Виктор Буйвидас.

Итальянское убийство



скачать книгу бесплатно

Все события и герои этой книги придуманы автором. Любые совпадения случайны.



Пусть меня лучше боятся, чем любят.

Никколо Макиавелли.


Глава первая

За три года до начала событий.

Проспект Дзержинского, город Благодатный, Ставропольский край, Россия.

Во всех странах существует институт секретной спецслужбы. Лучшей доли человеку не найти. Плюсов не сосчитать: здесь тебе и высокая доходность, и возможность проявить незаурядные умственные способности, и адреналин ярко зажигает кровь в рискованной заварухе – кокс отдыхает. Станислав Петрович Букреев трудился в управлении ФСБ по Ставропольскому краю и дослужился до престижного звания – подполковник. Букреев в свои тридцать семь стал начальником оперативного отдела. Станислав Петрович обладал фигурой атлета, под спортивным пиджачком бугрились бицепсы, на бычьей шее 43 размера сидела крепкая булыжная голова, подстриженная в салоне самым дорогим цирюльником города Благодатного. Прическа называлась «Мистер Кул».

Сидя в кафе «Винченцо» на проспекте имени Феликса Дзержинского, Станислав адресовал отрепетированный взгляд исподлобья очередному подопытному – некоему Цалкуни, субтильному мужчине пенсионного возраста в джинсовой паре с изрядно помятым страхами пятилетней отсидки лицом. Авлабар Арташезович Цалкуни попал в поле зрения серьезного ведомства в результате обширной компьютерной прополки под кодом «Террор».

Апперцепция состоит в том, что так называемые ПК (персональные компьютеры) являются источником самой разной информации, полезной для охранителей державы. Индивид ставит бесплатный антивирус Afec Security на свой ноутбук, вместе с программой в девайс попадает очень пронырливый троян – и бинго! – вся переписка Авлабара Арташезовича стала достоянием чекистов. Не нужно специально слать фишинговые письма, чтобы открыть личные данные. Вообще миллионы пользователей в России однозначно находятся под колпаком Конторы. Но как же управиться с таким огромным количеством посланий респондентов? И здесь приходит на помощь мудрый эксплойт «Террор». Мощная платформа государственной системы RSNet пропускает поток перехваченных мейлов через свой фильтр, реагирующий на отдельные слова.

Чайник в сфере Ай-Ти Цалкуни сообщил своему дружку об услышанной сплетне: дескать, в благодатненской колонии можно очень классно устроиться, нужно только знать, кому отстегнуть. И бахвальный старик Авлабар заявил прямым текстом: «Короче, я в курсах, кто там держит мазу. Кинь среди своей братвы маляву. За достойное лавэ я готов слить Крысу».

Станислав проглотил разом миниатюрную чашку эспрессо, запил кофе водой и просверлил визави суровым взором: – Авлабар Арташезович, нам стало известно о вашей осведомленности насчет приватных дел в местной колонии строгого режима.

Скажите мне, пожалуйста, кто именно из персонала обслуживает зэков за деньги?

Испуганный Авлабар Арташезович пожал плечами: – Я даже не знаю, что ответить. У меня судимость давно погашена. Я сегодня там ни с кем не знаком…

Станислав терпеливо объяснил: – Авлабар Арташезович, я с вами почему встретился в кафе? Исключительно из уважения к вашим преклонным годам, а еще потому, что проверил вдоль и поперек все ваши контакты. Я уверен, реально вы неопасны, отошли от дел, иначе мы бы с вами беседовали в КПЗ ФСБ. Давайте не будем ссориться. Зачем вам осложнения в 66 лет?

Авлабар взъерошил пятерней седую поросль на виске: – Но мне точно ничего не будет? Я ведь не при делах…

– Расскажите, что вам известно. И я больше ни минуты вас не задержу.

– Ладно. Я сам тут совсем пустой – никакой подвязки в ИК-47 у меня нет. Я как-то недавно зашел в пивную тут на проспекте. Вроде «Вавилон» называется. У меня с собой всегда мерзавчик (четвертинка). Решил вмазать по песярику и пивом отлакировать. А там возле окна уже два «лося» запарковались. Я сел в зале ко всем спиной. Но после крытки у меня слух обостренный. А те кадрилы включили «пионера» – проморгали попадос. В остатке я поимел наколку: «Майор Бауржан Телешов на подсосе у братвы». Больше я разобрать ничего не смог. Контрабасы отвалили. И я очканул их срисовать: они здоровые – запросто могли отфаршмачить.

– Нужно кое-что уточнить. Контрабасы – это контрактники?

– Я так прикинул. Точно не барыги. Бродяги так тупо в пивниках не болтают. А эти вели себя нагло, парафинисто.

– Авлабар Арташезович, подумайте, можете ли вы помочь нам с фотороботом на фигурантов?

– Нет. Что вы? Я потом тихо пробил этого Телешова. Он кум – замначальника по режиму. Большая власть! Да он завтра отмажется, а меня опять заметут… И я вообще нигде ни на кого не смотрю. А то можно попасть под разбор. А так, спиной, – какие наезды? Сейчас на счетчик кто угодно поставить может…

Букреев вынул из портмоне две купюры, сунул двести рублей в книжку меню: – Будем считать, ваша чистуха засчитана – вы свободны. Надеюсь, о нашем разговоре вы не станете распространяться?

Цалкуни приложил ладонь к тщедушной груди и клятвенно заверил: – Вы про меня во всех курсах: я не стукач. И вообще… Да хранит вас Бог!

– Идите, Авлабар Арташезович. Дышите ровно.

– Благодарю, уважаемый!.. Пусть Бог даст Вам счастья! И вашей семье!!.

Цалкуни поднялся со стула и засеменил на выход из модернового заведения с изящной инструментальной музыкой под сурдинку. Сгорбленный седой хрыч с втянутым в плечи черепом, с опущенными глазами, постарался побыстрей преодолеть весь узорный ламинат пола. Но и сойдя по трем ступеням на тротуар, Цалкуни не поднял взгляда. Он напряженно думал: «Вот гунч (сом) чуть не утащил меня на дно. Как гэбист узнал про кидок с ИК? Ты, Авлабар, – старый дурак! Они как-то читают мою почту в интернете – научил племяш быть в ногу с веком… Я ведь об этом только Банзаю написал. Захотел наличмана срубить влегкую! А теперь если выплывет мой прогиб? Эх, сука, не эти, так те уроют!!»

Начало событий, наши дни.

Научное издательство «Гранит», штаб-квартира группы «Сова» на улице Брошевской, Москва.

Горбатая улочка Брошевская затерялась в старой застройке района Нового Арбата. Во дворе под номером «15» стоял трехэтажный параллелепипед-особняк, крашенный когда-то охрой, с облупившейся местами штукатуркой. В грязно-желтом доме все окна были с решетками, стекла в белом пластике просто антрацитовые: что творится внутри корпуса никак не разглядишь. Входная дверь была, конечно, железной, с глазком и камерой над косяком. Рядом на стене блестела латунью скромная табличка: «Издательство научной литературы „Гранит“».

Ровно в 10.00 к «очагу культуры» подъехал белый «мерс» старой модели. Из салона степенно выбралось руководство: Людмила Барышева, Тимур Ваулин и аналитик Света Метлицкая с перцовым псевдонимом «Метла». Триумфатор парижской операции Саша Коротич оглушил дворовых старушек воем и переливистой песней клаксона мотоцикла «Ямаха». Королева гипноза Наталья Зубова примчалась на серой «тойоте». Она походила на иноземный «пятый элемент». Собственно, дворовые тетки на скамейке ждали всегда именно её, они сразу впивались зенками в обворожительное существо. Наташа одевалась очень ярко: в низком декольте сиреневой блузки горел лунный камень на цепочке, мини-юбка блестела золотыми звездами на синей ткани. Глаза старушенций приковывались, как магнитом, к радужному сиянию особы. Наташа тут же исчезала за дверью, а бабули потом долго ахали: «Куда покатилась молодежь? Мы так никогда себя не вели! Всё наружу и еще сверкает!!»

Галя Шеина припарковала во дворике алый хэтчбек «хёндай». Она шифровалась под люмпеншу после досадного крушения европейского дебюта в образе теледивы «Ворлд тудей»: волосы забраны в хвост, на лице очки в роговой оправе без диоптрий, на точеной фигурке мешковато висела туристская куртка, но джины были в обтяжку, а комбинированные кроссовки – от Valentino. Не привлекая внимания, Галя вошла в издательство и прямиком прошагала в кабинет шефов с табличкой «Главный редактор».

Технический Бог Олег Марголин спустился из мастерской по лестнице, и в епархии начальства началась каждодневная планерка.

Докладывала обычно всегда собранная, элегантно одетая, Света Метлицкая. В её обязанности входил сбор информации со всех уровней, кроме шефского – с начотделом Руфиновым контачили непосредственно Барышева и Ваулин.

Светлана заглянула в блокнот: – По инфе ФСБ, у нас опять прокол по части «герыча». Дело старое: из Афганистана в страну просочились в совокупности где-то около двух тонн героина.

Ваулин захрустел пакетиком с мармеладом: – Если бы одна, а то две – совсем пушеры озверели. Расследованием трафика займется МВД. У нас образовалась проблемка более высокого порядка…

– Господа агенты, вынуждена напомнить, – Людмила Александровна зажгла сигарету «Ротманс». – Вы все получили допуск «А», это документ с секретностью почти наивысшей 4-й степени.

Она обвела присутствующих холодным взглядом и умолкла.

– Мда, наш Руф вызвал меня вчера ночью, – Тимур Георгиевич стал аппетитно хрумкать конфеткой в сахаре. – По некоторым данным, в Штатах сработала электромагнитная локальная бомба, которой на вооружении у Дяди Сэма нету. Подобный, более мощный излучатель у них работает с самолета. А компактный прибор есть сегодня только у нас. Это совершенно случайно опытные образцы. Причем новая наркоатака никаким образом не связана с похищением бомбы, ибо испытательный стенд находится аж под Архангельском. Вот где собака!

– Что думаем, братцы? – Барышева запустила в потолок кольцо дыма идеальной формы.

– Надо проехаться на полигон, – Саша Коротич пробежал пальцами правой руки по коленке Зубовой и тут же получил оплеуху по суетливой кисти.

Тимур Георгиевич недовольно просопел: – Поедете вдвоем. Расхолаживание пора прекратить.

– Ну, дома я как-нибудь и один справлюсь, – бесшабашно заявил Коротич.

Барышева переглянулась с Ваулиным. Она помахала в воздухе чадящим окурком: – Вдвоем. Это не обсуждается. На всё про всё три дня. Найдите ОПГ, продавшую ЭМЗ на сторону. Дальше в дело вступит спецназ Ясенево. Всё.

– Что такое ЭМЗ? – Галя спросила предельно строго, чтобы её слова не были расценены как издевательство.

Олег Семенович спокойно выдал: – Электромагнитное оружие бьет по цели импульсом мощного электромагнитного излучения. ЭМЗ сжигает микросхемы, которыми напичканы все современные компьютеры.

– ЭМЗ является совершенно секретным ноу-хау нашего ВПК, – пояснил Ваулин. – Что такое ВПК, ты знаешь? – вроде дружелюбно осведомился он.

– Да, конечно! – поспешила объявить Шеина.

Наташа зарядила в серьезной интонации: – Я компетентно предлагаю вариатив. ВПК – это Внезапно Полученный Комплекс. То есть, говоря простым языком, это пробивший индивида депрессивный психоз, от воздействия на него крутого хай-фай в оружии.

Коротич, хоть уже и обветренный на опасных заданиях по всему миру, не смог сдержать полузадушенный смех.

– Очень смешно, – Людмила Александровна раздавила окурок в пепельнице самым зверским образом. – Ты, Наташа, мыслишь в правильном направлении. Но для большей точности знания вопроса я накладываю на тебя епитимью – прочтешь книжку «Оружие будущего». Олег, выдай ей фолиант.

– Слушаюсь, – недовольно промямлила Наташа.

– Все остальные вопросы вам разъяснит Светлана, – зачастил Тимур Георгиевич. – Ну, действуете там, как обычно: Коротич впереди, Зубова – координатор и в качестве прикрытия. У тебя, Шеина, будет задание в другой плоскости и географической точке. Получишь инструктаж позже. Позывные оставим те же: Фрост, Хот и Пэйстри.

– Так, Тимур Георгиевич, там же наша территория! – Наташа не удержалась от возражения. – К чему столько перестраховки?

– Территория там не совсем наша, и вы оба в этом быстро убедитесь! – Барышева резко осадила агентессу Фрост. – Там территория криминала, причем живут на поселении одни «отморозки». Ни в какое сравнение с вашим курортным Парижем зона Самодед не идет!

Поселок Щемилово, Московская область.

После трудового будня в липовом издательстве «Гранит» Зубова и Коротич помчались в «тойоте» по Горьковскому шоссе. По дороге Саша пил пиво «Туборг» прямо из горла бутылки. Фрост за рулем быстро промахнула насквозь Балашиху. Вскоре они въехали в обычный поселок Щемилово. Наташа остановила хэтчбек возле огороженного забором двухэтажного кирпичного коттеджа, увитого декоративными растениями.

Увидев вполне зачетный особняк, красиво подсвеченный галогенными лампами, с широким балконом и спутниковой антенной на черепичной крыше, Саша ошарашено спросил: – Твоя фазенда, темнила?

– Да, это моё жилье, чуть не сказала «Петя», – Наташа хмуро ответила, отпирая входную дверь. – Теперь попробуй отвыкни от наших имен в Париже.

Мускулистый бультерьер встретил агентов в холле. Пес уставился на незнакомца красными глазами, утробно зарычал, готовясь прыгнуть на грудь чужака.

Наташа взялась за ошейник и вытащила злобную псину за порог: – Маркиз! Фу! Иди погуляй!

– А почему он Маркиз, а не Лорд?

– По кочану. Я его завела после резни в Павлике.

– Тогда надо было назвать – Краш.

– Хочешь сказать, мы там прошли краш-тест?

– Типа того.

Подобное вельможное благолепие Коротич видел в американских сериалах. Зал представлял собой неф католического собора в уменьшенном масштабе: два стрельчатых витражных окна доходили до самой крыши, сверху свисала сталактитом хрустальная люстра. На аэродромном ковре с восточным орнаментом громоздился немецкий гостиный гарнитур, две белоснежные лестницы уходили на второй этаж, видимо, к уютным спальням.

Саша стоял посреди роскошной гостиной, вертел головой, рассматривая картины с пейзажами.

Коротич пьяно повертел пальцами в воздухе: – Что-то я раньше не замечал у тебя наклонности к искусству. Особенно удивляет, что к мазне Васнецова и Куинджи!

– Это дом моего бывшего, картины тоже его, – Наташа насильно стянула пиджак с хмельного гостя. – Его расстреляли прямо у меня на глазах. Я поэтому и пошла служить – хочу отомстить за Серегу…

Зубова крепко ухватила Коротича за локоть и повела толчками в спину наверх.

Саша театрально развел руки: – Нет повести печальнее на свете…

– Саня, такими вещами не шутят, – Наташа грустно сказала, запихнув явно нетрезвого Коротича в спальню. Интерьер был решен в холодноватых серо-голубых тонах. – Сергей был мировой парень… И самое противное – гад крикнул: «Пригнись!». И я послушно согнулась…

– Царство небесное… – Саша тяжело вздохнул, жалея, что такое лучезарное романтическое приключение накрылось черным минором. – И чем он занимался?

– Драгоценными камнями, – Наташа спокойно ответила, сбросив юбку на очередной арабский ковер. – Он был связан со Смоленским алмазным комбинатом. Поставлял необработанные камни из Якутии.

– Кто его заказал, известно? – Саша снял брюки, повесил их на венском ореховом стуле, принялся расстегивать пуговицы на рубашке.

– Перед смертью он успел сказать, что ему предложили открыть левый канал сбыта бриллиантов, серую схему. Он был правильный, отказался. – Абсолютно обнаженная Наташа легла на белоснежное мохеровое покрывало, два раза ударила кулаком по подушкам, чтобы они стали повыше. Голый Коротич улегся рядом.

– Его убрали, и левые камни пошли через другого человека, так?

– Наверное. Как же иначе?

– И этот другой, кто он?

– Я пока его не нашла.

Наташа вдруг быстро поднялась и пошла к белой двери с яркой картинкой: тонкий девичий силуэт посреди диска ослепительного солнца.

Она задержалась на входе в бело-кафельную ванную комнату: – Сань, давай закончим с нашим дельцем в Архангельске, потом будем думать дальше. Хорошо?

– Финита, если такой расклад, – Саша еще раз тяжко вздохнул и забросил сильные руки за голову. – Раскрыть мокрое можно в первые сорок восемь часов, а после шести лет – нереально.

Здание управления ГРУ ГШ, улица Гризодубовой, Москва.

Кабинет начальника ГРУ ГШ генерал-майора Ивана Ильича Кораблева был похож на огромную рубку космолета из фантастического блокбастера: стеклянные матовые столы, хромированные конструкции книжных полок, галогенные светильники. Только разноцветный яркий портрет президента страны на снежно-белой стене выбивался из светлого дизайна, как клумба фуксий посреди пустыни.

В космический ангар энергично вошел шеф отдела «С» Степан Петрович Говоров. Молодцеватому полковнику недавно исполнилось сорок восемь лет.

– Разрешите доложить?

– Докладывай, Степан. Что нам стало известно по Сереброву?

Говоров раскрыл перед шефом красную кожаную папку с внушительной пачкой скрепленных листов с грифом «конфиденциально»: – Аналитик капитан Градусникова из отдела «П» СВР раскопала на сайте газеты «Лас-Вегас Таймс» любопытную серию заметок двухмесячной давности. Она подготовила дайджест. Выжимка может иметь отношение к действиям группы Сергея.

– Подробно проштудирую после. Давай распиши всё вкратце.

Говоров прочистил горло и зарядил бойкую лекцию в стиле нон-фикшн: – В середине мая сего года в офисе налогового управления США на Восток-Твейн-авеню в Лас-Вегасе произошла нештатная ситуация – сработала аварийная сигнализация. Шериф Вилмар Адамс высказал предположение: дескать, случилось короткое замыкание в электросети. Оно спровоцировало возникновение мощного кратковременного электромагнитного поля. В природе примерно так возникает молния. Это мгновенное излучение сожгло микросхемы в электронном оборудовании. Некоторые компьютеры управления вышли из строя. Только и всего. Базы данных на жестких дисках в защищенной серверной не пострадали. После небольшого ремонта офис налогового управления в Лас-Вегасе прекрасно продолжит взимать налоги с населения и корпораций. Вилмар Адамс подчеркнул непостижимую деталь. Камеры слежения Internal Revenue Service также вышли из строя. Пока приехали ремонтники и копы из местного отдела полиции, прошло полчаса. Шериф не зафиксировал никаких особых происшествий или нарушений. По уставу в помещении управления должно было быть двое охранников. Первый бдит на пульте, второй совершает обход. Оба были в наличии. Однако секьюрити Рафаэль Рафферти оказался тихим наркоманом. Он принял пару таблеток экстази и отрубился в туалете. Когда парень очухался, то ничего не смог рассказать. Нет, он никогда не баловался наркотой. Шериф ему не поверил. Служитель закона уверенно заявил: «Мистер Рафферти найден под амфетамином. Он безбожно врет. Да, раньше за ним ничего такого не замечалось. Но однажды всё происходит впервые».

Дотошная Градусникова привела свое видение. Домысел первый. Сейчас имеются сверхтонкие иглы. Препарат можно ввести в складку на коже или в заросший участок шеи. Охранник Рафферти носит усы и шкиперскую бородку. Например, налетчик ввел ему доозерин. Бородатый сторож помнит только время, когда заступил на службу. Но это нормально. Человек после наркотического опьянения всегда плохо помнит то, что случилось с ним накануне.

Прозрение номер два. Вся подоплека события укладывается в совсем иной ракурс, отличный от интервью копа Адамса. Елизавета Градусникова считает, что произошло дерзкое проникновение в налоговую контору некими неизвестными. В атаке было задействовано устройство по нейтрализации электронной техники ЭМЗ. Излучатель совершенно неизвестен в Америке. У нас над ЭМЗ работает КБ «Квант» в Архангельске. Подобное американское оружие либо ставится на самолеты, либо работает как мощная бомба. Прототипов малой локальной силы в Штатах нет.

– Это всё? – нетерпеливо перебил Кораблев.

– Если бы. – Степан Петрович воздел палец в знак важности реплики. – Ретивая Градусникова прямо указала, что налицо налет банды русской мафии, похитившей секретные агрегаты из бюро «Квант» в России. Уже назначена проверка. Также суматошная аналитичка высветила мотив действий отморозков. Мол, мекка азартных игр Лас-Вегас славится не только своими казино и роскошными отелями. Начинающие предприниматели охотно регистрируют здесь свои компании. Налоги в Неваде самые щадящие. Если в Пенсильвании или Калифорнии вы платите 800 баксов, то в Неваде всего 125. Наши урки просочились туда именно с целью скрытно всунуть в реестр свои однодневки для некой масштабной аферы. Теперь всё.

Иван Ильич соорудил на лице гримасу недовольства: – Видишь, Степан, информация проскочила незамеченной мимо нашего центра по анализу событий, попавших в мировые СМИ. А упёртая девица из СВР подняла хайп!

Говоров резко кивнул: – Мы пропустили. Я виноват, Иван Ильич.

– Это не твоя область. Я наведу сейчас порядок в войсках! – Кораблев нажал клавишу на селекторе и рявкнул прямо в микрофон: – Надежда, вызови мне Собина! Срочно!!

Затем спокойно спросил у Говорова: – Кого Молочков зарядит на поиск в Архангельске?

– Скорей всего Молочков включит особый отдел Руфинова.

– Иди держи руку на пульсе.

– Слушаюсь.

Говоров торопливо покинул просторный начальственный кабинет. Мягко закрыл за собой двойные двери.

Щемилово – Домодедово.

В салоне такси они сидели, прижавшись, на заднем сидении и шепотом обсуждали предстоящую операцию в захолустном поселке Самодед, в запретной зоне, окруженной тремя защитными линиями с колючей проволокой и вышками с бойцами внутренних войск.

– Слушай сюда, – Саша говорил ей в самое ухо. – А если, например, в Штатах нашу игрушку применила цэрэушная фирма «Стратфор»? И они вообще обвели вокруг пальца ФБР и АНБ, а? Сейчас агенты их ЧВК могут напортачить чего угодно!

Наташа высказала сомнение: – Появление излучателя в Неваде значит только одно – опытный образец ЭМЗ украли «братки» из мафии. Третья сила. Спук в криминальной зоне Самодед? Это нереально!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4