Вернор Виндж.

Дети небес



скачать книгу бесплатно

Странник сунулся назад в кабинет:

– Ваши тягостные решения едва ли найдут поддержку у мягкосердечных стай запада, которых вы вознамерились лишить старейших элементов.

Гармоник осуждающе поднял пару голов:

– Это их ответственность. Мы просто сообщим им, что хотя и понимаем их слабости, но не располагаем достаточными ресурсами, чтобы и дальше заботиться о престарелых и больных элементах. Они могут поручить нам самим ими заняться или взять эту ношу на себя, как всегда и поступали приличные Когти. – Традиция, о которой он упомянул, заключалась в следующем: как только элемент не мог обеспечивать себя охотой, его оставляли позади. Постепенно выражение «оставить позади» стало в межстайном языке эвфемизмом для смерти элемента.

– А тех, кого вам поручат, вы убьете? Хм, и как же?

Йоханна сделала еще шаг назад, чтобы Гармоник наконец понял угрозу.

Двойка краснокурточников негромко зарычала и подалась вперед, но остальные смотрели на девушку не без тревоги.

– Для этого есть традиционные способы, не такие уж болезненные или шокирующие. Вы, бедняги, заточены в единственном смертном теле. Я и не ожидаю, что вы проникнетесь нашим пониманием смерти.

Все элементы Гармоника набрались храбрости и скалили на нее пять пар крепких челюстей.

Странник за спиной девушки тянул ее за летные штаны и куртку всеми элементами. Он больше не пытался замаскировать усилие, с каким пробовал вытащить ее из комнаты, но голос звучал изысканно-дипломатично:

– Спасибо за сочувствие, какое вы, дорогой Гармоник, выказали гостье.

Краснокурточники грациозно изогнулись.

– Взаимно, хотя это королева поручила мне проинформировать вас.

– Я не премину поблагодарить ее за это в следующий раз, – ответил Странник, – когда мы прибудем вместе.

В аккордах Странника прозвучали нотки, заставившие загонщика приумолкнуть. Для стай «быть вместе» означало именно «совместно мыслить». В буквальном значении. Это была самая суровая отповедь, о какой только могла подумать Йоханна. Она наконец позволила своему острозубому приятелю вытащить ее наружу.

Пока они не отошли от домика на расстояние, недоступное даже слуху Когтя, девушка не проронила ни звука и только потом нарушила тишину:

– Странник, я полагаю, ты отдаешь себе отчет в значении своих слов. Я о разговоре с Древорезчицей.

– Да. Гармоник слишком много о себе возомнил, напялив красные куртки. Такие типы – дерьмовей всех на Восточном побережье. – Странник казался в большей мере удивленным, чем рассерженным.

– Эта стая – настоящее чудовище, – сказала Йоханна, – сукины дети.

Странник оглянулся на многоэтажные бараки, стоявшие по обе стороны пути. Отсюда даже не было видно прогулочных площадок и аллеи между ними.

– Тут и вправду стало тесновато, ты знаешь… – раздумчиво откликнулся он.


Остаток вечера девушка была занята доселе неслыханным: перебранкой со Странником. К счастью для ее ушей, кричала в основном сама Йоханна.

Как мог ее лучший друг во всем мире оказаться таким же безжалостным, как эти убийцы из Фрагментария? К закату Йоханна уверилась, что он изложит всю проблему королеве хотя бы затем, чтобы Йо заткнулась. Странник делал все, что мог, чтобы ее успокоить. В его культуре устранение старых элементов не было равнозначно убийству, да и вызывать Йоханну на ссору с самой королевой он не желал.

– Это личное, Йоханна, – секс и мыслеречь. – На миг его взгляды затуманило сладострастие.

Обычно этот аргумент работал безотказно. Девушке и впрямь нечего было делать на брачной подстилке Когтей, но сейчас она подозревала, что Страннику просто хочется отвязаться от приставучей инопланетянки.

– Ладно, – сказала она. – Ты поговори с Древорезчицей, но, умоляю, заставь ее понять, что этот краснокурточный подонок ничем не лучше старого Шкуродера!

– О да. Обещаю сделать все, что в моих силах.

Пятерка нервно плясала вокруг Йо, потом наконец протиснулась за дверь.

«Трус». Она могла бы полететь с ним в сам Новозамок и поговорить с королевой. Странник не посмел бы ее удержать. Но, к счастью, здравый смысл победил, и Йо осталась у себя, а Странника отпустила.

Можно было позвонить Равне Бергсндот. Равна была королевой Домена на равных правах с Древорезчицей. Хотя титул для Равны значил мало, она тем не менее была самым могущественным существом на планете. Она бы отдала приказ, и, о Силы Наверху, Когти исполнили бы его, поджав хвосты. Вот только Равна для этого была слишком хорошим переговорщиком. Она шла на компромисс почти везде, если только это не затрагивало проблему Погибели.

Йоханна выскочила на двор, в сумерки, и сделала несколько глубоких вдохов. На северо-западе небо еще отливало красками зари, но большая часть небосклона уже налилась темно-синим, а на востоке просверкивали первые звезды. Йоханна так часто проклинала этот мир, но летом тут и вправду неплохо. Можно забыть, что он смертельно опасен, позабыть, чего ты лишилась. Тесная комнатка, которую она делила со Странником, была по меркам местных резиденцией аристократки. И если Равна воплотит в жизнь свои планы наладить водогрей от лазерных пушек звездолета, в этом жилище станет комфортнее, чем в каком бы то ни было замке старых Когтей.

Можно было прогуляться в Новозамок и повидать Детей. Большинство их – и все детсадовские – жили именно в этом городе. Брат тоже наверняка там… нет, Джефри с Амди в эту десятидневку в лесах на севере, на импровизированной скаутской вылазке. С кем бы еще поговорить? Невил? Он, скорее всего, еще внизу, в Гавани. Он бы понял. Он прекрасно умеет слушать и советовать. Как жалко, что сюда еще не протянули телефонный кабель, иначе бы она ему позвонила.

Йоханна побрела по склону прочь от Нового Замка и города, что раскинулся вокруг него. Ей некому было излить горе. Может статься, это и к лучшему: она не столько печалилась, сколько гневалась. Стаи – симпатичные существа, немногие люди лучше их. Но даже лучшие из стай не в состоянии воспринимать элементов как личности. Она ускорила шаг, почувствовав, как растет застарелая обида. Сегодняшнее происшествие многому ее научило, и она не собиралась спускать все на тормозах. В прошлом она видела умирающих элементов. Смерть поступала с ними так же, как и с людьми, хотя Когтей в этом не убедить.

«Ну что ж, если слова не помогут, придется взяться за дело». Она позволила этой мысли укорениться в мозгу, воображая, что бы смогла натворить, если бы у нее оставался доступ ко всему, чем страумлианец – каждый страумлианец, даже ребенок, – пользовался до падения Вниз. Даже возможности звездолета Равны не шли в сравнение с тем, что было заложено в детских игрушках Йоханны. Она бы подняла фрагментов до полноценного самосознания и стерла бы глумливые ухмылки с морд мерзавцев вроде Гармоника…

Было соблазнительно предаваться таким мечтам. Но ведь они были реальностью, более того – повседневностью, – пока страумлианцы не свалились с Вершины Запределья. Когда в Высокой Лаборатории все пошло вразнос.

Йоханна огляделась и только тут поняла, что отмахала больше километра до края Хмурой Долины. Взошла луна планеты Когтей, и дальняя оконечность долины спряталась в предночном тумане. Путь – Королевская Дорога, если пользоваться официальным наименованием, – петлял и выписывал зигзаги, спускаясь по северному склону. Днем тут было интенсивное движение, и погонщики керхогов часто переругивались, не желая уступать дорогу.

Пока Йоханна услаждала свой внутренний взор картинами невозможного возмездия, ноги сами принесли ее к Фрагментарию. Наверное, в ногах сегодня ума было больше, чем в голове. Гармоник заявлял, что места нет, и Древорезчица с ним согласилась. Ну что, место всегда можно увеличить! Есть способы заставить всех заткнуться и слушать ее! Йоханна увеличила темп. Теперь ее ноги и мозги работали в согласии (ах, как уместно бы прозвучала эта свежеиспеченная идиома в стаеречи!), и она поняла наконец, как много может изменить с помощью даже тех скудных средств, которыми располагает. В заднем уголке сознания прорезался голосок, твердящий, что ее действия могут причинить больше вреда, чем бездействие. Она заставила его умолкнуть.

Йоханна миновала последний поворот перед Фрагментарием. Слои тумана чуть ли не касались крыш, так что она видела лишь несколько смутных огоньков – наверное, в бараках для престарелых. Администрация на другом краю поселка. Королевская Дорога вела дальше, в Гавань, но поворот к Фрагментарию был уже в пятидесяти метрах или около того. Йоханна вступила в туман.

– Привет, Йоханна, – сказал чей-то голос совсем рядом. Йо испуганно вскрикнула, а мысли заметались. Бежать? Отбиваться? Поговорить? Она напряженно вгляделась во тьму. Ага. Дружеский разговор. Четверка. Нет, пятерка, если считать маленького.

– Привет, – ответила Йоханна, – я тебя знаю?

Взрослая четверка сдвинула головы вместе. Хотя стая сгрудилась всего в паре метров от девушки, туман скрадывал мысли. Когти пытались собрать себя в кучу и что-то придумать. Голос прозвучал снова:

– Не понимаю. Прости, Йоханна.

Йо потерла руки. Стаи, как правило, воспринимали этот жест как аналог когтевого «все в порядке». В любом случае было слишком темно, чтобы Когти могли воспользоваться зрением.

Постояв немного, они пошли дальше. Туман вытворял чудные трюки со звуками. На пределе слышимости жужжали высокочастотные мысли. А может, стая просто нервно пофыркивала.

– Я… хмм…

«Они пытаются мыслить на самношке?»

– Я… был… – (этот аккорд стаеречи она узнала), – я работаю… в Новозамке… я работаю с камнем.

– Ты каменщик в Новом Замке?

– Да! Верное слово, верное.

Прежде чем люди явились на планету, а Дети пошли в Академию, работа каменщиков считалась крайне сложной и доверялась только высококвалифицированным специалистам. Но и сейчас стаи этой профессии очень ценились.

Они шли вместе в молчании. Общаться им было трудно: каждый плохо понимал язык другого. Потом Йоханна сообразила, что они больше не одни. Еще одна стая плелась сзади, а за той почти наверняка еще одна. Поскольку Каменщик явно слышал их, Йоханна озадачилась еще больше. Но враждебных намерений никто не выказывал.

– Повернуть. Повернуть сюда, – сказал Каменщик. Они свернули к Фрагментарию. Йоханна позволила стае чуть опередить себя на отмеченной флажками дороге. Они миновали фонарь, и девушке удалось лучше разглядеть две другие стаи. В одной оказалось всего три элемента, в другой – четыре, но двое из них, казалось, едва вышли из младенческого возраста. Загадка получила объяснение.

Когда они достигли бараков для престарелых, две стаи что-то пробулькали. Им отозвалось несколько звучавших вразнобой голосов. Стаи устремились к баракам, а Каменщик остался с Йоханной. У входа в приют он сказал:

– Ты не помнишь меня, но, если не считать моего малыша, я весь был с тобой и Фамом Нювеном, когда ты попала в Новозамок. Ну, ты знаешь. Тот день, когда Фам погасил солнце.

Йоханна резко обернулась к стае. Внезапная беглость самношка застала девушку врасплох. Старый, совершенно облысевший элемент вынырнул из теней. Каменщик сгрудился вокруг синглета, прижался к нему всеми головами. Наверное, эта стая была в охране Древорезчицы в Битве на Холме Звездолета.

Йо улыбнулась. Этой стаи она не помнила, но…

– Да, я хорошо помню тот день. Ты был во внешнем кордоне? Ты своими глазами видел, как померкло солнце?

В таком примитивном мире, как планета Когтей, почти любое проявление высокоразвитой технологии воспринималось со священным ужасом, но то, что сделал тогда Фам, перевернуло законы природы на сотни световых лет кругом и потрясло даже Детей. Ничего удивительного, что солнечное затмение на его фоне поблекло.

Пятерка – вся, даже маленький щенок, – согласно закивала.

– Через тысячу лет останется только миф в сознании стаи, которой я тогда стану, но то будет величайший миф всех эпох. Глядя на темное солнце, я обонял запах Стаи Стай.

Каменщик – теперь включавший синглета из Фрагментария – помолчал с минуту, потом, вздрогнув, продолжал:

– Здесь так холодно для некоторых из нас, почему бы тебе не пойти внутрь? Там несколько слитных стай, они задержались на всю ночь. Они не говорят на самношке, но я буду переводить.

Йо пошла было за остальными в зал, но потом сообразила, что большинство стаеобломков внутри так и не объединялись. Они остались позади. А задержись она еще на минуту, наверняка начнет изливать им горе насчет планов Гармоника. И слишком многие поймут, что это значит. Она замерла на пороге и пропустила Каменщика.

– Я в другой раз, – сказала она.

Стая колебалась.

– Хорошо, но я хочу, чтоб ты знала: я тебе благодарен. Часть меня сильно болеет, но, сливаясь с ней, я сразу умнею. Обретаю способность что-то планировать. Я прихожу сюда каждую ночь, а днем после этого мне легче работается. Собственно, я так и задумал, еще когда был умным. Постепенно мои щенки учатся у старика. Богатые могут позволить себе содержать старых постоянно. – Все головы смотрели на Йоханну. – Я думаю, поэтому они и остаются богатыми. Спасибо тебе, что предложила королеве Древорезчице учредить этот приют.

Йоханна мотнула головой:

– Да пожалуйста.

Ей было трудно говорить, поэтому она повернулась и молча, кусая губы, пошла во мрак.

Черт! Черт! Черт!

Она на пару минут затерялась в тумане, и этого времени хватило, чтобы вина вновь переродилась обратно в кипящую ярость. Ей требовалось отомстить Гармонику и всем его прихвостням-традиционалистам. Немедленно и изящно. Совершить что-нибудь такое, чтобы даже Древорезчица получила по мордам.

В конце концов Йоханна перешла на бег и устремилась к высокой изгороди, ограждавшей прогулочную площадку от хирургических бараков. Она прошлась вдоль барьера и, встав на цыпочки, дотянулась до верхушек деревянных столбиков. Так, значит, Гармоник считает, что тут мало места? Ну да, и впрямь тесновато. Слух о том, что здесь помогают старикам, разлетелся дальше, чем они планировали. Несомненно, Гармонику не дают покоя и потребляемые здесь ресурсы, и это мнение он сумел донести до Древорезчицы.

Но ведь Древорезчица богата. Если бы это было не так, у Равны появились бы проблемы с техобслуживанием «Внеполосного-II». Этот мир так беден и глуп… На Вершине Запределья забота о разумных существах обходилась очень дешево и совершалась почти незаметно. Деньги расходовались на совсем иное…

Она чуть было не споткнулась о существо, копавшееся под изгородью. Коготь вытащил морду и лапы из грязи – и челюсти его щелкнули там, где было лицо Йоханны, прежде чем она отшатнулась. Но дальнейшей атаки не последовало. Бедолага не был восстановлен и остался синглетом. Или нет? Вон парочка других крадется в туманной лунной ночи. Все тропические. Блохастые беженцы обменялись малоосмысленными взглядами и отступили, и почти сразу же стихийно сложившаяся тройка разбежалась в разных направлениях. Стая никогда не теряла себя так случайно. Сколько еще таких шляется по Фрагментарию и вокруг него, создает всем проблемы? Предложение собрать тропических в отдельном лагере не лишено смысла.

Йо неслышно кралась ко входу в хирургические бараки. Оттуда исходил шум, снаружи, со стороны изгороди, метались смутные тени, временами подвывая. Загонщики Гармоника наверняка все еще изображают бурную деятельность в долине. Йоханна была у бараков одна. Обитатели лагеря – друзья Йоханны, по крайней мере в том смысле, какой доступен их урезанному интеллекту.

А что, если, очутившись тут в одиночестве, она получила намного лучшую возможность совершить возмездие, чем надеялась? Йоханна пошла быстрее. Теперь к определенной цели. Идея, родившаяся в ее голове, могла показаться безумной, но ведь мечта Гармоника о драгоценном свободном месте ей не противоречит? До этих подонков, и Древорезчицы тоже, наконец дойдет, что фрагментов обижать не рекомендуется.

Ворчание в бараках стало еще громче, перейдя в тоскливый булькающий вой. Йоханна часто бывала здесь и в зимнее время, и после захода солнца, но никогда не слышала такого сердитого воя. Разумеется, фрагменты не так цивилизованны, как слитные стаи, и отчаялись реинтегрироваться… У них прихоти и обиды сотен индивидов. Большинство обитателей хирургического отделения были крупными, здоровыми особями (затем-то здесь ворота и загородка), некоторых едва бы устрашила мысль о побеге. В то же время они наверняка побаиваются раствориться в мире, так и не найдя подходящей стаи. За последние два года Йоханна немалому числу фрагментов в этом помогла. Каренфретт даже прозвала ее «самой маленькой заводчицей».

Йоханна могла бы сейчас пройти прямиком в бараки и поговорить с самыми умными синглетами и двойками, которые немного понимали самношк. Хотя к связной речи они были неспособны, фрагментам нравилось находиться рядом с кем-то, кто был так же умен, как слитная стая, с существом, в чьем обществе они могли хоть ненадолго почувствовать себя полноценными. Часто она сливала двойки или синглета с двойкой, и так зарождались новые стаи. Так же часто ей приходилось отправляться в Гавань, Новозамок или на Тайный Остров и уламывать инвалидов слиться с подходящими компаньонами из госпиталя.

Собственно, благодаря ее стараниям (ну и самых приличных заводчиков) пациенты редко пытались сбежать. Сегодня ночью бараки выли совсем иначе.

В свете укрепленного над воротами фонаря Йоханна видела десятки фрагментов, шныряющих туда-сюда. Некоторые показывались на краткий миг: толкали изгородь носами и царапали лапами.

Заметив девушку (или услышав: слух был у Когтей лучше развит), они залаяли свое обычное: «Привет, Йоханна!», «Привет, Йоханна!» Эти осмысленные аккорды тонули в сердитом вое, очень походившем на тявканье и лай обычных собак. Постепенно, впрочем, слова набирали силу. Иногда на самношке, но чаще на межстайном языке, и были эти аккорды так примитивны, что даже без перевода она разбирала:

– Выпусти нас! Освободи нас!

Теперь она увидела, что стало причиной необычного волнения: тропические как-то просочились за изгородь. Она заметила только парочку, но именно вокруг них кучковались те, кто вопил громче всего. Надо полагать, слаженный вой новичков разбередил все бараки. Она еще никогда не видела, чтобы столько фрагментов одновременно пытались прорваться наружу. Они не только взбирались на загородку, но и активно рыли под нею. Прямо напротив выхода пара синглетов пыталась перелезть через ворота. Если бы они были координированной стаей и носили куртки с цеплялками для лап, им бы наверняка удалось пробиться наружу. Пока что пирамида ни разу не выросла выше двух с половиной метров, а достигнув этой отметки, неизменно рассыпалась.

– Эй, Йоханна, помоги нам! – донесся голос. Он прозвучал как раз там, где напротив входа затевалась куча-мала.

– Чиперс! – приветственно крикнула Йоханна. Она узнала его по белому меху на затылке. Он лучше всех владел самношком и мог изъясняться почти осмысленно. Бедняжка бы пришелся ко двору в любой стае, но, к сожалению, происходил из многажды перекроенных экспериментов Стального, и его жуткие воспоминания так или иначе отталкивали всех, кто мог бы его приютить. Сам по себе он был приветлив и обходителен, а среди синглетов, пожалуй, не было никого разумнее его. Оттого-то Йоханну так и печалила судьба Чиперса. Она опустилась на колено и заглянула синглету в глаза через тонкие щели в загородке. – Что там творится?

– Выпусти нас, выпусти нас!

Йоханна покачалась взад-вперед. Ну как ей объяснить? Тонкие нюансы ситуации пониманию синглетона останутся недоступны.

– Я… – начала было она и вдруг, оборвав начатое извинение, подумала: «Почему бы и нет?»

Она медленно выпрямилась. Да, вот это будет месть. Одним махом она покончит с перенаселенностью Фрагментария и осчастливит Чиперса с приятелями.

Она поглядела на ворота. Снаружи имелся замок, но, к счастью, простой – деревяшка да задвижка. Высотой ворота были метра два. Сбежавший синглетон до замка не дотянется. Она заметила, что по ее сторону изгороди бродят трое тропических, но не обратила на них особого внимания. Они смотрели на девушку. Интеллект их был так урезан, что они явно не соображали, как открыть механизм, но по эту сторону ворот любая более-менее слитная стая справиться с ним, просто встав друг другу на спины и сбив ударами лап. Да что там, Йоханна и сама могла открыть замок.

Она подалась вперед, начиная втихаря злорадствовать над вероятными последствиями. Потянулась к засову, потом отдернула руку. Последствия, последствия. Из-за них бедолаги и заточены тут. А куда еще им пойти? В городах Домена лишь немногие могли обрести новые личности, остальным же оставалось бродить и задираться с местными. Некоторых убивали, других обращали в рабство. Это и послужило поводом к учреждению Фрагментария. И сама Йоханна долго добивалась, чтобы военно-полевой госпиталь Древорезчицы превратили в постоянно действующий приют. Освободив пациентов, она отомстит… им самим.

Девушка покосилась влево. Чиперс подпрыгивал и вилял хвостом, требуя выпустить его.

Кабы не новички, оравшие ночь напролет, фрагменты едва ли подумали бы о побеге…

Йоханна отвернулась. Нет, даже в ярости она способна не на все. Такое сумасбродство… Но я могла бы, и, ох, какая была бы морда у Гармоника…

Что-то промелькнуло в темноте и сбило ее с ног. Это была тройка тропических. Прежде чем девушка поднялась на ноги, они уже взгромоздились друг на друга. Наверное, они видели, что она собиралась делать, и сохранили достаточно разума, чтобы попытаться, – как бы то ни было, верхний элемент пирамиды уже просунул морду под запирающую ворота щеколду, сорвал и откинул ее прочь. Под напором изнутри ворота распахнулись, и пирамида освободителей рассыпалась. Толпа промчалась по ним наружу, кто-то врезался в Йоханну, и она опять оказалась сбитой с ног. Некоторые останавливались, чтобы сказать «привет». Йоханна свернулась клубком и закрыла лицо руками.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16