Виктор Янович.

Золото скифов: тайны степных курганов



скачать книгу бесплатно

Памяти моего отца

Гинца Сергея Викторовича,

погибшего в застенках НКВД,

посвящается



Предисловие

О некоторых народах, в частности о славянах, говорят, что они молодые. Но что значит молодые? Понятие молодости какого-либо этноса имеет только тот смысл, что соответствующая общность сложилась сравнительно недавно в результате разделения или объединения каких-то более древних этносов. Каких, каково их место в мировой истории, где, когда, почему и при каких обстоятельствах произошло их разделение или объединение? Без ответа на эти вопросы история любого этноса, а особенно молодого, каким считают славян, будет неполна. Видимо, того же мнения придерживался Нестор летописец, который повествование о том, «откуда есть пошла Русская земля», начинал с библейских времен.

Автора давно интересуют вопросы истории славян, их родства и связей с другими народами и, в конечном итоге, истории всего человечества и постижения ее смысла. Наука мало занимается этими вопросами. Может быть, потому, что сообщения древних авторов о славянах отрывочны и не всегда достоверны, археологические материалы мертвы и молчаливы.

Для того чтобы связать воедино разорванную во многих местах нить времен, нужно многое домысливать, высказывать малообоснованные догадки и гипотезы. В серьезной науке подобное считается дурным тоном. Но без них тоже нельзя: научное исследование подобно следствию, которое не может продвигаться вперед без версий. «Не имея идей, не увидишь фактов», – говорил Иван Павлов.

Губительно лишь превращение идей в догмы, под которые подгоняют факты, что часто случается в исторической науке по политическим соображениям. В связи с этим в среде советской интеллигенции даже возникла саркастическая поговорка: «История непредсказуема».

Кроме того, в исторической науке, как и в любой другой, бывает, что за истину принимается недостаточно обоснованное мнение, как правило, какого-либо авторитетного ученого. Со временем оно становится общепринятым, и научная мысль не может выскочить из наезженной колеи. В таких случаях может быть полезен взгляд со стороны.

Достоинством дилетанта является отсутствие вышеуказанной скованности. Недостатком – отсутствие достаточного объема специальных знаний. Тем не менее польза от него для науки может быть. Достаточно вспомнить археологов-дилетантов Генриха Шлимана и Викентия Хвойко.

Известна также шутка Эйнштейна о том, как делаются открытия: специалисты хорошо знают, что может быть и чего быть не может, но приходит дилетант, который этого не знает, – он-то и делает открытие. Вдохновляясь поговоркой, что в каждой шутке есть доля правды, автор, который не является специалистом-историком, отваживается обнародовать свое околонаучное исследование. И начнет его со своей малой родины, с древнего города Киева, в истории которого, как ему представляется, отразилась бо?льшая часть ранней истории славянских народов и часть истории народов индоевропейских.

Идеи автора зачастую очень сильно отличаются от официально принятых.

Наверное, специалисты посчитают их недостаточно обоснованными. Но есть принцип Поппера, согласно которому «сначала создается теория, а затем проверяется возможность ее опровержения с помощью фактов». Опровергнет или подтвердит наука догадки автора, покажет время. Ибо существует приятный парадокс: со временем мы узнаем о прошлом больше, чем знали раньше.

Настоящая книга представляет собой ретроспективное исследование древней истории индоевропейских народов: славянской, романской, германской и кельтской групп. В его основу положены исторические сведения древних авторов, мифологические и религиозные предания, подтверждаемые независимыми данными из различных областей знания (лингвистики, археологии, палеонтологии, геологии и др.).

В книге высказывается ряд оригинальных гипотез, которые позволяют по-новому посмотреть на многие проблемы.

О происхождении Киева и его названия, о том, кем были его основатели, а также об их скифских прототипах.

О народах, населявших Скифию в V в. до н. э. по сведениям Геродота, размещение которых можно установить только в предположении о радикальных изменениях русел Борисфена (Днепра) и некоторых других рек Украины, произошедших в середине I тыс. н. э.

О том, что индоевропейцы происходят не от единого народа-пращура, а от трех этносов очень разных по хозяйственному и общественному укладу жизни и по своей психологии: лесных собирателей (бореев или боричей), занимавших север Европы от истоков Дуная до Урала; степных охотников и скотоводов, занимавших степи Евразии к востоку от Борисфена; и матриархальных оседлых скотоводов-земледельцев (пеласгов или полян), пришедших в конце VI тыс. до н. э. на Балканы из Анатолии, а в IV тыс. до н. э. заселивших правобережье Борисфена (археологическая культура Триполье-Кукутени).

Лесные собиратели жили рассеянно в огромном лесу, занимавшем весь север Европы от истоков Дуная до Урала. Они не нуждались в централизованной системе управления и в своих отношениях руководствовались естественным правом.

Охотники на крупного зверя, впоследствии ставшие скотоводами-кочевниками, составляли общество с ярко выраженным патриархальным укладом жизни и иерархическим управлением.

Третий этнос, в отличие от двух предыдущих, жил в крупных поселениях и занимался не присваивающим, а производительным хозяйствованием (земледелие и скотоводство). Они составляли демократическое женоуправляемое общество.

Местом соприкосновения этих трех этносов стало Среднее Поднепровье в IV тыс. до н. э. Различия в видах хозяйственной деятельности не могли быть препятствием для их мирного сотрудничества, напротив, должны были способствовать его развитию. Другое дело различия в укладах общественной жизни, в психологии людей, в верованиях, определяющихся их психологией либо определяющих ее. Даже в наше время формально признанных общечеловеческих ценностей эти различия порождают непримиримые конфликты.

Для формирования из столь разных этносов единой общности были необходимы единая религия и законы, определяющие достойное место в обществе для каждого из них. Такую религию и такие законы принес им Рама, выходец из четвертого полумифического евразийского этноса. Предания о нем как о народе, любимом богами, совершенном физически и нравственно, сохранили под разными именами многие народы. Греки называли их гипербореями; скандинавы – фризами; египтяне – блаженным народом; персы и индусы – ариями.

Арийская религия позволила объединить эти разнородные этносы в единое сообщество, определив для каждого из них место, соответствующее его укладу жизни и психологии.

Однако просуществовало оно сравнительно недолго из-за возвращения части женоуправляемого этноса к прежним верованиям в конце IV тыс. до н. э.

Те, кто остался верен арийским законам, во избежание конфликтов ушли на Восток. Но в середине III тыс. до н. э. в арийской среде появились вероотступники в воинском сословии (щака или саки – предки скифов). Они вернулись к Борисфену, перешли его и разгромили пеласгов-полян, которые оставили свои поселения и бежали от саков в леса и горы на север и запад, а также на свою прародину – Ближний Восток.

Около 1700 г. до н. э. саки под водительством правящей верхушки – гиг саков (высших саков – прототипа царских скифов) предприняли поход на Ближний Восток. Вначале они разгромили потомков пеласгов-полян – палайцев, часть которых, потеряв своих мужчин, превратилась в амазонок, а другая бежала на Крит.

Затем гиг саки захватили Египет и царствовали в нем более 150 лет. Здесь их называли гиксосами или малик шасу (царями пастухов). В 1535 г. до н. э. египтяне изгнали гиксосов. При этом часть из них вернулась в Северное Причерноморье, где получила название – скифов (скитов – скитальцев).

Для предотвращения возможных дальнейших вторжений потомков гиксосов в Египет фараон Рамзес II в XIII в. до н. э. оккупировал Скифию и оставил в ней свой гарнизон. После того как связь гарнизона с метрополией прервалась, египетские воины натурализовались в Скифии, женились на местных женщинах и правили здесь более 500 лет. По названию Египта – Кеме их называли киммерийцами.

В VII в. до н. э. киммерийцы были изгнаны вернувшимися на прародину скифами-кочевниками, ранее бежавшими от оккупантов в Среднюю Азию. Изгнанные скифами киммерийцы наводнили Западную Европу и Малую Азию и дали начало многочисленным племенам: кимвров, кельтов, галлов, галатов и др. А на территории Украины утвердилась известная античным авторам и подробно описанная Геродотом – Скифия.

Народы Европы в различных пропорциях вобрали в себя полянскую, боратскую, сакскую, а позже египетскую компоненты. По языковым и этнографическим признакам их объединяют в три группы народов: германскую, в которой, вероятно, превалирует сакский компонент; романскую с превалированием полянского (пеласгийского) компонента; и славянскую, с превалированием венедского компонента (помеси полян с боратами).

Пеласгийский (полянский) компонент определил приверженность романских народов к благоустроенной, комфортной жизни, красоте и искусствам, к амурным делам.

Сакский компонент определил приверженность германских народов к власти, дисциплине и порядку, к военным предприятиям.

Германские и романские народы соперничали между собой и смешивались, создавали различные государства и империи, но основывали их на принципах гораздо худших, чем арийские. Их возглавляли не благородные просвещенные брамины, а грубые и жестокие воины либо погрязшие в праздных развлечениях и интригах светские люди.

Славянские народы – потомки, главным образом, преждевременных демократов венедов, унаследовали соответствующие качества. Венеды не имели четких институтов самоуправления. Для них стали характерными: неорганизованность, неупорядоченность жизни во всех ее аспектах, от бытовой до государственной; неуважение законов рядовыми гражданами и произвол со стороны властей; неверие в способность упорядочить жизнь собственными силами; готовность ради желаемого порядка подчиниться иноземцам и инородцам и проявлять преданность властям. С другой стороны: нелюбовь к жесткой дисциплине, жажда свободы, постепенное накопление недовольства властями, сочувствие к выступающим против властей и, наконец, «бунт бессмысленный и беспощадный». Крушится подряд все, что было, и хорошее, и плохое. Прошлое вычеркивается из памяти, и история в очередной раз начинается с нуля.

Глава 1
Мать городов русских

1. О происхождении Киева и его названия

Вопрос о происхождении «матери городов русских» – Киева, равно как и его названия, до сих пор остается открытым. Народная этимология склонна объяснять происхождение всех топонимов от имен легендарных личностей. Такого же мнения о происхождении названия Киев придерживался автор «Повести временных лет». Он опирался на народное предание, достоверность которого пытался обосновать логическим путем: «Яко же бысть древле цесарь Рим и прозвася в имя его град Рим. И пакы Антиох – и бысть Антиохия… пакы Александр – и бысть в имя его Александрия. И многа места тако прозвани быша грады в имена цесарь тех и князь тех. Тако же и в нашей стране прозван бысть град великий Киев в имя Кия».

Вместе с тем, зачастую бывает как раз наоборот – люди получают прозвища по названию городов, из которых они вышли. Известно множество таких фамилий, как древних, так и современных (Илья Муромец, Прокопий Кесарийский, Гомельский, Козельский, Каневский и т. п.). Города же во многих случаях получали названия от присущих им характерных особенностей или функций, которые они выполняли для окружающих поселений. Именами киевских князей Олега, Игоря, Ольги, Святослава, Владимира и других названо незначительное число поселений, но уже более тысячи лет восточные славяне охотно называют их именами своих детей. Имя же Кий не числится ни в христианских, ни в языческих славянских «святцах». Не кажется ли странным, что этой чести не удостоился князь, основавший «мать городов русских»? Вместе с тем у Киева имеется множество городов-тезок (Киев, Киево, Киевица, Кияны, Кии и т. п.).

М. Ю. Брайчевский насчитал их полтора-два десятка в западнославянских землях, особенно в Польше. Село Киево имеется в земле Хелмской, в Средском уезде их – два. В Иновроцлавском уезде, кроме Киево, имеется также населенный пункт Киевица и село Киевская Воля. На территории Пенчковского уезда имеются села Кияны и Кии. Села с названием Киев есть в Ново-Радомском уезде и в Силезии. В Мазовше есть село Киевицы. Села Кияны имеются в Западной Волыни и в южных районах Литвы. Села с названием Киевец – в уездах Слуцком и Бяльском. Город Киев есть в Моравии, село Киев – в Венгрии. Село Кий есть в сербской Лужице, поселок Киево – в крае Косово [1, 93].

На карте же, составленной С. М. Трубачевым (рис. 1) [2, 183], подобных поселений показано более шестидесяти.

Нелепо думать, что у каждого из них был свой Кий-основатель. Не менее нелепо считать, что все они названы так в честь столицы Киевской Руси выходцами из нее. Остается предполагать, что слово «киев» отражало какую-то специфическую особенность или функцию соответствующих поселений. Вероятнее всего, следующую.

Известен способ переправы через реку на лодках и плотах, когда вместо весел используют кий (жердь), которым отталкиваются от дна. Таким образом можно перевозить груженые телеги, скот. В некоторых местах на Украине занятие таким перевозом является промыслом и называется «киюванням».


Рис. 1. Распространение топонимов. 1. Киев. Киево. 2. Киевец. Киевичи


От подобных перевозов могли получить свои названия многочисленные тезки Киева, стоящие на малых речушках, но не Киев на Днепре. Глубина Днепра слишком велика, а течение сильно для такого способа перевоза. Тем не менее версия о происхождении названия города Киева от «Киева перевоза» существовала испокон веков.

Несмотря на несогласие с ней, ее не мог проигнорировать и киевский летописец. В «Повести временных лет» сказано: «Ини же несведуще, реша, яко Кий есть перевозник. У Киева бо бяше перевоз тъгда с оноя страны Днепра – темь глаголаху: «на перевоз на киев».

Летописец не возражает против того, что когда-то у Киева был перевоз и даже против того, что назывался он «киев перевоз», но не соглашается с тем, что Кий был простым перевозчиком по следующей причине: «Аще бы Кий перевозьник был, то не бы ходил Цесарюграду. Но се Кий княжаше в роде своем и приходившю ему к цесарю, которого не свемы, но тькмо о сем вемы, якоже сказають, яко велику честь приял есть от цесаря, при котором ходив цесари. Идущю же ему вспять (вторично. – В.Я.), приде к Дунаеви и взлюби место и сруби градък мал и хотяше сести с родъм своим и не даша ему ту близь живущий. Еже и доныне наречють дунайти «городище Киевець». Киеви же пришедшю в свой град Киев, ту живот свой сконьча».

Как говорится, дыма без огня не бывает. Перевоз у Киева, по-видимому, когда-то был, но по причинам, указанным выше, едва ли мог получить свое название от имени перевозчика и представлять собой лодку, плот или паром, перемещаемые с помощью киев. Перевоз через большую реку, достойный большого города и памяти поколений, вероятнее всего, был стационарным и представлял собой понтонный мост. Подобные сооружения были известны с глубокой древности.

Геродот сообщает, что при походе в Скифию персидский царь Дарий для переправы своей семисоттысячной армии через Босфор и Дунай приказал поставить борт к борту корабли, поверх которых положить деревянный настил. Киев перевоз, скорее всего, состоял из ряда лодок, накрытых бревенчатым настилом.

Серьезной проблемой было удерживать перевоз от сноса течением. Неизвестно, как решил ее Дарий. Его же преемник Ксеркс, который предпринял поход на Грецию, при сооружении подобной переправы через Босфор приказал для удержания кораблей свить специальный очень прочный канат, протянуть его через пролив и закрепить на противоположных берегах.

На Днепре, который не так глубок, как Босфор и имеет песчаное дно, наиболее простым и надежным способом удержания моста от сноса течением было – забить в дно ряд свай (кольев, киев) и к ним привязывать лодки. Сделать это можно было зимой со льда, через проруби.

По киеву перевозу могли передвигаться обозы с гружеными телегами, перегоняться скот и т. п. Однако такой перевоз перекрывал движение судов по реке. Для их пропуска он должен был иметь разводную секцию. То есть киев перевоз представлял собой довольно сложное инженерное сооружение. Для его обслуживания, демонтажа на зиму (чтобы не снесло весенним ледоходом) и монтажа весной, необходимо было иметь бригаду квалифицированных мастеров. Надо полагать, что их содержание с лихвой окупалось мытом, взимаемым за проезд по перевозу и за пропуск судов.

Гипотеза о том, что Киев возник на месте древнего перевоза, чему есть прецеденты в других странах (Франкфурт, Оксенфурт и др.), высказывалась А. Шлетцером [4], но была отвергнута, так как в отличие от упомянутых немецких городов, в названии Киев не находили и намека на перевоз. По мнению же автора, перевоз, удерживаемый сваями, которые в древности назывались киями, вполне можно было назвать киев перевоз. Кстати, как обнаружили археологи при раскопках в Киеве на Подоле, берега речушки Киянки были укреплены от разрушения сваями – киями, от которых, очевидно, она и получила свое название.


Рис. 2а. Фрагмент карты-схемы Киева Ушакова с мостами через Днепр. 1695 г.


Людей, обслуживающих киев перевоз, могли называть киянами, а их хозяина – Кием (независимо от его имени собственного), город же, в котором они жили, – Киевом. Таково, по мнению автора, происхождение этих имен и названий.

По причине, о которой будет сказано ниже, киев перевоз был ликвидирован за пару столетий до Нестора летописца. Но идея киева перевоза была реализована киевлянами повторно много веков спустя, что отражено на карте-схеме Ушакова 1695 года. На ней схематично показан перевоз, подобный описанному выше. Он состоял из двух частей. Одна соединяла левый берег Днепра с Рыбальским островом, который в те времена был длиннее, другая была перекинута через реку Почайну и соединяла остров с правым берегом. На рис. 2а показан фрагмент карты-схемы Ушакова с перевозом через Днепр. На карте-схеме виден бревенчатый настил, торчащие из воды сваи (колья, кии), к которым привязаны лодки, находящиеся под настилом. Разводная секция расположена у правого берега Днепра. Для пропуска судов она подтягивалась вверх, к свае, более удаленной от перевоза, чем остальные. Видно также, что эта секция имеет слегка клинообразную форму, необходимую для ее плотного соединения с настилом при постановке на место.


Рис. 2б. Фрагмент карты-схемы Ушакова с мостами через Днепр и реку Почайну (прорисовка)


На рис. 2б представлена прорисовка, выполненная авторами книги «Киев во второй половине XVII века» [3, карта, лист 20].

Значение Киева не только для близживущих, но и для далеких народов трудно переоценить. Благодаря киеву перевозу он стал центром контроля торговых путей, связывающих Север и Юг, Восток и Запад и средоточием торговли товарами с четырех сторон света. Обмениваться товарами здесь было удобней, чем отправляться с ними в рискованный вояж за тридевять земель. В связи с этим в Киеве появились фактории иноземных купцов, склады, торги, крепость и военная дружина для защиты всего этого хозяйства от грабительских набегов и для взимания мыта с нежелающих его платить.

Академик Б. А. Рыбаков в своей работе «Город Кия» сообщает: «Предположение о «таможенных сборах» в окрестностях будущего Киева подкрепляется большим количеством находок красивых бронзовых предметов, украшенных многоцветной выемчатой эмалью. Фибулы, декоративные цепи, детали питьевых рогов компактной массой встречаются на пространстве от устья Десны до Роси. Изобилие этих драгоценностей в ближайшем окружении Киева одно время наталкивало на мысль о местном их изготовлении, но Х. О. Моора убедительно показал их прибалтийское происхождение и широкий ареал распространения от Немана до Оки и от Финского залива до Киева».

Традиция взимания перевозного мыта действовала и в 1695 году. На карте-схеме показана установленная для этой цели у перевоза «денежному анбару караульня».

Киев как город торговый должен был иметь не один рынок. Слова «рынок» и «базар» неславянского происхождения. Первое – немецкого, второе – персидского, которое попало в славянские языки через тюркские. Коренное же славянское название рынка – торг (торговать – отторгать, отчуждать). Местоположение некоторых рынков мы можем установить по сохранившимся, иногда искаженным, древним топонимам. На Подоле под Боричевым узвозом расположено ровное место под названием Боричев Ток. Историки гадают о том, что означает это название. По мнению автора, оно представляет собой искаженное название Боричев торг. На нем торговали дарами леса боричи – древнейшие обитатели Украинского Полесья, «бора великого», о которых более подробно говорится в главе «Аборигены Европы и древние пришельцы».

Труханов остров расположен на левом берегу Днепра напротив Киева. От него на правый берег был перекинут «киев перевоз». Для того чтобы попасть на рынки Киева, торговцам с Левобережья нужно было платить перевозное мыто. Им было выгоднее развернуть торговлю на острове перед перевозом, что они наверняка и делали. От этого остров мог получить название – Торганов остров, которое позднее (после утраты им торговой функции) было искажено.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное