Вернор Виндж.

Дети небес



скачать книгу бесплатно

– Могу поклясться, что это та стая, с которой он водит дружбу. – Белая пятерка сгрудилась вокруг мальчишки. Белль Орнрикакиххм в дни, предшествовавшие появлению людей в империи Древорезчицы, подавала надежды как политик. Нехорошо, что она запускает в Тимора свои коготки. Мальчишка достоин Лучшего Друга поприличнее, но Йоханна уже вышла из того возраста, в котором считаешь себя вправе всех поучать.

Антиграв нагнал группу людей. Она видела их спины, а иногда и лица. Да, это Ганнон Ёркенруд – машет своим приятелям и отпускает шуточки. Подтирушка. Там, в Высокой Лаборатории, Ганнон был на год старше Йоханны. Он перескочил через несколько классов и готовился к выпуску из их маленькой школы. Ганнон фонтанировал идеями и считался даже более одаренным ребенком, чем маленький брат Йоханны. В четырнадцать лет он превосходил исследовательскими способностями многих взрослых. Все соглашались, что однажды он станет одним из лучших боркнеров[1]1
  Вероятно, в страумлианской культуре этим термином обозначается археопрограммист (комментарий об этой профессии есть в книге «Глубина в небе»).


[Закрыть]
Страумлианского Простора. Тут, глубоко Внизу, таланты Подтирушки пропадали втуне.

Антиграв набрал высоту и полетел немного быстрее. Под ними проносились стаи береговой охраны и прогуливавшиеся к северу от Гавани простые подданные королевы. Наверное, и эти тоже вышли поглазеть на крушение. Даже пара человек, один из которых припустил бегом.

– Смотри-ка, Невил, – сказала Йоханна.

– И этот тоже швырялся камнями? – удивленно уточнил Странник.

– Нет, он направляется из Гавани им навстречу. – Невил Сторхерт был старшим из Детей. И наверное, самым чутким к настроению толпы. В Высокой Лаборатории Йоханна один раз с ним поругалась, но не рискнула перейти к открытой конфронтации. С тех пор он едва ли задумывался о ее существовании. Она была тогда подростком, а он готовился к выпуску. Еще год или два – и он стал бы полноправным страумлианским ученым. Его родители занимали высокие посты в администрации Лаборатории, да и сам Невил, пускай и в таком юном возрасте, проявлял прирожденные дипломатические и чиновничьи способности.

Он откуда-то узнал про Ганнона и его ораву. Он не успел их остановить, но Йоханне сверху было отчетливо видно, что он не бежит к месту крушения, а направляется дальше от берега, чтобы пересечься с Детьми. Поравнявшись с ними, он замедлил бег и вроде бы приветственно помахал Ганнону с его приятелями – тем не менее жест этот обещал изрядную взбучку. Она наклонилась еще дальше, стараясь разглядеть отчетливее. Туман, протянувшийся вдаль от берега, перекрывал вид, но она поняла, что Невил остановил всех шалопаев и дождался, пока дохромает Тимор с Белль.

Потом он задрал голову и помахал ей.

«Спасибо, Невил. Хоть ты меня понимаешь».

Йоханна отвернулась и посмотрела на юг. Хотя та сторона оставалась полускрыта туманом, она различала очертания Гавани и поселка в ней, сразу за устьем Хмурой Речки. Антиграв снизился и влетел в безоблачный полдень позднего лета, видимость сразу улучшилась. Долина, возникшая в последний период таяния ледников, имела форму буквы U, зеленые поля поднимались к скалистым стенам скал, даже в дни высокого лета убеленных снежной шапкой. Исторически так сложилось, что Долина отграничивала владения Шкуродера от Домена Древорезчицы. Битва на Холме Звездолета все изменила.

Фрагментарий Древорезчицы лежал прямо по курсу, сразу за областью, все еще устланной туманом. Он задумывался как госпиталь для раненых на время боевых действий: королева Древорезчица давала понять тем, кто за нее не пожалел брюха, как высоко ценит она их жертву. Затем это место переросло первоначальную функцию и стало чем-то гораздо большим. Странник клялся, что во всем мире нет ничего подобного. И уж конечно, многие стаи считали, что от него никакой пользы.

Строения Фрагментария занимали небольшую равнину у подножия граничных скал. Жилое пространство отмечали изгороди, тоньше и ниже, чем обычно на фермах Когтей. Здания лепились друг к другу, оставляя как можно больше свободного места для лечебных упражнений и игр на свежем воздухе. Королева шутила, что специально оставила Страннику просторную посадочную полосу. Учитывая, как часто Йоханна со Странником навещали Фрагментарий, в этой шутке была только доля шутки.

Пока они снижались, девушка заметила, что многие Когти на прогулочной площадке подозрительно облысели и кишат паразитами. Не иначе те самые мореплаватели, но как они сюда проникли? Она поняла, что ее известие о кораблекрушении успело устареть, и спешно принялась подбирать нужные слова взамен заготовленных.

Глава 03

Обыкновенно, стоило Йоханне куда-то пойти, как ее мигом окружала толпа синглетов. Сегодня несколько таких фрагментов, у которых способность к речи сохранилась лучше, даже окликали ее, но большую часть пациентов Фрагментария больше заинтересовали новички из тропиков. Никто из охранявших Фрагментарий загонщиков не показывался.

Йоханна со Странником выбрались с прогулочной территории и пошли по дороге меж зданий, которые Равна Бергсндот прозвала домом престарелых. Век стайных элементов был короток и редко достигал даже сорока человеческих лет. В этих домах нашли пристанище те элементы, которые уже слишком одряхлели, чтобы обеспечивать себя пищей и работать с прежней своей стаей. Бывшие соэлементы иногда навещали их, подчас оставались на пару дней, особенно если старики некогда составляли интеллектуальное или эмоциональное ядро стаи. Здесь Йоханне становилось тоскливее, чем где бы то ни было: имевшаяся у них технология ничем не могла помочь несчастным. Постепенно визиты становились все реже, потом стая приступала к интеграции новых молодых элементов и прекращала посещения окончательно.

То здесь, то там элементы крутили головами, взбудораженные приходом девушки. Некоторые гости (те немногие, кто ценил стариков так сильно, что сохранял с ними единство, сколько было возможно) приветственно повизгивали, иногда разражаясь целыми фразами на самношке. Народ тут подобрался вежливый и добросердечный. Тем не менее дом престарелых оставался одним из наиболее мрачных аспектов существования на планете Когтей, неустанно напоминая Детям, что они по уши увязли в первобытной Темной Эпохе.

За поселком стариков находился домик загонозаводчиков, отделявший приют от прогулочных площадок и бараков для неразумных фрагментов, которых предстояло использовать в хирургических целях. Можно было и срезать путь, но Йоханна со Странником держались подальше от лагеря для военных преступников. Многие королевства Когтей, помимо Домена Древорезчицы, поддержали учреждение таких лагерей, хотя обычно с врагами государства долго не нянчились и подвергали мучительной казни, как только выдавалась свободная минутка; но Древорезчице садизм не был свойственен. Странник частенько принимался разглагольствовать и доказывать Йо, как чертовски повезло Детям, что модуль сел в самом цивилизованном королевстве планеты. Шкуродера переделали, Проныру изгнали, и во всем Домене оставался только один крупный военный преступник, а именно Стальной Владыка – жуткое творение Шкуродеровой стайной селекции. Исходного Стального сократили до тройки, и этот ошметок стаи получил одиночную камеру с маленьким прогулочным двориком. Йоханна два года уже не встречалась с ним, но знала, что ее брат иногда приходит поговорить с тройкой; впрочем, Джефри и Амди общались со Стальным, еще когда он был цел и в полной власти… Оставалось лишь надеяться, что визиты не преследуют цели трепать этому существу нервы. Стальной и так уже обезумел – Древорезчица и Шкуродер долго пререкались, как с ним поступить, и бывшему властителю еще повезло, что его не загрызли подчистую. Даже на приличном расстоянии до Йоханны долетали дикие вопли узника, требовавшего немедленно выпустить его на прогулку. Фрагмент Стального явно сообразил, что в лагере гости, а загонщика в его дворике, видимо, не оказалось.

– А где все? – спросила Йоханна. Даже Каренфретт куда-то запропастилась, а она ведь имела привычку приставать к Йо по всяким вопросам.

– Гармоник здесь. Я его слышу.

Странник повернул морду одного элемента к домику администрации.

– Он там?

Вот черт!

Гармоник был у загонозаводчиков старшиной – стая старой закалки; у людей такого назвали бы крутым перцем. Теперь и она слышала громогласное ворчание Когтей. Пока оно звучало негромко, немудрено было перепутать стаеречь Гармоника с бессвязным лепетом из бараков, но сейчас стало ясно, что стая говорит по телефону. Хороший знак – от совета со стороны решения Гармоника еще никогда не становились суровее. Йоханна с трудом подняла тяжеленную задвижку на воротах и пропустила Странника, потом вошла сама. Административное здание изначально было маленькой гостиницей для приезжих, где они могли остановиться на ночлег. Каренфретт часто так поступала. Две-три стаи разместились бы там с удобствами, но изнутри вроде бы доносился только один голос; передняя дверь была распахнута. Йоханна низко согнулась, пробираясь под притолокой, Странник шел впереди и позади девушки.

Гармоник обнаружился в задней комнате, служившей ему кабинетом. Не такой просторной, как ему бы хотелось, зато с выделенной линией связи – старшина с первого дня в должности объявил эту комнату своей. Йоханна тихо радовалась, что никто не удосужился объяснить ему, как легко было бы перекинуть проводку в другое помещение; не только она одна была дурного мнения об этой стае. Завидев Странника с Йоханной, Гармоник быстро закончил разговор и положил трубку.

– Ну-ну, – приветливо отозвался он, – вот идет источник многих моих проблем. – Он указал девушке на стул перед своим рабочим столом. – Пожалуйста, садитесь, Йоханна.

Йоханна так и поступила, обнаружив, что теперь ей приходится задирать голову, чтобы посмотреть в морды Гармонику. Ну что ж, не менее глупо было бы стоять, упираясь головой в потолочные балки. Странник расселся по комнате и оставил одного элемента сторожить вход: так он мог принимать участие в дискуссии, не слишком мешая Гармонику шумом своих ценных мыслей. Йоханна заготовила вступительную речь, но телефонный звонок навел ее на другую идею.

– Вижу, – сказала она, махнув на аппарат, – вы уже прослышали про кораблекрушение.

– Конечно; я только что закончил обсуждать этот вопрос с королевой.

– А, вот как? – Интересно, что сказала Древорезчица? Вид у стаи был такой самодовольный, что Йоханна приготовилась к худшему. – Там почти двести выживших тропических моряков, почтеннейший. Странник сообщил мне, что эта цифра значительно превосходит обычные показатели для крушения одного корабля из южных морей.

Гармоник недовольно дернул головами:

– Именно так, и я знаю, кого в этом винить.

– Тогда уж и меня, – оживился Странник.

Гармоник страдальчески повел на него мордой. Игнорировать Странника он не мог; две стаи представляли собой едва ли не идеальную противоположность: одна крепко сбитая, как сжатый кулак человека, другая столь растянутая, что временами казалось, будто она вот-вот развалится на подстаи. К несчастью для Гармоника, Странник был консортом королевы: элемент самой Древорезчицы сопровождал его. Гармоник должен был держать язык за зубами, чтоб не сболтнуть лишнего, потому все его морды, покрутившись немного, нацелились на Йоханну.

– Несомненно, вы удивлены отсутствием моих помощников. – Он имел в виду остальных загонщиков. Многие из них поддерживали с Йо весьма теплые отношения.

– Э-э… да.

– Это вы тому причиной. Именно об этом мы говорили с королевой. Само по себе скверно, что вы наворотили столько дел по случаю обычного крушения, а нам теперь разгребать. Но вы еще и показали им это убежище. Совершенно непростительный и гнусный поступок!

– Что?! Я ничего такого не делала.

– Это был я, уважаемый, – вставил очень довольный собой Странник. – Разумеется, Йоханна не могла так поступить. Сомневаюсь, чтобы хоть один из потерпевших крушение знал самношк.

Гармоник поднялся на все лапы, разбросанные по комнате элементы поправили красные форменные куртки. Двое из них рысцой подбежали к столу и проделали сложный жест извинения перед Йоханной.

– О, простите меня! Но ведь именно от вас я мог этого ожидать. Именно так и подумали мои сотрудники. Все они сейчас на нижних выгонах, пытаются как-то сладить с напором тропических новичков. Мы как раз пытались понять, кто же их туда направил…

Йоханна скрестила руки на груди и подалась вперед. Она знала, что большинство выживших в кораблекрушении еще на берегу и патруль охраны загоняет их в Гавань. До приюта успели добраться не больше тридцати или сорока стай. А насчет предположения, будто это она их туда направила… ну ладно, проглотим. Гармоник не в первый раз отпускал колкости в ее адрес, возводя на Йо дикую напраслину… беда в том, что напраслина эта часто в точности совпадала с нереализованными намерениями девушки. Но в этот раз она твердо решила дать ему отпор.

– Уважаемый старшина, если ваши сотрудники полагают, будто я отправила сюда тропических, то я должна заметить, что это неплохая идея. Тропические такие же Когти, как ваши элементы. Как синглеты, которым мы стараемся помочь в королевском Фрагментарии.

– На выгоне, – уточнил Гармоник.

Стаи его профессии занимали видное место в культуре Когтей – их сфера деятельности охватывала брачные контракты, селекцию и реконструктивную хирургию стай. Йоханна относилась к ним с большим уважением, даже к тем, кто точил на нее коготки и зубы. Чтобы правильно подобрать для стаи новых малышей, не нарушив цельности коллективного разума, требовались немалый талант и навык. Это была задачка даже посложнее, чем составление адекватно функционирующих стай из синглетов и двоек. Некоторые заводчики были гениями своего дела, но к Гармонику-Краснокурточнику это не относилось. Он прибыл с востока и каким-то образом сумел подлезть к Древорезчице, когда той требовалась замена для двух самых старых элементов. Восточные заводчики предпочитали работать с индивидуальными элементами, а не со стаями. В этом они сильно напоминали старых приспешников Стального, хотя Йоханна не подозревала, что у Гармоника есть прямой номер королевы.

– Основная трудность заключается в вашем – как это? – сострадании, – продолжал старшина. – Вы относитесь к элементам как к пациентам. Мне непонятен ход ваших рассуждений. Они основаны на качествах, придающих людям слабость. Вы неспособны помочь фрагментам. В этом нет никакого смысла.

Йоханна с трудом удержалась от язвительной реплики: «Если бы Детей не угораздило затеряться в этой первобытной глуши, мы бы при желании заменили любые части своих тел куда сноровистее, чем ты только можешь себе вообразить, сморчок». К сожалению, Гармоник мог бы истолковать ее слова как лишнее подтверждение своей точки зрения. За невозможностью прибегнуть к этому убойному аргументу Йоханна предоставила заводчику выговориться.

– Мы, стаи, вправе выбирать, кем нам стать. Мы существуем дольше, чем любой из текущих элементов, и всегда улучшаем себя.

– Я достаточно долго живу на свете, – очень вовремя заметил Странник, – чтобы понять, что это не обязательно так.

– О, таких маленьких стай, как ваша, мое утверждение может и не касаться.

– Это правда, но к нашей маленькой стае как-никак прислушивается королева. Итак, Гармоник, я хотел бы получить от тебя недвусмысленный ответ на следующий вопрос. Что ты сделаешь, когда толпа выживших при утреннем крушении на побережье появится здесь? Прогонишь прочь?

– Да. – Краснокурточники ухмыльнулись.

– Их больше обычного, – сказал Странник, – и они бывшие члены Хора, так что помехи от них достаточно громкие. Но как синглеты и двойки они не нуждаются в твоем позволении, чтобы слоняться вокруг наших городов, а это сделает помехи даже громче и назойливее. Купцы и крестьяне едва ли найдут их присутствие полезным. А убить их Древорезчица, уж поверь мне на слово, не даст.

С морд Гармоника не сползала усмешка.

– Это не такая уж проблема: достаточно вам двоим отойти в сторонку и дать природе заняться излишками. – Он встряхнулся. – Никто не призывает их убивать; я не сомневаюсь, что в конечном счете выжившие фрагменты сядут на плоты и уберутся восвояси с тем хламом, которым мы их нагрузим. Древорезчица рассказала, что такое случается каждые несколько десятидневок. – Он прямо и самодовольно посмотрел на Странника. – Не ты один нашептываешь советы королеве на ухо. – Гармоник ткнул лапой в телефон. – Изумительное устройство. Вам, двуногим, многое можно простить за то, что вы обогатили нашу цивилизацию такой машинкой.

«Ах ты гад! – подумала Йоханна. – Я бы могла по дороге сюда вызвать Древорезчицу и Равну – обеих! А вместо этого я сижу и препираюсь с этой сволочью».

Гармоник не унимался:

– Мы с королевой решили, что принимать новые фрагменты в королевский приют было бы неблагоразумным. Если его территорию существенно не увеличить, места всем не хватит. Что еще важнее, предложение приютить здесь членов Тропического Хора идет вразрез с изначальными целями учреждения нашей организации. – Он помолчал, словно выжидая, не станут ли Йоханна или Странник возражать. – Но не переживайте, эти отщепенцы не смогут наводнить собой улицы и рынки Новозамка или Тайного Острова. Я предложил ее величеству альтернативное решение, и она с удовольствием приняла его. Для бывших членов Хора будет создан новый анклав. Специально выстроенный с учетом их потребностей.

– Второй Фрагментарий? – поинтересовался Странник.

– Не совсем. Он будет размещен на южном склоне Холма Звездолета, вдалеке от мест, пребывание в которых может представить угрозу или трудности для этих существ. Лечить их нет нужды. Достаточно просто выделить им эту резервацию.

– Это тюрьма?

– Нет, посольство! Посольство Хора. Иногда самое абсурдное решение оказывается и самым верным.

За этой фразой последовал взрыв лающего смеха. Когти умели смеяться, и получалось это у них в целом правдоподобно. В данном случае идея казалась неплохой, но Гармоник-Краснокурточник не преминул добавить ложку дегтя:

– Разумеется, нам понадобится возвести определенные заграждения, а на первое время и выставить охрану по периметру: королевскому патрулю это пойдет только на пользу. Резервация будет включать небольшое поле, где можно выращивать зерновые культуры и ямс. Мы все знаем, что тропические не мясоеды.

Йоханна покосилась на стаю. Когти ели все, но мясо однозначно предпочитали остальным продуктам. Вегетарианцы встречались только в самых бедных кварталах.

Гармоник явно исчерпал запас своих аргументов, и если так, то победа осталась за ним. Она перевела взгляд на Странника.

– Тогда, – произнесла Йоханна наконец, – я тоже поддержу это решение.

– Фактически, – сказал Странник, – в нем нет ничего дурного, хотя все зависит от деталей реализации. Сооружение и обустройство резервации – дело нескольких лет. И я не уверен…

– …что это мое дело, – подхватил Гармоник. – Благодарение Стае Стай, я умываю лапы. Вы вольны излагать свои соображения королеве, и я даже думаю, что вы именно так и поступите.

– Само собой, – ответил Странник.

Йоханна почувствовала, как один элемент Странника деликатно потянул ее за руку, указывая, что пора отступать с вражеской территории: Странник явно беспокоился, как бы ей не пришло в голову оставить за собой последнее слово. Он слишком хорошо ее знал… Ну ладно, пора его посрамить. Она поднялась на ноги, стараясь не стукнуться головой о потолок.

– Очень хорошо, достопочтенный Гармоник. Я вам очень благодарна за столь оперативное и, гм, изящное решение. – «Вот видишь? Я могу быть дипломатичной». Она еще немного склонила голову, но полным поклоном это бы никто не назвал; она просто пыталась выбраться из кабинетика наружу.

Гармоник жестом призвал ее задержаться:

– Вы знаете, моя беседа с ее величеством выдалась на диво продуктивной. Я полагаю, что мы с ней примерно одинаково представляем себе нужды общественного здравоохранения и преимущества честных подходов к нему. В конце концов, труд заводчика создает счастье всего народа. Я склонен полагать, что на востоке это понимают яснее, чем здесь. Реакция на… стальнистские перегибы и так была чрезмерной. А еще вы, люди, лезете со своей запутаной этикой.

– Да уж, – сказала Йоханна, делая жест, который Гармонику остался заведомо непонятен. Ей настоятельно требовалось покинуть общество этого чувака.

К несчастью, Гармоник во всем любил крайности или просто решил, что промежуточной победы недостаточно.

– Вы должны понять, Йоханна, что вашему сумасбродному влиянию на дела королевского приюта положен конец. У нас не хватит ресурсов, чтобы поддерживать Фрагментарий в том виде, в каком вам угодно.

Это ее зацепило.

– Вы это о ком? О ветеранах войны и жертвах несчастных случаев?

Она сделала шаг в его сторону, не обращая внимания на то, что Странник слегка куснул ее за руку.

Гармоника ее предположение как будто бы остудило.

– О нет. Королева высказалась определенно. Пускай даже шансы на успех невелики, а сливая взрослые фрагменты, мы часто получаем малоэффективные стаи… ветеранам мы обязаны всем, что у нас есть. Было бы безнравственно так далеко зайти. Но элементы стареют, заболевают неизлечимыми болезнями и, увы, умирают. Простите мою прямоту. Они умирают, что бы вы там себе ни думали. Наша цель отнюдь не в том, чтобы продлевать их страдания. Да и нет у нас для этого средств.

– Гармоник, старики умирают так или иначе. Почему бы не подсластить им горечь последних лет жизни?

Краснокурточники встряхнулись.

– В первый раз приступив к работе, я счел ваши дурацкие идеи вредными. Вы разве не заметили, что ваш контрпродуктивный подход побуждает все большее число стай поддерживать отношения с умирающими элементами? И, сообразно с этим, у нас их накапливается все больше. Им не может полегчать, даже вы это признаете. Тем не менее они продолжают прибывать – это даже не принимая во внимание взрослых синглетов, каковые, смотрю я, стали предметом вашей особой слабости. Они отнимают пространство у тех, кого мы могли бы спасти. Кто-то должен взять на себя тягостные решения и очистить место.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16