Вера Окишева.

Глупышка



скачать книгу бесплатно

* * *

При появлении Романа на сердце стало как-то теплее. Словно он почувствовал, что я думала о нем. Или, возможно, Купидон мне не привиделся и привел ко мне золотоглазого красавчика?

В мечтах я уже представляла нашу свадьбу, когда он вдруг умоляюще попросил отдать мой обед своему другу. Я проследила за рукой Романа, которая указывала на сидящего за столом молчаливого брюнета. А почему он сам не подошел? Может, он немой, раз за него просил его друг? Я с сожалением в последний раз посмотрела на сочные кусочки мяса, потом подняла глаза на сероглазого. Я ведь не жадная? Вопрос, конечно, был риторическим, но хотелось услышать мнение своего желудка. Тот промолчал, соглашаясь со мной, и я, отрывая еду от сердца, сказала лишь одно:

– Коробку только верните. Она у меня одна.

Я мученически улыбнулась Роману, понимая, что должна показать ему свои самые положительные стороны. Ведь нас пытался свести сам Купидон! Вдруг у меня промелькнула мысль, что Роман просто прикрывается другом, а сам не прочь отведать мой обед, поэтому выпалила:

– Я сама это приготовила.

Он так улыбнулся, что я, словно мороженое на летнем зное, начала таять и стекать к его ногам лужицей. О, какой же он милый!

– Обязательно верну, – пообещал мне повелитель моего сердца и удалился, а я осталась одна с чашкой остывшего чая. В кармане опять ожил смартфон, а на экране высветилось имя начальницы. Ну вот и закончились полчаса счастья.

Привлекая к себе внимание, я помахала рукой Роману, который аккуратно выкладывал в тарелку рис, стараясь не разбрызгать подливку, затем нерешительно подошла к их столу и робко заявила:

– Мне надо идти.

Мужчины посмотрели на меня как-то слишком настороженно. Официант, который обслуживал столик, тоже занервничал. Я нахмурилась, не понимая их настроения, и вдруг почему-то вспомнила, как подкармливала одну собаку. Она рычала, когда я пробовала отодвинуть ее от миски, чтобы положить добавку. Даже укусить пыталась, думая, что я хочу отобрать лакомство. Со стороны ситуация сейчас выглядела примерно так же, поэтому я замахала рукой, опережая их преждевременные выводы:

– Я за контейнером. Я не собираюсь отбирать у вас еду. Не бойтесь.

Я продемонстрировала пакет и крышку. Роман вновь заулыбался, выскреб остатки и протянул мне бокс.

– Приятного аппетита, – пожелала я сероглазому молчуну, мысленно жалея его. Тяжело, наверное, вот так вот сидеть и молчать.

Но стоило мне войти в отдел, как я сразу позабыла обо всем на свете. Меня завалили работой по самую макушку! Нужно было разобрать по папкам документы и не дай бог что-то перепутать.

* * *

На следующий день, едва войдя в кафе, я сразу заметила молчуна и Романа. Увидев меня, тот встал, встречая как родную, и расплылся в приветливой улыбке. А сероглазый, сложив руки на груди, не отводил от меня взгляда. Я растерялась, боясь подойти к ним, но Роман ухватил меня за локоток и подвел к их столу.

– А мы тебя ждем, проголодались уже.

Вот это тебе, угощайся.

Я в ступоре рассматривала салат «Цезарь», тарелку с борщом и лазанью. Еще одна тарелка с супом явно принадлежала Роману, на второе он предпочел пасту с морепродуктами, а вот перед его другом ничего не было.

– А что ты сегодня приготовила? – спросил Роман и нагло забрал мой бокс. – Ух ты, котлетки с вермишелью! Да ты садись-садись, Людочка, мы для тебя это все заказали.

Растерявшись от происходящего, я не села, а рухнула на стул. Тут появился расторопный официант, поставил перед сероглазым пустую тарелку, а Роман переложил на нее мой обед. Я сглотнула слюну – от аппетитного запаха борща у меня едва не закружилась голова. Роман склонился над тарелкой друга, придерживая одной галстук рукой, а другой махая над тарелкой, ловя исходящие от котлеток ароматы и расхваливая их, словно уже попробовал.

Когда же он сел за стол, я сообразила, что есть мою еду собирался только его немой друг. Наглость, конечно. Но что поделать, инвалид ведь, не наорешь и тарелку не отнимешь. К тому же вон какие блюда взамен моему скудному обеду заказали!

– Приятного аппетита, – пожелала я сероглазому, затем улыбнулась Роману, и мы принялись обедать.

После первых же ложек я не смогла сдержать восторг. Я не скупилась на похвалу изумительному борщу, в котором очень хорошо чувствовался насыщенный вкус телятины. Моя мама предпочитала варить его на тушенке, поэтому такого вкусного навара не получалось.

Все это я рассказывала мужчинам. Роман поддерживал разговор, а немой чинно ел мои котлетки, жмурясь, как кот на солнце. Как-то так само собой получилось, что я съела все: и салат, и суп, и лазанью.

– М-м-м, – потянулась я, счастливо улыбаясь. – Наконец-то я сыта! – Потом погладила свой животик, отметив, что серые глаза на миг потеплели.

Нас, кстати, так никто и не представил, а самой спрашивать имя было неудобно. Не ответит ведь, а у Романа допытываться тоже как-то неприлично, тем более когда его друг сидит рядом.

Поблагодарив за сытный обед, я прихватила пустой бокс и попрощалась с мужчинами. Я была на седьмом небе от гастрономического счастья. В кафе работал шеф-повар поистине экстра-класса, потому что вкладывал в блюда всю свою душу.

Но хорошее расположение духа улетучилось, когда я увидела фронт работ. И зачем я устроилась на работу! После сытного обеда полагается поспать, а не пахать как проклятая до самого вечера!

На следующий день прежде чем войти в кафе, я с опаской заглянула в него. Роман и его друг уже были там, и все повторилось, как вчера. Меня силком усадили за их стол, а я похвалила себя за то, что решила разнообразить рацион и принесла с собой домашних пельменей. Маму как раз пробило на них. Целых два пакета в морозильнике ждали своего часа. Сегодня осталось полтора. Я с гордостью поставила бокс перед сероглазым и торжественно открыла.

– Мы с мамой вчера сами лепили, – честно призналась я, поскольку таких, как у мамули, пельменей у меня не получались. А если вдруг Роман будет просить их у меня после свадьбы, то у него появится повод восхищаться тещей хотя бы за это. К тому же мама у меня очень покладистая женщина, и я не сомневалась, что со временем Роман полюбит ее. Ведь с чего-то же надо начинать его знакомство с моими родителями. Хотя бы заочно. Я взяла ложку, положила пельмени Роману и его другу, и попросила их попробовать. Видеть довольные физиономии мужчин было на удивление приятно.

Мне же в этот раз позволили самой выбирать блюда. Так и начались наши обеденные посиделки. Я старалась каждый день приносить что-то новенькое, радуясь как маленькая, что никто не хает мою стряпню.

Полный провал

Я совсем не ожидала, что через две недели мне поручат нечто большее, чем копирование документов. Но мне доверили кофемашину! Меня определенно повысили в должности, хоть и временно, конечно. Просто помощница секретаря Ольга заболела, и мне велели подготовить стол в конференц-зале. Я сначала разложила папки, потом сбегала за бутылками с водой, затем расставила стаканы. Когда в зал стали заходить первые начальники и директора, у меня было все готово, и я стояла, умирая от страха, поскольку даже приблизительно не знала, чего от меня могут потребовать эти уважаемые серьезные люди. За время работы большинство из них я уже видела, кроме самых главных.

– Большой Босс опаздывает? – уточнил наш арт-директор Ярослав Николаевич.

Молодой еще, а уже директор. Правда, одевался как метросексуал. Мы еще с Юлькой смеялись над ним, когда я делилась с ней новостями. Увидев его в первый раз, я подумала, что это актер или ведущий телешоу, но все оказалось намного прозаичнее. Мы с подругой пришли к единому мнению, что дизайнерские шмотки порой портят людей. Причем не только внешне, но и внутренне. Ярослав Николаевич был очень заносчив и излишне требователен.

– Нет, будет в срок, – отозвался начальник финансового отдела Бродский Антон Васильевич.

Остальные тихо шептались, явно обсуждая нашего Босса и директора отдела стратегического планирования. Я заметила в коридоре движение и через прозрачную стену увидела сероглазого немого и Романа!

И тут вдруг я вспомнила имя директора отдела стратегического планирования, даже с карточкой на столе сверилась, и в панике смотрела, как мои знакомые входят в дверь конференц-зала! Я пропала! Сердце в груди боялось лишний раз стукнуть, чтобы не привлечь ко мне излишнего внимания.

– Приветствую всех, – холодно произнес сероглазый и, не глядя по сторонам, сел в кресло, любезно отодвинутое секретаршей. Голос у него оказался низкий, с хрипотцой. У меня же от удивления открылся рот – две недели ел мою еду и словом не обмолвился. Не поблагодарил ни разу! Роман пел мне дифирамбы, какая я молодец, а этот только хмурился и молча жевал!

– Людмила! – радостно позвал меня Роман. Тут же холодные глаза нашли меня, и мне стало обидно вдвойне.

Легкий кивок и ничего больше?! Я сглотнула, поражаясь коварству некоторых. А затем опять в шоке уставилась на того, кто сел на место БОЛЬШОГО БОССА! Наверное, у меня сегодня случится сердечный приступ. Как так получилось, что за четырнадцать дней я ни разу не видела нашего генерального директора? Столько раз сталкивалась с ним нос к носу, и никто не сказал, кто это. А я его еще и кормила!

– Сделай мне кофе, – приказной тон Ярослава Николаевича вывел меня из ступора. Я бросилась к кофемашине и налила кофе в небольшую чашку. Но от стресса у меня так тряслись руки, что я чуть не выронила ее, пока ставила на поднос.

Подумать только, я сидела за одним столом с Большим и Милым Боссами и болтала обо всем подряд! И тут я вспомнила, как вчера нечаянно под столом пнула по ноге гендиректора. Как он тогда сжал кулаки и разозлился! Роман долго его успокаивал, а я просила прощения.

Ой! Чашка вместе с блюдцем все-таки соскользнула с маленького подноса, упала и откатилась под журнальный столик. Благо хоть не разбилась, потому что на полу лежал толстый ковролин, на котором теперь образовалось большое коричневое пятно от кофе.

Что же теперь будет? Как мне быть? Я присела, чтобы поднять посуду и услышала треск. Моя юбка разъезжалась по шву!

Я испуганно оглянулась. Кажется, никто не услышал ничего подозрительного, и все занимались обсуждением. На меня смотрел один Большой Босс. Одной рукой я сжала подол юбки, свободной рукой поставила чашку с блюдцем на поднос и попробовала как можно более естественно встать.

– Так я дождусь свой кофе? – нервно прикрикнул на меня Ярослав Николаевич, а я растерялась, не зная, что делать. Как выпустить края юбки, если шов распоролся чуть ли не до пояса?

Держа в одной руке поднос, а другой зажимая юбку, я бочком добралась до кофемашины. Взяла чистую чашку и поставила ее наполняться. Выбрав нужную кнопку, я замерла, поправляя выскальзывающую из липких пальцев ткань. Вдруг голоса директоров затихли, а мне на плечи упал согретым чужим телом пиджак. Умопомрачительный аромат мужского парфюма окутал меня плотным коконом. Это было так неожиданно и невероятно. Сердце чаще забилось в груди, а внутри началась паника, так как я не понимала, что происходит. Почему Большой Босс это сделал? Его джентльменский порыв оказался так кстати, что я никак не могла подобрать слова благодарности. Я пребывала в полной растерянности, язык просто отнялся.

Но вдруг все изменилось.

– Иди домой, – приказал мне Большой Босс, и я поняла, что это мой полный провал. И как я могла подумать, что генеральный директор хочет защитить меня? Об этом не могло быть и речи. Мало того что я позволяла вести себя с ним на равных, так еще и опозорилась на его глазах. Он ведь увидел, как рвалась на мне юбка. Не мог не увидеть. А сейчас смотрел на меня как на пустое место – холодно и безразлично.

Всхлипнув, я попыталась снять пиджак, но тяжелые ладони сжали мне плечи.

– Иди в нем.

Ну вот и все. Моя мечта о хорошо оплачиваемой работе лопнула как мыльный пузырь. Я попрощалась с изумленными начальниками, которые просто потеряли дар речи, видя мой позор, и, кажется, даже сочувствовали. Бросив взгляд на Романа, я заметила его печальную улыбку. Моя трудовая деятельность закончилась, так толком и не начавшись.

Я шла по коридорам, с трудом сдерживая рыдания. Долго приходила в себя в туалете, и лишь после тонны ледяной воды мне удалось очухаться. Правда, я смыла весь макияж, зато уже могла хоть и с трудом, но улыбаться. Как же досадно уходить вот так нелепо, из-за порвавшейся юбки!

Зайдя в бухгалтерию, чтобы забрать свою сумку, я сказала начальнице, что меня уволил Большой Босс, попрощалась со всеми и отдала бейдж. Не обращая внимания на косые взгляды, я на автомате накинула пиджак прямо на пальто, спустилась на лифте и вышла на улицу. Слава богу, что рядом с нашим бизнес-центром постоянно стояли такси, я села в одно из них и поехала домой. Водитель косился на непонятно как одетую девицу, да еще и в разодранной юбке, но от комментариев воздержался. И на том спасибо.

* * *

– Что это?

К концу дня Дмитрий очень устал и пребывал совершенно не в настроении. Вместе с другими документами его личный секретарь Анюта принесла приказ на увольнение. На обычных предприятиях увольнениями сотрудников занимаются их непосредственные руководители, но Негласного такой порядок не устраивал. Раньше за его спиной часто увольняли тех, чей вклад в предприятие был неоценим. Именно поэтому эту неприятную миссию он возложил на свои плечи, но сейчас не понимал, почему перед ним лежит этот листок, к тому же требующий его подписи.

– Это приказ на увольнение Самохиной Людмилы Олеговны.

– На каком основании? – удивился Дмитрий, беря лист и вчитываясь в строчки. Основание – собственное желание работника.

– Дмитрий Анатольевич, вы же сами сегодня утром ее уволили, – неуверенно шепнула Анюта. Прекрасно зная Большого Босса, она видела, что тот разозлился.

Он разорвал приказ на мелкие кусочки, а затем выбросил в корзину.

– Где ее заявление на увольнение?

Анна растерянно моргала, чувствуя, что попала в ловушку. Ведь заявления не было, лишь слухи о том, как жестоко начальник обошелся с подчиненной. Дмитрий увидел, как секретарша еле заметно пожала плечами, и прочитал полное непонимание в ее взгляде, в котором затаился страх. Как и большинство сотрудников агентства, она очень боялась потерять работу из-за обязательств перед семьей.

– Заявления нет, – сжимая пальцы, все же решилась объяснить Анна. – Девушка ушла, как только вы ее уволили.

– Я никого не увольнял, – холодно заявил мужчина и вернулся к прерванному занятию – изучению отчетов по маркетинговым исследованиям.

Анюта немного постояла, не понимая, что, собственно, произошло и кто ее решил таким образом подставить.

– Иди, – приказал он женщине, и та с облегчением вышла из кабинета начальника.

День сюрпризов

Настоящая подруга – это та, кто поддержит и в печали, и в радости. По этой причине мы с Юлькой провели ночь вместе. Моя мама, привычная к таким посиделкам, немного проконтролировала процесс распития спиртного, не забывая подкармливать нас. Она пообещала мне, что все наладится, что юбку можно и зашить, а работу найти новую. Когда я рассказала из-за чего меня поперли с работы, родители тут же на меня набросились со словами, что я много ем и растолстела, поэтому на мне одежда трещит по швам. Лишь Юля возразила, что все дело не в моих бедрах, а в самой юбке и истончившихся нитках, которые хранились у мамы еще со времен СССР. Я, встав на весы, убедилась, что прибавила лишь два килограмма. При росте сто шестьдесят шесть сантиметров весить пятьдесят пять килограммов – это нормально. Значит, есть можно!

Мама Юльки тоже посочувствовала мне, но лучше бы промолчала. Тетя Нюра была уверена, что с моим-то аппетитом со мной давно могло произойти нечто подобное. А вот Юля, дескать, много не ест. Мы с подругой переглянулись, но удержались от смеха. Не ела она только на глазах у родительницы, а у нас в гостях уминала все за обе щеки.

После ухода соседки я показала подруге пиджак Большого Босса. Юлька почти визжала от восторга, проверила все шовчики, прочла все бирки, проверяя по инету, сколько может стоить такая прелесть. А узнав цену, выпучила глаза и приказала убрать пиджак в шкаф и посоветовала завтра утром обязательно отнести его хозяину, иначе родителям век не расплатиться, если я его испорчу. Я, конечно, догадывалась, что начальник в простых бутиках не одевался, но чтобы под заказ из Италии? Зачем? Транжира…

После распитой вечером на четверых бутылки вина я утром с трудом открыла глаза. Где-то на смартфоне звонил будильник, который я забыла отключить, а когда наконец-то я нашла его, то от удивления разинула рот, да так и осталась стоять. Это был не сигнал будильника, а вызов с неизвестного номера. Немного засомневавшись, я осторожно взяла телефон. Может, звонят из компаний, куда я отправляла резюме?

– Алло? – неуверенно произнесла я.

– Здравствуйте, – ответил красивый женский голос, – вы Самохина Людмила Олеговна?

Женщина явно была немного встревожена, и я решила, что что-то случилось с родителями, которые уже ушли на работу.

– Да.

– Это секретарь генерального директора «Гранд Медиа Групп» Анна Витальевна. Немедленно поднимитесь ко мне в приемную.

Связь оборвалась. Я ничего не успела сказать и уставилась на дисплей, который показывал девять часов три минуты. Немедленно? И как это она себе представляет?

Тут я вспомнила про пиджак. Точно, пиджак! Нужно отвезти его на работу! Юлька же говорила, что он дорогущий! Я аккуратно сложила его в пакет, потом еще в один, чтобы уж наверняка не испачкать. Потом надела красную юбку, белый вязаный свитер, желтое пальто, вязаную шапочку, так как на улице было ветрено и прохладно. Сонная подруга вышла меня проводить, а заодно пойти домой.

– Ну и гад же твой начальник! Хотя все начальники гады, – напутствовала меня она, смачно расцеловав в щеки.

Возможно, в этом была доля правда. Большой Босс меня обидел, и сильно. Да и Роман тоже. Я же думала, что нравлюсь ему, а он просто решил поиграть со мной. Радовались небось, что я их не узнала. Права Юлька, гады они.

Постоянно зевая, я доехала до центра города, время от времени посматривая на часы. Полчаса! Ого! Я добралась в рекордно короткие сроки, хотя обычно путь до работы занимал минут сорок.

В холле вышла заминка. У меня больше не было бейджа, и меня не пропускал охранник, поэтому пришлось звонить секретарю Босса. Анна Витальевна, конечно, подтвердила, что это к ней, и когда я вошла в лифт, то наконец-то смогла перевести дыхание. Оказывается, очень неприятно, когда тебя вот так на глазах у всех останавливают. Стыдно, только не понятно, за что. Словно я ломилась в святая святых, куда вхожи лишь избранные.

Прислонившись спиной к стенке лифта, я поглядывала на индикатор этажей. На двадцать четвертом двери открылись, и я оказалась на директорском этаже. Здесь все было не так, как у нас. Сразу напротив лифта стояла круглая стойка ресепшен, где три девушки, приветливо улыбаясь, ожидали, когда я к ним подойду. Все эти красавицы были облачены в белые блузки и красные жакеты. Шейные платки в тон триколора компании «Гранд Медиа Групп» – красный, оранжевый и белый. Волосы уложены безупречно, волосок к волоску.

– Вы к кому? – любезно уточнила самая ослепительная из них – блондинка с ярко-красными губами и белыми зубами, как с обложки модного журнала.

– К Анне Витальевне, – отозвалась я, нервно сжимая в руках пакет.

– Я провожу, – отозвалась брюнетка, выходя из-за столика.

Я сглотнула, поражаясь тому, как в юбке до колена можно выглядеть настолько соблазнительно. А высота ее каблуков была для меня просто смертельно опасной, но девушка на них шла ловко и непринужденно, покачивая бедрами. Вот это мастерство!

Меня ввели в дверь с табличкой «Приемная», где меня встретила строгая блондинка примерно тридцати лет, высокая, стройная и такая же красивая, как те три богини на ресепшен, только она была в бледно-зеленом платье, обтягивающим ее стан будто вторая кожа.

– Сколько можно вас ждать, Людмила Олеговна!

От такой отповеди я растерялась. Они и так меня уволили, чего им еще надо?

– Я была дома, – ответила я, стараясь держаться уверенно. – Даже не позавтракала, сразу приехала. Вот!

Я протянула пакет. Анна Витальевна нахмурилась, глядя на него так, словно я предлагаю ей что-то неприличное.

– Что значит «вот»? – холодно переспросила она.

– Пиджак, – пояснила я. – Пиджак генерального директора.

– Ах, это, – успокоилась секретарь начальника, тут же забрала пакет и положила его на свой стол. – Я не из-за этого вас вызвала. Кто вам сказал, что вас уволили?

Я стянула шапку, поскольку в приемной было тепло. Странные вопросы. Столько свидетелей моего позора, неужели непонятно?

– Как кто? – удивилась я. Вспоминать вчерашний ужас жутко не хотелось.

– Вот именно – кто? Вы хоть знаете, что устроили своим уходом? – накинулась на меня рассерженная секретарша, и я поспешила отступить на пару шагов. – Такой переполох! Никто не получал никаких указаний о вашем увольнении, и заявления от вас нет. Вы бухгалтер или кто? Не знаете процедуру увольнения? Почему ушли без заявления?

– Ах, это… Простите, – пробормотала я и, обходя женщину, подошла к ее столу. – Можно лист? Сейчас напишу.

Ответить на мою просьбу Анна Витальевна не успела, потому что пока она открывала рот, открылась и дверь в приемную.

Большой Босс замер на пороге, оглядывая сначала Анну Витальевну, которая ойкнула и, сложив руки на животе, испуганно смотрела на генерального директора, затем холодные глаза нашли меня, заставив замереть.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24