Виктор Богданов.

Туман времени



скачать книгу бесплатно

Иллюстратор Виктор Владимирович Богданов

Дизайнер обложки Виктор Владимирович Богданов


© Виктор Богданов, 2017

© Виктор Владимирович Богданов, иллюстрации, 2017

© Виктор Владимирович Богданов, дизайн обложки, 2017


ISBN 978-5-4485-6899-2

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Часть 1. Каникулы в прошлом веке

«Случается только то, что должно было случиться».

(Сёмка, хронохулиган)

Глава 1

Издав протяжный гудок, локомотив стронул вагоны с места и потянул их от перрона станции. По всему составу послышался стук вагонных буферов.

Денис, спавший на верхней полке, проснулся от резкого рывка вагона. За окном медленно проплывало ярко освещенное здание какой-то станции. Несколько человек, только что сошедших с поезда, сгибаясь под тяжестью дорожной поклажи, направлялись к выходу на пристанционную площадь. Перед входом на станцию прогуливался полицейский патруль. Всё как обычно, как и на любой другой станции.

Денис осмотрел полутемное купе. На нижних полках спали мама и его сестра. Папа спал на второй верхней полке. На столике тихонько позвякивала в пустом стакане чайная ложечка. Начатая пластиковая бутылка «Спрайта» от рывка вагона упала и теперь лежала на самом краю столика, готовая в любой момент упасть на пол.

Свесившись с полки, он дотянулся до бутылки. Открутив пробку, прямо из горлышка сделал несколько глотков. Кондиционер работал плохо, в купе было жарко даже под одной простыней.

Из дверей станции появился человек и побежал к медленно набиравшему скорость поезду.

«Хорошо, что ещё без чемоданов, с одним портфелем, – подумал Дениска. – С чемоданами точно не догонит, а так ещё, может быть, успеет запрыгнуть в какой-нибудь вагон».

Яркие станционные огни остались позади. Поезд проскочил семафор и, погромыхивая колесами на стыках рельсов, понесся дальше сквозь темную и душную ночь. Теперь за окном ничего нельзя было различить.

Осторожно спрыгнув с полки, Дениска нашарил свои кроссовки и вышел в пустой коридор. Добравшись до туалета, подергал ручку. Закрыто. Совсем забыл, что во время стоянок туалеты закрывают. Придется подождать. Уставившись в тёмное окно, попытался что-нибудь разглядеть за ним. Минут через пять мимо прогрохотал длинный товарный состав и попался один столб с горящей на нем лампой.

В тамбуре хлопнула дверь и через мгновение в вагон вошла проводница. Следом за ней прошел дядька, тот, что бежал к отходившему уже поезду на последней станции. «Успел, значит», – подумал Дениска, прошмыгнув в дверь туалета, который, проходя мимо, проводница открыла специальным ключом.

Вернувшись в купе, Денис забрался на свою полку. Мерное постукивание колес совсем не мешало. Под этот стук он вскоре заснул.


Впервые за последние три года они ехали в отпуск все вместе.

Папа, военный моряк, только в прошлом году перешел с корабля в штаб и это был его первый отпуск на новом месте службы. Мама тоже была военной. Она служила прапорщиком в строительном батальоне в том же городе. Этот батальон строил для моряков разные объекты, дома для офицеров. Мама там была начальником солдатской столовой. Денис и его сестра Даша были близнецами. Им по одиннадцать лет и они закончили в этом году пятый класс.

Когда встал вопрос, где же провести отпуск, они всей семьей перебрали тысячи вариантов. Никому не хотелось оставаться в маленьком военном городке ещё на целых два летних месяца отпуска. Путевки в санаторий или дом отдыха, предлагавшиеся их родителям, пусть даже за половину стоимости, в настоящее время для семьи военных были дороговаты. Предложение поехать к каким-нибудь родственникам тоже не вызывало большого энтузиазма, особенно у ребят. Летний оздоровительный детский лагерь брат с сестрой отвергли с возмущением. Больше всего Денис с Дашей хотели поехать куда-нибудь отдыхать «дикарями». Разбить где-нибудь палатку в лесу или на речке, загорать, купаться, отдыхать, бездельничать, рыбачить. И они всеми силами старались склонить родителей принять их предложение.

Но однажды вечером папа пришел со службы и показал ребятам большой старинный ключ.

– Мы будем жить почти дикарями, но в комфортабельных условиях, – объявил он. – Будут вам там и речка, и лес, и всё такое прочее. И нам с мамой кое-чего достанется.

Оказалось, что у папиного сослуживца где-то на станции Гремячевка есть большая старинная дача. Когда-то, кто-то из его родственников был то ли писателем, то ли композитором, и ему дали большую дачу чтобы он хорошо работал на свежем воздухе. Ну а потом, когда родственники умерли, эта дача досталась папиному товарищу. Вот он и предложил им пожить на этой даче. Месяц они будут одни, а потом этот сослуживец тоже приедет с семьей в отпуск, и они будут жить там вместе. У них тоже двое ребятишек и получится очень веселая компания.

Хоть ребята и скептически отнеслись к такому предложению, но после клятвенных заверений папы, что и лес, и речка там будут рядом, а добираться туда надо более двух суток на поезде, в конце-концов, согласились. Всё-таки новые места гораздо интереснее, чем изученный вдоль и поперек небольшой город.

А ещё их заинтересовал принесённый папой ключ. Большой и тяжёлый, с разными завитушками, он едва умещался в Денискиной ладошке. А весил, наверное, целых полкилограмма. Повертев его в руках, они с Дашей решили, что интересный ключ обязательно должен открывать интересную дверь. А за интересной дверью может быть очень много интересного.

Завтра к вечеру поезд высадит всю семью Егорушкиных на станции Гремячевка, и они начнут свою полудикую отпускную жизнь в доме, который открывается старинным ключом.


– Дашка, смотри, какая речка красивая! – Денис стоял в коридоре вагона и смотрел в окно.

– Ну и что? – не отрываясь от книжки, ответила сестра.

– Мы уже пять минут вдоль речки едем.

– Ну и что?

– Ничего. Просто красиво. Цветы на ней растут.

Поезд ехал вдоль неширокой, метров тридцать, тихой речушки. Течение, видимо, в речке было совсем небольшим. Вдоль берегов тут и там прямо из воды торчали желтые и белые цветы. Местами на берегу попадались заросли ивовых кустов, но в основном берег был невысокий и поросший травой.

– Папа, а это что за цветы? Лотосы, да?

– Нет, это лилии и кувшинки, – выглянув из купе, ответил отец. – Лотосы в средней полосе России не растут. Я знаю, что они есть на озере Ханка, а больше в России их, кажется, нет нигде.

– Да, лотосы есть в России только на Ханка, и ещё где-то в Средней Азии, – из соседнего купе вышел пассажир и тоже посмотрел на тянущуюся за окном речку.

Дениска глянул на говорившего и узнал в нём ночного пассажира.

– Здравствуйте, это Вы чуть не опоздали ночью?

– Да, было такое дело, – весело согласился дядька. – Пришлось немного пробежаться. В предпоследний вагон успел запрыгнуть, а потом по вагонам сюда…

– Хорошо, что без чемоданов были. С ними бы точно опоздали.

– Ты и это заметил? – с интересом посмотрел на Дениса новый пассажир.

– Ага.

В серой футболке и спортивных брюках, новый сосед ничем не отличался от остальных пассажиров. Как отметил про себя Денис, ему было лет тридцать или чуть больше. Аккуратно подстриженные темные волосы, веселые зеленые глаза, добродушное лицо. Никаких новомодных золотых цепей на шее, значит не из бандитов. Правда, на правой руке массивный перстень с изображением летучей мыши, но не золотой.

– К бабушке на каникулы едешь?

– Нет, просто в отпуск. Сегодня уже выходим, в Гремячевке.

– В Гремячевке? И я там выхожу.

– Тоже в отпуск едете?

– Хорошо бы, но нет. По делам еду.

– В командировку значит.

– Получается так. Давай знакомиться что ли, попутчик? Меня зовут Василий Геацинтович.

– А меня Денис.

– Вот и хорошо. Значит, отдыхать едешь в Гремячевку?

– Не совсем в Гремячевку. Там ещё надо куда-то недалеко. Папа знает.

– А ты что, ни разу ещё там не был?

– Нет. Первый раз.

– Что ж, места там красивые, тебе понравится.

– Папа говорит, там и лес есть, и речка.

– Есть. А ещё большое озеро.

– Денис, – выглянула из купе мама, – Не приставай к человеку. Вы извините, он Вам, наверное, надоел своей болтовнёй.

– Что Вы, нисколько, – улыбнулся ей Василий Геацинтович.

– Все равно, вы ему особенно воли не давайте, замучает своими разговорами. Он у нас как липучка приставучий.

– Да мне и самому интересно поговорить – всё время быстрей пройдёт.

– А ты не ухмыляйся, и не надоедай, – это уже относилось к сыну. – Знаем мы тебя. Минут через пять приходи в купе, завтракать будем.

– Ага, понял.

Дениска и не собирался надоедать. Просто немного поговорили с человеком. Тем более, что им вместе выходить в Гремячевке.

– А у Вас интересное кольцо, – помолчав минуту, обратился он к Василию Геацинтовичу, – Старинное, да?

– Это? – повертел он на пальце свой перстень, – да нет, не старинное. Друзья подарили.

– Дорогое, наверное?

– Смотря что понимать под этим словом. Если его цену, то, наверное, не очень. А если что-то другое, то да, дорогое. Для меня оно точно дорогое.

– А из чего оно?

– Серебряное.

– А почему летучая мышь изображена?

– Ну… – немножко замялся Василий Геацинтович, – Просто так. Просто летучая мышь.

– Красиво.

– С этим я согласен, красиво.

Из купе вышла Даша и подошла к ним.

– Здравствуйте, – сказала она Василию Геацинтовичу и, обращаясь к брату, продолжила, – Денис, мама зовет завтракать.

– Здравствуй, это твоя сестра, Денис?

– Да, её зовут Даша.

– Вы очень похожи.

– Ага, мы близнецы!

– Вот как! Здорово! Всегда мечтал иметь брата близнеца. Или сестру.

– Брата, это конечно лучше.

– Ну, ты! – Даша стукнула его ладошкой по спине, – По мне, так лучше бы ты был моей сестренкой, а не таким дураком.

– Вот так у нас всегда, – притворно вздохнул Денис, – Трудно общий язык с девчонками найти.

– Ничего, – рассмеялся Василий Геацинтович, – Всё равно здорово!

– Ну, мы пойдем.

– Приятного аппетита, ребята. Я тоже, пожалуй, чего-нибудь перекушу.


Последние полчаса до прибытия поезда на станцию тянулись особенно долго. Денису показалось, что прошло пять раз по полчаса. Все вещи уже давно были собраны, постели сданы проводнику. Всем не терпелось поскорее высадиться из порядком надоевшего за двое суток пути вагона.

Родители в который раз проверяли, все ли вещи собраны и уложены в дорожные сумки и пакеты. Даша, по своему обыкновению, уставилась в книжку, а Дениска, уже переодетый и готовый в любой момент выскочить из вагона, тихо маялся ожиданием на своей верхней полке.

За окном появились признаки приближающейся станции. Недалеко от железнодорожного полотна появилось автомобильная дорога, по которой оживленно сновали машины. Вдалеке промелькнул небольшой дачный поселок.

Когда поезд стал снижать скорость, пассажиры в вагоне засуетились. Для кого эта станция была конечной, потянулись с вещами к выходу, а те, кому ехать дальше, собирались на станции пробежаться по торговым точкам и чего-нибудь прикупить для скорого ужина.

Спрыгнув с полки и закинув за плечи свой рюкзак, Дениска вместе со всеми переместился поближе к выходу из вагона. До остановки оставались считанные минуты.

– Ну вот, почти приехали, – раздался сзади голос Василия Геацинтовича, который со своим старомодным портфелем в руках тоже приготовился к выходу.

– Ещё не совсем, – улыбнулся ему Дениска, – Нам ещё километров двадцать добираться до места. Папа сказал, что поселок называется Облепиха.

– Облепиха? Значит, мы будем соседями.

– А Вы что, тоже туда едите?

– По странному стечению обстоятельств, выходит, что туда. Меня, кстати, должны встречать на машине. Если уместимся, могу подвезти.

– Вот здорово! Нам говорили, что автобус туда ходит только утром и вечером. Пришлось бы часа три на станции ждать.

– Нет проблем. Главное, чтобы машина была вместительной. Я думаю, что это будет уазик, так что места должно всем хватить.

Несколько раз тихонько дернувшись, поезд остановился, и шумная толпа пассажиров высыпала на платформу.

Василий Геацинтович подошел к родителям и в двух словах объяснил им, что может подвезти всех до поселка. Родители, конечно, обрадовались подвернувшейся оказии, ведь не нужно было несколько часов ждать рейсового автобуса, а дорога всё-таки немного утомляет взрослых людей. Весело переговариваясь, все устремились на привокзальную площадь.

Действительно, недалеко от выхода ждал старенький микроавтобус УАЗ защитного цвета. Василий Геацинтович перекинулся несколькими словами с водителем, молодым улыбчивым парнем в серой футболке и свободных шортах, который назвался Геной, и помог семье Егорушкиных быстро погрузиться в машину.

– Держитесь крепче, Гена у нас немножко каскадер, – предупредил Василий Геацинтович, садясь на переднее место рядом с водителем.

– Это не я каскадер, это дороги у нас такие, – рассмеялся Гена, запуская двигатель и выруливая со стоянки. – Сейчас сами всё увидите.

Недолго попетляв по узким улицам Гремячевки, уазик выбрался на видавшую лучшие времена дорогу и весело запрыгал по ухабам и колдобинам. Дениска крепко вцепился обеими руками в жесткую скамью, но всё равно удержаться на месте было не легко. Каждая очередная колдобина высоко подбрасывала всех со своих мест. Мама и Даша уцепились за папу и тихонько взвизгивали и охали от каждого толчка. Папа одной рукой держался за скамью, а другой за прикрепленный к потолку поручень. Ногой упирался в норовивший прыгнуть выше всех объемистый чемодан. Денис, как крепко ни старался держаться, всё-таки пару раз треснулся головой о потолок салона. Было не больно.

Минут через десять бешеной пляски, машина свернула на другую, более ровную дорогу и все с облегчением вздохнули. Тряска уменьшилась, можно было оглядеться по сторонам.

В отличие от разбитого шоссе, проселочная дорога, петлявшая между полями, была более ровной. Машина, до этого протестующе дребезжавшая каждой своей железякой, довольно урчала мотором и лишь изредка подпрыгивала на случайных редких бугорках. Шофер Гена несколько раз оглянулся на пассажиров, показав в улыбке крепкие белые зубы и подмигнув Дениске.

– У меня чуть все внутренности не выпрыгнули на этой дороге, – по-прежнему держась за папу, улыбнулась мама.

– А я башкой об потолок треснулся, – радостно поделился со всеми Дениска.

– Не башкой, а головой, – тут же не преминула поправить его сестричка.

– Пусть головой, всё равно треснулся.

– Мы специально свернули, – повернувшись, пояснил Василий Геацинтович, – Получится немного длиннее, но зато безопаснее. Шоссе последний раз ремонтировали ещё при советской власти. У местной администрации, как всегда, на ремонт денег не хватает.

– А у кого их теперь хватает? – философски согласился с ним папа.

– Вот и я говорю начальству, машину давно новую надо, – вступил в разговор Гена, – Скоро прямо на дороге развалится, а мне всегда отвечают, что на мышь не хватает.

– На что, на что не хватает? – удивился услышанному Денис.

– «Мышь» – это прибор такой экспериментальный, – пояснил Василий Геацинтович, – У нас здесь филиал одного научного учреждения. Вы же понимаете, какие «огромные» деньги сейчас идут на науку. А ты, Гена, поаккуратнее гоняй свою машину, её надолго хватит.

– «Поаккуратнее», – хмыкнул Гена, – Дороги-то сами видите какие… Я после каждого рейса по несколько часов под машиной провожу.

– Кстати, как там дела? – Василий Геацинтович вопросительно посмотрел на шофера.

– С утра раскрутку начали, к нашему приезду всё должно быть готово.

– А долго ещё ехать? – спросила Даша.

– Да нет, с полчаса. Вон тот лесок проедем, а там уже рукой подать…

Впереди действительно маячила кромка леса. Родители о чем-то тихо говорили между собой. Дениска не стал прислушиваться. Василий Геацинтович достал из своего старомодного портфеля какие-то бумаги и углубился в их изучение. Гена усердно крутил баранку.

Дениска молча смотрел на приближающийся лес. Это хорошо, значит, не обманул папин сослуживец. Есть лес, значит, и озеро или речка должны быть тоже.

Придвинувшись поближе к водительской кабине, Дениска стал рассматривать панель управления. В общем-то, она ничем не отличалась от других аналогичных машин, в которых приходилось ему бывать когда-либо. На приборной доске Гена укрепил небольшую фотографию улыбающейся девушки. «Наверное, это его девушка, – подумал Дениска. – А ничего, красивая». Но больше заинтересовала его не фотография, а брелок, к которому был прикреплен ключ от машины, торчащий сейчас в замке зажигания. Брелок был сделан в виде летучей мыши, завернувшейся в свои крылья, когда она спит под потолком где-нибудь на чердаке. От её ножек тянулась небольшая, в несколько звеньев цепочка, соединенная с кольцом, на котором и находился ключ. Сейчас мышь висела головой вниз, действительно, как под потолком, и раскачивалась от движения машины. И у Василия Геацинтовича кольцо с изображением летучей мыши.

Через лес ехали недолго, минут пятнадцать. Когда машина вынырнула из-под кроны густых деревьев, слева от дороги замаячила гладь довольно большого озера, на противоположном берегу которого виднелся небольшой поселок.

– Вон наша Облепиха, за озером, – повернувшись к пассажирам, объявил Гена, – Теперь уже совсем близко.

Все с интересом стали рассматривать приближающийся поселок. Небольшие домики утопали среди садовой растительности. Недалеко от поселка на берегу озера располагался пляж. Даже сейчас, почти уже вечером, на его песочке угадывалось несколько фигурок купальщиков. Немножко нелепо выглядело трехэтажное панельное здание у самого въезда в поселок. Как будто кто-то по ошибке перенес его из города в это дачное местечко. К тому же оно было обнесено высоким забором. Немного подумав, Дениска решил, что это, наверное, и есть тот филиал научного учреждения, где работали Василий Геацинтович и Гена.

– Есть здесь какой-нибудь магазинчик? Что-нибудь на ужин надо прикупить, – поинтересовалась мама.

– Магазинчик? Сейчас их везде полно, – оторвался от своих бумаг Василий Геацинтович, – Гена вам покажет, а потом до вашей дачи подбросит.

– Приходите к нам завтра на ужин, – пригласил его папа, – Вместе с Геной. Отметим знакомство, так сказать…

– Спасибо, непременно загляну. Я ведь здесь тоже нечасто бываю, а места тут отличные для отдыха. Если, конечно, хозяйка не будет возражать.

– Хозяйка не возражает, – улыбнулась мама, – Вы первые с кем мы здесь познакомились.

– Ну, насчет знакомств не беспокойтесь, здесь люди без особых претензий, общительные. А новые русские сюда пока ещё не добрались.

Мама с папой ещё задавали какие-то вопросы Василию Геацинтовичу, но Дениска к их разговору не прислушивался. Он заметил, что вокруг здания «научного учреждения» стало происходить что-то непонятное. Сначала появились какие-то проблески, как будто маленькие звездочки ярко вспыхивали на мгновение и пропадали. Очертания самого здания стали сначала какими-то расплывчатыми, словно в дымке горячего воздуха, а потом, постепенно, откуда-то стал появляться легкий мерцающий туман, выстреливающий во все стороны лучами зеленоватого света.

– Кажется, у нас что-то не ладно, – обратил внимание на происходящее Гена. – Посмотрите, что там происходит.

– Давай жми, – вмиг став серьезным, скомандовал Василий Геацинтович. – Боюсь, как бы компрессионная камера не полетела.

Гена тут же до отказа вдавил педаль газа и машина, протестующе загремев всем своим железом, буквально полетела по дороге.

Мерцающий туман, как бы радуясь предстоящей встрече, тоже расширялся и двигался навстречу машине. Когда машина окунулась в этот туман, дороги практически не стало видно совсем, водитель вынужден был резко снизить скорость.

– Гена, быстрее ради бога, – торопил водителя Василий Геацинтович.

– Так дорогу же не видно, – оправдывался тот. – Фары, что ли включить.

– Так включай, только быстрее.

Гена щелкнул тумблером на приборной панели, и свет желтых противотуманных фар высветил небольшой участок дороги перед машиной. Мерцающие проблески за окнами после включения фар стали более интенсивными и как бы приблизились вплотную. Все с интересом оглядывались вокруг, только Василий Геацинтович хмурился всё больше и больше. Вскоре проблески вокруг машины сплелись в сплошное сияние и полностью окутали её.

– Выключи фары! Стой!

– Что? – не понял Василия Геацинтовича Гена.

– Фары выключай, быстро!

Не успел Гена выполнить это распоряжение, как мерцающее сияние застыло на мгновение и с легким хлопком исчезло.

Глава 2

От резкого торможения Денис стукнулся локтем о переднюю стенку пассажирского салона. С минуту все сидели молча, оглядывая себя и друг друга.

– Как вы думаете, что это было? – спросил Гена, выйдя из машины и обойдя её кругом.

– Кажется ничего хорошего, – Василий Геацинтович тоже вышел и задумчиво оглядывался вокруг.

Перед тем, как машина въехала в этот странный туман, впереди за деревьями была видна крыша трехэтажного серого здания. Сейчас деревья были на месте, но за ними ничего не было видно.

– А где же ваше научное учреждение? – удивленно спросил Дениска.

– А? Да, извините, – Василий Геацинтович подошел к машине и открыл дверцу салона. – Произошло что-то непредвиденное в институте с нашей новой установкой. Что – сказать пока не могу. Но нужно быть готовым к… м… разным ситуациям.

– К каким ситуациям? – спросила мама.

– Пока сам не знаю. Давайте не будем торопиться делать выводы. Сейчас проедем по поселку и оглядимся немного. Всё, что мне пока что известно, это то, что здание филиала института куда-то испарилось.

– Классно! – округлила глаза Даша, – Наверное, там грохнула атомная бомба и от Вашего института осталась только огромная дыра в земле.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Поделиться ссылкой на выделенное