Вернор Виндж.

Дети небес



скачать книгу бесплатно

Половина гибернаторов опустела, потому что их пассажиры уже проснулись. Почти все Дети старшего возраста были среди них. Теперь ребята жили в Новом Замке или рядом с ним, где были устроены начальные и средние классы. Внимательно прислушавшись, она могла бы различить заливистый смех, смешанный с кулдыканьем стаеречи.

«Так зачем я решила навестить модуль?» Ах да. Она простояла снаружи несколько минут, глядя через окна криогенных колыбелей в лица самых маленьких Детей, которые пока спали – и обречены были проспать еще невесть сколько, пока не подрастет смена воспитателей и нянек. Большинство наверняка выйдут из анабиоза без особых проблем, но некоторые колыбели оказались серьезно повреждены. Как можно спасти их драгоценный груз? Этот невысказанный вопрос и побудил Равну навестить сегодня лабораторию и проследить, как дела у Тимора Ристлинга, ставшего ее первым опытом в деле оживления Детей из гибернаторов с недостатком хладоагента.

В действительности Детская была продуктом технологии Вершины Запределья. Большая часть оборудования в Медленной Зоне работать не могла, и даже перебросить на корабль отчеты самодиагностики оказалось невозможным. Приходилось являться сюда лично и отслеживать сводки автоматики. Взгляд Равны блуждал по бывшему грузовому ангару – как много всего тут случилось, в этой комнате с зелеными стенами. В конце концов, модуль не просто происходил с Вершины, он побывал в Высокой Лаборатории, в Нижней Трансценденции. Он… изменился. Если внимательно приглядеться, можно заметить свисающие с потолка грибовидные наросты. Волшебная Контрмера. Сейчас она казалась такой же высохшей и мертвой, как старая паутина. Но эта Контрмера отключила солнце, убила любовь всей ее жизни и, надо полагать, спасла Галактику. Даже страумерских Детей интересовали остатки грибка.

Неудивительно, что в таком месте являются кошмары.

Но Равна вдруг припомнила, чем занималась перед тем, как увидеть странный сон. Последние два дня ее одолевало такое острое чувство вины, что она даже спать не могла. Стало ясно, что шансов у Тимора не так много и их уменьшение было следствием ее некомпетентности. «Но ведь я вытащила его из колыбели, поврежденной больше остальных». Проблема не сводилась к хромоте мальчика и задержке в его развитии по сравнению со сверстниками.

С момента разморозки прошла уже не одна десятидневка. И Тимор не вырос.

От ближайшего места, где Равна Бергсндот могла получить консультацию специалиста, ее отделяли тысячи световых лет. «Внеполосный-II» и его странный модуль – вот и все, что у нее оставалось. Она рылась в данных почти час, комбинируя данные колыбели Тимора с последними результатами корабельных медицинских тестов. Наконец она сообразила, что же пошло не так. Никто и ничто здесь, Внизу, – ни одна машина – не в силах ей помочь. Уже слишком поздно. Если говорить прямо и жестко, Тимор стал очень ценным… экспериментальным образчиком.

Осознав это, Равна уронила голову на руки – в бессильной ярости на саму себя и слишком вымотанная, чтобы продолжать поиски технических средств спасения.

Как посмела она играть с чужими жизнями?

«Выходит, я просто заснула и мне приснился страшный сон?» Она тупо уставилась на зеленоватые переборки. Она страшно устала и чувствовала полнейшее опустошение.

Равна вздохнула. Ее часто преследовали кошмары с участием Флота Погибели, хотя и не такие жуткие. Стоило, пожалуй, покопаться в порождениях подсознания. По крайней мере, это ее отвлечет от размышлений о Тиморе, пускай и ненадолго.

Она отключила тиару, соединявшую ее мозг с интерфейсом модуля, и спустилась наружу. Три года назад, когда Сьяна и Арне Ольсндот привезли сюда Детей, здесь простирался луг. Она постояла немного, созерцая причудливые ажурные пилоны, вглядываясь в холодные темные катакомбы. Подумать только: звездолет и замок, построенный вокруг него. Такое возможно только в Медленной Зоне.

Равна являлась сюда снова и снова и будет приходить еще не раз, пока не разморозит последнего Ребенка. Но на сегодня с нее хватит. Два пролета вверх по лестнице – и она выйдет под летнее солнце во внутренний двор замка. Наверное, Дети как раз выбежали из классов поиграть друг с другом и приятелями Когтями. Если она сейчас останется с ними, то пробудет в новом замке весь день до вечера. Прежде чем она вернется на корабль, солнце уже склонится к закату. Поднимаясь по лестнице, Равна представляла себе эту картину со все большим воодушевлением. Можно даже потратить какое-то время и просто поиграть с Детьми. Почему-то ей казалось, что Тимор был бы ей за это благодарен.

Она все еще взбиралась по сумрачной лестнице, когда ей припомнилась еще одна деталь жуткого сновидения. Она резко остановилась, уцепившись за холодный камень поручня.

Правила меняются, – сказал флоторазум.

Да, если граница Зоны сдвинулась, если сверхсветовые путешествия опять стали возможны… тогда Погибель и в самом деле может появиться здесь очень скоро. Эти страхи не отпускали Равну ни наяву, ни во сне. На борту «Внеполосного-II» она установила сеть зонографов, отслеживавших локальные законы физики. Мониторинг не прекращался ни на миг после Битвы на Холме Звездолета. И тревоги все еще не случалось.

Продолжая опираться на стену, Равна вызвала корабль и попросила отобразить окно зонографической программы. График – идиотский, отформатированный с примитивными автонастройками – не замедлил появиться. Ну да, самый обычный шум.

Потом она отметила изменение масштаба. Но этого просто не могло быть! Пятьсот секунд в прошлое – и вот он, след. Почти на десять миллисекунд физика Зоны сдвинулась далеко за пределы калибраторов зонда, почти до Трансценденции. И… пульсирующая красная отметка. Та самая зонотревога, которую она так тщательно настроила, – и уведомление, которое должна была получить сразу же в момент скачка. Невероятно, немыслимо! Наверное, это какой-то программный сбой. Она полезла в диагностические отчеты, обуреваемая ужасом. Да уж, ничего себе сбой! Равна настроила корабль на тревожную сигнализацию только в том случае, если сама находится на борту. Какого фига тупая автоматика не отловила эту идиотскую ошибку?

Она знала ответ. Она сама объясняла это Детям не один десяток раз. Ребятам было невдомек, что, если ты оцарапаешь коленку, в этом никто не виноват, кроме тебя самого.

«Мы живем в Медленной Зоне. У нас почти нет автоматики, а все, что осталось, слишком примитивно и лишено такого качества, как здравый смысл. Здесь, Внизу, если хочешь, чтобы что-то работало правильно, нужно самому об этом позаботиться».

Ответ ребятам, как правило, не нравился. Жителям тех мест, откуда они родом, он показался бы еще более нелепым, чем самой Равне Бергсндот.

Она смотрела в озарявшие тьму лестничного пролета окна. Несомненно, это зонотревога, но она могла быть ложной, должна быть ложной! Скачок такой мимолетный, даже меньше десяти пробоотборов. Вероятно, он обусловлен багом. Да, наверное. Она повернулась и продолжила восхождение, не прекращая прокручивать временную шкалу взад-вперед, подыскивая мотивировки для безобидного объяснения. Следовало выполнить комплекс тестов.

Она размышляла об этом еще пять шагов, успев за это время переместиться с одного пролета на другой. Наверху блеснул дневной свет.

После Битвы на Холме Звездолета физика Зон казалась нерушимой, как горные массивы… но сравнение это влекло за собой роковые выводы. Случаются землетрясения, а после них – эхо-толчки. Только что увиденное ею походило на едва заметный, незначительный сдвиг тектонических основ местной вселенной. Она проверила время скачка. Сдвиг Зоны произошел как раз тогда, когда Равну поразило внезапное беспамятство в модуле, сменившееся ужасным видением. Ни раньше, ни позже. Почти на сотую долю секунды G, вероятно, перестала быть предельной скоростью. Модуль мог узнать о текущем состоянии Флота Погибели. Почти сотую долю секунды, вероятно, функционировала Контрмера.

Тогда ее сон – это новостная сводка.

Ну и что? Она не знает, сколько времени им еще отпущено, – часы? А если годы и десятилетия? Дорог каждый миг. Так или иначе, с этим надо считаться.

– Эй, Равна! – закричали детские голоса со двора, от школы. Через минуту они к ней подбегут.

Я не могу.

Она бросила взгляд назад, выходя с лестницы.

Кошмары могут воплотиться. Не одни только злодеи обязаны действовать жестко.

Глава 02

В последний день каждой десятидневки занятий в школе не было. Для Тимора Ристлинга это часто означало конец невероятной скуки длиной десять дней. Приходила Белль и показывала ему какой-нибудь укромный сырой уголок Нового Замка, а подчас являлась Равна Бергсндот и увозила его через пролив на Тайный Остров.

А этот выходной обещал стать самым приятным из всех – другие ребята разрешили Тимору увязаться за ними и посмотреть на их занятия.

– Ты у нас будешь на шухере, Тимор, – сказал ему Ганнон.

Ганнон Ёркенруд и организовал всю затею. Тимора он пригласил лично, и его не остановила необходимость нести его на руках с Холма Звездолета. Ганнон и ребята даже помогли Тимору перелезть через особо крупный валун, принесенный некогда ледником и оставшийся лежать у подножия скал.

Вокруг метались и беспокойно кричали морские птицы. Ребята выбрались на самый берег, скалы уходили в небеса. Странно было видеть воду почти на уровне глаз. Волны точно сливались с белесым туманом, скрывая из виду здания Тайного Острова всего в паре километров. Теперь Тимор видел, что скрывается под скалами. «Отлив», так это называлось, откатил волны далеко назад, открыв обзор на каменистое поле, словно усеянное выброшенными игрушками подросших великанов. Когда наступит «Прилив», тут не останется ни единого сухого местечка, все скроется под водой.

Белль сновала вокруг Тимора, забегая немного вперед и, по своему обыкновению, брюзжа.

– Эта грязная вода намочит мой мех.

Белль была сплошь белая – редкость для Когтей, хотя один ее элемент, старая особь мужского пола, в молодости могла носить на шкуре черные полоски. Сейчас трудно было судить.

– Тебя сюда никто особо не звал, змеешейка, – заметил Ганнон. Они с Белль на дух не выносили друг друга.

Белль то ли засмеялась, то ли зашипела:

– Ну попробуй, прогони меня. Я много лет не видела настоящего кораблекрушения. И как ты потом скроешь, что вы тут побывали?

– Мы люди. У нас есть способы.

Ребята рассмеялись.

Длинная узкая тропка вела вниз между скал. Кто-то сказал:

– Вообще-то, Невил наверняка нас заметит на мониторах «Внеполосного-II», если посмотрит на берег. Равна и стаи знают про крушение, но последних сводок еще не получили.

– Угу, стаи Древорезчицы уже наверняка спускаются на берег по скалам. Но мы первыми увидим, что там на самом деле творится.

Они все еще не видели самого места кораблекрушения, только слышали шум разбивающейся о камни воды. Но вон стайка морских птиц кружится над местом, которое по каким-то причинам привлекло их внимание. Тимора охватила странная ностальгия. Что-то в этом мире напомнило ему о прежних временах. Птицы были совсем не такие, как на родной планете, но вид стаи вызвал в нем обрывочные воспоминания о строительных нанороботах утраченного дома.

Воды было по колено. Легкая кожаная обувка Тимора промокла, и будто ледяные ладони гладили его подошвы.

– Ребята, постойте!

– Ну я ж тебе говорила, чтоб ты сюда не лез.

Белль беспокойно крутилась вокруг мальчика.

Ганнон оглянулся:

– Что еще?.. – Потом пожал плечами. – Ладно. Мы тебя понесем.

Ганнон и еще несколько ребят подошли к Тимору, перенесли его к ближайшему здоровенному валуну и подсадили на него. Белль послала двух элементов наверх, оставшись внизу тройкой, и быстро взобралась на тот же уровень.

– Отсюда ты наверх доберешься? – спросил Ганнон.

Тимор покрутился, оглядываясь, пытаясь что-то увидеть за изгибавшимся краем валуна. Он терпеть не мог признавать свою слабость.

– А то, – сказал он решительно.

– Ну и славно. Мы пойдем. У нас там друзья среди потерпевших крушение. А ты лезь наверх и стой на шухере. Как только увидишь слуг Древорезчицы или Равну Бергсндот, пошли свою стаю, чтобы окликнула нас. Понял?

– Заметано.

Ганнон и его приятели пошли своей дорогой. Тимор поглядел им вслед, но только Эйвин Верринг обернулся помахать ему. Ничего странного. Ребята все старше его. С другой стороны, его же поставили сторожить?

Он полез по валуну, придерживаясь естественных выбоин как ступенек. За ним пыхтела и беспокойно озиралась Белль, пытаясь взгромоздить на валун оставшуюся тройку. Впереди появилась парочка морских птиц, и Тимор вспомнил лекции про птиц и их гнезда. Гнездо – это как маленькая робоколыбель, только без автоматики жизнеобеспечения. Если он полезет за птичьими репликантами, взрослые особи могут напасть на него.

К счастью, птицы галдели о чем-то своем и не заметили его, а потом одна за другой поднялись в воздух, присоединившись к похожей на рой наномашин стае, носившейся над краем моря. Он увидел, что птицы летят в том же направлении, куда ушли ребята, и вдруг сообразил, что почти добрался! Вот это да! Он осторожно выбирал дорогу на скользком склоне черного скалистого обломка, чтобы не вляпаться в птичий помет.

Голова одного элемента Белль показалась за краем валуна:

– Поможешь?

– Ой, прости.

Он вылез на вершину, растянулся там и протянул руку к передней лапе элемента. Это и была единственная в стае мужская особь по имени Иххм. Когда Тимор втащил его наверх, Белль уже подтянула остальные элементы. Она вскарабкалась на валун пятеркой, села в центре импровизированной площадки и принялась облизывать замерзшие лапы, не упуская шанса пожаловаться на превратности судьбы. Тимор с досадой отвернулся и наконец увидел место кораблекрушения. Обломки судна застряли в проливе, но волны метр за метром сдвигали их в сторону скал. Тройка Белль свесила вниз морды и стала прислушиваться, двойка встала за спиной Тимора. Он понял, что те наблюдают за крушением. В большинстве случаев зрение Когтей уступало человеческому, но если стая рассредоточивалась, глубина поля зрения сразу возрастала.

– Ты слышишь, как волны бьют бревнами о скалы? – спросила Белль.

А вот слух у Когтей, разумеется, на световые годы опережал возможности невооруженного человеческого уха.

– Мм… может быть. – Тимор смотрел на обломки. Он знал, что дерево может разбиться о скалу, особенно если скала не оборудована системами предупреждения. В этом мире ничто не было оборудовано такими системами. Он заметил, что бревна расколоты посредине. Корабль колотился о берег, как два раздельных фрагмента. Очевидно, в первоначальной его конструкции такое предусмотрено не было.

Он прищурился, пытаясь разглядеть детали. Корабль и плот были нагружены какими-то бочками. И там были Когти – много Когтей. Их коричневатый мех мешал сосчитать точно, потому что мастью они сливались с бочками. Примерно четыре или пять стай держались вместе и пытались что-то сделать с грузом и пробоинами. Да. Они отчаянно маневрировали на обломках, уходя от столкновения со скалами.

– У них проблемы, – сказал Тимор.

Белль ухнула, что у Когтей соответствовало смеху.

– Да уж, у них проблемы. Ты слышишь крики? Они тонут.

Теперь, когда она ему сказала, он разглядел в воде головы утопающих.

– Ужасно. Разве нельзя ничего сделать?

Тимор не сомневался, что от Ганнона и его ребят в данном случае толку чуть.

Жест Белль соответствовал пожатию плечами:

– Если бы они не заплыли так далеко на север или подошли к берегу не в отлив, проблемы бы не возникло.

– Но разве нельзя как-то помочь утопающим стаям?

Голова одного элемента повернулась к мальчику:

– Каким еще стаям? Они из тропиков. Сами по себе они там не глупее северного синглета, но стай не образуют, разве что случайно. Ты только взгляни на это корыто! Кораблестроительное уродство, недостойное Когтей. Иногда эти придурки вылезают слишком далеко из своих джунглей, и океан приносит их сюда. Чем больше по дороге сдохнет, тем лучше, вот что я тебе скажу.

Ворчание Белль, как обычно, напоминало то ли жалобу, то ли сплетню:

– Наши ветераны войны, говоря по справедливости, ничем не лучше: расколотые фрагменты Когтя. Но мы, по крайней мере, милосердно укрываем их от чужого взора. А этот сброд ведь начнет приставать к нашим, осядет рядом с городом, засрет все улицы на окраине. Синглеты и тройки – они все тупоголовые, вонючие, безмозглые воры и попрошайки…

Речь Белль стала совсем уж невнятной. Она говорила на самношке почти без огрехов, но подчас срывалась в бессмысленное бормотание, когда сердцевина стаи была чем-то сильно отвлечена. Тимор заметил, что стая сфокусировала внимание на кораблекрушении, вытянув в ту сторону длинные шеи всех элементов. Она заинтересовалась даже сильнее самого Тимора в тот миг, когда Ганнон Ёркенруд пригласил их присоединиться к вылазке. Он проследил направление центрального взгляда. В пенном прибое бились бочки.

– Но если от жителей тропиков одни проблемы, почему тебя так заинтересовало это кораблекрушение?

– Э, не все так просто, мальчик мой. Как правило, жертвы кораблекрушения так и остаются не в себе: я помню старые рассказы. Каждые несколько лет толпа тропических синглетонов нет-нет да и выбросится на берег. Те, кому повезет выжить, всегда создают нам проблемы. Но на борту у них, как правило, ценные грузы из тропиков, которые до нас обычно не доходят, потому как в той местности такой мерзкий климат и мыслехор, что ни одна нормальная стая там долго не продержится.

Она помедлила.

– А, вон там бочки уже выбрасывает на скалы. Я слышу, как они разбиваются. – Двойка подобралась к самому краю валуна. Старший элемент держался позади, помогая остальным ориентироваться. – Ладно, Тим, стой тут. Я спущусь поглядеть, что там. – Младшая двойка скользила и спускалась вниз, в нетерпении не обращая внимания на царапины и порезы.

– Но нас ведь попросили сторожить! – возмущенно завопил Тимор.

– Я посторожу поближе, а ты подальше, – ответствовала Белль.

Младшая двойка уже пропала из виду, скрывшись за краем валуна. Двое остальных помогали старому Иххму спуститься по скользкой скале. Аккорд стаеречи, завершивший фразу, Тимор определил как уклончивый.

– Ты осуществляй общее руководство, – посоветовала ему Белль. – Ганнон на тебя полагается.

– А…

Белль пропала. Конечно, она еще могла его слышать, но при необходимости отлично умела игнорировать. Тимор сел посредине скальной площадки. Для дозора позиция была отличная, но без Белль он мог полагаться только на силу своего голоса. Насколько он мог видеть море в подступающем тумане, спасательных шлюпок с Тайного Острова еще не высылали. Скальная Гавань на юге была куда ближе, но он видел, что в порту ни одна мачта не шелохнется. Потерпевшие крушение Когти могли рассчитывать только на Ганнона с его ребятами.

Он оглянулся в ту сторону, где море билось о скалы. Там и сям разбежались элементы Белль. Взлетающая пена скрывала их, осторожно преодолевающих узкие участки, почти до ушей. Белль двигалась очень осмотрительно, стараясь лишний раз не морозить лапы в воде, и от оказавшихся за бортом тропических Когтей ее отделяло всего несколько метров. Возьмется ли она им помочь? Когти отлично плавали; Равна предполагала, что они эволюционировали из морских млекопитающих. Но, глядя на Белль, сложно было сделать вывод, что арктические воды им сильно нравятся.

Все же стая разделилась: двойка нырнула в пролив, остальные сгрудились на свободном уступе, координируя их действия и помогая друг другу устоять. Возможно, одного-двух элементов ей удастся спасти. Но тут Тимор понял, что на самом деле Белль кинулась за деревянным бочонком, застрявшим меж двух омываемых морем валунов. Из пробоины в бочонке наружу вылезла и теперь полоскалась в волне какая-то зеленая ткань.

– Эх, Белль, Белль! – сказал Тимор в пространство.

Он переместился к южной оконечности валуна, чтобы лучше видеть ее действия. Показались Ганнон и его спутники, наконец отважившиеся войти в воду. Теперь Тимор мог видеть почти всех ребят. С ними была и пара стай, но приятели Ганнона дружбы с Когтями не водили и держались в стороне, тем более что эти Когти вид имели крайне неопрятный и так жалобно подвывали, что Тимор слышал их за полсотни метров даже сквозь шум волн. У Детей в промокших штанах, по правде сказать, видок тоже был не ахти. Эйвин и его спутники продрогли и тряслись. Ганнон вскарабкался на маленькую террасу и махал остальным, приказывая следовать за ним.

Самый крупный обломок корабля был от ребят в десятке метров. Он покачивался на волнах, иногда подплывая так близко, что Тимор испугался за Детей. С покореженных мачт свисали обрывки парусов; Тимор мало смыслил в парусном судоходстве, поскольку этому обучали только в старших классах, да и то лишь на дипломатическом и исследовательском направлениях. Тем не менее он видел, что паруса и мачты эти заметно отличаются от тонких аккуратных конструкций Тайного Острова и Скальной Гавани. Если только парусная система не прибегнет к регенерации утраченных частей (а она не прибегнет, потому что таких технологий у Когтей нет и в помине), контроль над плавсредством восстановить не удастся. Наверное, оно попало в шторм.

Белль игнорировала всех и вся, кроме вожделенного бочонка, но Ганнон и его ребята кричали и махали сгрудившимся на импровизированных плотах Когтям. Две стаи на берегу кричали им тоже. Тимор не понимал такой стаеречи, но ответное кряхтебульканье жителей тропиков заглушало грохот прибоя. Может, это и не общая стаеречь вовсе. Может, это какой-то другой когтеязык или просто панические вопли.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16