Вернор Виндж.

Сквозь время (сборник)



скачать книгу бесплатно

Дядя Слай возвращался домой раньше обычного и с трудом тащил на плече мешок. Увидев на улице Вили, он тут же бросил мешок на землю и кинулся к мальчику, но в это время из переулка донесся стук подков. На освещенную ярким солнцем улицу выскочили всадники – пять молодых Джонков, которые охотились за работниками. Один из них схватил Вили, в то время как другие кнутами отгоняли старика. Лежа на животе поперек седла, Вили повернул голову и бросил последний взгляд на Сильвестра Вашингтона, превратившегося в крошечную точку в самом конце улицы. Старик заламывал руки, даже не пытаясь кричать, не пытаясь спасти Вили от чужих людей, увозивших его прочь.

Вили удалось выжить. Через пять лет его продали в Нделанте Али. Прошло еще два года, и у него сложилась твердая репутация опытного вора. Однажды Вили вернулся на улицу Клермонт. Дом по-прежнему стоял на месте – в Бассейне мало что изменилось. Только он был пустой. Дядя Слай исчез.

А теперь Вили должен расстаться и с Полом Нейсмитом.

Остальные приняли задумчивый взгляд Вили за напряженное внимание. Нейсмит что-то говорил, но так ни разу и не поднял на Вили глаз.

– Ты и не представляешь себе, какой ты молодец. Благодаря твоему открытию нам удалось обнаружить… То, что мы обнаружили, – это удивительно и чудесно и, может быть, опасно. Я просто обязан остаться. Понимаешь?

Вили не собирался этого говорить, слова вырвались сами по себе:

– Я понимаю, почему вы со мной не пойдете. Я понимаю, что какая-то дурацкая математика для вас важнее.

Хуже всего было то, что эти слова совсем не разозлили Пола, он только чуть-чуть опустил голову.

– Да. Есть вещи, которые для меня важнее любого человека. Давай я тебе расскажу, что мы обнаружили…

– Пол, если Майк, Джереми и Вили должны отправиться в пасть льву, им незачем знать подробности.

– Как скажешь, Коля. – Нейсмит встал и медленно пошел к двери. – Прошу меня извинить.

Наступила тишина, которую прервал полковник:

– Нам придется хорошо поработать, чтобы успеть отправить вас вовремя. Иван, покажи мне, что твои любители шахмат собираются дать Джереми с собой. Если Власть обеспечивает вас транспортом, может быть, Майк и мальчики смогут взять процессор помощнее. – И он ушел вместе со своими сыновьями и Джереми. В комнате остались только Вили и Майк. Мальчик встал и повернулся к двери.

– Подожди-ка минутку. – В голосе Майка звучал металл, памятный Вили еще по первой их встрече. Помощник шерифа обошел вокруг стола и усадил парня обратно на стул. – Ты думаешь, Пол тебя бросил. Может быть, так оно и есть, но, насколько мне известно, они обнаружили нечто более важное, чем мы все, вместе взятые. Я не знаю, в чем заключается их открытие, иначе я бы не мог пойти вместе с тобой и Джереми. Ты меня понял? Мы не можем допустить, чтобы Нейсмит попал в руки Мирной Власти.

Считай, что тебе очень повезло, когда мы согласились с планом Пола вылечить тебя, – продолжал Майк. – Только он мог уговорить Каладзе связаться с этими свиньями, биологами.

Майк буравил его взглядом, словно ожидая возражений.

Однако Вили молчал, стараясь не смотреть помощнику шерифа в глаза.

– Ладно. Я буду ждать тебя в столовой.

Росас быстро вышел из комнаты.

Вили не знал, сколько времени он просидел неподвижно. Он не плакал: после того, что случилось много лет назад на улице Клермонт, Вили больше никогда не плакал. Он не винил Сильвестра Вашингтона, как не винил теперь Пола Нейсмита. Они сделали все, что один человек может сделать для другого. Но в конечном счете есть только один человек, кому не убежать от твоих проблем.

Глава 13

До посадочной площадки на вершине Торговой Башни еще оставалось пять метров, а вертолет с двумя винтами умудрился поднять тучу пыли. Со своего места в салоне Делла Лу наблюдала за встречающими, которым пришлось схватиться за шляпы и прикрыть глаза. Только старина Гамильтон Эвери умудрялся сохранять представительный вид даже при таких обстоятельствах.

Когда колеса вертолета коснулись земли, пилот распахнул люк и помахал рукой очень важным персонам, собравшимся на посадочной площадке. Сквозь серебристый иллюминатор Делла Лу заметила, как директор Эвери кивнул и повернулся, чтобы пожать руку Смайзи, главе администрации Лос-Анджелеса. Потом он подошел к одному из членов команды вертолета, поджидавшему у трапа.

Смайзи был, вероятно, самым могущественным чиновником Мирной Власти в Южной Калифорнии. Интересно, подумала Делла Лу, как он отнесся к тому, что его босс предложил такую по-кавалерийски лихую посадку в вертолет. Она криво усмехнулась. Черт возьми, ведь именно ей поручено руководство всей операцией, однако она и сама не понимала, что происходит.

Дверца люка захлопнулась, и лопасти начали снова вращаться. Команда получила точные инструкции: посадочная площадка быстро исчезла из виду, а вертолет поднимался вверх, словно волшебный лифт, установленный на вершине Торговой Башни. Делла Лу бросила взгляд в иллюминатор – они находились на высоте восьмидесятого этажа.

Когда вертолет взял курс на лос-анджелесский аэропорт и Санта-Монику, Делла поднялась с места. Через мгновение в салон вошел Эвери. Он выглядел совершенно спокойным, но при этом держался строго официально, его одежда была одновременно небрежной и дорогой. В принципе Совет Директоров Мирной Власти считался собранием равных. В действительности же, сколько Делла Лу себя помнила, Гамильтон Эвери был его главной движущей силой. Не самым известным человеком, но самым влиятельным.

– Рад вас видеть, моя дорогая!..

Эвери быстро подошел к Делле, пожал ей руку, словно она была ему ровней, а не чиновником на три ранга ниже. Делла позволила седовласому директору взять себя за локоть и отвести на место. Со стороны можно было подумать, что это Делла у него в гостях. Они сели, и директор быстро осмотрелся по сторонам. Кабина Деллы выглядела настоящим передвижным командным пунктом. Здесь не было ни бара, ни мягких ковров. В соответствии со своим рангом Делла вполне могла бы их иметь, но она заняла нынешнее положение совсем не потому, что лебезила перед начальством.

Вертолет спокойно летел на запад, а толстые стены кабины почти полностью поглощали шум работающих двигателей. Внизу Делла видела постройки, принадлежащие Мирной Власти. Анклав представлял собой коридор, простирающийся от Санта-Моники и аэропорта на побережье вглубь материка до того места, где когда-то находился центр Лос-Анджелеса. Это был самый крупный анклав в мире: здесь жили больше пятидесяти тысяч человек, в основном возле студии Службы новостей. И жили совсем неплохо – как раз сейчас вертолет проплывал над пригородным участком с бассейнами и теннисными кортами.

На севере высились замки и укрепленные дороги аристократов Ацтлана. Они управляли этим регионом, но, построенные без запрещенной законом технологии, их «дворцы» напоминали средневековые лачуги. Как и республика Нью-Мексико, Ацтлан наблюдал за Мирной Властью с бессильной завистью и мечтал о возвращении добрых старых времен.

Эвери оторвался от раскинувшегося внизу вида.

– Я обратил внимание, что символика Пекина с борта вертолета убрана.

– Да, сэр. Из вашего сообщения было ясно, что использование людей не из Северной Америки не следует выставлять напоказ.

Уж это-то Делла Лу прекрасно поняла. Три дня назад, завершив изучение ситуации в Центральной Азии, она вернулась в анклав Пекина. И тут же получила по спутнику из Ливермора мегабайт детальных инструкций – причем они пришли не на имя главы администрации, а прямо к ней, Делле Лу, полицейскому третьего ранга, занимающемуся борьбой с терроризмом, и главному специалисту по грязной работе. Ей выделили грузовой самолет – грузом был этот самый вертолет, и велели лететь через Тихий океан в Лос-Анджелес. В аэропорту команда самолета выгрузила вертолет с ее людьми и немедленно вернулась назад.

Эвери удовлетворенно кивнул:

– Отлично. Мне как раз нужен человек, которому не требуется объяснять все на пальцах. Вы успели прочитать отчет из Нью-Мексико?

– Да, сэр.

На протяжении всего полета Делла внимательно изучала доклад и пыталась разобраться в политических проблемах Северной Америки. Она отсутствовала три года; ей предстояло еще многое узнать – помимо трагедии в Тусоне.

– Как вы думаете, республика поверила нам?

Она вернулась мыслями к записи встречи и к досье.

– Да. Самое забавное, что наиболее подозрительные из них оказались и наиболее невежественными. Шеллинг проглотил наживку вместе с крючком. У него достаточно теоретических знаний, чтобы посчитать ваши объяснения разумными.

Эвери кивнул.

– Но они будут верить только до тех пор, пока не взорвется еще один купол. Насколько я поняла, такое уже случилось дважды за последние несколько недель. Вряд ли это объясняется теорией квантового распада. Ракетные полигоны старой Америки усеяны куполами. Если процесс распада будет продолжаться…

Эвери снова кивнул; казалось, его совсем не расстроили слова Деллы.

Вертолет плавно огибал Санта-Монику, и Делла увидела самые роскошные особняки анклава и пляжи возле них; дальше шла разрушенная береговая линия Ацтлана. Всего несколько мгновений – и вот они уже снова над океаном. Пролетев несколько километров к югу, вертолет повернул в сторону суши. Они будут кружить в небе, пока эта встреча не закончится. Даже события в Тусоне не помогли уяснить смысл ее задания, и Делла нахмурилась.

Эвери поднял холеную руку:

– Все, что вы говорите, правильно, но может оказаться несущественным. В зависимости от того, каким будет истинное объяснение случившегося. Вам не приходило в голову, что кто-то мог найти способ уничтожения куполов и сейчас мы являемся свидетелями их экспериментов?

– Мне кажется, что места для проведения «экспериментов» выбраны довольно странно, сэр: шельфовый ледник Росса, Тусон, Улан-Удэ. Кроме того, я не понимаю, как эта организация ухитрилась не попасть под наблюдение.

Пятьдесят пять лет назад, до Войны, та структура, что впоследствии назвалась Мирной Властью, была всего лишь научной лабораторией, получающей федеральное финансирование на проведение в определенной мере эзотерических – но стратегически важных – исследований. В результате этих исследований были созданы купола – силовые поля, сгенерировать которые удавалось не меньше чем за тридцать минут, пользуясь самым мощным ядерным реактором в лаборатории. Правительству Соединенных Штатов об открытии ничего не сообщили; об этом позаботился отец Эвери. Руководство лаборатории разыграло свой собственный вариант геополитики. Даже в высоких бюрократических кругах, в которых вращалась Делла, не было никаких доказательств того, что лаборатория Эвери положила начало Войне. Однако Делла что-то в этом роде подозревала.

В годы, последовавшие за Катастрофой, Власть лишила весь уцелевший мир энергетических технологий. Представляющие наибольшую опасность правительства – такие, например, как правительство Соединенных Штатов, – были уничтожены, а на территориях этих стран образовались разнообразные мелкие государства, от городского самоуправления в Центральной Калифорнии до Ацтлана с его средневековым укладом или Нью-Мексико, где всем заправляли фашисты. Местные правительства обладали силой, достаточной только для того, чтобы собирать налоги, установленные Мирной Властью. Эти маленькие страны в определенном смысле были суверенны. Они даже развязывали свои мелкие войны – но без развитой промышленности и оружия массового поражения эти войны не представляли никакой опасности для остального человечества.

Делла сомневалась, что за границами анклавов существовала достаточно серьезная техническая база, чтобы воспроизвести старые изобретения, не говоря уже об их модернизации. И если кому-нибудь все-таки удалось раскрыть секрет куполов, спутники непременно обнаружили бы строительство мощных электростанций и заводов, необходимых для реализации таких планов.

– Я знаю, мои слова могут показаться параноидальным бредом, но вы, молодежь, не понимаете, насколько несовершенна техническая база Власти. – Эвери бросил взгляд на Деллу, словно рассчитывал, что она станет возражать. – Нам принадлежат университеты и большие лаборатории. Мы контролируем всех людей, имеющих серьезное образование. Однако мы почти не занимаемся исследовательской работой. Я бы знал об этом, поскольку еще помню, как выглядела лаборатория моего отца до войны. Более того, я проследил за тем, чтобы все по-настоящему перспективные проекты не получили финансирования.

Наши заводы в состоянии производить практически любую довоенную продукцию. – Он хлопнул рукой по обшивке. – Это хорошая, надежная машина; возможно, ее построили в последние пять лет, но модель была создана шестьдесят лет назад.

Эвери помолчал, а когда заговорил снова, его тон уже не был небрежным.

– За последние шесть месяцев я понял, что мы допустили серьезную ошибку. Кое-кто, обладающий технологией, заметно превосходящей довоенный уровень, действует под самым нашим носом.

– Надеюсь, вы имеете в виду не монгольских националистов, сэр. В своих отчетах я старалась как можно яснее дать понять, что свое ядерное оружие они получили из старых советских запасов. Большая его часть вышла из строя. А без этих бомб они всего лишь кочев…

– Нет-нет, дорогая Делла, я имел в виду совсем не это. – Он положил на стол пластиковую коробочку. – Загляните внутрь.

На бархатной подушечке удобно устроились пять крошечных металлических предметов. Лу подняла один так, чтобы на него упал солнечный свет.

– Пуля?

Самая обыкновенная, калибром восемь миллиметров. Делла не смогла определить, стрелял ли кто-нибудь этой пулей; на ней виднелись какие-то следы, но определенно не от винтовки. Заостренный конец пули был покрыт чем-то черным и блестящим.

– Вот именно, пуля. Только у нее есть мозги. Давайте я расскажу, как нам удалось наткнуться на это маленькое сокровище. Поскольку Мастеровые, эти ученые с заднего двора, последнее время стали вызывать у меня серьезные подозрения, я решил, что необходимо внедрить к ним наших людей. В большинстве регионов Северной Америки мы не допускали возникновения никаких правительств, опасаясь роста национализма. Даже неся серьезные финансовые потери при сборе налогов. Теперь я вижу, что это было ошибкой. Каким-то образом им здесь удалось зайти дальше, чем в областях, которые контролировали местные правительства. К тому же следить за ними достаточно сложно, поскольку единственными источниками информации служат орбитальные спутники.

Так или иначе, но я послал разведывательные отряды в эти никем не управляемые районы, сочинив для них надежные легенды. В Центральной Калифорнии, например, проще всего было сделать вид, будто бы они потомки советских десантников. Наши люди получили инструкции засесть в горах и перехватывать всех подозрительных путешественников. Я рассчитывал, что смогу постепенно накопить информацию, не производя официальных рейдов. На прошлой неделе один такой отряд наткнулся на троих местных жителей в лесу к востоку от Ванденберга. У этой троицы был всего один стандартный восьмимиллиметровый карабин из Нью-Мексико. Уже почти стемнело, но с расстояния сорока метров противник умудрился попасть в каждого из десяти нападавших – причем для этого ему потребовалась всего одна очередь.

– У карабина из Нью-Мексико в обойме всего десять патронов. Значит…

– Идеальная точность, моя дорогая. Мои люди клянутся, что стрельба велась в автоматическом режиме. Если бы они не носили бронированных жилетов или если бы пули летели с нормальной скоростью, ни один из них не остался бы в живых, чтобы рассказать мне эту историю. Десять хорошо вооруженных мужчин были бы убиты одним противником из самодельного оружия. Волшебство, да и только. И вы держите в руке кусочек этого волшебства. Точно такие же пули протестировали в лабораториях Ливермора. Вы когда-нибудь слышали про умные бомбы? Ну конечно, их же использовали наши самолеты в Монголии. Так вот, мисс Лу, у вас в руке умная пуля.

У каждой пули впереди видеоглаз, соединенный с процессором такой мощности, какой обладает наш настольный компьютер стоимостью в сто тысяч. Очевидно, ствол был без нарезки; пуля могла менять высоту полета при сближении с целью.

Делла перекатила металлический шарик на ладони.

– Значит, ей управлял стрелок?

– Не напрямую, и только в момент «запуска». Кроме того, оружие нужно снабдить процессором, который определяет очередность цели и выбирает оптимальный момент для выстрела. И в самой пуле процессор достаточно мощный, чтобы захватить выбранную цель. Интересно, не правда ли?

Делла кивнула. Она хорошо помнила, какой чувствительной была система наведения на А-511 – и какой дорогой. Постоянно требовались запасные детали из Пекина. Если эти штуки такие дешевые, что их можно выбросить…

Гамильтон Эвери чуть улыбнулся, очевидно довольный ее реакцией.

– Это еще не все. Посмотрите на другие предметы в коробке.

Делла осторожно положила пулю на бархатную подушечку и взяла коричневый шарик, показавшийся ей чуть липким на ощупь. На нем не было никакой маркировки, никаких неровностей. Делла удивленно подняла брови.

– «Жучок». Не обычный звукозаписывающий «жучок», какими пользуемся мы, а полноценная видеокамера, которая к тому же может производить съемку в разных направлениях. Эксперты сказали мне, что эти камеры работают на принципах фурье-оптики. Они способны записывать и передавать сигнал на небольшие расстояния. Нам удалось выяснить это при помощи рентгеновской съемки в разных проекциях. У нас даже нет оборудования, к которому мы могли бы подсоединить эту штуку!

– А вы уверены, что в данный момент не ведется передача?

– О да! Наши ученые выпотрошили внутренности из этого «жучка», прежде чем отдали мне; они утверждают, что в нем не осталось ни одной работающей детали. Думаю, теперь вам понятно, почему я предпринял такие меры предосторожности.

Делла кивнула. Значит, дело вовсе не во взрывах куполов: их истинные враги наверняка уже в курсе последних событий. Похоже, Директор Эвери совершенно прав – и сильно напуган, насколько это вообще возможно для человека с такой холодной аналитической натурой.

Примерно с полминуты оба молчали. Вертолет сделал еще один разворот, и луч солнца упал на лицо Деллы. Они летели на восток над Лонг-Бич в сторону Анахайма – так, во всяком случае, назывались эти места на старых географических картах. Внизу в серо-оранжевой дымке в разные стороны расходились линии улиц, отчего возникало ложное ощущение порядка. В действительности под ними простирались долгие километры заброшенных выжженных кварталов. С трудом верилось, что угроза, о которой говорил Эвери, родилась где-то здесь, в Северной Америке. Впрочем, подозрения Директора могли быть обоснованными. Если запретить промышленность и серьезные научные исследования, люди обязательно найдут другие способы, чтобы получить желаемое.

…А если они в состоянии делать такие штуки, вполне возможно, что у них хватит ума и на то, чтобы обойти все квантовые теории и научиться взрывать купола.

– Вы думаете, они сумели внедриться в Мирную Власть?

– Не сомневаюсь. Мы самым тщательным образом проверили наши лаборатории и залы совещаний. Было обнаружено семнадцать таких «жучков» на Западном побережье, два в Китае и еще несколько в Европе. Рядом с нашими заморскими находками не было никаких передающих устройств, поэтому мы считаем, что камеры были привезены в эти места случайно. Такое впечатление, что зараза распространяется из Калифорнии.

– Значит, им известно, что мы заинтересовались их деятельностью.

– Да, но не более того. Враг совершил несколько серьезных ошибок, а нам, в свою очередь, пару раз улыбнулась удача: в калифорнийской группе у нас есть информатор. Он пришел к нам менее двух недель назад, словно с неба свалился. Мне кажется, это не подсадная утка, потому что все рассказанное им совпадает с тем, что удалось обнаружить нам самим, только он рассказал нам немного больше того, о чем мы знали. Мы покончим с этими ребятами. Причем самым законным образом. Мы уже давно не устраивали показательных процессов – со времен инцидента с Якимой. Вы будете играть самую важную роль в этой операции, Делла. Вы женщина, а в наши дни все, кроме Власти, относятся к слабому полу без должного уважения.

«Представители Мирной Власти недалеко ушли от остальных», – подумала Делла.

– Вы будете незаметной для врага, пока не станет слишком поздно.

– Так вы имеете в виду работу агента?

– Ну конечно же, моя милая. Насколько мне известно, вы выполняли задания и посложнее.

– Да, но…

«Но я сама руководила работой агентов в Монголии».

Эвери накрыл своей рукой руку Деллы.

– Это вовсе не понижение по службе. Докладывать о том, как идут дела, вы обязаны только мне. Вы возглавите калифорнийскую операцию и будете ее контролировать – конечно, насколько это возможно с нашими средствами связи. Для работы в тылу врага нам нужен один из самых лучших агентов, который прекрасно ориентируется в тех местах и которого мы могли бы снабдить надежной и достоверной легендой.

Делла родилась и выросла в Сан-Франциско. Целых три поколения члены ее семьи были ремонтниками – и агентами Власти.

– Кроме того, у меня для вас особое, очень ответственное задание. Выполнение его может оказаться гораздо важнее всей остальной операции.

Эвери положил на стол цветную фотографию. Изображение было крупнозернистым, на пределе разрешения аппарата. Перед входом в сарай стояла группа мужчин – фермеры-северяне, если не считать черного мальчишки, разговаривавшего с высоким молодым человеком, который держал в руках восьмимиллиметровый карабин. Делла сразу догадалась, кто это такие.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15