Виктор Булкин.

Цветы в огне войны. Две судьбы



скачать книгу бесплатно

© В. Булкин, 2017

© «Литео», 2017

* * *

Памяти моего отца, Николая Никитовича Булкина, и моей матери, Татьяны Ивановны Булкиной



Огромная благодарность жене Людмиле, в технической помощи и вдохновению, к написанию книги.



Редактор – Татьяна Дмитракова Отдельное спасибо Татьяне, ее вклад был неоценим!



Вступление

Книга, которую вы держите в руках – не простое литературное произведение. Это поистине достойная внимания повесть с остросюжетными, захватывающими и трогательными моментами, заставляющая грустить и сопереживать, наблюдать за силой воли людей, оказавшихся на грани и сохранивших человеческое лицо, и за теми, кто уподобился животным. А главное – эта книга иллюстрирует события нашей истории, которые разделили её на до и после, которые навечно останутся в нашей генетической памяти. Всё, что выувидите на страницах этой книги – не вымысел, а изложение реальных событий сквозь призму восприятия их участников.

Взяться автора за перо сподвиг его младший сын, Антон, которому он старался рассказать как можно больше о своём отце. В то время Антон учился на историческом факультете, а потому мыслил масштабно и предложил обобщить и оформить надлежащим образом все воспоминания.

Помогала писать книгу и всецело поддерживала автора его супруга, Людмила, без которой этот проект просто бы не состоялся. Поэтому на ваш читательский суд выносится семейная работа, очень честная, пронизанная любовью, уважением, благодарностью, прежде всего, к членам своей семьи, любимым отцу, матери, дедушке и бабушке.

Книга получилась особенно душевной ещё и потому, что во время её создания автор жил в чужой, далекой стране, а на чужбине, как известно, всегда обостряются воспоминания о Родине, родителях, родных местах.

В ней повествует о тех испытаниях, которые выпали на долю молодого мужчины и простой русской девушки, об их пути, пройденном по дорогам войны. А сколько таких историй ещё не рассказано… Именно их руками ковалась победа нашего народа над фашизмом.

Что делает эту книгу по-настоящему особенной? Она написана автором с историй отца и матери, Николая и Татьяны, которые они рас-сказывали своим детям длинными зимними вечерами. Именно ему, Николаю, пришлось пройти через любовь и страдания, предательство друзей и односельчан, быть в плену, служить в ополчении и в регулярных войсках, напрямую столкнуться с Тонькой-пулеметчицей, которая расстреляла более 1500 человек в годы войны. Но несмотря ни на что, пройдя через всю войну, Николай пронес в своем сердце любовь к своей Родине, он ни на минуту не сомневался, что враг будет разгромлен и все лучшее у него впереди. Татьяна всю войну жила в тылу, на ее долю выпало немало серьезных испытаний, но она с честью их преодолела.

Об этом вы узнаете из повести.

Эта книга – не просто рассказ о двух судьбах, в итоге сплетённых в одну, в рассказ о родителях автора органично вплетаются судьбы их родных и близких, жителей их села. Это книга о разных людях: о героях и предателях, о завоевателях, пришедших на русскую землю, о стойкости духа, верности идеалам и низменных, порочных, недостойных инстинктах и поступках, которые невозможно ни понять, ни простить.

«Цветы в огне войны» – это не только и не столько цветы, как таковые, которые лейтмотивом проходят через всё произведение, это, прежде всего, метафора, когда в роли цветов выступают девушки, женщины, дети. Много книг написано о боях, солдатах, их бессмертных подвигах. Но что было с простыми людьми? Как они прошли через этот ад, как выстояли? Эта повесть не только о фронте, солдатах, но и о другой стороне войны, о том, кого эти солдаты защищали, кем вдохновлялись, дорожили, к кому стремились вернуться, чьи молитвы их берегли.

Своего рода это «Война и мир» в новом изложении. В начале повествуется о мире довоенном, чем жил простой народ, как проводила свободное время молодёжь. В книге с любовью говорится о красотах родной природы, близких сердцу русского человека. Здесь это брянские места. Но каждый читатель может провести параллели со своей Родиной.

Потом все это в одночасье рушит война. Описываются тяготы и лишения, горе и страдания, которые пришлось пережить нашим родным и близким в те нелёгкие годы. Ведь война не оставила в стороне никого. Порой написано грубо, порой становится больно и страшно. Но это правда. И мы не можем её забыть, просто не имеем права!

Завершается повесть миром послевоенным, который был отвоёван солдатами и теми, кто был в тылу, в плену, в оккупации и испытал на себе зверства и бесчеловечность завоевателей.

Также войну и мир мы можем разглядеть и во время войны. Война – это сражения наших доблестных бойцов, а мир – то, что происходило в это время с мирными жителями, от чего избавила весь «русский мир» великая Победа, добытая такой дорогой ценой.

Интересно это произведение ещё и тем, что показывает жизнь, быт, чувства и времяисчисление православного русского народа. Год расписан в соответствии с церковными праздниками, в каждый из которых на селе заведены свои традиции, свои обычаи. Автор показал, насколько это органично, близко и понятно для нас. В книге, как в зеркале, находит отражение духовная составляющая русской души. Русский человек не отступает от своей веры. Ведь вера и сила духа – это тот фундамент, на котором строится сила, мужество, справедливость, гуманность, героизм нашего народа. Именно вера помогла нам выстоять и одержать победу над темными силами неприятеля. Именно с верой наш православный народ свершает все великие дела!

Это, действительно, серьёзное произведение, которое не оставит читателя равнодушным. Автор отдаёт дань памяти и уважения своим родителям и старшему поколению, народу-победителю, увековечивая детали истории, добытые из первых рук и первых уст. Особое значение это приобретает в наши дни, когда история превратилась в разменную монету, черное пытаются выдать за белое, предать забвению кому-то неугодные факты, исказить детали, подменить оценки.

А ведь история – она здесь, в таких вот семейных воспоминаниях, семейных архивах, бережно сохранённых и пронесённых через годы и десятилетия. Это наш вклад в дань памяти, которую мы отдаём нашим родным и близким, а также всем героям, отдавшим силы, положившим свои жизни к алтарю Победы, ради мирного неба и счастливой жизни своих потомков.

Часть 1. Таня

Глава 1. Юность Татьяны
Семья Фирсовых

Семья Фирсовых в эту мартовскую ночь так и не смогла заснуть. Тревожные мысли не давали покоя Наталье уже не одну неделю, а тревожилась она за своего мужа Ивана Фирсова, председателя колхоза – очень уж неспокойно последнее время стало на душе за него, да и сам он потерял покой.

Старшая их дочь, Анна, была девушкой на выданье, красивая статная. Средняя, Таня, 16-ти лет, небольшого роста, но не по годам умная и трудолюбивая. Младшая, Машенька, 12-ти лет, была всеобщей любимицей, и во всем брала пример у своих сестер: училась у них шить, вышивать узором, ткать.

Наталья с Иваном с вечера долго вспоминали свою жизнь, все тяготы судьбы, рождение девочек, как будто предчувствовали расставание, а так хотелось увидеть жизнь дочерей, внуков, да и сами еще были в силе, хотелось жить.

– Иван, наверное, ты поторопился раздать зерно людям за трудодни? – проговорила Наталья, глядя на задумчивое лицо мужа.

– Но как иначе, они ведь заработали, а что же они будут есть?

– Ты бы лучше о своей семье подумал, ведь и у нас муки хватит только до масленицы, а там хоть шаром покати, а ты все о людях! Да и Давыдов, председатель сельского совета, что-то на тебя зуб точит, я же вижу, и все за это зерно, скорее всего.

– Ладно, хватит, что-нибудь придумаем! Окрысился! Ему что, людей жалко, он что, о них печется? Ему главное – выполнять все приказы Сталина да райкома, следить за тем, чтобы они не нарушались.

– Ох, не к добру все это, Ваня, чует мое сердце, этот твердолобый Давыдов волком на тебя смотрит.

– Ладно, – буркнул Иван, – Бог не выдаст, свинья не съест – обойдется.

Нет, не обошлось. Наталья как в воду смотрела, женское чутье ее не подвело, да и говорить со своим мужем ей больше не пришлось.

Поближе к утру всех разбудил стук в дверь в сенцах. Наталья вскочила, разбудила Ивана, который только начал дремать. Вскочив с кровати, он крикнул: «И кто же это в такую рань к нам пожаловал?

Кому не спится?».

Иван в одной исподней вышел в сенцы, дверь уже почти снесли с петель, раздавались грубые речи в адрес хозяев:

– Открывайте, именем Закона, это органы власти, есть дело! – кричали они.

Иван спокойно открыл дверь, на пороге появился председатель сельского совета Давыдов, с ним несколько человек в военной форме:

– Фирсов Иван Иванович, ты обвиняешься в антисоветской деятельности. У нас есть ордер на твой арест. Собирайся, на сборы дано тебе 15 минут.

Иван обратился к Давыдову:

– Кузьма, что это? Какая еще антисоветская деятельность, можешь объяснить?

– Мое дело было только показать твою хату, разберутся, надо было думать раньше, когда дела делал, – проговорил Давыдов, пряча глаза.

Иван сжал кулаки:

– И все-таки это твоих рук дело, это ты написал на меня.

Но ему не дали договорить, приказали быстро собираться и подчиняться приказам. Иван пошел в хату, стал собирать вещи, чекисты последовали за ним.

– Антисоветская пропаганда, газеты, листовки имеются в доме? Один из них порылся на столе, где лежали книги и тетради девочек.

Наталья, стоявшая в стороне, прижавшись к косяку, обомлела, побелела и только смотрела на мужа полными слез глазами, сердце отчаянно подсказывало, что это надолго, а может, и навсегда. Иван взял вещевой мешок, закинул его за плечо, подошел к испуганно сидевшим в кровати дочкам, поцеловал каждую из них, сделал наказ быть послушными и ждать отца. Затем подошел к жене обнял ее, вытер ее глаза и поцеловал.

– Не переживай за меня, я ни в чем не виноват, разберутся и отпустят, – с этими словами он вышел в сопровождении конвоя. Увезли Ивана на машине в районный центр.

Среди дочерей больше всего переживала за отца средняя дочь Таня, она очень любила его. Она долго лежала и плакала, думая о том, что же такое антисоветская деятельность, и за что обвинили ее отца.

Дед Гриша

Дед Гриша, отец Натальи Григорьевны, жил в своем доме с бабушкой Ховрой, их дом был неподалеку. Семья у них с бабкой была очень большая. Наталья была их старшей дочерью, кроме нее было три сына и три дочери, внуков у деда с бабкой было не перечесть, но дед Гриша помнил всех по именам.

Он всегда много времени проводил с детишками и передавал в этих житейских разговорах свою мудрость и обычаи.

Дед Гриша прошел Первую мировую войну, а воевал он с немцами на Германском фронте, поэтому умел изъясняться на немецком языке. Революционные события воспринимал по-своему, старался понять Ленина, но так и не понял Сталина. Он тяготился и скучал по старому укладу жизни – по его мнению, старый уклад был справедливым по отношению к крестьянам. Он так и не смог принять образовавшиеся колхозы, хотя внешне это ни с кем особо не обсуждал – времена были сложные.

С особым отцовским чувством он относился к старшей дочери Наталье, уважал ее мужа Ивана за заботливость и трудолюбие, но не одобрял его согласия стать председателем колхоза, когда его выбрали люди на эту должность. Когда однажды поутру дед узнал об аресте зятя Ивана, сразу же отправился в дом к Наталье. Они сели за стол в горнице, и Наталья со слезами на глазах рассказала о том, что произошло в ту ночь.

Дед Гриша ответил:

– Да, это все Кузьма Давыдов, это он настучал в НКВД. Слышал я, был у них конфликт из-за зерна. Давыдов не разрешал выдавать, а Иван настоял на своем, он справедливости хотел. Но не нужно было идти наперекор ему, ведь такое указание было сверху дано.

Дед Гриша глубоко задумался, и долго сидел, молча. А после, раскрасневшись, парировал:

– Надо же, Сталин лютует, наставил везде таких Давыдовых. Работайте крестьяне, а если пикните – капут вам. Забирают, сажают умных, деловых, самоуверенных людей по всей стране, и это когда Гитлер всю Европу топчет ногами. Того и гляди, скоро и к нам придут немцы, чтобы покорить нас, непокорных и бедных. – разошелся не на шутку дед Гриша, – Кому защищать нашу Родину придется? Да опять же, простой солдат возьмется за оружие, а руководители только и думают о власти.

Так рассуждал дед Гриша рядом с дочерью, которую только что разлучили с мужем, и только за то, что он решил наперекор власти накормить народ в своем колхозе:

– Ничего, дочь, да поможет нам Бог, и твой Иван вернется домой. Будем ждать терпеливо, терпения нам не занимать, буду вам помогать.

Но Иван домой так и не вернулся – он был сослан на Соловки в Гулаг, там и сгинул.

Знамение

Пришла весна, снег сошел рано, и на дорогах звенели ручьи. Река Навля, оправившись после зимы, щедро несла свои воды, но после разлива уже постепенно входила в свои берега. В небе пролетали стаи птиц, возвращаясь с теплых краев. Таня очень любила скворцов и подолгу наблюдала за ними. Возле дома был скворечник, который смастерил отец. По утрам птицы будили Таню своей трескотней и шумом, создавая ни с чем не сравнимое весеннее настроение. День ото дня становилось теплее и светлее на душе.

Однажды Таня со старшей сестрой Анной собрались в лес за весенними цветами. Погуляв по опушке, они углубились в лес, набрали по букету подснежников и бобриков и стали возвращаться домой. Вдруг, откуда ни возьмись, тишину нарушил сильный грохот. Подняв глаза к небу, они увидели низко летевший самолет, и его полет был более, чем странным. Он то поднимался вверх, то опускался вниз, и они видели в кабине летчика. Девочки удивились и в то же время обрадовались этому необычайному зрелищу, в их местах это было чудо из чудес.

Вдруг послышалось фырканье, рычание мотора и самолет стал падать с небольшой высоты на поляну. Пытаясь посадить самолет, летчик делал все возможное, но удар о землю был очень сильным. Девочки сразу же увидели людей, бегущих со стороны села, среди них был и дед Гриша, появился и председатель Давыдов. Люди испуганно остановились поодаль, а Давыдов с мужиками стали открывать кабину. Они вытащили летчика и положили его на землю, он был жив. По приказу Давыдова прибыла подвода, запряженная лошадью, летчика уложили, укрыли и отправили в районный центр, в больницу.

Тане было очень жаль летчика, он то открывал, то закрывал глаза, но не шевелился, она подошла к телеге и незаметно положила букетик рядом с головой летчика, пожелала ему в мыслях выздоровления. Летчик это заметил, глаза его благодарно засветились, он улыбнулся, и, как показалось Тане, его губы что-то прошептали.

Дед Гриша был неподалеку, завидев внучек, он подошел к ним. Таня спросила его о самолете, откуда он здесь и почему упал.

– А кто его знает, может, это учения были, или с курса сбился, может и техника отказала или топливо закончилось – все может быть.

Шаркающими шагами мимо прошла бабка Стеша. Услышав их разговор, она проговорила:

– Нет, Гриша, здесь не все так просто, эту железную птицу нам послал сам Господь, а вещует она нам что-то нехорошее. Чует мое сердце, попомните мои слова, – прошамкала бабка Стеша и пошла в деревню.

Эти слова бабки Стеша будто врезались в сознание Тани, она это запомнила.

Самолет находился под охраной сторожа несколько дней, после чего два трактора увезли машину в район.

Сельские будни и праздники. Весна. Сватовство

Вступила в свои права весна, кругом все зацвело. Распустились и зацвели черемуха, сирень, яблоня, вишня, что обещало к тому же хороший урожайный год. Крестьяне в полях посеяли рожь, пшеницу, кукурузу, горох, теперь нужно было растить, поливать, пропалывать.

Каждая семья сажала много картошки, это было основное блюдо крестьян. Мужчины вспахивали на лошадях землю, нарезали борозды плугом. По свежевспаханной борозде первыми бегали вороны, выискивая червяков. Ребятишки с удовольствием бегали по свежевспаханной борозде, наперегонки босыми ногами. Картошку старались посадить в свежую землю, этим занимались в основном женщины и дети. К вечеру, после посадки накрывали столы прямо в саду, под деревьями, отмечали посадку картофеля со стопочкой самогонки.

В семье Натальи в этом году было не до веселья – от Ивана уже полгода не было никаких вестей; им было не до песен и смеха, работали молча, сосредоточены каждый на своих мыслях.

Ранней весной бабка Ховра приносила из леса сочную черемшу, только она одна знала места, где росла черемша, и кормила почти всю деревню первыми витаминами из леса. Девочки приносили из леса щавель для супа и пирогов. К концу июня все, кто может, отправлялись с лукошками за земляникой, это были первые витамины для детей, да и взрослые наслаждались вкусными дарами леса. Вдоль лесных дорог, на опушках, на лесных полянках краснели ягодки и звали за собой в лес. Это была также красивая пора и для молодежи. После танцев, разделившись на пары, они прогуливались по цветущим садам, наслаждались теплом, звездами и ароматами деревьев.

Однажды в пятницу, это было аккурат перед войной, соседка Арина сообщила Наталье, что видела, как приодетые мужики семейства Зверевых, отправились сватать Дуняшу Комогорову за своего сына Сергея. А главные сваты – деды Сибиль да Борма – известные шутники, весельчаки, да любители выпить за чужой счет, но в деревне славились тем, что знали ритуалы сватовства, поэтому их часто приглашали.

По пути к дому они заметили, что люди уже вышли из домов – в деревне шило в мешке не утаишь, все знают про всех все! Войдя в дом, они сразу почувствовали, что здесь их ждут, но обычаи есть обычаи. Дед Сибиль начал разговор издалека, как старый лис:

– Доброго здравия, дорогие хозяева и хозяюшки, вот проходили мимо и решили заглянуть к вам, погутарить о том, о сем.

В дом зашел хозяин Никифор Комогоров, это был кряжистый, невысокого роста, настоящий русский мужик с бородой, рядом с ним стояла его жена, Марфа.

– С чем пожаловали добрые люди? О чем хотите поговорить? – начал разговор Никифор.

– Да вот, кой какой товар есть у нас, да и у вас, как мы знаем, имеется хороший товар, давайте поторгуемся. Наш добрый молодец Сергей просит руки вашей дочери Дуняши, что вы нам скажите? Парень у нас хороший, работящий, сильный, вот только жены ему не хватает, – стал нахваливать жениха, дед Борма.

Никифор произнес: «Знаем мы Сергея, да, хороший парень. А вот согласна ли Дуняша? Сейчас мы ее и спросим».

Вышла Дуняша, одета она была в льняное расшитое платье с кокошником, на плече тугая длинная коса, лицо покрыто свежим румянцем.

– Согласна ли ты, дочка, выйти замуж за Сергея Зверева?

Дуняша покраснела, опустила голубые глаза и ответила:

– Да, папенька, я согласна.

– Вот и хорошо, дети мои, совет вам да любовь!

А по обычаю мы сейчас сядем за стол, всё обговорим, обсудим и отпразднуем это событие.

Андрей, отец Сергея, вытащил и поставил бутылку на стол, Марфа накрыла стол с угощением, последовала и вторая бутылка, как полагается. Разговор затянулся, деды уже начали вспоминать гражданскую войну. Наговорившись, решили расходиться, а свадьбу не откладывать, сделать ее в субботу. Итак, сватовство состоялось и свадьбу наметили на следующий день. Почему так срочно? Ждали со дня на день повестку Сергею в армию.

Свадьба-разлучница

Назавтра был назначен день свадьбы. Дом Зверевых стоял неподалеку от дома невесты и в обоих домах шли бурные приготовления к свадьбе. Прямо в саду устанавливали столы, лавки, делали навес. Отец Андрей обходил дома и приглашал гостей. Получила приглашение и Наталья с дочками. Она решила сходить поздравить молодых, хотя на душе было неспокойно и тяжко. Анна была подружкой Дуняши, уже с раннего утра убежала наряжать невесту, заплетать косу, провожать невесту к жениху.

Невесту нарядили в белое льняное свадебное платье, пышное, с кружевами, волосы красиво уложили и прикрепили прозрачную фату. Подружки нарядились в свои самые красивые, нарядные платья, у каждой на голове был венок, который сплела Таня.

Таня сбегала на луг, набрала охапку полевых цветов, сплела красивые венки – в этом деле во всей округе ей не было равных, она вкладывала в каждый венок всю свою душу, так хотелось угодить подружкам невесты.

Маша и Таня помогали наряжать лошадь с упряжкой, на которой будут кататься молодые. В гриву гнедой лошади вплетали разноцветные лоскутки, цветочки, затем украсили сбрую и повозку. Под дугой прикрепили колокольчики с красным бантом, которые звонко звенели при езде.

За полдень на повозку уселись жених Сергей, гармонист Коля Седик и лучший дружок Матвей. Зазвучала веселая гармонь, и ребята поехали выкупать невесту. По дороге за невесткой, жених забежал в сельсовет обговорить регистрацию брака, заявление они с Дуняшей подали месяц назад. Увидев Кузьму Давыдова, Сергей подошел к нему и напомнил, что регистрация намечена на два часа дня. Давыдов сидел, уткнувшись в газету. Подняв голову и глядя на вошедшего, он недовольно заговорил:

– Сергей, я слышал, вы собираетесь венчаться в церкви? Я вот что тебе скажу на это: или венчайтесь, или регистрация в сельском совете – выбирайте что-нибудь одно. Насколько я знаю, Дуняша Комогорова – комсомолка, и разговор с ней после венчания будет особый, будем разбирать ее на уровне Райкома комсомола, поэтому предлагаю вам регистрироваться по Закону времени.

Сергей выслушал его и вскипел:

– Я не собираюсь вступать в комсомол, но венчание для нас очень важно, и мы от него не откажемся.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное