Вера Каменская.

Встреча на Латоне. От создателей «Витязь специального назначения» и «Лоцман с „Аргуса“»



скачать книгу бесплатно

Аззам злорадно ощерился. Давайте, ребята! Человек так устроен, что не хочет делать лишнюю работу. А за лень, как известно, можно заплатить самую высокую цену – жизнь. Он подождал, пока ракета «встанет на цель» и коснулся зелёного сенсора отстрела шлюпки. Лёгкий толчок возвестил о том, что команда выполнена. Пора! Пальцы пирата забегали по сенсорам управления. Пол провалился под ногами, сердце подпрыгнуло куда-то к горлу, звёзды на дисплее слились в радиальные полосы.

Когда темнота в глазах рассеялась, он сквозь красный туман взглянул на дисплей, и едва не заорал от радости. Две точки, ракета и шлюпка, были уже совсем близко друг от друга, продолжая неотвратимо сближаться. Правда, чуть в стороне высветилась ещё одна светящаяся точка, но он не обратил на неё внимания. Корвет, продолжая движение, уже был развернут к нему под углом в сорок пять градусов. Секунда! Вторая! Есть! Вспышка света на месте сближения ракеты и шлюпки разбухала на глазах. Через секунду она стала меркнуть, рассыпаясь множеством серебристых блёсток.

И тут Азер вдавил красную клавишу. Катер ощутимо вздрогнул, а ракета, «поймавшая» цель, понеслась прямо на корвет. Корабль, обнаружив нападение, стал выполнять боевой разворот, пытаясь встать носом к врагу, но даже простым глазом было видно, что он не успевал. Аззам словно видел, как пилот, выполняя манёвр ухода, одновременно вводит параметры цели, и усмехнулся. Поздно, дружок…. Корвет только тем и отличался от катера, что имел не одну, а две ракеты. Вторую он, явно, пускать не собирался.

Пират увидел, как от корвета отделилась ещё одна блестящая точка, но его «рыбка» уже достигла цели. Две точки слились в одну на фоне серого цилиндра корабля. Яркая вспашка в центре дисплея возвестила, что он опять победил. Когда взрыв превратился в рой мелких блёсток, стало видно, как корвет с разворочанным боком, медленно вращаясь, теряет скорость, превращаясь в холодное космическое тело.

А, вот вторая крохотная звёздочка продолжала удаляться. И тут до него дошло, что вместо одной шлюпки, он в спешке отстрелил обе. Гадай не гадай теперь, в какой из них было тело Самсона, но если и уцелело, то что с того? Мёртвый «лейтенант» уже никому ничего не расскажет.

Всё было просто «о-кей»! Поначалу. Но, спустя сутки после встречи с крейсером начались неприятности. Катастрофически стала падать скорость и он теперь, не без оснований, предполагал, что катер и стоял на отшибе именно из-за неисправности. А они-то, обрадовались, идиоты, что так легко смогли захватить боевую машину. Вот теперь ему стало понятно, почему отсутствовали члены экипажа на борту и продовольственные запасы в кладовой, как у церковной мыши в пост. И «оружейка» пуста, как карман пропойцы. Готовили к отправке в ремонтные доки, только ракету не успели ещё снять. Но под кайфом это до него не дошло.

Это была ближайшая к ним планета, со значком «пригодна к жизни». И выбирать уже не приходилось. Введя в компьютер все расчётные координаты, они кое-как до неё доползли и без облёта плюхнулись на более-менее открытую прогалину среди огромного моря растительности.

Посадка действительно оказалась сверхмягкой.

Толстое одеяло мха, не в силах удержать многотонную тяжесть, расползлось и катер стал оседать в топкую почву. Качаясь, словно пьяный дервиш, ревя двигателем, он кренился, увязая дюзами всё глубже. Сработавшая аварийная система отключила подачу питания на двигатель. В мгновенно наступившей тишине микрофоны озвучили отвратительное бульканье засасывающей их жижи. Аззам уныло сидел в рубке патрульного катера и думал о том, что он полный дурак.

…От воспоминаний его отвлёк зашедший в рубку новый заместитель, посланный разнюхать окружающую обстановку.

– Азам, это не планета, а настоящий ад!

Как бы в подтверждение его слов, корпус катера содрогнулся, заставив обернуться к экрану внешнего обзора. И волосы от ужаса зашевелились сами по себе. У самого края стоящей стеной растительности стояла огромная тварь и с тупым интересом разглядывала непонятный предмет, что, неведомо как, оказался на его территории. Подойти поближе зверюге мешала топкая почва, в которую они зарюхались по самое «не балуйся». Но было понятно, что встреча с ним нос к носу ничем, кроме их смерти, не закончится.

– Это динозавр, – шёпотом  выдавил из себя грамотный Сэмюэль. – Хищный.

В этом не приходилось сомневаться – зубастая пасть торчала как раз на уровне обзорного экрана, словно демонстрируя во всех подробностях клыкастую мощь. Небольшие, налитые злобой глаза на огромной морде, казалось смотрели прямо на них.

– Вижу, что не травку жрёт, – голос Азера предательски дрогнул. – Что предлагаешь?

– Нет, босс! Отсидеться надо, – косясь на зверя, проблеял заместитель. – Посмотреть – что тут делается, а то в момент сожрут.

– А сами что жрать будем? Когда эта тварь отсюда уберётся, отправь Изимбу, может, чего съедобное подстрелит.

Азер откинулся на кресле, давая понять, что всё сказано, и прикрыл глаза, размышляя о том, как ему жить дальше. Выбраться с этой проклятой планеты, как он теперь понял, дело дохлое. И, ради чего, спрашивается, все эти нелепые телодвижения? Чего ему, спрашивается, на Земле не жилось? Ну, его бывший заместитель Самсон дурак был, за то его и ценил. Это он бредил – найти славу в космических пиратах, насмотрелся, на свою голову, тупых триллеров. Да, и его собственных рассказов о былых подвигах, наслушался. Вот и решил, что он будет самым крутым. А он-то он зачем ввязался в это дерьмо?! И всего-то одна доза! За этим он всегда следил строго, не желая сдохнуть от передозировки, а вон как «торкнуло».

Тоже полетать захотелось идиоту! Тьфу! Сидел бы сейчас в каком-нибудь пабе со стаканом виски в обнимку с первой подвернувшейся шлюшкой, что за бабки были готовы его языком с ног до головы вылизать. Даже от дерьма! Бывало, что и без денег старались, ибо выбор между жизнью и смертью невелик.

…Азер начал своё восхождение с грязных трущобных окраин. Там, где всегда стояла невыносимая вонь от расположенного рядом полигона для городских отходов, а в тарелку с похлёбкой из вермишели быстрого приготовления падали одуревшие синие мухи, роями жужжащие в воздухе.  По стенам ползали жирные тараканы, а наглые крысы неспешно дефилировали по проезжей части, уступая дорогу лишь везущим очередную порцию отходов мусорным машинам.

Его мать снимала здесь крошечную каморку, на большее чернокожая мигрантка рассчитывать не могла. Шлюхой первостатейной была его мамочка. И его нагуляла от очередного бойфренда, что менялись с постоянством, достойным лучшего применения. С появлением совершенно ненужного ей бэби менять в своей жизни она ничего не собиралась. Едва начав соображать, он примкнул к стае таких же чумазых мальчишек, потрошащих мусорные мешки в поисках съедобных остатков, ещё годной одежды и стеклотары. Стекляшки, отмыв в мутном ручейке, тут же, на краю свалки, можно было сдать старому китайцу. Хоть и платил он за них сущие гроши, но это были, всё-таки, деньги.

Он быстро понял, что надеяться можно только на себя. На одно оскорбление он отвечал десятью, на один удар – тремя ударами. К пятнадцати годам он возглавлял шайку таких же волчат, готовых убить за пачку сигарет или за целые кроссовки. Выбор был небогат – либо ему проломили бы голову в одной из постоянных драк, либо он сгнил бы в тюрьме, но Азеру повезло. Сообразительного паренька приметил один из бывших любовников его мамаши.

Его взяли в «семью», делавшую свой бизнес на наркоте и торговле оружием.  А три дня спустя «обдолбанный нарик» перерезал его матери глотку за несколько центов. То, что потом он долго и вдумчиво пластал этого урода на лоскуты, не утешало. Какая б ни была, но мать была тем единственным человеком, к кому он был действительно привязан. Зато, в «семье» его дела пошли в гору. Чёрный Сэм, его наставник, хорошо разбирался в людях, и сразу выделил его среди остальных.  Гонял по-полной, вдалбливая нужные знания, вот только доучить не успел. Развеянный на отдельные молекулы, он уже не мог ничему научить. Но Азер и так уже знал достаточно.

Правда, не все это поняли вовремя. Первый перекупщик, не приняв всерьёз «черного сопляка», попросту его «кинул». Присвоив все деньги от реализации захваченного аргеллиума, он «свалил» на один из тысячи райских островков, наивно полагая, что этим дело и кончится. Надо думать, у него было время поразмыслить над ошибками, лёжа в муравейнике с содранной заживо шкурой.

Урок пошёл впрок его коллегам. Больше «кидать» его не пытались. К двадцати годам Аззам умудрился сесть всего один раз – за драку в баре. Когда местное население сцепилось с бледнолицыми, он завербовался в морскую пехоту. Цель оправдывала средства. А ему всего-то и требовалось, что присмотреться к хранению нового вооружения. Ну, и сделать так, чтобы оно оказалось в его руках. К началу службы в армии он уже знал и умел многое. Кровь и насилие его ничуть не пугали, а только возбуждали, и поначалу, он отлично вписался в армейские будни. Точнее, вписался бы… если бы не сержант Камински.

Аззам скрежетнул зубами, вспомнив их стычку. Он, придя из увольнения пьяным, на замечание сержанта послал того в задницу. О том, что было дальше, лучше не вспоминать. Случившееся наглядно доказывало, что все спортзалы и «качалки» – ничто против подготовки спецназа. Камински отделал его так, что он провалялся в лазарете несколько дней. Может, эта история и не получила бы продолжения, если бы Азер не вздумал посчитаться с обидчиком. Армейский кинжал, который он вздумал пустить в ход, увы, не помог. Ловко обезоружив строптивого новобранца, сержант снова избил его до потери пульса.

Но Азер не привык, чтобы последнее слово оставалось за кем-то другим. Едва отлежавшись после побоев, Аззам обратился к командованию с рапортом, в котором обвинял Камински в преследовании на расовой почве. Однако, военным дознавателям была чужда слепая «политкорректность» и они установили всё, как есть. Сержанту Камински был объявлен выговор за рукоприкладство, а жалобщика арестовали за воинское преступление. Азеру удалось бежать, но он поклялся, что Камински умрёт от его руки…

…– Нет, ты мне скажи – что дальше?– доставал он напарника. – Ну, выдрались мы из этого зелёного дерьма с динозаврами, так нас на этот Тартар законопатили.

– Главное, Вик, что Костлявая мимо проскочила, – затянулся сигареткой немец.

– Ага. Зато здесь, к этим «богомолам» приставили. Хрен редьки не слаще.

– Чего пристал? Тебя, контракт подписывать не заставляли.

– Но в нём не было пункта о службе вне Земли!

– Можем расторгнуть, – хмыкнул тот. – Только идти некуда.

– А если подвернётся? – Не унимался Витька.

– Отстань, Вик. Сам об этом думаю.

Они замолчали, невольно вспоминая, как, прибыв на Тартар, строили новую базу,  лабораторию и терминал. Когда терминал заработал, командование не задержались. Оставив небольшой гарнизон для охраны лаборатории, они быстро сбежали на соседнюю Арктиду, где условия жизни были намного выше. Зато на территории базы появились уродливые бараки, куда спецгруппа регулярно привозила пленников. Какие права человека? Это было натуральное рабство. Мало того, что их содержали, как скотину, так ещё и заставляли работать с мантикорами, где редкий день обходилось без жертв.

– Ты слышал, что русаков-неразлучников «безопасники» сгребли? – поделился Витька услышанной новостью и, прикидывая про себя, что на них могли «накопать».

– Макса с Виком? Хреново. Нормальные ребята.

Грунтовая дорога бежала среди густого леса, то ныряя в густую тень ельника, то выскакивая к открытым солнечному свету березнякам. Торжественные колонны строевого сосняка перемежались кедровником и густыми зарослями орешника. В открытые окна врывался тёплый ветерок, наполненный одуряющим запахом смолы и хвои. Прямо перед носом машины перебегали дорогу полосатые бурундуки, по крыше кабины стукали оброненные кедровками шишки. Витьке это напоминало российскую глубинку, куда он однажды выбрался с однополчанами пострелять уток. Сдержав невольный вздох, он закурил сигарету.

Сейчас они  возвращались с центрального космодрома Тартара, где представитель службы снабжения заключал контракты на поставку продовольствия. В кузове бугрились набитые под завязку мешки.

– Сейчас груз сдадим и в столовую… – размечтался Витька, небрежно положив руки на руль.

– Не рассчитывай, – хмыкнул тевтон. – Для начала в душевую загонят, а потом переодеваться. У начальства просто «бзик» на чистоплотности. Я сам люблю чистоту, но каждые сутки стирать форму….

– Не думаю. Тут что-то другое, – покачал головой Витька.

Крутой поворот и машина мягко подкатила к воротам базы. Выскочивший из караулки солдат распахнул створки ворот и они въехали на территорию. Поставив авто под разгрузку и разместившись на лавочке, оба с наслаждением прихлёбывали баночное пиво, которое пока ещё выдавали им из прежних запасов. Стояла тишина. Раздавшиеся неожиданно вопли и рёв многих глоток грубо вернули их к прозе жизни. Они увидели, как с ближайшей горушки посыпала разношёрстная толпа вооружённых людей и кинулась на ограждение периметра.

– Вот придурки, – скривился тевтон. – Если укрепление кажется доступным, не верь глазам своим.

– Ничего, – спокойно отозвался Витька, переворачивая над открытым ртом банку. – Сейчас их угостят по-полной.

Яркие вспышки живых факелов, воздух огласили пронзительные вопли, и толпа отхлынула. Но со стороны ворот донёсся звук боя и тишину разорвал сигнал тревоги.

– Чёрт, вечно нам везёт, как утопленникам, – сплюнул Витька, на бегу выхватывая оружие.

– Как всегда, – скривился Гюнтер. – Любой падающий кирпич наш.

Потом разговаривать стало некогда. Через рухнувшие под напором ворота на территорию хлынула пёстрая толпа. С первого взгляда было ясно, что она состояла не из лучших представителей местного населения. Тати, конечно, это и к бабке не ходи. Так их, кажется, называют в этом мире. Воспользовавшись своей многочисленностью, банда, наглая от безнаказанности, рассыпалась по территории базы. Падали нападавшие, падали и защитники, тут и там уже схватились в рукопашную, катаясь с руганью по земле. Пару минут спустя стало ясно, что налётчики, в первую очередь, рвались на контейнерную площадку.

Прикрывая друг другу спину, они ещё успели увидеть, как несколько прорвавшихся татей, уцепив пару контейнеров, загрузили добычу на телеги и поспешно покинули место боя. Остальные продолжали наступление, видимо, имея приказ о полной «зачистке» базы. Сказывался численный перевес, и защитники гибли один за другим. Ситуация становилась всё безысходней, и тогда начальник базы, подскочив к контейнерам, стал распахивать створки. Подбежавшие солдаты, вытаскивая прозрачные упаковки, срывали пломбы и выпускали чудовищ.

То, что произошло потом, словами описать было невозможно. Активированные «богомолы» превратили место схватки в форменную мясорубку. Твари, сколько помнили Витька с Эрихом, никогда на своих солдат не реагировали. Сейчас они нападали на всех подряд, и первой жертвой пал сам командир, их выпустивший.

Гюнтер, оказавшийся в самой гуще событий, с ходу снёс лучом башку летевшему прямо на него «богомолу». Чудище, пролетев, по инерции, ещё несколько метров, рухнуло, суча конечностями, прямо перед ним. Эрих, едва успев отскочить, оказался между двумя мутантами. Понимая, что не успевает, он резко поднял излучатель, но оба чудовища, пролетев мимо, у него на глазах растерзали несколько человек, не делая различия между «своими» и «чужими».

Витька оказался в такой же ситуации. Перезаряжая свой «Штерн», он на несколько секунд остался безоружным в самой гуще свалки. Однако, несмотря на это, «богомолы», безжалостно пластая любого, кто попадался на пути, проявляли по отношению к нему полное равнодушие. Не задумываясь об этих странностях, он стрелял и в них, и в разбойников, пока стрелять стало уже просто не в кого.

Они стояли вдвоём среди изуродованных, рассечённых на куски, трупов, и ничего не могли понять. Весь личный состав базы погиб, «богомолы», упорно игнорируя их присутствие, гнались за убегавшими к воротам татями. Мощный взрыв отбросил их на преследователей. Новые вопли и треск разрываемой плоти слились в один жуткий шум, ещё один рывок к воротам, и второй взрыв откидывает выживших татей на «богомолов».

Больше никто и никуда не бежал, некому стало. Наступила гнетущая тишина, нарушаемая только шорохом шагов гигантских насекомых. Успокоившиеся мутанты замерли под тёплыми лучами солнца, и только несколько особей медленно курсировали по территории базы. И, кроме них, не видать ни одной живой души.

– По-моему, Вик, базе полный капут, – разлепил пересохшие губы Гюнтер.

– Убираться надо, – шаря по поясу в поисках фляжки, пробормотал Витька.

– Куда?

– Через портал на Арктиду, – кивнул он в сторону приземистого строения. – Тут уже ловить нечего.

Хлебнув из фляги по паре глотков, они двинулись к порталу, осторожно ступая среди месива из человеческих останков. Дёрнувшиеся, было, им навстречу, твари, опустив окровавленные конечности-пилы, спокойно пропустили их мимо.

– Вик, почему они не нападают на нас?– повернул к нему лицо тевтон.

– Без понятия. Одно скажу: нам сегодня, ну оч-чень, повезло.

Уже закрывая двери в помещение, где находился портал, Витька мельком увидел идущих по территории базы вооружённых людей. Чудовища, как ни странно, относились к ним совершенно индифферентно, но стоящий у пульта управления Гюнтер торопил, не давая времени задуматься. Им для полного счастья не хватало только нарваться на возможных «чистильщиков». И только выходя  под ясное небо Арктиды, до него, наконец, дошло, что его так насторожило. Один из ходивших по разгромленной базе был сержант Камински, что накануне отвозил партию счастливчиков на отдых. Потому, видимо, и уцелел….

Глава 5. Мелкие хлопоты по серьёзным делам.

…Сапсан сидел, глядя в экран вычислителя. Ну, хорошая новость, дальше-то что? Как раз тот случай, когда голодный находит в лесу кусок золота. Он бы его на простой кусок хлеба обменял, если бы было у кого. А так сдохнет от голода, зажав в руке кусок бесполезного металла. Он снова перевёл взгляд на «окно».

«…анализы грунта тщательно исследованы. Можно утверждать с большой долей вероятности, что запасы аргеллиума не просто велики, они огромны. Разработка в промышленных масштабах, по предварительным подсчётам, многократно окупятся ещё на первых этапах добычи. Старик»

Аргеллиум… Это базовый элемент всей экономики и промышленности Арктиды. И стоит он чудовищно дорого. Все его рудники наперечёт известны и охраняются так, что на Главную Казну посягнуть, и то дешевле. В любое другое время это была бы новость, поистине, вселенского масштаба. Да и сейчас, если он озвучит её, Совет Старейшин возрадуется. И его щедро вознаградят. Или, наоборот, «зачистят» так, что и ворон костей не сыщет. Коли связались с «изгоями», чего от них ещё ждать? Карган, это та ещё рыбина….

Старика он внедрил в ряды этих ненормальных переселенцев, когда только был брошен клич о «единении с дикой природой». Что им, тут природы мало? Материк заселён, от силы, на треть. А им дикую подавай! На Латоне она, конечно, такая дикая, что дальше просто некуда. «Изгои» её в своих отчётах иначе, чем «зелёный ад», и не величают. Они там за восемь дней человек тридцать потеряли. И один корабль из двух подняться не смог, засосало его в почву. Так что, тех, кто на этом корабле был, можно смело числить в потерях, не ошибешься.

Старик тогда подвернулся весьма кстати. Ну, как, скажите на милость, найти агента среди этих, больных на всю голову? Чтобы согласился податься с благополучной Арктиды на Латону?! Были, конечно и раньше такие призывы, но далее Кирса ещё ни один любитель дикости не забрался. Старик, в общем-то, оказался на этом сборище случайно. Более того, он спорил с этими «дикарями», доказывая, что выживание в таких экстремальных условиях совсем не полезно для человека. Слава Роду, что главный «дикарь» кротким нравом не отличался. Два года за увечье в «яме» отсидел.

Вот и здесь, когда аргументы кончились, Грузило не растерялся. Размахнулся и врезал оппоненту. Точнее, попытался… потому что через секунду уже валялся под столом с хорошей «гулей» под глазом. Хазар, присутствующий при этом, шанса не упустил. Мигнул стражам и оба спорщика предстали пред светлые очи Сапсана, тогда ещё заместителя покойного Одина.

Старик, побивший Грузило, оказался не только одиноким, но и очень понятливым. Да, строго говоря, чтобы выбрать между тремя годами «ямы» или острога и сотрудничеством с Порубежной Службой, много ума не надо. Не мудрствуя лукаво, Сапсан присвоил ему псевдоним Старик. Тот не возражал и, ещё сидя в «холодной», не только помирился с Грузилом, но и вошёл к нему в доверие. Сыграли роль фундаментальные знания бывшего оппонента. Сейчас он, уже много лет, был «правой рукой» Главного Наставника, как стал именовал себя Грузило.

Спустя несколько лет выяснилось, что Главный Наставник, соловьём разливаясь про единение с природой, просто морочил своим подопечным головы. Оказавшись на Латоне, он тихо и плавно подвёл людей к мысли, что нужно не просто здесь жить, но и стараться улучшить свою жизнь. Здесь много уговоров не потребовалось. Увидев «дикую природу» воочию, даже эти идеалисты мгновенно сообразили, что «слиться» с нею можно только одним способом – растворившись в желудке первого попавшегося хищника.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6