премьер-министр, будучи человеком активным, решил не сдаваться. И потому эвакуировал весь обслуживающий персонал модного ресторана «Суслик табака», заодно прихватив с собой городское отделение полиции Заквакинска вместе с его начальником, имя которого звучало достаточно непривычно даже для джаппурского слуха. А звали начальника полиции так: Отжи?м Чтоплохолежи?м.

Теперь вся эта компания населяла секретную базу и маялась откровенным бездельем. Правда, это не касалось министра иностранных дел, озадаченного Морсом составлением вариантов мирного договора с Шмордоном, и начальника полиции Заквакинска, который шлялся по коридорам базы в поисках объектов для отжима, не находя их, и потому нервничая…

Королева, тихо зайдя в конференц-зал, остановилась в дверях и замерла, глядя на Морса, который беседовал с министром иностранных дел. Стандарт Резиновый говорил:

– У меня составлено уже восемь проектов мирного договора. В первом мы отдаем им Четырнадцатую планету, во втором Четырнадцатую с Тринадцатой…

– Стоп! – отвечал Премьер-министр строго. – Тринадцатую планету исключить из всех проектов!

– Но это невозможно! – не соглашался Стандарт. – Придется все переписывать. Да и кому, спрашивается, нужны все остальные неживые планеты без Тринадцатой, вокруг которой мы раздули неизвестно что?

– Я сказал! – твердо говорил Морс. – И Шестую планету исключить тоже!

– Да это вообще невообразимо! – возмущался Стандарт. – Что же им тогда предложить? Усосанный Лес? Они же не дураки! И опять-таки, все придется переписывать…

– Перепишете, – сказал Морс и, подняв взгляд, увидел в дверях королеву.

– Все! – сказал Премьер-министр. – Вы свободны.

Стандарт встал и пошел к выходу, что-то недовольно бурча про себя. Увидев королеву, он поклонился и выскользнул в коридор, из которого тут же донеслось бормотание:

– Жадность – самый страшный порок. Почему я не купил костюм на пляже? Эх, ну и сволочь этот Морс! Бедная королева…

Белла, улыбнувшись, подошла к трибуне, за которой восседал Морс, и присела на одно из кресел в переднем ряду зала.

– Доброе утро, – сказала она с милой улыбкой.

– И вам того же, ваше величество – ответил Морс.

Он встал из-за стола, спустился с трибуны в зал и сел через кресло в одном ряду с королевой. Белла, внимательно посмотрев на него, вдруг обнаружила, что лицо Премьер-министра отнюдь не соответствует его положению. Оно было каким-то землисто-зеленым и набухшие мешки под глазами свидетельствовали о том, что Морс уже давно не спал так, как полагается спать обычным беззаботным людям. Королеве вдруг расхотелось ругаться, и она участливо предложила:

– Морс, послушайте, пойдемте в мои покои. Вас положат, вы выспитесь. Я никого к вам не пущу…

Премьер-министр, печально улыбнувшись, ответил:

– Спасибо, ваше величество. Я бы с радостью воспользовался вашим гостеприимством, но, к сожалению, не могу. Шмордонский флот перекрыл сообщение между всеми планетами. Надо спасать Джаппурию.

– Джем спасет, – совершенно серьезно сказала королева. – Ложитесь спать.

– К сожалению, я уже стар для того, чтобы верить в чудеса, – произнес Морс.

Королева, задумчиво глядя перед собой, ответила:

– Оттого, что вы верите или не верите – ничего не изменится. Чудо либо случится, либо нет. Люди не властны над чудом. Но чтобы оно не прошло стороной, надо в него поверить. Поверьте и вы.

Морс, устало прищурив глаза, взглянул на Беллу и сказал:

– Я попробую.

Королева встала и молча пошла к выходу из конференц-зала. Морс смотрел ей вслед. В дверях она обернулась и тихо произнесла:

– Я поняла, для чего существуют королевы. Для того, чтобы любить и тем самым спасать королевства.

Морс встал и молча поклонился. Королева покинула зал.

Премьер-министр, встряхнувшись, тут же вынул из кармана шморофон, нашел нужный номер и нажал кнопку вызова.

– Алло! – раздался в трубке веселый голос.

– Квас, почему вас не было на Слякоти в момент эвакуации? – спросил Морс.

– Я занимался мобилизационной деятельностью, – ответил министр полиции.

– Ну и к чему она привела?

– Планета Сочи подготовлена. Любой десант обречен! Шлюхи поголовно собрались участвовать в «Карнавале нагих красавиц». Хачапур уже распределил их по всем пляжам планеты. Шмордонцев везде ожидает теплый прием, потому что проституток насобиралось более миллиона!

– Во что это обойдется казне?

– Ха, ни во что, – хохотнул Квас. – У них патриотизм на высшем уровне! Для защиты Джаппурии они готовы на все! «Карнавал нагих красавиц» ?! Как же! Да ни одна из них в мирное время не согласится бесплатно скакать по пляжу в чем мать родила. Но, вспоминая Первую Шмордонскую войну, все шлюхи горят желанием поработить завоевателей! Мы тут с Паханом Родимым провели репетицию. Знаете – потрясающее зрелище! До сих пор отойти не могу. Прихожу в себя у Хачапура в развлекательном центре…

– Немедленно вылетайте в Холодильник, – проскрипел Морс.

– Ой, не могу! – вскричал Квас. – Сообщение между планетами перекрыто! Если что, я тут, на Сочи контролирую!

Морс нажал кнопку отключения и, полистав абонентский список, нашел нужное ему имя. Послав вызов, он замер в ожидании.

– Алло, – сказала трубка.

– Здравствуйте, Джем, – произнес Премьер-министр.

– Чтоб вы сдохли! – услышал он.

Не считая нужным отвечать грубостью на грубость, Морс сказал:

– Я только что говорил с королевой.

Трубка молчала, и лишь дыхание, волнами тихого звука просачиваясь через многие километры космического пространства, свидетельствовало о том, что абонент остается на связи.

– Королева верит в вас, Джем.

Трубка продолжала молчать.

– И любит… Она говорит, что чудо случится обязательно.

Шморофон отключился. Морс, положив трубку в карман, устало поднялся из кресла, покинул конференц-зал и направился в столовую, так как вдруг вспомнил, что уже давно ничего не ел.

В дверях столовой он увидел странную картину. Весь персонал сидел на полу в коридоре перед входом, прислонившись спинами к стенкам. Морс, остановившись, спросил у человека, на голове которого был поварской колпак:

– Что случилось?

– Столовая закрыта, – ответил повар.

– Почему? – удивился Морс.

Повар, грустно посмотрев ему в глаза, сообщил:

– Начальник полиции Отжим взвесил отбивную и обнаружил, что она на девять граммов меньше положенного. Теперь его подчиненные проводят обыск, а сам он допрашивает директора столовой на предмет выявления в действиях работников признаков мошенничества, расхищения государственной собственности и кражи продуктов.

Усталость Премьер-министра тут же куда-то улетучилась и он, распахнув дверь столовой, дерзко шагнул вперед. Путь ему сразу преградил полицейский сержант, который рявкнул:

– Стоять! Идут следственные мероприятия! Требую немедленно покинуть помещение!

– Я Премьер-министр! – заявил Морс.

– Сочувствую, – знакомо заявил страж порядка. – Но пока не дали команду, пропустить не могу.

– Позовите начальника, – потребовал Морс, еле сдерживая себя.

Полицейский куда-то ушел и через минуту в зале столовой появился Отжим (сутулый и тощий мужчина лет сорока от роду, отягощенный большим острым животом и подозрительным взглядом). Увидев Морса, он улыбнулся и сообщил:

– Все в порядке, господин Премьер-министр. Мною накрыто гнездо жуликов. Сейчас я всех посажу в подвал, а потом – после войны – мы отправим их на каторгу. Виновны все! Начиная с директора и заканчивая официантами…

– А есть мы что будем? – зверея, поинтересовался Морс.

– Ну-у-у, – задумчиво протянул Отжим, – консервами обойдемся. Вся база забита коробками. На войне – как на войне.

Морс, набрав полные легкие воздуха, принялся вдохновенно извергать из себя мысли, пришедшие ему в голову.

– Вы идиот! – орал он. – Чем я буду кормить королеву?! Консервами?! Почему, если вы такой честный, ресторан «Суслик табака» благополучно существовал в Заквакинске, и никаких нареканий к его деятельности до войны не было?! Отбивная меньше на девять граммов? Хотите, я вам добавлю мяса?! Чтоб через пять минут все занимались своим обычным делом! А вы со своими подчиненными отныне жрите консервы! Чтобы ноги вашей в столовой больше не было! Понятно?! Исполнять!

Отжим, обалдело моргая, отдал честь и куда-то ушел. Морс, распахнув двери, крикнул:

– Заходите!

Работники столовой вскочили на ноги и занялись своими обычными делами. Через десять минут Морс уже ел наваристый говяжий суп и, постепенно успокаиваясь, решал, какую норму консервов назначить для Отжима и всех его сотрудников.

Сначала Премьер-министр хотел написать распоряжение о выдаче всем полицейским одной килограммовой банки тушенки в день. И не больше! Пусть дерутся… Но по мере насыщения желудка душа Премьер-министра добрела, и вместе с последней ложкой супа пришло совсем другое решение.

Закончив есть, он вызвал директора столовой и распорядился, чтобы всему штату полиции, размещенному на базе, каждодневно подавали на завтрак, обед и ужин только перловую кашу с куриной печенью. И больше ничего! А начальнику полиции Отжиму – двойную порцию! Директор столовой совсем не возражал, а напротив – только приветствовал такой рацион, заявляя, что он очень полезен для стражей порядка.

Морс, покинув столовую с чувством выполненного долга, отправился в центр связи. Почитав накопившуюся информацию, он пришел к выводу, что шмордонцы сами не знают, чего хотят. Поэтому он распорядился сбросить с воздуха на редут, обороняемый лордом Крокозяблом, большую резиновую клизму с запиской, которая гласила: «Доблестным защитникам болотного сортира от джаппурцев с любовью». После этого Премьер-министр с чувством выполненного долга отправился спать.

Утром, проснувшись с неплохим настроением, Морс решил плотно позавтракать, так как на войне неизвестно, удастся ли поесть в нужный момент. Зайдя в столовую, он увидел довольно странную картину. Все посетители ковыряли вилками в своих тарелках с унылыми лицами, а в воздухе сильно воняло селедкой с луком. В дальнем конце зала за большим столом заседала компания, состоявшая из депутата, судьи, прокурора и двух министров. То есть существовало объединение всех ветвей власти, созданное с какой-то целью. И цель эта была явно пакостной. О чем Премьер-министр тут же и узнал.

Депутат Электорат Нищий, увидев Морса в дверях, закричал:

– Морс! Идите-ка сюда, голубчик!

Премьер-министр, скривившись лицом как от зубной боли, вынужден был принять приглашение. Электорат, отодвинув стул рядом с собой, похлопал рукой по его сиденью и сказал:

– Позавтракайте с нами, дорогой Премьер-министр.

Морс уселся на стул, и в глаза ему сразу бросилось, что почти у всех представителей власти в тарелках была только нарезанная кусочками соленая селедка, посыпанная сверху кольцами репчатого лука. Только перед министром труда и отдыха Шлангом Гофрированным стояла тарелка с манной кашей.

«Боже! – пронеслось в мозгу Морса. – Как там королева?» Но если бы королеве с утра подали селедку, то она непременно прислала б тарелки лично Морсу с обидной запиской. Этого не произошло.

Подошедший официант, обращаясь к Морсу, сообщил:

– Есть только селедка и манная каша. Вам что подать?

– И то и другое вместе ему подайте, – скрипучим голосом посоветовал судья Казус Сомнительный. – Пусть потом в туалете заседает.

– Даже хлеба у них нет! – возмутился прокурор Арест Непременный. – И это столовая?!

Министр иностранных дел благоразумно промолчал, поскольку был занят, пытаясь отодрать шкурку от куска селедки.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20