Виктор Емский.

Шмордонские войны



скачать книгу бесплатно

Джем вышел из жилого блока и занялся обычной рутинной работой. На большую механическую тележку он принялся грузить необходимые для развозки коробки. Под куполом он свободно перемещался без скафандра, а вот в шлюзе нужно было обязательно переодеться. Атмосфера на планете, конечно, была, но к нормальному функционированию организма она не имела никакого отношения.

Джем пересчитал емкости с водой, стоявшие в одном из сараев и пришел к неутешительному выводу: мыться можно будет только тогда, когда придет следующий джанкер. Поэтому он урезал водяную норму и загрузил в самоходную тележку исключительно питьевые канистры.

В сарае сладко пахло сивухой и Джем, посмотрев на торчавший в углу самогонный аппарат, сконструированный Батоном для производства крепких напитков, подумал, что с нетерпением ждет окончательного результата его бульканья. Постояв немного над баком, опутанным сложной системой трубок, Джем вышел из сарая и занялся привычной деятельностью.

Он заполнил оставшееся в тележке место консервами, предназначенными для восьми шахтерских точек, настроил ее автопилот и, отправив тележку в шлюз, зашел в жилой блок, решив напоследок послушать новости. Кебаб уже включил обычный канал, и знакомый по прежним сообщениям голос диктора зазвучал в кухне.

Джем налил себе кружку горячего кофе, уселся на табуретку и стал слушать. Кебаб, подметавший пол веником, отставил его в сторону и тоже принял участие в просмотре шморовизора, экран которого вдруг показал площадь со стоявшими на ней в один ряд диковинными машинами.

– Опять Джян показывают! – обрадованно сообщил Кебаб. – Это Кукурузная площадь. Вот только машины странные какие-то. Вроде как шморовозы, но что-то в них не так…

Диктор рассказывал:

– Вы видите новое джаппурское чудо техники. Оно получило название – джамовоз. Официальные лица устроили презентацию в столице Сочи городе Джяне. Мероприятие посетил Премьер-министр Джаппурии Морс. Новые машины не имеют аналогов во вселенной и превосходят пресловутые шморовозы по всем параметрам, ключевым из которых является низкая цена. Премьер-министр Морс, испытав систему безопасности одного из джамовозов, восхитился ей в полной мере…

На экране возникла картинка, где из багажника новой машины журналисты извлекали Морса, к шортам которого прицепился запасной топливный бак. Лицо Премьер-министра выражало неизвестно что и было бессмысленно довольным, а пустой бак гулко бухал по асфальту, сопровождая каждое его движение.

– Посмотри на его рожу! – воскликнул Кебаб. – Сразу видно, что перед презентацией он хлебал коньяк в одном из заведений Хачапура! Вот отдыхают все, кому не лень. А мы тут пашем, как ишаки!

– Пахарь нашелся! – с иронией сказал Джем. – Пойди, напиши заявление на получение кефира за вредность.

– И напишу! – решительно воскликнул Кебаб. Потом, смутившись, спросил: – а кому писать-то?

– Шмордонскому императору, – ответил Джем, округлив глаза.

Кебаб, внимательно посмотрев на него, вдруг закатился смехом.

Джем поддержал своего товарища, и хохот загремел в маленькой кухне станции. Они смеялись, не обращая внимания на механический голос автоматического информатора, звучавший из аппаратной комнаты. Но тревожный зуммер вернул их к жизни.

Неживой голос проквакал:

– По пеленгу станции заходит на посадку джабль. Он требует подтверждения.

Посещение было незапланированным, поэтому в аппаратную ворвались оба обитателя купола. На экране радара маячила пульсирующая синим огнем точка, а голос механического администратора орал и орал:

– Джабль на приводе! Джабль на приводе!

Джем, нажав нужную кнопку, спросил в приемное устройство:

– Кого там черт принес?

Механический голос ответил:

– Джабль первого класса. Название – «Дыра в сортире».

– Видать, важная птица, – хохотнул Кебаб. – Королева знает, как называть джабли.

Джем молча нажал клавишу подтверждения и администратор сообщил:

– Посадка проходит успешно.

– Встречать пойдем? – спросил Кебаб.

– Если нашли дорогу в космосе, найдут и вход в кухню, – ответил Джем.

Они вернулись к столу. Джем продолжил пить кофе, а Кебаб принялся протирать тряпкой банки с консервами, взятыми в одном из шкафов. Уловив удивленный взгляд Джема, он пояснил:

– Это я от нетерпения. А что, нельзя?

Джем пожал плечами и ничего не ответил. Голос диктора в шморовизоре тем временем рассказывал:

– Пылесосы «Крокозяблус» засосут любую гадость! И ничуть не подавятся!

В этот момент дверь жилого блока станции открылась и в тамбур кто-то ввалился. Кебаб, перестав протирать банки, уставился на проем кухонной двери, а Джем, поставив свою кружку на стол, выключил шморовизор. В тамбуре кто-то громко чихнул и в дверях возник толстый человек, одетый в полицейскую форму. Под его носом чернели маленькие квадратные усики, а глаза, как будто в поисках цели, метались по комнате, разбрасывая яростные молнии. В руках он держал небольшую деревянную коробку. Толстяк произнес:

– Не понял! Почему меня не встречают?!

– А кто ты такой, чтобы тебя встречать? – спокойно поинтересовался Джем.

Лицо прибывшего чиновника выразило неудовольствие. Более того – оно стало грозным. Полицейский рявкнул:

– Встать!

Джем с Кебабом переглянулись и остались сидеть. Толстяк, с натугой поставив коробку на стол, выхватил из кобуры лучевой пистолет.

– Встать, я сказал! – крикнул он снова.

– У нас такие же есть, – невозмутимо ответил Джем. – Если мы перестреляем друг друга, то коробка, которую ты доставил, не попадет к адресату.

Грозный толстяк призадумался, но пистолет не убрал.

– И еще, – вмешался Кебаб. – Культурные люди, попав в незнакомую компанию, имеют обыкновение представляться.

– Я начальник полиции города Апреля, – тут же ответил толстяк. – Джабль мне предоставил сам министр полиции Квас. А меня зовут – Хапс.

– А прозывают – Опт, – кивнул головой Джем. – Ну, мы представляться не будем, ты и так знаешь, к кому попал.

– Конечно! – зловеще воскликнул Кебаб. – Ведь именно он хотел повесить на меня ограбление трех табачных ларьков города Апреля. И это при том, что я никогда в жизни не курил!

Хапс, опустив глаза на свое оружие, понял, что присутствующие на станции люди не боятся ни его самого, ни пистолета, зажатого в руке. Но, будучи высокопоставленным чиновником, он совсем не забыл о постулатах хамства и чванства, без которых никак нельзя жить на свете, и потому заявил:

– Премьер-министр Морс назначил меня комендантом Тринадцатой планеты. Вот его письменное распоряжение.

Он переложил пистолет в левую руку, правой залез в один из карманов кителя и выудил оттуда сложенный вчетверо лист бумаги. Помахав им в воздухе, Хапс крикнул:

– Встать перед комендантом, я сказал!

Джем опять переглянулся с Кебабом, и никто из них приказ не выполнил. Лицо Хапса покраснело от злости, и он запыхтел как чайник, который забыли выключить. Джем поднялся на ноги, обогнул стол и, не обращая никакого внимания на Хапса, размахивавшего пистолетом, взял доставленный ящик в руки.

– Не сметь трогать ящик! – взревел Хапс. – Он секретный! Даже мне запрещено его вскрывать!

– Тут на крышке написано, – сказал Джем, склонившись над столом. – «Вскрыть Джему Баламуту лично». Джем Баламут – это я.

– Предъяви паспорт! – потребовал Хапс, но как-то неуверенно.

– Какой, в задницу, паспорт! – взвился со своего места Кебаб. – Мы же каторжники! Наши паспорта хранятся у вас! В ваших вонючих управлениях!

Хапс, не зная, что делать в таких случаях, пыхтел и перекладывал пистолет из руки в руку. Джем тем временем ножом вскрыл верхнюю фанерную крышку ящика. Кебаб заметил:

– Вы бы, господин полицейский, пистолетик убрали, о то он имеет обыкновение иногда стрелять в кого ни попадя. И даже, представьте себе, убивает…

– Подумаешь, продырявит пару каторжников, – презрительно процедил Хапс. – В Джаппурии таких как вы – навалом! Было бы кого жалеть.

Джем снял крышку, запустил внутрь ящика руку и достал оттуда какой-то узкий длинный пенал. Ознакомившись с маркировочной надписью, он осторожно положил пенал на стол и сказал:

– О, это подарок Батону.

Порывшись еще немного в посылке, Джем вытащил лист бумаги.

– А вот и инструкция, – добавил он.

Пробежав написанное в листке глазами, Джем нехорошо осклабился, подмигнул Кебабу и громко пояснил:

– В инструкции нет ничего секретного. Поэтому читаю ее вслух: «Джем, новый план, придуманный вами – полный бред. Но хуже от него не станет. Поэтому посылаю все, что вы просили, хотя совершенно не понимаю, какое место в плане отведено спиртометру. Джабль «Дыра в сортире» в вашем распоряжении. Полицейский комиссар Хапс, доставивший посылку, – мерзавец, вор и гадостное чучело. Приказ о назначении его на должность коменданта планеты, подписанный мной, юридической силы не имеет, поскольку такой должности нет в регламенте, и она должна утверждаться парламентом. Потому пусть засунет его себе в любое место, а сам поступит к вам в подчинение. И еще. Личная просьба: обеспечьте Хапсу службу, полную опасностей и трудностей. Ему срочно надо повысить квалификацию. Морс».

Джем посмотрел на резко побледневшего Хапса, потом на Кебаба и спросил, ни к кому не обращаясь:

– И что мне с ним делать?

Кебаб не стал раздумывать. Он пулей вылетел из-за стола, молниеносным движением выхватил из руки полицейского пистолет и тут же дал тому кулаком в ухо. Чиновник мешком грохнулся на пол, причем голова его оказалась в тамбуре, а ноги остались на кухне. Кебаб схватился за ботинки Хапса, втянул его тело обратно и гаркнул:

– Встать!

Чиновник тут же вскочил на ноги и замер в строевой стойке, вытянув руки по швам. На его лице явственно читалось удивление, граничащее с полным обалдением. Джем, налюбовавшись случившейся картиной, вернулся к столу и снова запустил руки вглубь ящика. На свет появилась небольшая картонная коробка. Джем, морщась от тяжести, снял с нее верхнюю крышку, перевернул вверх дном и послышался звук удара, от которого хрустнула пластиковая панель стола. Джем убрал коробку в сторону, и присутствующие увидели небольшой угловатый камень грязно-желтого цвета.

– Самородок? – полным восхищения голосом спросил Кебаб.

– Угу, – ответил Джем. – Килограммов десять весит…

Кебаб, забыв обо всем на свете, подбежал к столу, швырнул отобранный у Хапса пистолет в шкаф к консервам и схватился руками за слиток. С натугой оторвав золото от стола, он подержал его немного на весу, осторожно положил обратно и, блестя глазами, спросил:

– Когда будем начинать?

– Я сегодня определюсь с местом, – ответил Джем, укладывая слиток в коробку. – Есть у меня на примете парочка придурков, способных провернуть это дельце правдоподобно… Подготовим все и будем ждать начала войны.

Он поднял коробку, отнес ее в аппаратную и запер в сейф вместе с шморофоном. Вернувшись на кухню, Джем обнаружил застывшего в ступоре Хапса и Кебаба, щелкавшего пальцами перед носом полицейского.

– Не обгадился случаем, а? – спрашивал он.

Хапс молчал, хлопал глазами и никак не желал приходить в себя.

– Вот что с ним теперь делать? – спросил Джем у Кебаба. – Мне ехать пора…

Кебаб обернулся, сделал рукой успокаивающий жест и произнес с ехидством:

– Не извольте беспокоиться, господин старший каторжник! Я найду применение новому сотруднику нашего тюремного заведения!

Джем, усмехнувшись, вышел под купол и в шлюзовой камере переоделся в легкий скафандр, после чего отправился на площадку, где его ждали один из планетных ботов и самоходная тележка, готовая к заезду в трюм…

В каждой из семи точек, посещенных Джемом, бывшие шпионы выразили явное неудовольствие. Скудный и однообразный рацион, состоявший из консервов, и раньше не вызывал у них восхищения. Но весть об ограничении водного снабжения окончательно испортила им настроение. Они плевались под ноги, бурчали что-то обидное и бросали нехорошие взгляды на бот и пистолет, болтавшийся у Джема на боку.

Прилетев на восьмую точку, Джем, выгрузив продовольствие, решил побеседовать с двумя рассекреченными шпионами, обслуживавшими разработку в этой части планеты. Звали их: Дивер и Сант, и обитали они в небольшом автономном модуле вагонного типа, отапливаемом баллонным газом, который, кстати, уже подходил к концу и потому бывшие шпионы сильно нервничали. Попались же они по идиотской случайности и винили в своем провале всех, кого угодно, но только не себя.

Задание у них было несложным. Шпионам требовалось взорвать какое-либо из государственных учреждений на Слякоти, проследить за работой аварийных служб (с целью раскрытия их потенциала) и прибыть с отчетом в Усосанный Лес к Крокозяблу-младшему. Для этого их оснастили всем необходимым и высадили на спасательном боте с грузового корабля Крокозябла-старшего в нескольких километрах от Заквакинска.

Взрывчатка находилась в одном из стандартных чемоданов, произведенных известной джаппурской фирмой, пользовавшейся всеобщей популярностью. А сами шпионы изображали парочку туристов гомосексуальной ориентации, прибывших на Слякоть для получения вдохновения от осенних прогулок по пригородным лесам.

Поскольку высадка осуществилась ночью, туристам пришлось ловить попутку на одной из проселочных дорог. Им попалась грязная джафура, водитель которой был совсем не прочь заработать сотню тагриков. Вот только ночью по проселочным дорогам на Слякоти порядочные водители не ездят, потому что в это время суток честным людям полагается спать.

Водитель забросил чемоданы попутчиков в кузов джафуры, а их самих разместил в кабине. Язык они знали хорошо и потому никаких подозрений не вызвали. Доставив туристов в первую же попавшуюся гостиницу, водитель залез в кузов и вежливо выбросил их чемоданы на тротуар перед входом, отчего Дивер с Сантом шлепнулись ничком от греха подальше на асфальт. Но выгрузка багажа прошла благополучно и джафура укатила, воняя несгоревшим маслом.

На следующий день полиция задержала эту машину, и поскольку сто тагриков, заработанных водителем на подвозе шпионов, не погасили аппетита патрульных, в кузове были обнаружены десять чемоданов, набитых хорошо упакованным джакоином (наркотическим порошком, употребляемым в нюхательном виде). Точнее – девять чемоданов с наркотиком, а десятый – с тротилом.

Водитель клялся и божился, что взрывчатка не его. Насчет джакоина он не возражал, так как перевозка этой гадости была самым обычным делом. Полиция быстро прибыла по указанному водителем адресу, и администратор отеля рассказал, что двое новых жильцов отправились утром на прогулку, причем один из них нес в руках чемодан.

Как раз в это время в Доме Правительства Джаппурии прогремел взрыв. Но никто не пострадал. Детонатор в виде обычной шашки с часовым механизмом (ранее находившийся в другом чемодане) Сант засунул в бомбу непосредственно перед посещением здания правительства, не обратив внимания на внутреннее содержание пластиковых пакетов.

В здание они проникли легко, так как полицейский, сидевший на КПП, спокойно спал. Спросив у уборщицы, где находится зал заседаний, они нагло зашли в это помещение и поставили чемодан на пол слева от входа. Морс, как раз проводивший совещание с министрами, спросил у них:

– Кто вы такие и что здесь делаете?

– Мы электрики, – ответил Дивер. – Завхоз приказал поменять здесь лампочки.

– Поменяете после заседания, – распорядился Морс. – Черт знает что!

Шпионы покинули кабинет, оставив чемодан в зале заседаний, и спокойно вышли на улицу. Таким образом шашка, сработав в положенное время, подняла в воздух тучу джакоина. Министры, нюхнув, достаточно плодотворно провели заседание и даже составили проект закона со странным названием: «О порядке регулирования движения в воздухе во избежание столкновения голубых крокодилов с розовыми слонами». Самое интересное, что даже Морс поставил свою подпись под этой ахинеей.

Шпионов задержали прямо возле здания, где они наблюдали за поднявшейся суматохой, записывая все на шморокамеры. Суд влепил этим дуракам по десять лет каждому и три их них они уже отсидели. Кстати, парламент не утвердил законопроект, поданный на рассмотрение, а Морс получил строгий выговор с формулировкой: «За безответственное отношение к здоровому климату Дома Правительства».

Полицейский же, спавший на КПП, ничего вразумительного пояснить не мог, так как после взрыва проснулся и, вбежав в здание, воспылал любовным чувством к уборщице, которую ранее не замечал в упор. Он, желая рассказать о своих чувствах, попытался к ней приблизиться, но она принялась от него убегать с воплями:

– Спасите! Гигантский комар!

Уборщицу с полицейским задержали на крыше скачущими через вентиляционные трубы. Их отправили в психбольницу, где врачи достаточно быстро привели в чувство этих прыгунов, после чего уборщицу вернули на работу, а полицейского откомандировали в Усосанный Лес для охраны шмордонского посольства, где комары хоть и не гигантские, но все равно никому не дадут спать. Ни днем – ни ночью…

Зайдя в вагончик, Джем обнаружил Дивера – рослого мордатого каторжника – сидящим на одной из двух коек. Тот, недобро сверкнув глазами, нехотя оторвал свой зад от грязного матраса и тут же опустил его на прежнее место. Джем, усевшись на краешек стола, спросил:

– А где Сант?

Дивер ответил сквозь зубы:

– На третьем разрезе джанкер сел. Ему до полной загрузки не хватило пяти тонн. Сант догрузит и приедет.

– Просьбы какие-нибудь имеются? – поинтересовался Джем.

– Тушенка надоела, – мрачно ответил Дивер и сплюнул на пол.

– На подходе джанкер с продуктами, – соврал Джем.

Губы шпиона сложились в недоверчивую улыбку.

– Сообщили, что на борту есть сгущенка и персиковый компот, – опять соврал Джем.

Глаза Дивера загорелись интересом.

– Это хорошо, – облизнулся он. – А то раньше хоть зеленый горошек давали…

Джем решил перевести разговор в другую плоскость. Он кашлянул и спросил приятельским голосом:

– Слушай, Дивер, а что там у вас пять лет назад с женой нынешнего императора случилось?

Лицо бывшего шпиона окаменело, и глаза забегали по стенам.

– Там еще немного шоколадных конфет будет, – совсем заврался Джем.

Дивер, посветлев лицом, махнул рукой и принялся торжественно рассказывать:

– Ее Императорское Высочество звали Язвой. Нет, не прозвище. Имя такое родовое. У Хлебазлов старших дочек в семье всегда так называли… Ее Императорское Высочество была не в ладах с императором Шмором Двенадцатым. Узнав, что свекр собирается в отношении себя применить в действие семейный суицидальный обычай, Язва захотела присутствовать при этом героическом событии…

– Послушай, Дивер, – перебил шпиона Джем. – Не надо официальных версий! Расскажи обычным языком. Ну неужели три года, проведенные в обществе нормальных людей, не вышибли у тебя из мозгов имперскую дурь?!

– Где нормальные люди? – удивился шпион и завертел головой по сторонам. – Это каторжники нормальные люди? Или, может быть, вы? Мы все – хоть шпионы, а вы трое – натуральные жулики!

– Ну хорош, хорош, – рассмеялся Джем.

Дивер тоже хохотнул, подобрел лицом и продолжил просто:

– Короче, то ли свекр разок пристроился к своей невестке и больше не захотел, то ли захотел, но она уже не дала, а может, она его охмурить пыталась, – кто знает? Но все дело именно в неудовлетворенных желаниях этой прелюбодейной парочки. Шмор Двенадцатый к тому времени уже лет десять был вдов, так как его жена, увлекавшаяся подводной рыбалкой, один раз просто не всплыла с пойманной ею рыбой. Говорили, что это случилось при странных обстоятельствах, но таковых обстоятельств всегда полно при дворе, и на это внимания обычно никто не обращает (кроме барона Филера). Как бы то ни было, но, возвращаясь к прежнему докладу, скажу, что между Язвой и императором пробежала черная кошка. Причем не простая, а одноглазая, с откушенными ушами и хвостом, и вдобавок больная холерой. Поговаривали даже, что Шмореныш (нынешний наследник престола) рожден не от Шмора Тринадцатого, а от своего деда Шмора Двенадцатого. У императоров в жизни всегда все не просто… Кстати, Крокозябл-старший после воцарения Шмора Тринадцатого предлагал сделать генетическую экспертизу, чтобы установить, кто действительно является отцом Шмореныша (это факт, потому что Сант лично подслушал разговор между ними, когда исполнял роль садовника во дворце императора по приказу барона Филера). Но император ответил Крокозяблу так: «А если окажется, что отцом мальчика были вы или, скажем, пропистор Инквизит? Каковой тогда станет жизнь бедного ребенка? Ничего знать не хочу!». Во мужик, а?! Видишь, даже Шмор Тринадцатый знал, что за штучка его женушка!

Дивер помолчал немного, вспоминая прошлые события, потом усмехнулся недобро и добавил:

– В наших шпионских кругах ходила байка, что барон Филер (та еще рыба) заставил придворного парикмахера принести ему пучки остриженных волос императора и наследника. Барон все-таки провел экспертизу. После этого не нашли ни парикмахера, ни экспертов-медиков. Говорят, Филер удушил их газом и скормил крысам. Теперь только барон знает, кто есть кто. Ходит и молчит, понимаешь?..

Дивер многозначительно прищурил один глаз и поднял вверх указательный палец.

Джему подумалось, что неплохо было бы выпить браги с бывшим шпионом, да еще под шоколадные конфеты. Вряд ли такие специалисты как Хапс разговаривали с имперскими служаками по поводу того, о чем сейчас рассказывал Дивер. Ведь что было известно о Шмордоне? Ну, император. Ну, бароны, лорды, маркизы какие-то… А как все это соотносится? Из древней истории Джаппурии Джем знал, что в том месте, где существует дворянство – без интриг никогда не обойтись. Но сейчас он понимал, что времени для более детального разговора у него нет, равно как и времени для алкогольной посиделки. Поэтому он просто сделал удивленное лицо, показывая, что крайне заинтригован рассказом Дивера.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20