Виктор Богданов.

Туман времени



скачать книгу бесплатно

Сёмка тут же предложил Дениске пойти с ними проверить их два подпуска. А «Три Родника», как оказалось, это небольшой заливчик на озере. Назван он так потому, что в этом заливе у дна бьют холодные родники. Вода в том заливе холоднее, чем везде в озере, а рыба в жаркую погоду стремится найти место попрохладнее, поэтому сейчас там полно рыбы.

Где-то внутри себя Денис немного опасался последствий своего невозврата к шалашу, но любопытство взяло верх. Тем более, что новые знакомые заверили его, что до места совсем недалеко.

Толик с братом укатили на своем велосипеде по дороге вперед, а они с Сёмкой пошли напрямик через скошенный луг. В самом деле, не прошло и десяти минут, как они вышли к озеру там, где и надо было.

Залив был небольшой, узкий, метров пятнадцать и вдавался в берег примерно на три-четыре своих ширины. Обрывистые берега делали его скорее похожим на залитый водой овраг, чем на залив озера.

– Здесь не только три родника, здесь их полно, – опустил свой велосипед на землю Сёмка, – Вон, посмотри, даже из берегов несколько штук пробиваются.

Действительно, в некоторых местах из берегов сочились струйки воды. Мокрая земля была покрыта красновато-радужной пленкой. Значит, вода этих родников была в какой-то степени минеральной. Редкие кусты ивняка тут и там росли у самой воды. От берега вела тропинка, которая, как сказал рыжий Сёма, выходит на дорогу. По ней вскоре подкатили Толик с Васькой.

– Мы растянули подпуски во всю ширину, а концы привязали к кустам на берегах. Так что, даже если на каждый крючок попадется по большой рыбе, они не смогут утащить всю снасть.

– Только никогда не бывает так, чтобы на каждый крючок попалось что-нибудь, – Толик достал из самодельной матерчатой сумки автомобильную камеру и стал накачивать её велосипедным насосом. – Самое большее, что нам попадалось за один день, это штук по восемь на каждый подпуск.

– Да нам больше и не надо. Дома итак ворчат, что рыбу девать некуда, – Сёма разделся до трусов и стал помогать Толику.

Маленький Васька крутился неподалеку, то и дело, поглядывая на Дениса. Наконец, видно, не выдержав искушения любопытством, подошел к нему и, показав пальцем на рисунок на футболке, прошепелявил:

– Што это у тебя на майке наришовано? Крепошть, да?

– Нет, это не крепость, – Денис потянул через голову свою футболку и расправил её на траве, – Это старинный замок. В нем располагается школа волшебников. А вот этот мальчик там учится. Он тоже волшебник.

Перевернув футболку другой стороной, Денис показал другой рисунок, где Гарри летел на метле:

– Вот он на метле летает.

– На метле летают колдуны и ведьмы, – безапелляционно заявил Васька, – А маленьких волфшебникоф не быфает.

– Бывает. Про него даже книжка есть. К тому же он ещё не совсем волшебник, а только учится.

Васька с сомнением покачал головой, затем колупнул пальцем рисунок и заявил:

– Рашшкаши!

– Это длинная история, быстро не получится.

– Рашшкаши!

– Не приставай к человеку, – прикрикнул на него старший брат, – В следующий раз дома останешься.

– Я тебе расскажу, только потом.

В следующий раз, ладно?

– Не обманешш?

– Нет. Обязательно расскажу.

Сёма с Толиком уже закончили накачивать камеру. Она стала похожа на большой спасательный круг, только черный.

– Пойдешь с нами? – предложил Сёма, – Здесь не глубоко.

– Пойду, – сразу же согласился Денис, скидывая кроссовки и шорты.

Взяв сумку, камеру и баночку с наживкой, они втроем спустились к воде. Васька остался на берегу возле велосипедов с наказом брата никого не подпускать к вещам и предупредить их, если кто-нибудь появится поблизости.

Перед тем, как войти в воду, мальчики скинули свои одинаковые черные трусы. Денис, не раздумывая, сделал то же самое.

Сразу у берега вода была по пояс. Денис двигался вслед за новыми приятелями, ощущая, как ноги у самого дна щекотали прохладные струйки пробивавшихся родничков. Действительно, заливчик соответствовал своему названию.

Они нашли привязанную к ивовой ветке леску и стали потихоньку продвигаться по ней к другому берегу. Уже на втором крючке сидел довольно приличный, с ладошку, окунь. Когда Сёмка взялся за поводок, окунь заметался, пытаясь уйти на глубину, но уже через секунду оказался в руках мальчишки.

– Смотри, заглотил крючок до самого брюха, а всё дергается, – показал Денису окуня Семён.

Изо рта рыбы торчала леска. Потянув за неё, вытащили крючок. Рыба тут же уснула. Её передали Денису, который положил окуня в сумку. Толик стал насаживать нового червяка, а Сёма потянулся за следующим поводком. Баночка с наживкой стояла на камере, которую покрыли сверху куском фанеры.

Так, продвигаясь от поводка к поводку, они добрались до противоположного берега. В середине, на самом глубоком месте, вода доходила почти до плеч. С первой снасти сняли одиннадцать рыб. Сёмка пошутил, что это, наверное, в честь Дениса столько рыбы сегодня попалось. Обычно штук пять или шесть.

На втором подпуске, находящемся ближе к озеру, обнаружилось восемь рыбин, один крючок был оборван. Ближе к озеру и рыба попалась крупнее, в том числе три хороших леща.

– Точно, Денис, это в твою честь получается, – не скрывал своего удовольствия Семён. – Мы здесь до сегодняшнего дня всего одного леща сняли.

– Да нет, это просто удача. Я здесь совершенно ни при чём.

– А крючок оборвала, наверное, совсем крупная рыбина, – сокрушался Толик.

– Не жадничай, – хохотнул Семка, – Сегодня вон какой хороший улов.

Сумка с рыбой была довольно тяжелая. Когда выбрались на берег и вывалили весь улов на траву, получилась внушительная куча.

Маленький Васька походил вокруг и сделал лаконичный вывод:

– Очшень много!

Только теперь Денис вспомнил о времени. Его, наверное, уже обыскались, и теперь наверняка будет приличная взбучка от мамы. Он заторопился. Новые знакомые не удивились. Они быстро собрались, сказав, что им тоже пора домой. Сёма с Толиком буквально силком заставили Дениса взять себе одного леща и ещё несколько рыб поменьше. Он сложил рыбу в пакет, отыскавшийся в карманах шорт. Вскоре вся компания быстрым шагом двинулась обратно, как и прошлый раз, напрямую, через скошенный луг.

Сёмка с Толиком на ходу объясняли Денису, как найти их дома в поселке. Он пообещал обязательно найти их завтра, а они обещали показать ему всё вокруг.

До леса, где расположились невольные путешественники во времени, оставалось совсем немного, когда маленький Васька, сидевший на багажнике велосипеда, который вел за руль Толик, показал вперед пальцем:

– Леш в молоке…

Мальчики посмотрели в ту сторону, куда он показал. Лес впереди был затянут густым туманом, словно дымом. И не просто туманом. Денис заметил знакомые проблески и мерцание.

«Ну вот и кончилось приключение, – с сожалением подумал он, – Всего-то на одну рыбалку и хватило…»

Стоит только войти в этот туман, и он окажется в своем времени. Толик с Сёмкой удивятся, когда он исчезнет, а Васька так и не узнает про Гарри Поттера.

– Ребята, я вам соврал. Я не отдыхать приехал. Я сюда случайно попал. Из будущего.

Толик и Семён удивленно и непонимающе уставились на него.

– Этот туман… Это не простой туман. Из-за него я попал сюда… случайно… из 2016 года… Извините…

– То-то ты одет так необычно, – улыбнулся Толик.

– Ну и как там, в будущем? – неловко поинтересовался Сёмка. – Войны с Америкой нет?

– Войны нет. А так… по-разному.

– Так ты что, сейчас уйдешь, да?

– Да… придется…

Только познакомились, а уже приходится расставаться. Жалко, конечно, но ничего не поделаешь.

– Денис! Бегом сюда! Скорее! – из тумана выскочила Даша с рюкзаком за плечами.

Он махнул сестре рукой и повернулся к мальчикам:

– Ну, я пошел… До свидания.

– Пока, – протянул ему руку Сёмка.

Денис быстро пожал протянутую руку, потом руку Толика. Помахал шепелявому Ваське и, повернувшись, побежал к сестре, которая продолжала торопить его. Мальчишки махали ему вслед руками.



Он почти добежал. Почти…

До мерцающего тумана оставалось совсем немного, всего несколько шагов, когда он начал быстро редеть и растворяться. Вместе с туманом растворялась фигура сестры. Денис поднажал. И вот, когда до нужного места оставалось всего ничего, каких-то пара шагов, перед его глазами мелькнула короткая вспышка и остатки тумана бесследно исчезли. Не осталось даже никакого намека, что ещё секунду назад деревья этого леса были окутаны странным туманом.

Рядом, в двух шагах, словно из ниоткуда, шлепнулся на землю красно-синий рюкзачок сестры.

Денис, петляя между деревьями, добежал до места их стоянки.

Ничего не было.

То есть, шалаш был на месте, но ни мамы с папой, ни Василия Геацинтовича с Геной-водителем, ни Даши там не было. И машины не было. НИКОГО не было.

С минуту Денис озирался по сторонам, потом до него дошло, что он остался один в чужом времени. Ноги сразу стали ватными и отказались его держать. Он опустился на траву и заплакал…

Глава 4

– Проснулся, милок? – старушка с повязанной белой косынкой головой склонилась над Денисом. – А мы уж переволновались за тебя. Как ты себя чувствуешь?

Старушка потрогала его лоб своей сухой рукой.

Денис огляделся. Он лежал в небольшой, но светлой комнате. Кроме старинной железной кровати, на которой он сейчас лежал, в комнате стоял такой же старомодный комод, на котором возвышался большой радиоприемник. У стены стояли две массивные табуретки, выкрашенные коричневой краской. На одной из них лежал красно-синий рюкзак. Раскрытое окно. На окне шевелились от легкого ветерка небольшие занавески с какими-то цветочками. Напротив окна дверь, как понял Денис, в другую комнату.

– Где я?

– Ты что же, ничего не помнишь? – старушка покачала головой. – Бедненький…

Денис попытался, и вспомнил. Вспомнил мерцающий туман среди деревьев и как этот туман растворился в воздухе всего в нескольких шагах от него. Как он плакал, сидя у пустого шалаша.

Тогда к нему, ревущему и катающемуся по земле, подбежали Сёмка с Толиком, мальчики, с которыми он познакомился пару часов назад. Они что-то говорили ему, но он не помнил что.

Потом, зареванного, обессиленного и грязного, мальчики привели его сюда, к бабушке и дедушке Семёна. Здесь он, то и дело снова начиная реветь, рассказал кто он и откуда. Но ему, кажется, не очень-то поверили. Неожиданно у него всё поплыло перед глазами, и больше он ничего не помнил.

– Я, кажется, вчера потерял сознание, – улыбнулся Денис. – Извините.

– Ох, милый, переволновался ты, вот и заболел, – сокрушенно покачала головой старушка. – Третий день уж лежишь.

– Как, третий! – от неожиданности он приподнялся на локтях.

– Так вот, третий. Мы сначала перепугались, хотели тебя в больницу отвезти, да Сёмка, черт конопатый, уперся. Нельзя, говорит, тебя в больницу. Искать, говорит, тебя здесь будут. Они с приятелем по очереди у шалаша вашего дежурят. Да и дед, старый хрыч, туда же. Ты, говорит, медсестрой на фронте была, сама парнишку на ноги поставишь. Пришлось мне, милый, молодость вспоминать. Ну, слава богу, теперь на поправку пойдешь.

Старушка, прервав на минуту свою речь, спешно выбежала в другую комнату и вернулась с большой кружкой молока и куском пирога.

– Кушать, наверное, хочешь? Вот, выпей-ка пока молочка с пирогом. Пирог с вишней, вкусный.

– Спасибо, – Дениска почувствовал, что, в самом деле, очень голоден.

Он жевал вкусный пирог и запивал его не менее вкусным молоком. Старушка смотрела на него и улыбалась. Хорошо так улыбалась, по-доброму, и рассказывала, как они за него беспокоились, пока он без сознания звал маму.

– В первую ночь-то ты весь горел, три простыни под тобой сменили, как сильно потел. Ну да ничего, есть у меня одно средство народное. Напоили тебя, к утру успокоился, получше стало. Сёмочка вчера в твоей сумке рубашечку нашел, так я тебя переодела. А вещички твои я постирала, на дворе сейчас сушатся. Ещё молочка добавить?

Денис, продолжая жевать, кивнул и отдал кружку. Старушка ушла. Он отбросил одеяло, спустил ноги с кровати, и сразу же кровь прилила к его ушам и щекам. Он только что понял, что на нем была не его ночная рубашка. Тонкая, прозрачная белая рубашка с голубыми цветочками, отделанная девчоночьими кружевами. Под рубашкой, естественно, ничего не было.

Он дошлепал до табуретки (голова немножко закружилась), взял рюкзак и вернулся к кровати. Расстегнув молнию, вытряхнул всё его содержимое. Утешительного было немного.

В рюкзаке оказались вещи сестры, плюс книжка, плеер с зарядником, гелевая авторучка и кошелек.

Теперь он понял, что сестра в последний момент перед перемещением успела кинуть ему свой рюкзак. Что ж, хоть что-то, что напоминает о его семье, его времени. Возможно, кое-какие вещи ему могут пригодиться. Ведь у него нет кольца Василия Геацинтовича, кто его знает, сколько времени пройдет, пока за ним придут. То, что за ним обязательно придут, Денис был уверен на все сто процентов.

– Тебе уже лучше? – вопрос заставил Дениса оглянуться.

В оконном проеме торчала рыжая голова.

– Ты уже поправился?

– Наверное, – Денис подошел к окну. – У меня ничего не болит, только немножко слабость какая-то.

– Тогда ты ещё не совсем выздоровел.

– Да нет, всё нормально.

– А мы с Толиком по очереди у шалаша сидим, вдруг твои появятся, так мы сразу скажем, где тебя искать, – сообщил Сёма, и добавил: – Мы никому не говорили о тебе.

– Никто не появлялся?

– Нет, – вид у Сёмки был виноватый, как будто бы от него зависело возвращение Дениса домой. – Но они придут. Обязательно придут.

– Да, я знаю. Только когда?

Сёмка прямо через окошко забрался в комнату и сел на подоконнике.

– Поживешь пока с нами. Расскажешь, как вы там живете, в будущем. Будем вместе рыбачить, купаться. Сейчас каникулы.

– Ты чего это встал? – в комнате появилась старушка с кружкой в руке. – Тебе ещё рано вставать. Вот допивай молоко и ложись пока. Через часок обедать будем.

– Да я уже здоров, – попытался улыбнуться Денис, – У меня же ничего не болит.

– Всё равно, у тебя ещё сил маловато. Денек-другой полежать надо, силенок набраться.

Старушка, а это была бабушка Семёна, протянула Денису кружку. Пока он пил молоко, она увидела разбросанные на постели вещи.

– Что ж ты одёжку-то разбросал? Её, одёжу-то, аккуратно складывать надо. Вот мы её в комод уберем, будут все твои вещи в одном ящике лежать.

Она подошла к постели стала их аккуратно складывать.

– Батюшки! – удивилась, взяв в руки платье, – Это что же, неужто у вас хлопчики платья носят? Чудно!

Денис чуть не поперхнулся молоком и покраснел.

– Это… сестры вещи, – смутившись, сказал он, – Она мне свой рюкзак кинула. Когда… когда поняла, что я не успеваю…

– Вот незадача-то, – всплеснула руками бабушка, – А я ещё вчера подумала, что это у парнишки рубашка как у девицы, с кружавчиками. Вон оно, оказывается, что.

– А я ещё вчера понял, что это вещи той девочки, которая тебя звала, – сказал Сема, – Только я не знал, что она твоя сестра.

– Мы с ней близнецы.

– Здорово! Точно близнецы? И похожи друг на друга?

– Внешне – как две капли воды, а характерами разные. Если одинаково одеться, то нас можно за двух братьев принять. Или за двух сестренок… – улыбнулся Дениска, – У нас даже прически почти одинаковые.

– Вот чудеса-то, – покачала головой бабушка. – Ну ладно, коль ты шутишь, значит, точно пошел на поправку. Тогда сам сложишь свои вещички, что пригодятся, вот в этот ящик комода и до вечера все равно отдохни.

Показав ящик, куда надо сложить вещи, и забрав пустую кружку, бабушка удалилась, наказав внуку не приставать к Денису. Тот пообещал долго не утомлять «больного» разговорами, подмигнув ему при этом.

Денис стал перебирать вещи сестры. Что из них могло пригодиться ему здесь? Сёмка подошел и сел на постель, с интересом разглядывая разбросанные вещи.

Футболки пригодятся – их в одну сторону. Юбочку и платье – в другую. Бейсболка тоже пригодится, а вот оранжевые шорты навряд ли. Они были сделаны из материала, который обтягивался, как резинка. Когда сестра их надевала, то они плотно обтягивались на ней. С некоторой долей сожаления он присоединил их к платью.

– Да, вещички, прямо скажем, не совсем мальчишечьи, – вздохнул рядом Семён, взяв в руки черные велосипедки. – Вот эти трусы ещё пойдут.

– Это, вообще-то, спортивная одежда. Велосипедки называются. У нас такие вещи мальчики редко носят, в основном только девочки, – Денис добавил их к футболкам. – Надо же мне что-то носить, пока меня не найдут.

Половину белья он также отправил в ненужную сторону, уж совсем девчачье было.

– А у нас все только в черных трусах ходят, – Семка рассматривал рисунок далматинцев на отложенных в «нужную» сторону трусах, – Но ты не расстраивайся, в таких тоже можно. А это что, купальник?

– Да, – Денис собрался добавить его к платью.

Сёмка остановил его и, взяв купальник, расправил поверх одеяла. Это был новый Дашин купальник. Темно-синий, с желтыми полосами по бокам. Он походил больше на комбинезон или на гимнастический костюм, чем на купальник. Денис видел по телевизору гимнастов в таких костюмах.

– Его тоже можешь оставить.

– Зачем? – Денис посмотрел на него удивленно. – Вы же совсем голые купаетесь, я видел. К тому же в купальниках купаются только девочки.

– Не только. Голышом мы на своем, местном «пляже» купаемся. Туда девчонки не заходят. А у нас есть ещё пляж для дачников. Там всякие грибочки от солнца, раздевалки. Я там видел мальчиков, которые похожие купальники надевают, или в специальных плавках купаются. Мы-то туда почти не ходим, но с тобой там побываем. Интересные разговоры можно послушать. Ученые всякие бывают, писатели. Про космос много говорят и вообще…

Денис хоть и удивился, но послушно положил купальник к «нужным» вещам. Кто знает, может, действительно, тут так принято.

Плеер вызвал особый интерес у Сёмки. Денис видел, что ему не терпится узнать, что это за штука с наушниками? Денис просмотрел меню плеера, выбрал файл, надел на голову Семёна наушники и нажал кнопку. На веснушчатом лице мальчишки сначала отразилось недоумение, потом оно расплылось в довольной улыбке, и, наконец, сменилось выражением полного восторга.



– Вот это да! Это магнитофон такой? А маленький-то какой!

– Не совсем магнитофон. Этот вроде проигрывателя. Его можно слушать, но записывать он не может. Но есть и такие, которые могут записывать новые песни.

– Тоже такие маленькие?

– Ага. Есть и ещё меньше.

– А у нас только большие магнитофоны, с огромными бобинами магнитофонной пленки.

– Ничего, скоро кассетники придумают.

– Чего придумают?

– Ну, магнитофоны кассетные. Вот для таких маленьких кассет, – он показал руками какие были маленькие кассеты.

– Дорогая, наверное, штуковина? – Сёмка осторожно снял с головы наушники.

– Да нет, рублей триста всего стоит.

– Сколько!?

– Триста. Или чуть больше. Это смотря какой покупать будешь.

– За триста рублей можно телевизор купить.

Денис понял свою оплошность. Здесь деньги совсем другую цену имеют. Он вспомнил, как папа и Василий Геацинтович заработали каждый по три рубля. И сколько всего на эти деньги купили. Надо как-то объяснить Семёну эту разницу.

Подумав, Денис забрался на кровать рядом с Сёмкой. Поджав ноги, натянул на колени подол рубашки.

– Понимаешь, – начал он, – У нас совсем другие деньги, не такие, как у вас. Вот ты, например, на один рубль что можешь купить в магазине?

– Ну, на рубль можно много чего купить. Например, выпить тридцать три стакана газировки с сиропом и один раз без сиропа. Можно купить сто коробок спичек. Можно купить шесть буханок хлеба и ещё сдача останется. Или десять раз в кино сходить. Или купить девять порций эскимо по одиннадцать копеек, копейка сдачи будет…

– Ну вот посмотри, – прервал его Денис. – Сколько стоит буханка хлеба?

– Шестнадцать копеек. А есть по четырнадцать копеек. Батон – восемнадцать копеек.

– А у нас буханка хлеба стоит пятнадцать-двадцать рублей.

– Ни фига себе! – удивился Семен, но все равно с сомнением покачал головой. – Но триста рублей, это, всё же, очень дорого.

– Да нет, у нас это не дорого.

Денис поискал среди вещей сестры ручку и, взяв книжку, на последнем листе начал быстро что-то рассчитывать. Семен, вытянув шею, внимательно следил за его вычислениями.

– Вот посмотри: на ваши триста рублей можно купить 1875 буханок хлеба по 16 копеек. Так?

– Так.

– А на наши триста рублей можно купить двадцать буханок хлеба по 15 рублей.

– Ну…

– Теперь, если взять 20 буханок хлеба и умножить их на ваши 16 копеек, то у нас получится 3 рубля 20 копеек. Получается, что такой плеер на ваши деньги будет стоить 3 рубля 20 копеек. Понял?

Сёмка ошарашенно смотрел на Денискины расчеты. Да, нелегко такое понять! Денис дотянулся до Дашиного кошелька и заглянул в него. Там было две бумажных купюры – пятьдесят и десять рублей, десятирублевая монета с изображением Гагарина, один двухрублевик, несколько монет по одному рублю и несколько мелких, копеечных, монет.

Он выложил все это богатство сестры на подол своей рубашки и показал Сёме. Тот долго поочередно разглядывал монеты, вертел их в руках.

– А почему тут царский орёл? – спросил, показав на обратную сторону двухрублевой монеты.

– Видишь, – пояснил Денис, – Тут выбито «Банк России. 2011 год».

– Россия была при царях. Теперь Союз Советских Социалистических Республик. Вместо России сейчас РСФСР.

– А у нас там государство называется Российская Федерация.

– Чудно всё это, – покачал головой Сёмка.

– Я тебе расскажу всё потом, ладно? – посмотрел на него Денис.

– Чудно! – повторил Семён, но расспрашивать больше ни о чем не стал.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Поделиться ссылкой на выделенное