Вернор Виндж.

Дети небес



скачать книгу бесплатно

– Ладно, – сдалась Равна, – я позаимствую часть камер с испытательного стенда Щепетильника всего на пару десятидневок. Мне действительно нужно понять, стоят ли за Отрицателями более серьезные силы и планируют ли они заговор.

– Хорошо, давай посмотрим, какие камеры я могу выделить. – Три элемента королевы заняли насесты вокруг алтаря и что-то забормотали – ни на межстайном, ни на самношке: Древорезчица настроила стандартный интерфейс «Внеполосного-II» так, чтобы визуальные элементы управления заменить звуковыми. Стае с трансформированным интерфейсом работать было почти так же удобно, как Равне – с ее «тиарой», хрупким наголовным дисплеем, который Бергсндот носила почти не снимая. Звездолет ответил серией кодированных щелчков и писков! Древорезчица внимательно слушала. – Ох уж этот Щепетильник! «Внеполосный-II» сообщает, что мой дражайший советник по науке зашел в своих исследованиях гораздо дальше предполагаемого. Ты знаешь, что такое массоэнергетический конвертер?

– Нет, но это звучит как-то подозрительно.

– Так оно и есть. – Древорезчица опять ушла в себя, вероятно роясь в определениях из корабельной библиотеки. – Если процесс не контролируется, конвертер превращается в то, что здесь названо конверсионным потоком. Эта штука разрушила не одну цивилизацию, но, к счастью, такое устройство очень трудно создать, не выяснив, насколько это опасно. – Она запросила еще несколько статей. – Ой как хорошо! Это последняя десятидневка проекта: Щепетильник его прикрыл, опасаясь, как бы чего не вышло. Теперь он сосредоточился на исследованиях в области материаловедения, которыми первоначально и предполагал заняться. – Древорезчица помолчала и фыркнула совсем по-человечески. – Щепетильник поднимет бунт, если мы заберем у него эти камеры. Забавно будет за этим понаблюдать.

Советник по науке был одним из многочисленных отпрысков Древорезчицы. Обычно оказывалось, что эксперименты эти представляют угрозу для нее самой…

Равна постаралась изобразить коварство:

– Я ручаюсь, что мы все сможем сохранить в тайне. Две или три камеры можно официально объявить сломавшимися. – Лишь немногие местные жители понимали, что? из инопланетной техники устойчиво, а что? может испортиться. За эти годы Равна расколошматила все свои наголовные дисплеи, кроме одного, но камеры, не содержавшие особо высокотехнологичной начинки, пережили бы, вероятно, даже падение с двадцатиметровой высоты. – Но надо проследить, чтобы Щепетильник не разнюхал.

– Мне это нравится! – Древорезчица оскалила зубы в ухмылке и лапой одного элемента потрепала Равну по голове с высокого насеста. Потом отдала несколько команд звездолету. – Хорошо, возьми три камеры. Мы потом подумаем, где и как их лучше всего использовать.

– Это надо сделать быстро. Уже прошел слух, что я обо всем узнала. Если за этим кто-то стоит, разве не логично им будет выступить прямо сейчас, чтобы выбить нас из равновесия?

– Вот-вот.

На трех камерах систему видеонаблюдения не построишь, как бы хитроумно их ни размещать, и Равна отважилась поинтересоваться остальными.

– А что насчет тех трех, какими ты пользуешься, чтобы следить за Шкуродером? Сейчас наибольшую опасность несут люди.

– Нет, эти не трогай.

Если заговор действительно существует, я готова побиться об заклад, что за ним стоит не кто-то из твоих сосунков, а наш местный мастер конспирации. Хитроумнее Шкуродера в этом мире никого нет.

Старый Шкуродер тоже был отпрыском Древорезчицы. Ее самой опасной – чтоб не сказать самой злокозненной – попыткой вывести гениальную стаю.

– Но мы же его переделали. Твоих потомков там осталось только двое.

Древорезчица громко втянула носами воздух.

– Ну и что? Старикан самолично выбирал трех остальных.

– Прошло десять лет.

– Вернемся к делу. Три камеры я спрятала в Старом Замке, это давало мне повод… э-э, доверять – слишком громко сказано… терпеть его.

Равна улыбнулась:

– Ты все время подозреваешь, что он об этом знает.

– Да, я так думаю. И ты его всегда подозревай, Равна, чтобы не попасть впросак. Возможно, если я пошлю в замок больше своих слуг, мы сумеем временно вывести оттуда камеры. Я и так хотела усилить охрану. В любом случае Шкуродер возглавляет наш список подозреваемых. Не хотела бы я тратить ресурсы на менее вероятных кандидатов в заговорщики.

– Прекрасно. – Исходный Шкуродер был мерзавцем, сочетавшим в себе худшие качества исторических деятелей человечества и Когтей. Равна была бы так же параноидально к нему настроена, как и Древорезчица, если б не располагала собственным источником информации. Этим секретом, в числе очень немногих, она ни с кем не делилась, даже с Йоханной, и, чтобы выклянчить у соправительницы еще три камеры, раскрывать тайну смысла не было. Один элемент Древорезчицы спрыгнул прямо на спинку кресла Равны и положил лапу ей на плечо.

– Ты разочарована?

– Прости. Да, немножко. Мы выкроили три камеры, но целей явно больше.

– Я намерена усилить надзор за Шкуродером.

Равна не могла возразить, не раскрыв собственных информаторов.

– Помимо камер, Равна, я отзываю агентов из-за границы. Этого хватит, чтобы докопаться до самого донышка.

Древорезчица действительно пыталась ей помочь. Она лучше остальных стай, кроме, может быть, Щепетильника, понимала, что движет Равной.

Женщина потянулась погладить ближнего элемента. Это был Шт – во всяком случае, примерно так звучало его имя для людского уха. Имена индивидуальных элементов обычно не имели смысла даже в языке Когтей, оставаясь не более чем ярлычками для заводчика. Маленькому Шту было от роду едва несколько десятидневок – необходимое дополнение к слитной стае, призванное соблюсти баланс юности и опыта. Щенок был так мал, что его сеть сенсорного восприятия едва интегрировалась с остальной стаей Древорезчицы. Равна знала только, что он не происходит ни от самой королевы, ни от Странника. У Когтей со щенками всегда были трудности, особенно если стая не слишком предохранялась, но Древорезчица лучше многих управлялась с единством своей души – гораздо лучше, чем ее отпрыски. Душевное равновесие ей удавалось поддерживать уже лет шестьсот, и Равне было не о чем тревожиться. Она потрепала маленькое создание по головке и немного расслабилась. Если оно и переменит темперамент королевы, то наверняка сдвиги эти окажутся вполне в русле тщательно распланированной Древорезчицей в прошлом личностной эволюции.

Глава 07

Щепетильник был вне себя.

– Это возмутительно! – Шестерка тесно сгрудилась, а два ее элемента влезли по спинам остальных так, чтобы оказаться на одном уровне с Равной и взглянуть ей в лицо. – Их похитили. Это предательство, и я ни перед чем не остановлюсь, чтобы найти виновников!

Равна несколько минут как прибыла в северные рудники и, глядя с края разреза на уходящие далеко вниз стены карьера, решила было, что тут все тихо. Никаких подрывов, никакого шума. Даже огней не видать. Самое время поговорить по душам с королевским советником по науке.

Спускаясь по открытой всем ветрам лестнице, высеченной в скале, она приветственно махала людям, помогавшим Щепетильнику в работе. Те поднимали руки в ответ: значит, Щепетильник в неплохом настроении? Не успев спуститься и до половины лестницы, Равна услышала сердитый лай советника. Когда же она достигла прохода в лабораторию, два элемента Щепетильника уже мчались ей навстречу так, что избежать встречи на невыгодных для Равны условиях было невозможно.

Сейчас они сидели в кабинете Щепетильника, и стая пребывала просто в бешенстве. Равна еще никогда не видела его таким разъяренным. Да и не случалось еще, чтобы какая-то стая лезла ей прямо в лицо. Равна поднялась и отступила к распахнутой двери, подняв руки в попытке закрыться от клацающих челюстей.

– Щепетильник, это временно, ты скоро получишь камеры назад. – По крайней мере, Равна надеялась на это. Если камеры останутся недоступны Щепетильнику достаточно долго, это затормозит продвижение ее собственной исследовательской программы.

Во всяком случае, Щепетильник ее не укусил, как можно было опасаться. Но, к сожалению, стая продолжала крутиться вокруг Равны и на самношке отвечать отказывалась. Длинные раскатистые аккорды, издаваемые Щепетильником, явно были отборными проклятиями. Внезапно старший элемент Щепетильника, с белой полосой на голове, остановился и нерешительно взглянул на Равну. Спустя еще полсекунды растерянное молчание охватило всю стаю – это выглядело даже комично.

– Камеры?

Щепетильник понизил голос на пару децибел.

– Ты имела в виду три видеокамеры, которые, по официальной версии, испортились? Те, что забрали у меня гвардейцы Древорезчицы?

– Д-да.

К счастью, мир за пределами кабинета Щепетильника не слишком много извлек бы из этого обмена репликами. Горячечная тирада стаи не выдала бы посторонним государственных секретов.

Щепетильник спустил два элемента со спин остальной четверки и еще немного покрутился вокруг женщины, внимательно рассматривая ее. Щепетильник бывал просто невыносим, но нельзя было отрицать, что инженер он гениальный. По крайней мере, до тех пор, пока ему указывали правильную цель исследований и пока он не становился слишком завистлив к успехам остальных. Если Щепетильника использовали правильно, во всем Домене не сыскалось бы более ценной стаи.

– Честное слово, Щепетильник. – Равна тоже понизила голос. – Это очень срочно. Мы тебе их возвратим как можно скорее. Я понимаю, как они важны. Понимаю так же хорошо, как ты.

Советник по науке продолжал отплясывать свой сердитый танец, но отвечал уже спокойнее:

– В этом я не сомневался. Только поэтому я согласился с конфискацией камер и взял на себя обязательство всем рассказывать легенду об их ремонте. – Челюсти еще поклацали, но в этот раз Щепетильник не целил ими в горло Равны. – Но я боюсь, что мы друг друга не поняли. Видеокамеры изъяты законно, по приказу ваших высочеств, и я даже могу согласиться с обоснованием этого приказа. Но получается, что вы с Древорезчицей не имеете отношения к пропаже радиоплащей?

– Что?! Нет!

Старые радиоплащи для системы видеонаблюдения оказались практически бесполезны, а носить их было опасно.

– Щепетильник, это вообще не входило в наши планы…

– Значит, я прав. Это заговор.

– Как они могли исчезнуть? Ты же держишь их у себя под замками, так ведь?

– Я их оттуда вытащил после того, как агенты королевы забрали у меня камеры. Я предполагал использовать плащи в качестве замены… вообще-то, я не уверен, что выжил бы, если бы рискнул их надеть. Но можно же было одевать их только на краткие промежутки времени, и не всеми элементами сразу, и… – Щепетильник стряхнул с себя ребяческое смущение. – Ладно, не обращай внимания. Суть в том, что плащи лежали на опытном заводе, готовые к использованию. Я все еще был вне себя после визита агентов, да и без них утро выдалось скверное. И… – Щепетильник на миг сдвинул головы вместе – сосредоточился, что-то вспоминая. – Да. Ты знаешь, как устроен завод.

Длинные ряды простых деревянных скамей. Сотни лотков, каждый содержал реагенты в определенных соотношениях, продиктованных планом эксперимента. План составил «Внеполосный-II», сравнив наличествующие у Когтей ресурсы с методиками из архива. В некоторых помещениях часами не появлялись ни люди, ни Когти – корабль сам извещал их по беспроводной связи, когда следует навестить определенную комнату и записать результаты. Помощников Щепетильнику вечно не хватало: они бегали по всему заводу, кое-какие эксперименты останавливали и переделывали, некоторые отменяли вовсе, другие лотки перетаскивали в поле прямого обзора камер «Внеполосного-II».

– Я был там один. И захватил с собой радиоплащи – мне так понравилась эта идея. – Щепетильник вздернул морды. – Да! Как раз тогда приперлись эти клоуны из дурдома для тропических.

– И что, они ворвались на завод во время эксперимента?

– Э, нет. Такое иногда случается, но мы сейчас как следует охраняем территорию. Не знаю… Я их вышвырнул. Дал им какие-то побрякушки вроде проводных телефонов… Короче, потом мне пришлось уйти и поболтать с их так называемым послом. – Шерсть на хребтах Щепетильника вздыбилась. – И я готов поклясться, что это они! Я отсутствовал почти пятнадцать минут. Жаль, что нам приходится любезничать с этим чуваком. Неужели мы обязаны так с ними сюсюкать? Ладно-ладно – я уже знаю твой ответ. Но сегодня их приперлось больше обычного, и орали они значительно громче. – Часть Щепетильника возбужденно бегала по комнате и излучала поток сознания. – Да. Они заморочили головы моим сотрудникам, а один из них прокрался внутрь и спер плащи. Вот черт! Черт, черт, черт! Госпожа, идемте! Тревога!

Пока остальные элементы выбегали на улицу, Белоголовый только поднимался. Стая скатилась по лестнице черного хода, разразившись тревожными аккордами. Равна не сразу поладила с некоторыми стаями, и Щепетильник был среди них; но Белоголовый страдал артритом, а Щепетильник еще не совсем обезумел от ярости, и стая не бросила своего на произвол судьбы.

Стая перешла на самношк:

– Держи тропических! Держи тропических!

Стража уже опускала ворота. Равна и Щепетильник промчались по карьеру. Щепетильник фонтанировал нечленораздельными обрывками слов самношка. Парой элементов он пытался переводить, путаясь в межстайных проклятиях и брани на самношке:

– Держите подонков! Я только сейчас сообразил, что это проклятые тропические дебилы! Я так переживал из-за камер, и вот… Я думал, что вы с Древорезчицей опять обвели меня вокруг носа.

– Мы их взяли! – раздалось от ворот.

Людям и стаям в карьере не разрешалось носить оружие, но они встали кольцом вокруг… кого-то. Щепетильник лавировал в потоках мыслеречи. Равна подбежала ближе. Посол Хора Дар Божий и его спутники еще не успели покинуть карьер. Они задержались, исследуя наиболее впечатляющую часть лабораторного комплекса, где прикидочные эксперименты и модельное планирование наконец давали начало чудесам технологии.

Между толпой и предположительными ворами оставалось пустое пространство. Дар Божий и его Когти теснились вокруг летательного аппарата Щепетильника – «Вышних глаз». Антиграва на нем не было, его заменяла конструкция даже более странная (с точки зрения Равны): корзина для пассажиров от воздушного шара с пропеллером.

Щепетильник завертелся волчком перед толпой, что-то отрывисто лая на языке Когтей. Равна без корабельного переводчика его не понимала, но ей показалось, что Щепетильник просит всех заткнуться и мыслить потише. В холодном сухом воздухе – как сегодня – мыслекрики разносились на десятки метров, а когда каждая стая еще и лаяла вслух, все совершенно запутывалось. Равна сделала было несколько шагов к тропическим, потом остановилась, колеблясь. Когти выглядели замерзшими и перепуганными, глаза их вылезали из орбит. Они стояли, тесно сгрудившись, прижавшись к поручням корзины команды воздушного шара. Самозваный посол представлял собой единственную более-менее оформленную стаю, и у него на лапах блестели острые клинки. Может, эти парни и умственно неполноценные, но, проведя столько времени на севере, они всякого поднахватались у местных.

Щепетильник кричал половиной элементов на самношке, половиной – на языке Когтей. На самношке получалось примерно следующее:

– Все видят, что эти уроды собирались сделать?

Частью себя он оглядывал воздушное судно. До Равны только сейчас дошло, что тропические Когти и в самом деле чуть не улетели!

Вперед вышел пятнадцатилетний мальчишка, Дель Ронсндот:

– Я… я просто показывал им устройство кабины «Вышних глаз». Я думал, что это можно.

– Дель, все в порядке, – ответила Равна. Такие экскурсии разрешались.

– Это они тебя попросили показать им шар? – уточнил Щепетильник.

– Да. Все гости любят его смотреть. Когда мы наберемся опыта, может, будем их катать на нем. – Его взгляд метнулся к тропическим. Казалось, мальчишка сообразил, что у гостей могли быть свои планы.

– Они просили тебя пустить кого-нибудь из них на борт?

От пары тропических пошел возмущенный гул, сменившийся человеческой речью:

– Уважаемый Щепетильник, если вы подозреваете кого-либо из наших в правонарушении, вам следует обратиться напрямую ко мне.

Посол вышел вперед. Он называл себя Даром Божьим и сегодня основательно поднабрался элементов. Некоторые из них находились в столице со дня учреждения посольства, правда, в целом текучка в стае была значительной. Порой казалось, что Дар Божий – не более чем клуб по интересам для синглетов-позеров. Стая носила куртки не по размеру, хотя некоторые из предметов его одежды были подобраны не без элегантности. Трудно было удержаться от смеха, глядя на их буффонаду. Но сейчас во взглядах посла было что-то угрожающее. «Не обманывайся внешностью, Равна. Помнишь бабочек?» Она повидала достаточно иномирцев, чтобы не судить о них по первому впечатлению.

Щепетильник не осторожничал: гнев его еще не улегся. Он выслал вперед свою двойку и бесцеремонно влез в личное пространство посла:

– Хватит разводить политесы, господин посол. Что вы сделали с моими радиоплащами?

Двойка щелкала челюстями, зыркая на Дара Божьего. Хотя две стаи разделяло еще около трех метров, поза эта соответствовала бы у людей стойке драчунов, один из которых тычет пальцем прямо в грудь другому.

Дар Божий хладнокровно ответил:

– О, я слышал о пропаже плащей. Надо полагать, они сами найдутся?

Он показал мордой на Холм Звездолета.

– После впечатляющего представления, устроенного вами на последнем Весеннем Закате, я не видел ваших бесценных плащей. – Он несколько растянулся. – Ах, как чудесны ваши праздники, северяне. Для нас весна – время дождя…

– Заткнись! – Щепетильник повернул морду одного элемента к своим порученцам, людям и Когтям. – Позовите солдат с длинными пиками. Мы допросим воров.

Тропические порывисто выдвинулись к Щепетильнику, на их лапах засверкала сталь. Они бы проиграли в этой схватке, но двум элементам Щепетильника, которых он выдвинул вперед, точно бы перерезали глотки. Равна спешно вышла в круг и подняла руки жестом, который у большинства стай вызывал скорее опасения.

– Погодите! – закричала она во все горло. – Не нужно никакого допроса. Мы уважаем дипломатический иммунитет посольства. В противном случае мы бы уже выкинули вас прочь из Домена, и вы это знаете.

Щепетильник оттянул назад своих элементов и что-то проворчал. Посол Хора тоже отступил, явно с тем, чтобы мысли не путались. Он что-то коротко пролаял, и остальные тропические немного расслабились. Дар Божий склонил головы к Равне.

– Как грубо, но, осмелюсь я сказать, отрезвляюще. Благодарю, ваше высочество. Сегодня я прибыл сюда в надежде на счастливый и плодотворный день. Но доволен уж и тем, что удалось предотвратить кровавую баню.

– Это мы еще посмотрим, – огрызнулся Щепетильник.

Равна опустила руки и присела на корточки. Глаза ее теперь были на уровне морд Дара Божьего.

– Наши радиоплащи, господин посол, исчезли не более часа назад. Так что… вы до сих пор заинтересованы в поддержании дипломатических отношений с Доменом? Тогда прикажите своим соплеменникам присоединиться к поискам. – Она махнула рукой на стоявшую позади посла толпу, вооруженную чем попало.

Посол покрутил мордами, словно бы защищаясь:

– Вероятно, вопрос следовало бы переформулировать таким образом: насколько ценна для Домена торговля с тропиками?

В прошлом торговля эта носила почти исключительно теневой характер, поддерживаемая главным образом регулярными кораблекрушениями. Посольство Хора в столице Домена возникло как приют для синглетов, выброшенных на берег после одного такого кораблекрушения. Анекдот, а не посольство. Теперь же эта шутка зажила собственной жизнью и обрела определенное влияние в южных землях.

Равна скрестила руки на груди и пытливо оглядела посла. Беззвучный взгляд в упор оказывал на стаи довольно сильное впечатление. Так и с послом: без видимой причины он задрожал.

– Ну хорошо. В общем-то, нам нечего скрывать.

Равна позволила себе долго сдерживаемый вздох облегчения. Не то чтобы она подозревала посла в воровстве, но раскрыть кражу надо было по горячим следам. Рядом стояли двадцать с небольшим людей, возвышаясь над всеми стаями, а за ними…

– О, Невил? Ты когда подоспел?

Жених Йоханны протолкался вперед, сопровождаемый парой друзей:

– Только что. Я спускался с вершины карьера и увидел оттуда, что все как с ума посходили. – Невил остановился рядом с Равной. Он тяжело дышал, как после бега. – Я слышал только остаток спора. Вы хотите, чтобы этих тропических обыскали?

Щепетильник энергично закивал:

– Да. И сделайте это сами, потому что только вы можете подойти к нашим нервным посетителям, не переполошив их. – Он саркастически махнул хвостами в сторону тропических, но уже без такого гнева, как раньше. – Я был уверен, что это они, – добавил он извиняющимся тоном, сделав вид, что бормочет это себе под носы.

Невил присел на корточки следом за Равной, чтобы поговорить наедине. Стаи умели говорить вполголоса в точно рассчитанном направлении, но к людям это не относилось. Равна подвинулась к молодому человеку.

– Дар Божий согласился с такой легкостью, – заметил Невил. – Вы уверены, что здесь вся его компашка?

Щепетильник настороженно осмотрелся, вздернул морду и пересчитал тропических.

– Их трудно сосчитать. Еще раз… Во имя божьего Хора! Невил, ты думаешь, что они отцепили стаю?

Равна тоже посмотрела на посетителей. Тропические всегда выглядели странными – окрас их тел, клочковатая шерсть, аляповатая одежда всегда сбивали с толку. Теперь они уже не жались к воздушному судну, а разбились, образовав подобие слитных стай. В основном четверок. Если они захватили с собой дополнительные элементы, то могли с легкостью перетасовать души и отпустить вовне новую стаю. Такая игра давалась тропическим без труда, но стаи Домена всегда заводила в тупик и нервировала. Взгляды Щепетильника метались от людей к тропическим беженцам.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16