Вероника Ягушинская.

Любовь по-драконьи



скачать книгу бесплатно

© В. Ягушинская, 2018

© Оформление. ООО «Издательство АСТ», 2018

***

Глава 1

– Марина, мне явился идея!

В комнату, хлопнув дверью о стену, влетел оранжевый вихрь и плюхнулся на кровать, где я безмятежно читала книжку.

– Эта гениальный!

Я тяжко вздохнула, отложила весьма нетривиальный любовный роман в сторону и недовольно взглянула на Алену, мою соседку по комнате. Эта молодая и вполне себе симпатичная девушка на протяжении последнего месяца была моей нескончаемой головной болью. Все дело в том, что Алена переселенка, или попаданка, как она себя называет, а мне в качестве преддипломной практики досталось проводить с ней финальную стадию адаптации.

Ох, если бы я только знала, чем это для меня обернется!

Всего этих стадий было три, но мне в силу будущей профессии интересна была лишь последняя, а учитывая то, что переселенцы к нам попадали хоть и часто, но не массово, то я искренне (и ошибочно) считала себя счастливицей. Чего стоили одни только завистливые взгляды одногруппников, которым подопытных не досталось. На нашу группу из десяти студентов переселенцев выпало лишь трое, поэтому оставшиеся семь «неудачников» были обречены на научные изыскания в пыльных кулуарах старинных библиотек вместо работы с живым и довольно интересным материалом, а переселенцы порой бывали крайне забавны.

Алена поначалу меня очень порадовала живостью и активной жизненной позицией. Девушка веселила своими странными взглядами и ошибочными познаниями, основанными на каком-то мифическом «фантази». Веселила-то веселила до тех пор, пока я не осознала всю степень попадалова, причем моего. И как ее только психиатры проворонили?! По мне, таких надо на транквилизаторах пожизненно держать!

Когда к нам попадают люди или иные разумные существа, с ними после обнаружения какое-то время работают пси-лекари, чтобы медикаментозно снять стресс от смены мира и убедиться в их вменяемости. Нередки, к сожалению, случаи, когда переселенцы теряют рассудок или считают, что наш мир им просто снится. Обычно такие последствия случаются после стрессового перехода, когда человек (а в основном с ума сходят именно люди) перемещается в момент смерти. Алена, кстати, попала под какой-то «самасфал». Что это такое, я из ее сумбурных объяснений так и не поняла, но по функционалу оно напоминало платформу для телекинеза крупногабаритных грузов.

Когда становится ясно, что переселенец способен без вреда для психики (своей и окружающих) начать новую жизнь в Айларе, его переводят в специализированный адаптационный центр, где на протяжении полугода обучают языку и базовым умениям, необходимым для самостоятельного существования. И только потом настает очередь третьей стадии, когда под наблюдением штатного психолога иномирцев прикрепляют к местным студентам психфака для окончательной ассимиляции.

Алену закинуло в наш мир с Земли около полугода назад, и с того знаменательного момента девочка вбила себе в голову идею о своей исключительности.

Не зря же смерть обошла ее стороной и высшие силы переместили в этот мир. Убедить ее в том, что на самом деле в полуактивной точке соприкосновения по чистой случайности встретились она и «самасфал», который в силу большего веса просто переместился на несколько миров дальше, не удалось никому. Она избранная, и всё тут!

В самом начале адаптации Алена не плакала и не искала способ вернуться в свой мир, как большинство ее соплеменников, а возмущалась, что язык нельзя выучить магически и за один миг и почему он вообще не прописался на подкорке вместе с письменностью при переходе. И откуда она взяла этот бред?! Речевой центр землян, как и у людей в Айларе, находится в лобных долях, это я знаю точно, ибо подруга-медик рассказывала, как они парочку переселенцев на первом курсе препарировали. Потом от Аленки целых три месяца страдал адаптационный центр, откуда ее выпустили (а точнее выперли), стоило только переселенке начать хоть немного самой изъясняться. Теперь настала моя очередь.

– И какая же гениальная идея посетила тебя на этот раз? – поинтересовалась у девчонки.

– Мну ходить победила мировое зол!

Ну вот, опять! Декаду назад я еле успела остановить эту дурынду, когда она чуть не кинулась под колеса правительственного кортежа. Тогда ею владела гениальная идея, что наследник престола должен в нее влюбиться с первого взгляда, и Алену ничуть не смущал тот факт, что наследник уже давно и счастливо женат, и вообще он эльф.

Эльфы. Лопоухие были еще одним бзиком моей подопечной. И длился этот бзик две декады. Она бросалась на шею всем встречным особям мужского пола с длинными ушами. Некоторые парни, кому было куда, даже из общаги съехали, променяв вольную студенческую жизнь на мамочкины обеды.

Если у Алены не получалось привлечь внимание эльфов своей неземной красотой, она начинала откровенно хамить. Это была еще одна ее «фича». Так надо, иначе не влюбятся, утверждала она, а, учитывая ее «фефекть фиксыи», я еле сдерживала смех. Парни тоже сначала потешались над Аленкиными перлами, пока я, немного привыкшая, не переводила им смысл сказанного девушкой. Тогда они краснели, зеленели, нервно прядали ушами, скрипели зубами и молча удалялись. На Аленкино счастье, бить женщин у эльфов не принято. Моя попаданка от такой реакции светилась, как медный таз, и с нетерпением ждала следующего свидания со своей «судьбой», вот только вторая встреча ее совсем не радовала. Эльфы не дураки с полоумными переселенками связываться, поэтому парни просто игнорировали Алену, и изменить это она уже не могла никак. Если эльф поставил кого-то в игнор, то это насовсем. Ну, или лет на пятьдесят как минимум.

Девушка и прыгала вокруг своей жертвы, и злилась, и выкрикивала оскорбления – ничего, ноль реакции. Как-то раз она даже в драку полезла, да только старшекурсник скрутил ее за считаные секунды, а потом спокойно поинтересовался у меня, куда доставить «это». Подавив ехидную улыбочку, я попросила транспортировать «это» до нашей комнаты в общежитии, куда мы не могли добраться из-за моей подопечной вот уже полтора часа.

Далее была разъяснительная беседа, где я в подробностях расписала Алене особенности психологии эльфов и методики взаимодействия с ними, а также намекнула, что еще одна подобная выходка с рукоприкладством – и кто-то (не будем уточнять кто) может донести на нее в комиссию по аттестации, и тогда девочка вместо выпускного экзамена будет проходить еще одно медицинское освидетельствование, которое не факт, что пройдет.

– Так на мне еще экзамен ходить?! – взревела Аленка, пропустив мимо ушей всю остальную часть фразы.

– Да! – мстительно припечатала я, ибо в тот день эта маломерка (полтора метра с каблуками) меня особенно достала. – И если ты не прекратишь таскаться за мужиками и распугивать эльфов, то ты его не сдашь!

– И кто тогда?

– Не кто, а что, – поправила девушку. – Пройдешь адаптацию по второму кругу, начиная с медиков.

– Но моя не хотеть!

– Тогда твоя учиться! – передразнила я ее и сунула в руки расстроенной девице учебник по географии. Сверху доложила пособие по межрасовой психологии, порылась в книжном шкафу и дополнила стопку учебником этикета, немного подумала и присовокупила ко всему этому грамматику третьего Айларского и толковый словарь, скрыв Аленку под горой знаний. Хватило дня на три, и вот опять очередная «гений идея».

– И какое же зло нашего несчастного мира на этот раз перед тобой провинилось? – скептически задрала бровь я и смерила Аленку недовольным взглядом.

Вот вроде симпатичная девчонка: носик курносый, большие голубые глазки, губки бантиком, очаровательные веснушки. И ведь умная, географию уже почти выучила! И хоть Айлар устроен довольно просто: три континента, по шесть государств на каждом, а названия обозначены цифрами, – надо же не просто выучить, какой расе какие государства принадлежат, но еще и запомнить, в каких климатических условиях и почему те или иные народы проживают. Сейчас мы с ней над этикетом работаем (читай – безуспешно бьемся). Ей бы сейчас выучиться, найти работу, выйти замуж и жить припеваючи, воспитывая детишек, так нет, она у нас исключительная, ей только прЫнца подавай.

– Хозяин Черной Горы, – зловеще прошептала Алена (и даже правильно), а я задумалась.

Мировым злом горца вряд ли можно было назвать, но приграничные конфликты у драконов-оборотней с эльфами случались частенько. Последний – не далее как вчера, все газеты трубили. Что там не поделили на этот раз, неизвестно, но таблоиды из небольшой стычки на границе гор тут же раздули войну мирового масштаба. Сама читала и смеялась над тем, как «кровожадные драконы во главе с Хозяином Черной Горы угрожают спокойствию и благополучию Два-третьего (нашего, сиречь эльфийского) и Два-четвертого (соседнего человеческого) государств[1]1
  Исторически так сложилось, что на всех трех континентах Первые государства принадлежат оркам, Вторые – гномам, Третьи – эльфам, Четвертые – людям, Пятые – оборотням, а Шестые – вампирам. И только бедные драконы (искусственно выведенный подвид оборотней) ютятся в горах, которые располагаются обычно на стыке некоторых государств и официально являются ничьими.


[Закрыть]
». И вот дернул черт меня именно на примере этой статьи разбирать с Аленой грамматику!

– И что ты собираешься делать? – обреченно поинтересовалась у переселенки.

– Ходить прибить мировой зол!

– Алена, ты понимаешь, что газетам верить нельзя? – ласково начала я.

– А ты понимать, что мну должен делать подвиг! Мну не зря в тот мир! Мну вызбранный!

– С чего ты это взяла? – обреченно закатывая глаза в потолок, протянула я.

Началось!

– Мну выжить.

– Как и тысячи переселенцев до тебя.

– Мну девственница.

– Как сотни переселенок до тебя.

– Мну маг!

– Средней руки, как и миллиард Айларцев!

– Мну рыжий!

– Мну… тьфу, я тоже!!! – уже практически кричала я. Ну как можно быть такой упертой, если не сказать дурой?! Рыжая она! Аргумент!

– Так ты ходить со мне, – порадовала меня девчонка.

– Я в этом балагане не участвую! – уверенно заявила я, вновь взяла в руки книгу и углубилась в чтение.

– Марина, ты мну друг? – Алена села на постель рядом, чуть не придавив мне ноги.

– Друг, – не отрываясь от чтения, пробурчала в ответ.

– Ты должен ходить со мне.

– С чего это?

Я перелистнула страничку, там сейчас самая заварушка начнется, интересно же.

– Ты женщина-воин, – уверенно заявила Аленка, а я даже от книжки оторвалась. – Ты из клапан Стальной. А этот клапан – эл-лита Четвертый государства! Эта же министерство обормотов!

Я даже опешила.

– Алена, воины в клане – мужчины. Женщинам разрешено работать только на гражданских специальностях, и никакого отношения к обороне государства они не имеют. Никогда.

– Но ты уметь биться. Должен уметь.

– Алена, – как маленькой, начала объяснять я девушке, – не только в клане Стальных, но и во всех остальных кланах обучение рукопашному бою – это обязательный предмет в образовательной программе детей до пяти лет, чтобы они научились группироваться и правильно падать, не ломая при этом себе руки-ноги.

– Вот! Мну же казать, ты уметь биться! – неподдельно обрадовалась попаданка.

– Алена, ты меня слышишь? Я сказала – в обучении детей до пяти лет! Ты думаешь, я что-то помню?

Сообщать Алене о том, что какое-то время все же посещала занятия по основам ведения боя, я благоразумно не стала. От греха подальше!

– Но мну не уметь и этот, – расстроилась девчонка настолько, что даже рыжие кудряшки понуро обвисли. – А мировой зол бить надо.

– Кому надо? – простонала я, уже понимая, что довольно скоро очередной бессмысленный и беспощадный спор с переселенкой закончится для меня головной болью.

– Мну вызбранный! – сурово провозгласила Аленка и, сдвинув бровки, уставилась на меня взглядом осла. – Если тебе не ходить, мну ходить без ты! Ты меня не друг! Мну один победать или помирать!

Лучше бы помирать, но, увы, драконы женщину не убьют, зато покалечить случайно могут, а мне за это «неуд» впаяют, и прощай престижная работа.

– Мну орудие достал.

Девчонка соскочила с моей кровати, залезла под свою и извлекла на свет длинный ржавый меч, которым обычно у нас реконструкторы пользуются, когда устраивают показательные исторические выступления.

– Мну знать корявдинаты телепорт. Мну туды и сюды.

Из кармана рыжей показался голубой кристалл. И где только достала? Ведь негде же, если только не…

– Аленочка, а откуда у тебя телепорт? – ласково поинтересовалась я и, судя по бегающим глазкам и виноватому виду, оказалась права в своих предположениях. – Кто? – сурово вопросила эту беду ходячую.

– Магистра Валериуса, – со вздохом призналась она.

Вот же пакость мелкая! И черт с ней, что уже двадцать, мозгов лет на восемь. Как можно было обокрасть Магистра Валериуса, этого милейшего старикана?! Как только рука поднялась что-то забрать у подслеповатого доброго дедушки, которого обожали всем универом, начиная со студентов и заканчивая ректором?

– Аленочка, милая, – мой ласковый оскал мог напугать кого угодно, девица дрогнула и отступила на шаг, – а ты знаешь, что воровство артефактов – подсудное дело?

– Так мну не воровство, – пролепетала она. – Оно меня дать для ты. Мну сказать, ты надо, оно дать.

Не зарычала я только чудом. Сжав и разжав кулаки несколько раз, я молча развернулась и направилась к артефакту для выхода в информационное подпространство, который в народе именовался Окном.

Легкое касание полупрозрачного слюдяного прямоугольника пробудило прибор, и он засветился ровным розоватым светом, активируя связь с информационным полем Айлара, где хранились килотонны различной информации. Мое терпение лопнуло. Таких, как Алена, надо учить, причем самым жестоким, зато действенным способом. Она хотела побеждать мировое зло? Будет ей! Насколько я помню, у Хозяина Черной Горы как раз есть аттракцион для идиотов, желающих сразиться с драконом. В специально оборудованной под комнату страха пещере натыкано штук двадцать материальных фантомов и постоянно сидит смотритель и следит, чтобы посетителя совсем не убило. Вот только работает ли он сегодня?

Есть! В Окне высветилась надпись «Режим работы ежедневно с 3 до 9»[2]2
  Айларские сутки равны 25 земным часам, но разделены всего на десять часов. Каждый час в свою очередь делится на сто минут. Следовательно, один айларский час равен 2,5 земным, а одна местная минута – полутора нашим.


[Закрыть]
. Глянув на часы, я, довольно улыбаясь, обернулась к Алене. Девочка инстинктивно отшатнулась, прижимая к груди свое грозное оружие.

– Хочешь сразиться с Хозяином Черной Горы? Хорошо, будет тебе битва бобра с козлом.

И схватив девчонку за руку, я потащила ту к выходу. Активировать кристаллы следует только на улице, в противном случае излучение от Окон может сбить все настройки. Вот только я-то это знала, а Алена нет.

Голубая дымка окутала наши фигуры, и мы под громогласный визг нашей избранной и мои тихие ругательства ухнули вниз. Оставалось только молиться, чтобы настройки слетели не очень сильно, но, видимо, в этот день Богиня-Мать была глуховата.

– Я тебя убью! – пообещала я, оборачиваясь к Алене.

– Мну неприкаянно, – пролепетала девица, отползая от меня на безопасное расстояние.

Каменная крошка под рукой переселенки осыпалась и с дробным стуком покатилась с обрыва в пустоту. Аленка взвизгнула и испуганно сжалась на самом краю. Мы оказались на очень узкой неустойчивой насыпи, образовавшейся, видимо, во время последнего камнепада. И все это очень, очень высоко от земли! Вокруг простирались лишь бескрайние горы, своими снежными пиками прокалывающие небо. Зеленый ковер растительности остался далеко внизу, что не вселяло оптимизма при взгляде на эти гигантские лысые камни.

Никогда не питала страсти к горам по двум причинам. Первая – я до жути боюсь высоты, а вторая… Даже вспоминать не хочу!

– Не шевелись! – скомандовала я и, дождавшись, когда девушка замрет, попросила: – А теперь медленно протяни мне телепорт. Я перекину нас обратно.

Аленка, все еще вздрагивая, вытянула руку и передала мне кристалл. С облегчением выдохнув, я сжала в ладони голубой чуть светящийся камень. Теперь капелька своей магии, немного, не больше половины инлара[3]3
  Инлар – единица магической мощности заряда. Эталоном в один инлар был принят заряд, требуемый для сотворения энергетической сферы любой стихийности диаметром в один фуюр (старая мера длины).
  Фуюр изначально – это хвойное дерево с правильным ветвлением, у которого все «взрослые» ветки одной длины, примерно 92 см, из чего можно заключить, что один инлар – это не мало, но и не много.


[Закрыть]
, и… мигнув в последний раз, камушек погас. Тьерш!

– Расскажи-ка мне, Аленочка, – очень добро, скрывая нервозность за ласковой интонацией, чтобы не напугать переселенку и не спровоцировать обвал нашей хлипкой опоры, спросила я, – как ты умудрилась активировать сразу два заряда на один перенос?

Да, сути дела это знание не изменит, но надо как-то отвлечься от нашего бедственного положения, чтобы успокоиться и начать думать.

– Мну делал, так сказать Магистра Валериуса. Под телепорт свой магий и потоп вдать корявдинат. Мну отдал весь свой магий, а поком дать нужный корявдинат.

– По морде бы тебе за такое дать, – себе под нос проворчала я, нервно сжимая кулаки.

Это надо же додуматься – вбухать в активацию весь резерв! Немудрено, что телепорт сглючил. С таким подходом он дал бы сбой, даже будь мы на улице. Чисто теоретически нас ведь могло перебросить в другой мир или, того хуже, в междумирье, а то вообще размазать по этим чертовым скалам.

– Марин, – раздался жалкий голос Аленки. – Марин, все плохой?

– Все еще хуже, чем плохой, – резко ответила я и объяснила, чем все могло обернуться, наивно надеясь, что до нее дойдет вся серьезность ситуации, но, увы, это же Аленка.

– Вот! Мну же говорил, что вызбранный! Мну не мочь помереть!

– Да, ты мочь угробить еще и меня!

– Но не угробить же, – резонно заявило это безмозглое дитя и расплылось в счастливой улыбке. – Эта судьба, – загадочно прошептала она и подмигнула мне.

Вот и что с нее взять?!

Застонав, я прикрыла глаза и попросила девчонку замолкнуть и не мешать. С третьей попытки и после крепкого словца до нашей избранной наконец-то дошло, что от нее требуется, и вокруг воцарилась блаженная тишина, давая мне возможность сосредоточиться и подумать, как теперь отсюда выбираться.

Вариантов было два. Первый – это спрыгнуть вниз, в процессе корректируя скорость и траекторию падения, но подобный фокус для двойной массы я вряд ли вытяну, а если и вытяну, то по прилету буду лежать пластом как минимум час, плюс мигрень на сутки обеспечена. В общем, приятного мало. Оставим на крайний случай.

Второй вариант предпочтительнее. Можно послать сигнал бедствия и подождать, когда за нами явятся спасатели. Вот только ждать придется долго. В горах обычно обитают драконы, а эти пришельцев, мягко скажем, недолюбливают, поэтому с них станется передать сигнал в ближайшее государство, а уж пока оттуда маги доберутся… Телепорт ради полудурошных альпинистов, за которых нас обязательно примут, однозначно никто тратить не станет. Эх! Понять бы еще, куда нас занесло.

Горы как горы. Для меня они все на одно лицо, а вот дракон бы безошибочно определил и континент, и гряду, и даже название конкретной горы, не говоря уже о расстоянии до ближайшего поселения чешуйчатых оборотней.

– Марин. Что делаю?

– Конкретно ты сидишь и не шевелишься, а я пока сигнал бедствия отправлю.

– А потом?

Очень хотелось ответить, что суп с хвостом, но я сдержалась.

– А потом мы сидим и ждем помощи.

– Долга? – жалобно пробормотала Аленка.

– Скорее всего да, – «обнадежила» ее я. – А что такое?

– Мну туалет хотеть, – прошептала она и покраснела как помидор. То ли от стыда, то ли уже подпирало.

– Терпи, – отрезала я, выпуская из пальцев правой руки алые искры и вкладывая в них информацию о нашем местоположении.

– Мну очень хотеть, – заныла девчонка, пока я по очереди стряхивала сигнальные маячки и отправляла их во всех возможных направлениях.

– Вот что ты от меня хочешь? – устало повернулась я к ней, когда последняя искорка унеслась за горизонт.

– Туалет.

– Если ты сейчас пошевелишься, насыпь обвалится и скоростной спуск нам обеспечен.

– А ты может нам спустить с магий? – с надеждой в голосе предложила переселенка.

– Это очень рискованно, – честно призналась я. – Моего резерва на двоих может не хватить.

– Бери меня, – протянула ко мне руку Аленка.

– Я вся твоя, – передразнила ее, но предложение оказалось заманчивым.

Осторожно коснувшись дрожащих пальчиков девушки, я сразу же почувствовала теплый отклик магии. Это как опустить онемевшую от холода руку в теплую воду, когда мириады иголочек будто впиваются в кожу, но не больно, а приятно. Жаль только, что все очень быстро закончилось. Из Аленкиных двадцати инларов в ней осталось от силы два, но и то хлеб. Если в течение суток помощь не появится, придется спускаться самостоятельно, а высоту я даже примерно боюсь представить.

– Теперь хватить? – радостно заулыбалась попаданка.

– Нет, Ален, – тяжко вздохнула я. – Ждать все-таки придется.

Правда, не так долго, как я предполагала. Уже через десять минут на горизонте появились две точки, которые стремительно приближались. Силясь разглядеть их, я до рези в глазах вглядывалась в горизонт против солнца, а когда все-таки рассмотрела подмогу, похолодела. Ладошки мигом покрылись холодной испариной, руки мелко задрожали, а в животе заныло от неприятного предчувствия.

– Алена, – тихо-тихо прошептала я, надеясь на то, что зрение все же подвело, – а какого цвета драконы к нам летят?

Девушка осторожно повернулась, прищурилась и выдала:

– Черный. Ого! Сякое красивое! А оно нам покатать? – почти с детским восторгом поинтересовалась она.

– А отлив какой-нибудь есть? В синеву или серебром?

Аленка еще внимательнее вгляделась и сосредоточенно прищурилась, но ответ я знала и так.

– Нет.

Черные драконы, чья чешуя словно поглощает солнечные лучи. Впрочем, почему словно, она и поглощает, таким образом давая хозяину дополнительный резерв. За эту особенность их и прозвали солнечными.

– Мну так хотеть покататься под дракон! – радостно верещала эта дуреха у меня над ухом, заставляя непроизвольно морщиться.

Покатают они, как же. Солнечные?! Да это же «венец творения» и головная боль всего Третьего континента, на котором они подмяли под себя все государства.

– Летать умеешь? – резко выйдя из оцепенения, спросила я соседку и вскочила на ноги.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8