Вика Кристи.

О правах и свободе человека



скачать книгу бесплатно

© Вика Кристи, 2017


ISBN 978-5-4485-7861-8

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Власти страны, в которой происходят события, публично заявляют, что это демократичное, правовое государство, в нем обеспечено полное равенство власти и гражданина. Реальные документы из уголовного дела утверждают обратное: диалога между властью и рядовым гражданином в стране нет, правоохранители и суды главный принцип Конституции – верховенство Права игнорируют, жители страны защищенными и свободными себя не ощущают, территория безопасности для них разрушена и практически не восстанавливается.

© Вика Кристи, 2017

Не судите, да не судимы будете, ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить.

Там, где законы в силе, – и народ силен.

Публилий Сир – Древнеримский поэт

Повесть о всевластных людях в государственных судебных и правоохранительных органах – судах, прокуратуре, органах досудебного следствия, внутренних дел и пенитенциарной системе. О людях, ставящих свои амбиции и интересы над Конституцией и Законами страны. О людях, которые ради очередной ступеньки собственной карьеры или звезды на погонах готовы лишать своих соотечественников свободы по надуманным обвинениям, о людях, из-за которых государство теряет власть и доверие населения.

Сюжет повести основан на реальной истории, в описании событий использован не только художественный вымысел, но и копии подлинных документов или выдержки из них. Книга повествует о соблюдении прав и защите свободы человека в одной из стран Восточной Европы.

Предисловие

БУДЬТЕ БДИТЕЛЬНЫ! (Обращение коммерческого банка к своим клиентам)

Уважаемые клиенты!

В связи с активностью мошенников, действующих в сфере дистанционного банковского обслуживания, банк напоминает, что ни при каких обстоятельствах нельзя никому, включая сотрудников Банка, разглашать логин и пароль доступа, дополнительный пароль для подтверждения операций (платежей, регистрации в системе, переводов) в системе Онлайн банка. Данная информация может быть использована мошенниками для получения контроля над вашими денежными средствами.

Отдельно отмечаем, что никакими условиями продуктов банка не требуется передача от владельца карточки и (или) учетной записи в системе Онлайн-банка подтверждающего пароля для осуществления операции третьему лицу!

Банк заботится о сохранности ваших денежных средств и использует самые современные методы защиты ваших данных!

Такие или аналогичные призывы периодически выкладывают на свои сайты почти все действующие банки на территории нашей страны.

У банков, на самом деле, прямо со счетов или через банкоматы мошенники воровали и продолжают систематически воровать денежные средства, причем, крупными суммами.

Принадлежность этих денег можно определять по-разному – с одной, законной стороны, деньги принадлежат вкладчикам, это их личные, свободные средства, хранящиеся на банковских пластиковых картах и депозитах. Со второй стороны, и тоже законной, эти деньги временно принадлежат банку и страховой компании, с которой банк работает. Денежные средства в определенной сумме, назначенной государством, застрахованы, поэтому в случае хищения со счетов подлежат безусловной компенсации их владельцам. Это потери не только банков, но и страховых компаний. Казалось бы, и потерпевшие банки, и страховые компании, и правоохранительные органы страны должны предпринимать все усилия, чтобы каждый случай мошеннических операций тщательно расследовать, выявить реальных мошенников и публично призвать их к ответу за противоправные действия, да еще при этом устранить или ликвидировать все выявленные расследованиями слабые звенья в системе безопасности хранения денежных средств на банковских счетах. Но это как раз и не происходит – потерпевшие банки сочиняют фантастические истории о суммах и способах похищенных средств, прилагают к ним сфабрикованные документы (или вовсе ничего не прилагают) и пишут заявление в следственные органы. Причем, и заявление пишут не сразу после кражи денег, а только когда их об этом спросит следственный комитет – а были ли в банке случаи хищения денежных средств в такой-то период времени? Это значит, правоохранительные органы задержали подходящих людей, на которых можно переложить все нераскрытые ранее мошеннические преступления по хищению денежных средств с банковских счетов. Следователи назначают преступников, прокуроры и судьи не разбираясь принимают ложь за истину и объявляют о проделанной работе и своем профессионализме. Банки торжествуют, списывают убытки на случайных людей, меры безопасности не корректируют и не ужесточают. Все участники этих событий довольны – правоохранители и следователи получают повышения по службе и денежные вознаграждения, прокуроры отчитываются о профессионализме, судьи демонстрируют свою неподкупность, банки закрывают убытки. Невинных людей за несовершенные преступления на долгие годы отправляют за решетку. Назначенные преступники пишут жалобы, пытаются доказать свою непричастность к преступлению, описывают факты и прилагают документы, но, увы, поздно – постановление суда считается догмой, а потому прокуроры и судьи всех инстанций все жалобы осужденных отправляют в мусорную корзину. Никто и ничего не читает, ни в чем не разбирается. А в банках продолжается воровство!

Кто же так смело и безостановочно похищает деньги со счетов банка? Кто не боится разоблачений и последующих наказаний? И почему государственные банки не ставят полноценную защиту от несанкционированного проникновения мошенников в места хранения денежных средств?

Под защитой каких структур находятся государственные банки страны, в том числе в случаях обнаружения убытков от собственной бесхозяйственности, попустительства внешним и внутренним мошенническим операциям с привлеченными денежными средствами населения? На кого в таких случаях перекладывается ответственность?

Мы собрали и изучили материалы из одного уголовного дела, связанного с хищениями денежных средств через банкоматы двух государственных банков страны, и предлагаем их на суд читателей.

Глава 1

Андрей Аверин, журналист-международник, открыл дверь своей квартиры, отключил сигнализацию и радостно сообщил жене:

– Инна, мы дома!

– Ну и что за радость? – ответила жена, – Мне так хорошо было в Европе! А ты снова привез меня в эти трущобы.

– Смотри, за три года здесь ничего не изменилось, как будто, мы не уезжали, – продолжал радоваться Андрей, – Первое, что я сейчас сделаю, так это позвоню Татьяне. Она, почему-то все эти три года не отвечала на мои звонки. За что-то обиделась! Вот, снова звонок идет, но она к телефону не подходит. Может, как всегда занята? Сегодня у моих племяшей юбилейный день рождения, я обязан им дозвониться.

Татьяна приходилась Андрею родной старшей сестрой. Даже больше, чем сестрой – она с юных лет заменила им с братом рано умершую мать и собственно за руку вывела их на жизненную дорогу. И надо отметить, что жизненная дорога у каждого из братьев не виляла, не петляла, а вела их в жизнь успешную и благополучную. Оба брата получили высшее образование, отслужили положенные годы в армии, а затем их пути разошлись. Андрей жил в столице своей родины, был успешным журналистом из пула Президента, часто выезжал по своим журналистским делам за пределы страны. Никита обустроился в столице Российской Федерации, имел в частном владении банк «Домострой» с многочисленными филиалами в странах СНГ. Оба были женаты. Детей ни у одного из них не было. Жили богато, весело, ни в чем себе не отказывали.

Татьяна к ним за помощью никогда не обращалась, хотя имела двоих сыновей-близнецов, растила их одна. С мужем давно развелась, после развода он забыл о детях, материальную помощь не оказывал. Сегодня ее детям исполнялся четвертной – ровно двадцать пять лет с момента появления на свет.

Андрей по этому случаю привез из Европы подарки и хотел племянников пригласить к себе в гости или отправиться к ним. Он давно не был на своей малой Родине, там, где родился, вырос и где похоронены его родители. Сейчас наступил самый подходящий момент. Правда, жена, узнав о его планах, сразу заявила, что в «эту деревню» не поедет, да и встреча с Татьяной ей много радости не обещает. У них всегда были прохладные, натянутые отношения.

Татьяне и на сей раз он не дозвонился, зато племянник Костя поздним вечером на его звонок откликнулся. Андрей обрадовался, и не заметил, что Костя его красивую поздравительную речь воспринял как нечто ненужное, лишнее, а на приглашение приехать в гости к любящему его дяде, ответил категоричным нет. Андрей убавил радость в своем голосе и попросил к телефону позвать второго своего племянника Ивана, телефон которого давно был отключен.

– Ну, ты даешь! – с гневом в голосе прокричал Костя в трубку, – Каким образом я приглашу тебе Ивана к телефону? Включил дурака, и пригласите ему Ивана. А-то ты забыл, что Иван уже три года как за решеткой. А мама, если тебе интересно знать, лежит в больнице. И ты ей не названивай, ей вредно волноваться! Раньше надо было звонить.

– Подожди, подожди! – Андрей понял, что Костя сейчас отключит свой телефон, – Я ничего не знал. Вы мне ничего не сказали. Я бы…

– Как это не сказали? – вновь голос Кости сорвался на крик, – мама несколько раз звонила твоей Инке, та отрезала, что тебе нельзя звонить, ты уезжаешь в Европу по делам редакции. Но пообещала, что выберет подходящее время и тебе все расскажет. Так же Анька не допустила до Никиты и тоже обещала ему все рассказать. Видимо, до сих пор вы этот вопрос сообща обсуждаете. Не звони нам никогда! Понял? И вообще, пошел ты…

От неожиданности услышанного бешено заколотилось сердце, застучали молоточки в висках. Андрей прилег на диван, в голове поплыли картины из прошлого. Умерла мать, через год вслед за ней ушел отец. Татьяна оставила учебу на стационаре и перевелась на заочное отделение института. Одновременно устроилась на работу. Днем работала, ночами варила им борщи и пекла пирожки. Отсутствием аппетита они с Никитой не страдали, кроме того в доме всегда были одноклассники и приглашенные дворовые собаки и коты, все хотели не перекусить, а «от пуза» поесть. Вечером Татьяну на кухне ожидала огромная пустая кастрюля из-под борща и такие же пустые тазики, в которые Таня складывала пирожки и блинчики. За ночь посуда отмывалась и вновь наполнялась едой. А еще была грязная одежда и неубранная квартира. Все, что Татьяна зарабатывала, уходило на братьев – чтобы были сыты, одеты не хуже сверстников, имели велосипеды, футбольные мячи, фотоаппараты, книги и все, что полагалось мальчишкам их возраста. Потом Татьяна неудачно вышла замуж, родила близнецов мальчишек, с мужем развелась, и одна их всех растила. Братья выросли, ушли в свою жизнь, Татьяна осталась с близнецами. В первые годы и Андрей, и Никита предлагали Татьяне материальную помощь, но она всегда отказывалась, говорила: «Оставьте деньги себе, а мы как-нибудь справимся сами». И вот ее мальчишкам уже по двадцать пять, из них Иван, три года сидит за решеткой.

В первую очередь Андрей позвонил брату, Никите и рассказал ему о трагедии сестры. Никита об этом тоже ничего не знал. После разговора с братом Андрей позвал жену, Инну:

– А расскажи-ка ты мне, супруга, о чем тебя просила моя сестра Татьяна три года назад? Что она тебе рассказала про моего племянника Ивана? И какого черта ты все решила за меня? Почему ты все скрыла от меня? Мало того, что скрыла, так еще и телефоны Тани и Кости на моем мобильнике забила в черный список. Это я только сейчас обнаружил, когда все узнал. Отвечай, когда спрашивают!

– Да, звонила твоя Танька, и не только мне звонила, но и Анне – ответила Инна, – мы с ней посоветовались и решили вас оградить от уголовника племянника. Вам такая слава не нужна. У тебя готовилась командировка в Европу, а Никита, как известно, у нас банкир с непорочной репутацией. Иван, твой любимый племянник и член семьи, по факту создавал компьютерные программы и грабил банки. Ваши досье украсил бы такой факт? Сам Ванька натворил, пусть сам или его умная мама и расхлебывают. Кстати, он за свои делишки десятку лет строгого режима получил. Как видишь, я все-таки, наблюдала за его судьбой. И на неделе собиралась ему денег выслать. Недавно узнала, что в колонии есть прекрасные продовольственные магазины. Пусть свои дружкам-зэкам стол накроет по случаю своего дня рождения.

– Ты деньги будешь высылать те, которые сама заработаешь. А теперь быстро собралась и переехала в нашу старую квартиру. Видеть тебя больше не хочу. Сегодня же вечером чтобы тобой здесь и не пахло. Я предполагал, что ты сволочь, но что опустишься до такой подлости никак в голову не приходило.

Инна зашмыгала носом и вышла из комнаты. Андрей взял свой дорожный саквояж и начал торопливо забрасывать туда вещи первой необходимости – он решил ехать к Татьяне. Уже на выходе из квартиры вспомнил, что у него в следственном комитете страны есть знакомый – пресс-секретарь центрального аппарата, почти коллега по журналистике. Появлялась возможность хоть что-то узнать про дело Ивана. Василий Кузьмич на звонок откликнулся и назначил встречу на завтрашний день – поездка временно откладывалась.

Василий Кузьмич знал историю парней, осужденных на жестокий срок не совместимый с недоказанным следствием и судом преступлением. В следственном комитете дело было на слуху у всего центрального аппарата и разве, что немой не принимал участие в закулисных разборках сфабрикованного следователем дела против троих молодых парней. Местные правдолюбцы расценивали действия следователя как коррупцию, соучастие в отмывании уголовных преступлений банкиров. Уже после суда дотошные следователи выяснили, что делалось все это далеко не бескорыстно – по слухам «потерпевшие банки» оплатили ремонт зданий областного управления следственного комитета и прокуратуры. Была ли при этом материально заинтересована троица блюстителей закона – следователь, прокурор и судья, история умалчивает, этот вопрос никогда не обсуждался. Ни для кого не было секретом, что жили и творили свои безобразия они в области, которая в республике отличалась особым статусом – в ее глубинке родился и вырос ныне высокопоставленный чиновник из госаппарата страны. Любил этот чиновник свою близкую и дальнюю родню и их друзей, поэтому и обеспечивал всех престижной работой, а в случае нужды прикрывал и отпускал грехи. Правда, в нынешнее время ушел этот чиновник в мир иной, оставил свою поднадзорную область на выживание. По этой ли причине, или неправедные дела правоохранителей дошли до ушей Главы страны, а тот включил ручное управление, только первых руководителей следственного комитета страны и прокуратуры области пинком отправили из органов. Но для осужденных этот факт ничего не изменил. За время их пребывания за решеткой мать одного из них дотошно изучила все документы из уголовного дела и с момента ареста и по сей день пишет жалобы во все доступные инстанции. Причем, прилагает к жалобам документы, которые подтверждают, что в этом деле по локоть запачканы руки самих «потерпевших» банков, точнее их руководителей. Ее письма, конечно, читают, принимают меры по перестановке кадров и наведению порядка внутри системы, а вот ей отвечают, что ее жалобы вне закона, ребята осуждены обоснованно. В данной ситуации надо понимать, что правоохранительные и судебные органы никогда не признают свои грехи. Иначе народ страны может усомниться, что живет в демократичном, правовом государстве. Да и имидж всех правоохранителей страны пострадает. В настоящих реалиях вызволить ребят из лагеря сможет только амнистия. Но для этого необходимо, чтобы они признали свою вину и выплатили «ущерб» банкам. Приблизить амнистию сейчас можно, но нужно поработать и доказать, что банки сами во многом виноваты, в том числе и воровстве клиентских денег с их счетов. Пусть в кампанию к этим ребятам и «банкиры» отправляются в колонию. Тогда, может, и амнистия будет назначена и быстрее, и демократичнее.

– Не мне тебя учить, как спровоцировать банкиров на получение преступным путем дополнительных доходов, а затем добыть и улики преступлений, – в заключение сказал Василий Кузьмич, – Звони, держи в курсе, чем смогу, тем и помогу. Ты не думай, что в органы пристроились одни вертухаи. Основная часть правоохранителей служит закону и стране – это люди порядочные, справедливые и гуманные.

Поздним вечером Андрей звонил в знакомую с детства дверь. Открыл Костя.

– Раз приехал, то не выгонять же тебя, – пробурчал он, – проходи. Я еще не ужинал, устраивайся, и за стол.

Костя нехотя ковырялся в тарелке и молчал. Андрей отставил в сторону свою чашку с чаем и сказал:

– Костя, давай поговорим! Я хочу помочь, но без твоей помощи у меня ничего не получится. Что у вас происходит? Не хочешь поделиться?

– Да, что тут делиться? Разве тебе и Никите это интересно? – сердито ответил Костя, – Сейчас поздно вас загружать, будете вместе со мной головой о бетонную стену биться. Нам никто помочь не сможет. В правоохранительных органах страны образовалась жирная прослойка из людей с сомнительной чистоплотностью. Ради удовлетворения личных, нездоровых амбиций, они устраивают охоту на своих соотечественников и на долгие годы отправляют их за стальные решетки. Моя семья тоже попала в их ловушку, выход оттуда найти мы не можем. У правоохранителей действует круговая порука – если отчитались за раскрытие преступления, даже надуманное или придуманное, то далее общими усилиями будут отстаивать свои интересы. Хотя сами уже давно поняли, что в данном случае их приговоры и определения противозаконны. Главное, чтобы правда об их деятельности не просочилась в СМИ и не дошла до народа.

– Все так серьезно? – Андрей уже знал, что, да, все серьезно, но так можно было начать разговор, – тогда тем более рассказывай.

– Андрюха, правда, постараешься помочь? – потеплел голос Кости, – тогда я коротко о нашей ситуации. Иван уже почти три года, как лишен свободы. Полтора года в СИЗО держали, и уже почти полтора года в колонии усиленного режима. Мать просила об этом никому не рассказывать. После того, как в наш двор выгрузился ОМОН и прилюдно люди в масках начали ломиться в дверь нашей квартиры, а потом из числа соседей еще и понятых на обыск пригласили, то с нами, в первую очередь с мамой, соседи здороваться перестали. Хотя до этого наша дверь всегда для соседей была открыта. Мама человек грамотный и отзывчивый, могла любую бумажку со ссылкой на Законы за считанные часы составить. К ней соседи постоянно приходили с просьбами – то помочь оспорить счет ЖЭУ на завышенные коммунальные услуги, то заявление на пособие составить, то имущество между бывшими супругами помочь разделить, а-то и просто денег до получки одолжить. Кстати, деньги эти зачастую назад не возвращались. А мама не напоминала, говорила, что как-то неудобно спрашивать. А как только увидели, что у нас Иван попал под следствие, то здороваться перестали, обходили нас стороной. Да и вы с Никитой от родства с нами отказались. Тогда мама сама прекратила общение и с вами, и с соседями вообще. Хотя сейчас почти все готовы вновь наладить отношения, но не знают, как это сделать. В этом вопросе мама заняла твердую позицию: на очередные просьбы со стороны соседей не реагирует, старается обойти их стороной и в разговоры не вступает. С тех пор у мамы кардинально изменился взгляд не только на соседские, но и на родственные отношения. Говорит, что лучшие соседи, друзья и родственники, это те, которые ничего о тебе не знают, и отношения, с которыми строятся несколькими словами – «Здравствуйте» и «До свидания». Так же и Ванькины друзья, никто из них помощь не предложил. Сделали вид, что ничего не произошло. Мол, моя хата с краю, ничего не знаю. А ведь приходили к нам, как к себе домой, за стол вместе с нами садились, Ваниной бескорыстной помощью пользовались. Ты ведь знаешь, что мой брат программист высшего уровня, у него есть чему поучиться.

– Скажи, Костя, сейчас мы с Никитой можем принять хоть какое-то участие в вашей жизни? Да, мы негодяи, но дайте нам шанс исправиться. – попросил племянника Андрей.

– Мама запретила даже думать о вас, – ответил Костя, – Любой контакт с вами она расценит, как предательство. Она после всего случившегося с Иваном впала в болезненный ступор, и никак не может из него выйти. Целыми днями изучает Законы. Конституцию нашей страны наизусть выучила. Она всю жизнь верила в верховенство Закона, верит и до сих пор. Поэтому, все пишет и пишет по очереди во все правоохранительные органы, доказывает, что приговор в отношении Ивана носит надуманный характер, состав преступления не доказан, собранный следователем материал на девяносто процентов состоит из подделанных, фиктивных или откровенно подтасованных бумажек, которые не проверены на достоверность. В общем, много чего пишет, приводит аргументы, ссылается или даже прилагает документы, но ответ получает коротенький, практически одинакового содержания – «Вы не имеете права жаловаться», «Жалоба не рассмотрена» или «Жалоба рассмотрена, но приговор объективен и остается в силе». Создается такое впечатление, что каждый очередной получатель жалобы от имени Ивана или мамы, даже самый именитый, в своих определениях и ответах на жалобы не опирается на собственные выводы, а лишь переписывает первичное, надо отметить, неграмотное определение областного суда на первую кассационную жалобу. Жалобы не читают, тем более, не изучают. Но мама продолжает писать, и каждый раз платит госпошлину в солидном размере, которую правоохранители не отрабатывают. Говоря проще, просто заманивают ее в ловушку и вымогают деньги. У них, видимо, есть показатель по пополнению бюджета, вот они и стараются. Я говорю это не голословно. Каждый ответ обычно заканчивается советом – наше решение Вы можете обжаловать в такой-то инстанции, по такому адресу, но предварительно не забудьте оплатить госпошлину в таком-то размере. Как ты сам понимаешь, бывший любимый дядя, мама верит и надеется, что вот сюда она напишет, и там обязательно возьмут в руки дело Ивана, прочитают все бумаги, изучат, и примут справедливое решение. Поэтому снова платит госпошлину, и высылает очередное заявление. Но все идет по кругу: не читают, не изучают, пинают, как футбольный мячик, сопровождают советом – пишите, платите и там обязательно разберутся. Дело Ивана следователь собрал из восемнадцати томов, а ты бы посмотрел, что в эти тома подшито – сплошной мусор. Банковские инструкции размером по 40—50 страниц, по 4—5 экземпляров каждая, допросы представителей истцов по десять раз с типичными вопросами, но разными датами. В протоколах допросов истцов следователь не потрудился изменить или просто перефразировать хотя бы один вопрос, хотя даты допросов стоят разные. Сплошной хлам! Если из этих десятков томов убрать мусорные бумаги, то все необходимое поместилось бы в один-два тома. Вот тогда, возможно, кто-то из проверяющих и взял бы в руки этот том и прочитал, а так… Лень нашим правоохранителям читать такую кипу бумаг. Тот же высокопоставленный следователь по особо важным делам, подполковник милиции, считает ниже своего высочества изучить полученные по его же запросу документы. Он просто подшивает их в дело, а прокурор и судья дело не листали даже из любопытства. На примере уголовного дела Ивана можно смело утверждать, что в стране образовался симбиоз – СК плюс могущественные государственные банки, а затем туда же вписалась прокуратура и суд, которые так же не удосужились даже бегло пролистать тома позорного труда следователя. Я так и считаю – эти 18 томов уголовного дела моего брата – позор СК, прокуратуры и суда. Яркий тому пример – допросы свидетелей.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

Поделиться ссылкой на выделенное