Виктор Бумагин.

Загадочные истории



скачать книгу бесплатно

Открыть девятую планету было суждено родившемуся в семье бедного фермера-арендатора Клайду Уильяму Томбо. В двенадцатилетнем возрасте Клайд впервые посмотрел в телескоп. Представшее ему зрелище настолько пленило мальчика, что с этого момента началось пожизненное увлечение астрономией. Когда Томбо окончил школу, его одноклассники записали ставшую пророческой фразу: «Он откроет новый мир». Дальнейшая учёба Клайда была невозможной по причине отсутствия у родителей необходимых денег. В связи с этим он принял решение изучать астрономию самостоятельно и самостоятельно же сделать телескоп. Для соблюдения температурного режима при обработке зеркала рефлектора он даже выкопал специальный погреб, в котором и обрабатывал линзы для своего 9-дюймового рефлектора. Рисунки лунных кратеров, спутников Юпитера и поверхности Марса юноша отправил в Лоуэлловскую лабораторию, где они были высоко оценены специалистами.

В конце 1928 года директор Лоуэлловской обсерватории доктор Весто Мелвин Слайфер прислал Клайду письмо с приглашением на работу. Он был зачислен в штат в качестве лаборанта-фотографа. Весной 1929 года Клайд с помощью 13-дюймового астрографа приступил к фотографированию звёзд в созвездии Близнецов, где, по расчётам Персиваля Лоуэлла должна была на тот момент находиться «планета Икс». Для поиска неизвестной планеты Томбо сравнивал снимки одного и того же участка неба с интервалом 2-3 ночи на блинк-компараторе. Работал он по 14 часов в сутки: ночью делал фотографии, а днём их обрабатывал. В ходе выполнения этой программы Клайд обнаружил новую комету, сотни новых астероидов, много переменных звёзд, провёл исследование по пространственному распределению галактик. 18 февраля 1930 года, анализируя свежие фотопластинки, Томбо увидел, что вблизи звезды дельты Близнецов одна из слабых точек «запрыгала» – это была «планета Икс».

Доктор Слайфер с другими астрономами немедля начали ревизию отснятых Томбо фотографий ночного неба, сличая снимки, сделанные молодым лаборантом в разные дни. Проверка заняла около месяца. В конечном итоге сделанное 24-летним Клайдом Томбо заявление подтвердилось, и 13 марта того же года было официально сообщено об открытии новой планеты.

Уже 1 мая 1930 года девятая планета Солнечной системы получила своё официальное название – Плутон. На фоне других находящихся во внешней части системы планет-великанов – Юпитера, Сатурна, Урана и Нептуна – он выглядит настоящим карликом. По весовым и линейным характеристикам Плутон не только в сотни раз меньше своих громадных соседей, но также меньше Земли и даже Луны: его диаметр составляет ? диаметра нашего естественного спутника или 2390 км. Масса же этого лилипута в 480 раз меньше массы Земли. Площадь поверхности Плутона составляет 17,9 млн. кв. км., что ненамного больше площади современной Российской Федерации и меньше площади СССР. При этом ускорение свободного падения на этой планете равняется 0,617 м/с?, то есть 0,063 земного.

Мало того, что у Плутона маленькие размеры и вес, у него ещё и весьма необычная орбита: она сильно вытянута, поэтому во время его перемещения по своему небесному пути расстояние от Плутона до Солнца меняется чуть ли не в два раза – от 4,4 млрд.

км. (29,7 а. е.) до 7,4 млрд. км (49,3 а. е.). В то же время остальные планеты движутся по почти круговым орбитам. Кроме того, орбита этой карликовой планеты находится под углом 17 градусов к плоскости орбит остальных планет. На поверхности Плутона зафиксированы и самые низкие температуры: от – 220 до – 240 °С. Всё это демонстрирует, что Плутон по многим своим параметрам стоит особняком от своих соседей по Солнечной системе. Именно по этой причине 24 августа 2006 года XXVI Генеральная ассамблея МАС (Международного астрономического союза) лишила Плутон звания планеты.

Длительное время считалось, что атмосферы как таковой на Плутоне нет. Однако в 1988 году, когда сие небесное тело во время орбитального движения заслонило одну из далёких звёзд и соответственно идущий от неё свет, астрономы свою точку зрения изменили. В настоящее время считается, что атмосфера Плутона состоит из азота с примесью метана и угарного газа. Астрономы даже не исключают возможность наличия в верхней её части слоя электрически заряженных частиц – ионосферы. Вообще же атмосферное давление на этой карликовой планете очень малое: по разным сведениям, от 0,3 до 1,0 паскаля. То есть в сто, а то и триста тысяч раз ниже земного. Но даже в столь разреженной среде дуют ветры, появляется дымка и протекают химические реакции. Облака в столь разреженной атмосфере практически отсутствуют, и поэтому чёрное небо Плутона даже в дневное время усеяно бесчисленными мириадами звёзд. Солнце же в это время суток похоже на большую звезду с едва видимым диском.

Что касается внутреннего строения Плутона, то на этот счёт есть лишь предположения, основанные на его средней плотности, которая, по наиболее современным данным, равна 1,86 г/см?. Это в два раза меньше плотности Луны, и в три раза – Земли. Эти данные позволяют предположить, что на ? Плутон состоит из каменных горных пород и на ? – из водного льда. Также есть предположение, что в центре Плутона находится каменное ядро диаметром около 1600 км, вокруг которого простирается слой водного льда толщиной свыше 400 км. Некоторые астрономы не исключают возможность того, что пространство между ядром и его ледяной оболочкой заполнено жидкой водой, представляющей собой своеобразный глубинный океан.

В настоящее время у Плутона известно пять спутников: самый большой – Харон, а также четыре малых: Гидра, Никта, Кербер и Стикс. Харон был открыт в 1978 году астрономом Джеймсом Кристи с помощью полутораметрового рефлектора. Подобно тому как Луна к Земле, Харон всё время повёрнут к Плутону одной стороной. Плутон тоже всегда обращён к своему спутнику одним полушарием. Это редкое «взаимопонимание» двух небесных тел связано с тем, что их периоды обращения вокруг своих осей и их орбитальные периоды совпадают, и равны они 6,4 земных суток.

Когда учёные рассчитали расстояние между Плутоном и Хароном, то оно оказалось крайне незначительным – всего 18 – 20 тысяч километров. Это не столь уж много даже по земным меркам и совсем ничто по космическим. Когда же астрономы рассчитали точный вес Плутона и Харона, то и вовсе были просто поражены. Оказалось, что Плутон, а не Земля, как думали раньше, имеет самый массивный в относительном весе спутник в Солнечной системе. Вес Харона составляет 1/8 – 1/10 массы Плутона. Что же касается диметра Харона, то он составляет 1212 км, то есть почти половину диаметра Плутона. Этот факт позволил некоторым астрономам считать систему Плутон – Харон двойной планетой.

Согласно проекту резолюции № 5 уже упомянутой XXVI Генеральной ассамблеи МАС 2006 года Харону, наряду с Церерой и Эридой из пояса Койпера, предполагалось присвоить статус планеты. В таком случае систему Плутон – Харон стали бы считать двойной планетой. Но всё обернулось иначе: в окончательном варианте резолюции было введено понятие карликовая планета. К этому новому классу объектов были отнесены Плутон, Церера и Эрида. Харон даже в число карликовых планет включён не был.

Два внешних спутника Плутона – Гидра и Никта – были открыты в результате повторного анализа фотографий орбитального телескопа «Хаббл», сделанных в мае 2005 года. Об открытии объявили в октябре того же года. Первоначально их диаметр оценивали свыше 100 км, но со временем выяснилось, что оба спутника представляют собой неправильные глыбы, похожие на гигантские валуны. Ныне размеры Никты оценивают в 54Х41Х36 км, Гидры – 44Х33 км. При этом Никта вращается по орбите радиусом 49 тыс. километров, то есть находится в 2,5 раза дальше от Плутона, чем исполин Харон. Гидра же движется по орбите радиусом 65 тыс. км.

В июне 2011 года «Хаббл» обнаружил ещё один спутник Плутона – Кербер, удалённый от планеты на 59 тыс. км. Спустя ровно год с помощью всё того же орбитального телескопа открыли пятый спутник – Стикс, вращающийся по орбите радиусом 42 тыс. км. Первые изображения Кербера и Стикса были получены весной 2015 года с использованием самой чувствительной камеры LORRI космического аппарата «Новые горизонты». Выяснилось, что Стикс имеет размеры 7Х5 км, а Кербер – 12Х4,5 км. Мало того, на основе математических вычислений астрономы полагают, что у Плутона имеется и шестой, ещё не открытый, спутник. Что, согласитесь для карликовой планеты просто умопомрачительно много.


Транснептуновые объекты: Солнечной системы становится больше

Мы привыкли к тому, что в последние десятилетия астрономы делают открытия где-то в космической бездне на удалении тысяч и миллионов световых лет от нашей Солнечной системы. В ней же им остаётся разве что выслеживать всё более и более мелкие метеороиды и астероиды. Однако на поверку дело обстоит несколько иначе.

С тех пор как в 1930 году астрономы открыли Плутон, в научном мире установилось твёрдое убеждение, что Солнечная система состоит из девяти планет, их спутников, астероидов и комет. Тем не менее, некоторые специалисты высказывали гипотетические предположения, что такое мнение не совсем верно. Уже в 1930 году, вскоре после открытия Плутона, французский астроном Фредерик Леонард в одной из газетных статей писал «Нельзя ли предположить, что Плутон – лишь первый из серии тел за орбитой Нептуна, которые ещё ожидают своего открытия и, в конечном счёте, будут обнаружены?»

В 1949 году американцы Кеннет Эджворт и Джерард Койпер выдвинули версию, что за орбитами Нептуна и Плутона, примерно на расстоянии 35 – 50 астрономических единиц (одна а. е. равна приблизительно 150 млн. км) от Солнца, должно находиться скопление различных небесных тел. Учёные не исключали, что именно оттуда прилетают кометы и астероиды. Но вплоть до 1978 года это предположение оставалось только гипотезой: ни одного объекта, кроме спутника Плутона – Харона, в поясе Койпера, как учёные стали называть эту зону космического пространства, обнаружить не удавалось.

Первый объект, входящий в пояс Койпера, американский астроном Дэвид Джуитт после методических пятилетних наблюдений обнаружил лишь 30 августа 1992 года. Первоначально объект обозначили как 1992 QB1. Ныне ему присвоен номер 15760. Он находится на расстоянии около 50 а. е. от нашего светила; его диаметр 280 км. И это была лишь первая ласточка в сонме последующих открытий. Годом позже пояс Койпера пополнился ещё пятью небесными телами. Затем ежегодно количество малых планет, расположенных за орбитами Нептуна и Плутона стало расти с просто фантастической быстротой. В 1994 году были открыты ещё 12 планет, в 1995 году – 15, в 1996 году – 14, в 1997 году – 18, в 1998 году – 41. В дальнейшем интенсивность обнаружения объектов в поясе Койпера ещё более возросла. Так, в 1999 году были найдены 125 объектов, в 2000 году – 135. К настоящему времени там обнаружено свыше 70 тысяч объектов диаметром более 100 километров, в том числе 11 объектов диаметром свыше 800 км. Самые крупные из них: 2003 UB313, Эрида (диаметр 2330 км) Варуна, Ксена, Седна, Квавар (диаметр 1100 км), Иксион (диаметр 820 км), Хаос, Макемаке (диаметр 1500 км), Хаумеа, Орк (диаметр 946 км).

Астрономы не исключают, что в поясе Койпера ещё могут быть открыты и планеты размером с Меркурий и даже с Землю. Но и те объекты, которые уже обнаружены, представляют собой не просто бесформенные образования вроде обломков скал, а имеют сферическую форму с метановым льдом на поверхности. Для этих небесных тел возник целый сонм названий: астероиды-гиганты, малые планеты, транснептуновые объекты, плутоиды, планетоиды. Из-за чудовищной удалённости от Солнца с Плутона и расположенных за ним малых планет дневное светило выглядит просто как большая звезда с крошечным диском. Освещённость же на них в «ясный солнечный день» может быть меньше, чем на Земле в самый ненастный день.

Некоторые открытия стали воистину сенсационными. Так, в 2003 году группой Майкла Брауна из Паломарской обсерватории (США) было открыто небесное тело, получившее обозначение 2003 UB313. Его диаметр достигает 2800 км, что больше чем у Плутона (2390 км). Вскоре первооткрыватели заявили, что ежели новый гигантский астероид по размерам превышает планету Плутон, то и его тоже следует считать планетой. Одновременно они же высказали мнение, что если бы Плутон был открыт не в 1930 году, а в наши дни, то вопрос о его классификации даже и не возник – его, безусловно, причислили бы к астероидам. Но история есть история, и принадлежность Плутона к планетам стала уже не только астрономическим, но и общекультурным явлением, и поэтому вопрос о переводе Плутона в астероиды или карликовые планеты до сих пор встречает достаточно сильное сопротивление.

2003 UB313 надлежало дать собственное имя, и вот тут-то у первооткрывателей возникло первое серьёзное затруднение. Если это планета, то по правилам Международного астрономического союза (МАС) и в соответствии с традицией она должна получить имя божества из классической греко-римской мифологии, а если это астероид, то его следует назвать именем мифологического персонажа, связанного с подземным миром, управляемым Плутоном. Группа Брауна сумела найти остроумный выход из ситуации, предложив назвать новый астероид-гигант Персефоной – именем жены Плутона в греческой мифологии. Но тут возникло чисто бюрократическое препятствие: планетами заведует одна рабочая группа МАС, а астероидами – другая. Спор достиг такого накала, что был образован особый комитет из 19 астрономов разных стран, призванных решить вопрос о том, считать ли объект 2003 UB313 планетой.

Вскоре споры перетекли в иную плоскость, и астрономический мир принялся обсуждать проблему, следует ли считать планетой Плутон. Он ведь и раньше стоял особняком в мире планет Солнечной системы. Ведь в отличие от планет-гигантов и планет земной группы он сложен преимущественно не из камня или сжиженных газов, а из смёрзшегося льда, что его куда больше роднит с небесными телами из пояса Койпера. В итоге 24 августа 2006 года XXVI Генеральная ассамблея Международного астрономического союза лишила Плутон звания планеты. Ведь он и воистину сам принадлежит поясу Койпера – ныне известен планетоид Орк, имеющий период обращения вокруг Солнца равный 246 годам, что несколько меньше, чем у Плутона с его спутниками (248,9 лет).

Другой сенсацией из пояса Койпера стал открытый 15 марта 2004 года всё той же группой Брауна плутоид Седна. Когда она была открыта, Седна находилась на расстоянии в 90 раз дальше от Солнца, чем Земля, и в три раза дальше, чем Плутон. В дальнейшем выяснилось, что орбита её сильно вытянута и похожа на кометную, и этот планетоид «ныряет» в самую холодную и тёмную часть Солнечной системы, удаляясь от Солнца в афелии в 928 раз дальше, чем Земля, и в 19 раз – чем Плутон. Один оборот вокруг Солнца она совершает за воистину чудовищный срок – 10 500 или даже 12 000 лет!

Этот транснептуновый объект уже не причисляют к поясу Койпера, поскольку даже при наибольшем сближении с нашим светилом Седна находится в полтора раза дальше от него, чем внешняя граница этого образования. Учёные не исключают возможности того, что при наибольшем удалении она даже входит в облако Оорта – пока ещё гипотетического образования, где формируются кометы, и внешняя граница которого удалена от Солнца на целый световой год, то есть 63 241 а. е. или 9 460 730 472 580 км. Этот планетоид стал своего рода «Плутоном XXI века» – объектом, роль которого непонятна. Он постоянно находится в полной темноте, ибо Солнце с его поверхности выглядит лишь небольшой звёздочкой. На нём царит близкий к абсолютному нулю вечный холод. При этом планетоид оказался окрашенным в интенсивный красный цвет и уступает по «красноте» лишь Марсу. Неясно, одинока ли Седна или же на столь большом удалении есть и другие планетоиды – ведь возможности телескопов позволяют обнаружить объект с похожей орбитой только в течение 1 % времени его оборота вокруг Солнца, когда он находится на наиболее близком участке своей орбиты. Для Седны такой период длится около ста лет, после чего она уходит в чрезмерно удалённую для возможностей современных телескопов область более чем на 10 000 лет.

Этот плутоид столь необычен, что Майкл Браун сказал следующее: «Она просто не может находиться там, где она есть. Нет никакой видимой силы, которая могла бы поместить планетоид на такую орбиту. Седна, несмотря на свою эксцентрическую орбиту, всё же не приближается в перигелии достаточно близко к Солнцу, чтобы ощутить его гравитационное воздействие, и не удаляется слишком далеко в афелии, чтобы попасть под влияние других звёзд. Очень трудно объяснить такое положение Седны, если, конечно, она не сформировалась именно там, где она сейчас находится. Мне кажется, что орбита Седны сформировалась на ранних стадиях образования Солнечной системы. Звёзды галактики тогда находились намного ближе друг к другу. Возможно, эти звёзды оказали воздействие на планетоид с внешней стороны его орбиты, а затем удалились на значительное расстояние. Поэтому я считаю Седну реликтом, своего рода «ископаемой окаменелостью», по которой можно изучать самую раннюю историю Солнечной системы».

С ним категорически не соглашается астрофизик Уолтер Краттенден, который, в частности, отмечает, что, хотя орбита Седны и весьма необычна, но она должна отражать не только историю, но и текущую конфигурацию Солнечной системы. Краттенден считает маловероятным, что Седна могла сохранить столь вытянутую орбиту с момента образования Солнечной системы до наших дней, то есть в течение нескольких миллиардов лет, поскольку эксцентриситет обычно уменьшается с течением времени. Скорее всего поведение планетоида свидетельствует о действии каких-то невидимых сил в современной Солнечной системе, и наиболее вероятной из таких сил является гравитационное притяжение тёмного спутника Солнца – легендарной Немезиды.


Легенда о Немезиде

Народы древности хранили память о периодических проникновениях некого массивного небесного тела во внутренние области Солнечной системы. То ли планеты, вращающейся вокруг нашего светила по эллиптической орбите с большим эксцентриситетом, то ли маленькой нейтронной звезды класса «пропеллер», то ли бурого карлика. Согласно сведениям из буддийских источников, этот странный небесный объект сближался с Землёй уже четырежды, всякий раз учиняя ужасающие катаклизмы. По прошествии большого времени сведения об этом необычном объекте были утрачены, стали иносказательными, но фрагменты с описанием катаклизмов всё-таки сохранились. Так, Лидус, которого цитировали многие древнегреческие авторы, упоминал о комете Тифона и описывал движение шара, освещённого Солнцем: «Движение её было медленным, и она проходила рядом с Солнцем. Она была цветом не ослепительной, а кровавой красноты». Она приносила разрушения, «поднимаясь и опускаясь».

«Вращающаяся звезда, которая рассеивает своё пламя пожаром… пламя пожара в её буре», – сообщалось в египетских документах времён фараона Сети. Сами сведения из этих документов, несомненно, относятся к куда более древним временам. Древнеримский писатель-эрудит и государственный деятель Плиний в своей «Естественной истории» так повествовал об этом событии далёкого прошлого: «Ужасающую комету видели народы Эфиопии и Египта, которой Тифон, царь тех времён, дал своё имя, у неё был устрашающий вид, и она крутилась, как змея, и зрелище это было очень страшным. Это была не звезда, скорее всего её можно было назвать огненным шаром». Такое быстрое вращение, предположительно, как раз характерно для нейтронных звёзд класса «пропеллер».

Многим читателям наверняка памятно сколь много шума в своё время было вокруг серии книг Захарии Ситчина о то ли планете, то ли карликовой звезде Нибиру-Мардук и её обитателях-ануннаках, которые в незапамятные времена якобы колонизировали Землю и создали людей. Если следовать шумерской мифологии, то она вращается вокруг Земли с периодом 3600 лет, то удаляясь на огромное расстояние, то входя во внутренние области Солнечной системы. В древних текстах Нибиру описывалась как «крылатая красная звезда». В канун 2012 года новоявленные кликуши, желая напустить побольше страха на обывателя, решили объединить возможное новое сближение с Нибиру с конечной датой календаря индейцев майя. Они живописали, что Нибиру уже приближается к Земле и апокалипсис близок, хотя астрономы, разумеется, приближение столь массивного тела зафиксировали бы за много лет загодя, а сам Ситчин прогнозировал это опасное сближение на 2085 год. Разумеется, ничего подобного в сказанные кликушами сроки не произошло, но сам факт этого кликушества показал насколько опасным симбиозом может стать сочетание древних мифов с пропагандистскими возможностями современных средств массовой информации.

Как бы то ни было, после падения Римской империи и Великого переселения народов о космических кошмарах далёкого прошлого надолго забыли. В Средние века людям и так забот хватало: Крестовые походы, борьба с ведьмами и колдунами, непрекращающиеся феодальные войны. В эпоху Возрождения и Новое время о Мардуках и кометах Тифона тоже не вспоминали. То было время торжества человеческого духа, торжества культа познания и здравомыслия. Об этих древних кошмарах стали вновь вспоминать лишь в ХХ веке. И на то были свои причины.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6