Вернор Виндж.

Дети небес



скачать книгу бесплатно

Тимор не понимал, что можно сделать, и только бессильно оглядывался. О! Что-то движется от Гавани. Похоже, там четыре или пять стай тянут тележки по берегу вдоль скал. А над ними антигравитационный флайер! Плевать, что разрабатывали его не люди и не для людей (из-за чего он то и дело и заваливался в воздухе, точно падающий лист). Все равно это было почти как дома. Антиграв снизился, пролетел над скалами, сторонясь высоких утесов, и на миг Тимор удивился, почему Странник – а только Странник мог им управлять – не подбирается ближе. Тут антиграв взял ниже, чиркая по скалам днищем, и наконец приземлился с изрядным грохотом. К счастью, корпус был гораздо тверже скалы и прочнее дерева и успешно выдержал посадку. Колпак кабины откинулся, и высунулась человеческая голова. Вполне предсказуемо пассажиром оказалась Йоханна Ольсндот.

Тимор повернулся к Ганнону с ребятами и завопил что было мочи:

– Подмога прибыла! Подмога!

Ганнон Ёркенруд свесился через край терраски. Большой обломок плавал прямо под ним. Эйвин Верринг и некоторые ребята отстранились, а Ганнон и остальные увлеченно швырялись камнями в плот. Они кричали, гоготали и бросали в обреченных тропических Когтей камни.

– Эй, пацаны! Хватит! – заорал Тимор. Ветер съел слова, но жесты привлекли внимание Детей. Ганнон помахал ему рукой, поняв, что Тимор о чем-то предупреждает. Камнеметатели отодвинулись от края, а Тимор тем временем заскользил вниз по скале. Он тяжело приземлился в лужу подмерзшей грязи и ушибся.

Итак, он выполнил поручение Ганнона. Когда-то это было для него очень важно, а теперь казалось просто отвратительным.


Кораблекрушение Второго Года стало первым с момента прибытия Детей на планету. Йоханне Ольсндот исполнилось шестнадцать лет, но по результатам кораблекрушения за ней прочно закрепилась репутация Дрянной Девчонки. У Йоханны были основания гордиться собой – многие дети годами добивались подобного.

Странник Викврэкрам слышал о кораблекрушении, и они вдвоем тут же полетели на выручку. Дрянной Девчонке такое поведение едва ли было к лицу, но что поделать… Они сели, далеко опередив береговые патрули Древорезчицы. Йоханна откинула колпак, спрыгнула на землю и побежала к месту крушения, прежде чем Странник заглушил антигравитатор и вылез сам. Флайер на миг подпрыгнул в воздух и снова сел. Она не обратила на это внимания. Обломки плотокораблика тропических Когтей бились о скалы. Она с удивлением увидела, что спасатели уже на месте и что это Дети во главе с Ганноном Ёркенрудом. Ах ты черт, да эти говнюки швыряются камнями в утопающих! Йоханна перепрыгивала через камни, шлепала по ледяной воде Внутренней Протоки, кричала и ругалась на Ганноновых шалопаев. Завидев ее, те отступили и попрятались в скалах. Все они были моложе Йоханны и ниже ее ростом. С другой стороны, Йоханна славилась крутым нравом и была известна как Дитя, Сражавшееся на Холме Звездолета.

Йоханна окинула громоздившиеся на берегу валуны долгим взглядом в поисках остальных мерзавцев.

Только одно Дитя, очень маленькое, Тимор Ристлинг, скользит вниз по скале, а Белль Орнрикакиххм ему помогает. Та еще стайка. Тимор и Белль закончили спуск и тоже пропали из виду, а Йоханна выбросила их из головы. Странник выбрался из флайера и всей пятеркой кинулся вытаскивать ее из ледяной воды, куда она уже зашла по колено.

– Эй, не надо! – воспротивилась Йоханна. – Тут мелко! – Холод пробирал до костей, но, по крайней мере, течение в заводи за скалой было довольно спокойным. Странник все же вытащил ее на берег и отвел по гальке на метр от воды.

– Тут не везде так тихо, – объяснил он, – есть водовороты и омуты. Ты себе идешь-бредешь как ни в чем не бывало, а потом – бац! плюх! – и все уже очень скверно.

Йоханне подумалось, что Странник, пожалуй, переборщил, желая показать, как спасает ее от неминуемой гибели. Но если быть честной, всего в четырех-пяти метрах от места, где они стояли, белопенная волна яростно билась о камни. Стоя на уровне моря, Йоханна с трудом различала, где начинается его гладь: брызги превратили полдень в серый туман.

Явилась береговая охрана. Пятерка стай уже раскинула сети и подтягивала обломки к берегу подальше от скал. Чуть поодаль за бочонки цеплялись уцелевшие Когти. Первые жители тропиков, каких Йоханне довелось увидеть своими глазами. В точности такие странные, как обещали местные Когти. Чужестранцы не сбивались в стаи: это была однородная толпа синглетонов, творившая все, что в ум взбредет. Некоторые хватались за протянутые им веревки, другие испуганно отползали. Йоханна вгляделась в темную воду. То тут, то там средь обломков покореженного плотокораблика всплывала голова Когтя. Десятки этих созданий еще пытались выбраться на берег. Йоханна подбежала к ближайшему и самому крупному элементу стаи Странника – Шрамоголовому.

– Смотри, их там еще много – и они тонут! Сначала надо помочь им!

Странник изобразил человеческий кивок:

– Но я не уверен, что им можно помочь…

– А я уверена! – Йоханна показала на катушки спасательной веревки, которые охрана приволокла на берег. – Бери веревки, пускай охрана займется тем, что действительно важно!

Странник обычно откликался на любой ее призыв. Тут он, однако, помедлил, но потом бросился по берегу к охране с громким булькающим лаем. Йоханна уже три года провела среди стай, но по-прежнему с трудом понимала стаеречь на слух. Слова сливались в аккорды и временами вылетали за грань человеческой слышимости. Стоило разобрать на звуки один аккорд, а он уже сменялся следующим, не менее сложным. Сейчас Странник выкрикнул какой-то приказ. Несколько раз повторилось имя Древорезчицы. Ага, он апеллирует к верховной власти. Ну-ну.

Две стаи береговой охраны послушно снялись с мест и помогли Страннику размотать катушки, а потом спустили их со скал в море. От Гавани бежали еще несколько стай. Но было непохоже, что это охрана; Йоханны со Странником они сторонились. Как и большинство жителей Города, они интересовались прежде всего содержимым бочонков. Ну что же, на кону еще больше жизней, придется помочь хотя бы тем, кто уже тонет. Только три стаи, включая Странника, пытались это сделать. Утопающие высовывали головы из воды и отчаянно тянулись к брошенным веревкам; в этот миг они очень напоминали морских котиков. Если бы вода была тише и теплей, у них был бы шанс спастись самостоятельно, а так они могли рассчитывать только на веревки: как только синглет хватался за трос, он быстро вылезал по нему на ровный, усеянный галькой берег. Йоханна с остальными вытащили таким образом с дюжину утопающих, но в воде еще оставалось по крайней мере тридцать. Остальные замерзли и утонули, или же их выкинуло дальше к северу.

Тем временем подоспевшие стаи вытянули на берег все, что осталось от корабля. Жители тропиков, спасенные охраной, разбегались, когда патруль и местные брались за бочонки, и беспокойно кружили окрест. Йоханна видела, что основной целью «спасателей» был корабельный груз.

В протоке больше никого не осталось. Кроме Странника, прочие стаи кинулись потрошить бочонки. Выжившие синглетные Когти сбивались в стайки и дрожали от холода. В самой маленькой было двадцать элементов. Собственно, это были не стаи как таковые: синглеты просто жались друг к другу, стараясь согреться. Йоханна подошла к ним и вслушалась в бульканье, стараясь различить связные аккорды. Бесполезно; в конце концов, настоящих стай тут и не могло быть. Все же ее пробила легкая дрожь: существа эти могли издавать звуки в том же диапазоне, в каком мыслили обычные Когти, от сорока до двухсот пятидесяти килогерц. Ультразвук. Странник наблюдал за ней, но держался не менее чем в пятнадцати метрах от скопища тропических синглетов.

– Ты тут не слишком популярна, дружок, – заметил он.

– Я? – переспросила Йоханна, не отводя глаз от странной толпы. Мало на ком оставалась одежда, в шерсти кишели паразиты: все, как ей и рассказывали. Были и такие существа, у кого шерсти вообще не сохранилось, кроме как на кончиках лап. – Мы их спасли…

– Ай, да я не про этих, – сказал Странник. Йоханна подошла ближе. Десятки голов обратились к ней, нервно подергивая челюстями. – Но я бы не сказал, что тропические тебя так уж любят! Осмелюсь заметить, что едва ли кто-то из них вообще сообразил, кто их спас.

Шеи продолжали вытягиваться к ней, от толпы отделилась парочка особей. Йоханна подумала, не нападают ли они, но, выбравшись на ровную почву, Когти растерянно остановились и закрутили головами. Она отошла на шаг-другой.

– Я понимаю, о чем ты. Они как те фрагменты, что остаются после сражений. Израненные и безумные. И если их что-то напугает, они немедля бросаются в атаку.

– Примерно так, – сказал Странник, – с той разницей, что эти синглеты никогда не входили ни в какую стаю. Их мыслезвуки сливаются в бессмысленный хор.

Йоханна продолжала обходить толпу по краю, держась на расстоянии, где те не слишком волновались. Если бы она приблизилась, ошалевшие синглеты могли бы кинуться на девушку. Странник прав: они не жертвы войны. Все израненные синглеты, каких ей прежде случалось видеть, прежде принадлежали крепко сбитым стаям. Они привечали Странника и жались к его элементам, а если встречали человека до битвы, то ластились к нему даже сильнее.

– Как с ними поступят? – спросила она.

– Вот поэтому ты и не слишком популярна у береговой охраны. Такие кораблекрушения происходят каждые несколько лет, как ты наверняка знаешь. Груз по большей части ничего не стоит. Во всяком случае, нормальных денег за него не выручишь.

Йоханна оглянулась на затянутый туманом пляжик. В патруле было явно недостаточно стай, чтобы реинтегрировать потерпевших крушение. Тропические Когти бездумно блуждали по берегу и сторонились слитных стай, но среди вшивых мореплавателей нашлись и те, кто воспользовался прорехами в кордоне охраны и, просочившись через них глубже на пляж, пустился в бегство. Иногда за беглецами увязывались еще пять – десять синглетов, держась более или менее совместно. Непросто будет загнать их назад. Она посмотрела на Странника:

– И что, охрана предпочла бы их утопить?

– Типа того, – кивнул парой голов Странник.

Он был консортом королевы, но не дипломатом.

– Древорезчице и так хватает проблем с синглетами. Куда их приткнуть, а? Тут еще эти лезут.

Йоханну пробрал могильный холод. В этом мире было несколько вещей, которые она от всей души ненавидела, в их числе – методы, с позволения сказать, хирургии фрагментов, практикуемые стаями.

– А что с ними будет? Если кто-то попытается загнать их обратно в море… – Ее голос и тон стали резче. Равна Бергсндот не успеет, если ей не сообщить немедленно. Йоханна развернулась и побежала к антиграву. Странник устремился за ней – сразу весь – и быстро догнал.

– Этого не случится. В сущности, у Древорезчицы есть бессрочный декрет, позволяющий всем выжившим обрести приют в долинах у Скальной Гавани. Патруль просто ждет подкрепления, чтобы перегнать толпу в Город.

Около трети выживших мореплавателей уже распались на синглеты и двойки. Они с этим справлялись лучше, чем виденные прежде Йоханной фрагменты. Отбившиеся от слитных стай особи обычно теряли разум; и, даже выздоровев, они часто умирали от голода, потому что не понимали, как надо питаться. Более старые синглетоны гибли быстрее молодых. Йоханна не сбавляла прыти. Ее осенила идея.

– Ты задумала что-то безумное, правда? – спросил Странник.

Иногда он приговаривал, что остается рядом с инопланетянкой потому, что за год она натворила столько безумств, сколько он за десять жизней не видел. Странник на самом деле был странником – эта кличка к нему прилепилась именно из-за образа жизни, так что его утверждение имело под собой веские основания. Его память уходила в прошлое на века, сливаясь с бесписьменной историей и мифами. В мире насчитывалось лишь несколько равных ему стай, обошедших всю планету и видевших столь много. Йоханне повезло, что эта точка зрения ныне воплотилась в стае, придерживающейся благопристойных манер. Странник и Грамотей первыми изо всех Когтей мира наткнулись на Йоханну. Эта удача ее и спасла. Ее и всех Детей.

– Ты со мной не поделишься своими планами, эм? – продолжил Странник. – Бьюсь об заклад, ты хочешь, чтобы я тебя куда-то отвез. – Не слишком сложно догадаться: Йоханна направлялась к антиграву. Тот припарковался, а вернее сказать, грохнулся на такую высокую и гладкую скалу, что без помощи стаи или альпинистского снаряжения человеку было туда не взобраться. Странник забежал вперед и двигался теперь, упреждая ее перемещения. – Ну ладно, но ты запомни, что тропические тут долго не живут. Даже если они пытаются сбиться в стаи, они у них получаются умственно отсталые.

– Ты жил в Тропическом Хоре?

Об этом Странник никогда не упоминал.

Он поколебался.

– Ну, я провел какое-то время в Бахроме – мы так называем коллективы, живущие по периферии Хора. Настоящий Хор глубоких джунглей убил бы слитную стаю в мгновение ока. Ты можешь себе представить, что такое оказаться зажатым в эдакой толпе? Мышление становится невозможным… хотя я подозреваю, что россказни о непрестанных оргиях недалеки от истины, это может быть их единственным и – кто знает, может быть счастливым? – шансом на слияние. Нет, я хотел сказать, что такие кораблекрушения случаются нередко. У нас и пары лет без них не проходит, и сейчас в округе бродит больше таких синглетов, чем нормальных стариков и раненых, – даже больше, чем после войны со Стальным Владыкой и Шкуродером. В конце концов эта проблема как-то рассосется.

– Сто процентов.

Они шли между валунами высотой с дом, протискивались меж скал, с которых те скатились. Не самое безопасное место для прогулки. В конце концов, откуда-то же эти валуны сюда упали: в весеннюю оттепель горные оползни и камнепады – самое обычное дело. Эта мысль возникла в дальнем углу сознания Йоханны – и превратилась в лишний повод поскорее отсюда убраться.

– Итак, через годик-другой бедные твари вымрут и проблема народа Древорезчиков решится?

– Нет, ничего подобного… почти ничего подобного. Веками Древорезчица и ее народ имели с ними дело и знают, что стоит только дождаться хорошей промозглой осени и попутных течений на юг, как выжившие сами запросятся прочь. Стоит просто починить их плоты или связать им новые. Не так это и сложно – сбацать для них раздолбайки вроде тех, какими они обычно пользуются.

– Ты хочешь сказать, что выживших тропических Когтей посадят на плоты и пустят в открытое море?

– Опять-таки не совсем, но в этот раз ты почти угадала. Старая Древорезчица поняла их природу: тропические – они как перелетные птицы. Любят яркие и блестящие штучки. Они любят тех, кто собирает хворост и разводит костры, – довольно глупо, поскольку во влажную погоду им все равно долго не продержаться. Любят всякую дребедень. Наши уже давно выучили, какие штуковины им подсовывать. Они их грузят на плоты и кораблики, дают немного еды – и если прилив благоприятствует, все оставшиеся в живых тропические тут же на борту. Стоит лишь подтолкнуть их в южное течение, и проблемы как не бывало.

Йоханна потянулась к серебристой металлической обшивке антиграва. Колпак от ее прикосновения подскочил вверх, а трап уперся в землю. Хотя суденышко проектировалось для существ на тележках, его оказалось довольно просто приспособить под нужды людей или Когтей. Йоханна забралась в кабину и села на привычное место (уже не так хорошо отвечавшее человеческим потребностям). Странник выбрался наверх по скале и элемент за элементом взбежал по трапу.

– Нельзя относиться к ним как к полноценным Когтям, Йоханна, и ты это знаешь.

– Странник, ведь не все ваши такого мнения, а?

Пятерка завозилась, устраиваясь в рубке пилота. Интерфейс антиграва мог бы внять ее стараниям, если бы дело происходило в Запределье, но так глубоко Внизу, в Медленной Зоне, автоматика функционировала только в режиме, по умолчанию рассчитанном на изначальных владельцев – наездников. На всей планете, наверное, их уже ни одного не осталось, а жаль, ибо именно пользовательский интерфейс по умолчанию предоставлял контроль за сенсорами, раскиданными по периферии рубки. Наверное, и человеческий экипаж смог бы управлять суденышком, если бы всю жизнь тренировался, привыкая к нестабильности полетной системы. Стая же, особенно такая опытная и бесшабашная, как Странник, могла пилотировать флайер не хуже наездников, только медленнее.

Дверь закрылась, Странник начал перенастраивать антигравитационные полотнища, но частью элементов семотрел на девушку, явно обдумывая последний заданный ею вопрос. Он придал человеческому голосу нотку грусти:

– Нет, Йоханна, они больше, чем просто животные. Моя возлюбленная Древорезчица наверняка сказала бы, что они в то же время и меньше, чем животные, но я знаю, что ты в это не поверишь. Я слишком часто распадался сам.

Он нажал одну из дюжин управляющих кнопок, выполненных в форме углублений в контрольной панели. Антиграв поднялся в воздух сначала левым боком, потом правым, покачался из стороны в сторону, точно не желая отрываться от каменного лица скалы. Странник откорректировал курс, и суденышко подалось влево, скатываясь с площадки, но в то же время держась поодаль от самых крупных валунов на склоне. Странник нащупал нужный ритм, и флайер воспарил в воздух, лишь изредка царапая днищем скалы. Два года назад, когда стало ясно, что Странник один в состоянии управляться с флайером, у него развилась привычка закладывать такие виражи, чтоб у пассажиров вырывался только бессильный писк. Это было свойственно его юморной натуре и являлось неотъемлемой частью того удовольствия, которое он получал от полетов. Йоханна держалась достойно в этой игре, даже когда Равна сдалась.

Но сейчас она позвала его, и он откликнулся с готовностью; девушка была уверена, что коли уж флайер ведет себя непредсказуемо, то это не фокусы Странника, а проблемы антигравитационной ткани. Она выдыхалась, теряла основные полезные свойства. Кусок за куском ее приходилось заменять материалами с «Внеполосного-II». Страннику приходилось снова и снова переучиваться, чтобы управлять полетом суденышка. На старые выходки у него времени не осталось. Флайер скользнул вниз метров на пять, но отлепился от скалы. До валунов оставалось еще метров двадцать, и теперь-то стало понятно, что вихляние судна вызвано не техническими проблемами и не отказом каких-то участков ткани. Они мало-помалу поднялись вверх, и Странник повернулся к ней большей частью элементов.

– Я забыл спросить, куда мы летим.

– Туда, где этим морякам можно найти крышу над головой, – ответила Йоханна.


Резервация, устроенная Древорезчицей для фрагментов, находилась на нижних склонах Хмурой Долины, недалеко от Скальной Гавани, куда загнали тропических Когтей. Маршрут, выбранный Странником, повел бы их более или менее в нужном направлении. Это значило, что флайер дергало во все стороны, но курс он в целом выдерживал. В высоких широтах Странник бы рискнул набрать сверхзвуковую скорость, но на коротких полетах вроде этого бегущая в полную силу стая легко бы их перегнала.

Хотя снаружи флайер казался сделанным сплошь из серебристого металла, Странник заставил корпус обрести прозрачность изнутри. Обзор открылся неожиданно скверный. Искореженная ткань антигравитационного полотнища во многих местах осталась матовой и напоминала домашнюю кусочную вышивку красноватого оттенка. Отдельные участки были латаны-перелатаны так, что казалось, будто над ними поработала свихнувшаяся стая, задумавшая сшить себе парадные накидки. Эти препятствия и обусловили занятую сейчас Йоханной позицию. Ее кресло и креслом-то в строгом смысле слова нельзя было назвать – приходилось нагибаться вперед, чтобы не удариться головой о потолок, а меры безопасности принимались с оглядкой на ситуацию. С другой стороны, все, что происходило внизу, она видела как на ладони.

Они только что пролетели над стайкой Детей, которых она видела у места крушения. Пятеро мальчишек и две девчонки. Да, с такой высоты она их четко различала – те самые. Йоханна недовольно покачала головой, ругаясь себе под нос.

– Ты это видел? – спросила она у Странника.

– Конечно видел. – Странник наблюдал за происходящим внизу, прижав три морды к относительно целым участкам. Он без усилий мог смотреть в нескольких направлениях одновременно. – Что именно я должен был заметить?

– Детей. Эти засранцы швыряли камни в тонущих Когтей. – Она вызывала из памяти имена. – Эйвин Верринг. В жизни бы не подумала, что он на такое способен. – Эйвин был ее ровесником. Они одинаково хорошо учились в школе и были друзьями, хотя никакой романтики в их отношениях не было в помине.

Флайер перекувыркнулся и восстановил равновесие. Впрочем, Йоханна давно научилась держать язык за зубами, летая на этом корыте. Теперь она едва реагировала на такие кувырки, разве только они при этом подлетали слишком близко к препятствиям. Странник восстановил управление, сделав вид, что ничего особенного не произошло.

– Будем честны, Йо. Верринг, скорее всего, не бросался камнями. Он держался в стороне.

– Ну и что? Он же мог их остановить. – Они пролетели над еще одним Ребенком, поменьше, который плелся за остальными. Мальчишку сопровождала пятерная стая. Только три стаи якшались с этими негодниками, и эта среди них. – Видишь? Даже маленький Тимор Ристлинг там крутится. Он их предупредил!

Тимор показался ей уродцем. В Высокой Лаборатории мальчик был вполне здоров, но теперь она его пожалела. Возрастом он был ровесник ее брату, но происходил из семьи низкоуровневых интеграторов, далеких от дел выдающихся ученых и археологов, что копались в архиве. Подбирая аналогии из мира Когтей, можно было сказать, что родители Тимора были уборщиками: выметали с дороги мусор, чтобы более одаренные специалисты могли пройти беспрепятственно. Мальчишка не слишком успевал в учебе, у него мозги просто плохо были приспособлены к технике. Следовало думать, что собственные неудачи заставят его принять сторону потерпевших кораблекрушение. Хм.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16