Вера Добрая.

Избранная для Волка



скачать книгу бесплатно

Мия

– И кто это тут у нас… – смеётся худая женщина, оголив кривые чёрные зубы.

Я крепко сжимаю руку сестры, которая практически перестаёт дышать под пристальным взглядом колдуньи.

Мне самой невероятно страшно, но я не показываю этого, не подаю вида, чтобы не пугать мою Ию ещё больше. Из нас двоих кто-то должен быть сильнее, иначе мы никогда не выберемся из этого места.

– Мы пришли… – начинаю и голос срывается, пропадает, но я прочищаю горло и продолжаю, потому что назад дороги нет, назад только смерть. -… за помощью.

– Конечно за помощью! – недовольно хмурится женщина и обходит нас с сестрой по кругу, оглядывая с ног до головы. – Никто не приходит к старой Захре просто так.

– Вы… Вы поможете нам? – тихо шепчет за моей спиной Ия и прижимается ко мне ещё сильнее.

– Так похожи… словно две капли воды… – задумчиво выдыхает Захра и поднимает длинным пальцем лицо сестры за подбородок, чтобы пристально посмотреть ей в глаза, сестра громко сглатывает и замирает.

Я чувствую её страх и ужас, он передаётся каждой моей клеточке, так было всегда, с самого рождения мы словно одно целое разделённое пополам, не в состоянии существовать друг без друга.

Колдунья отпускает Ию и та облегчённо выдыхает, её лицо снова становится мокрым от слез и это мне не надо видеть, я знаю, я чувствую…

Захра обращает свое внимание на меня и теперь пристально смотрит в мои глаза, её чёрные слегка мутноватые зрачки пульсируют, завораживают, пугают, пронизывают до самых костей, но я без страха смотрю в них, потому что приняла решение.

– Такие одинаковые снаружи и такие разные внутри! – оставшись довольной нашими переглядами, цокает женщина и уходит в сторону своего грязного деревянного стола, на котором стоит огромным котелок с дымящимся и источающим зловонье колдовским зельем .

– Так Вы поможете?! – продолжаю стоять на своем.

Выводы колдуньи мне не интересны, потому что я знаю все это с самого детства. Все 12 лет мы с сестрой слышим подобное. Сначала от родителей, потом от няни, а после от надзирательницы, которая обязана следить за нами до совершеннолетия и подготавливать к смотринам.

Не смотря на то, что мы с сестрой близнецы, внутренне мы абсолютно разные. Ия – добрая, мягкая, послушная девочка, готовая смириться со своей участью стать невестой одного из сыновей лорда Варла и всю жизнь прожить опустив голову, выполняя все его мерзкие требования и желания. Старинный род чистокровных оборотней всегда относился ко всем остальным с пренебрежением, не в зависимости люди это или полукровки. Своих женщин эти твари ни во что не ставят, издеваются над ними, используют для своих утех и грязных фантазий, объясняя это тем, что достойных просто напросто нет. Оставшаяся часть оборотней сплошные полукровки, кровь намешана во много поколений и по сути волчьего осталось очень мало.

Женщин – сильных полукровок практически на осталось, а значит вид оборотней стоит на пороге вымирания, потому что обычные люди не могут произвести потомство от сильных и могучих оборотней, а если могут, то «не того качества», как выражается лорд Варл. Не знаю каким образом получилось, что в бедной деревеньке, заселенной несколькими десятками голодающих людей появились мы с сестрой. Близнецов, тем более девочек, не рождалось очень давно и по словам старого колдуна-целителя это знак, что именно нам с Ией суждено стать жёнами сыновей лорда и начать новый виток в нашей эпохе, будто только мы способны дать достойных наследников, возродить род чистокровных оборотней, которые обладали невероятной силой и выносливостью.

Как только про нас стало известно в замке, на нашу семью сразу обрушилось несчастье. Родителей убили, потому что те не хотели отдавать своих детей на растерзание Волкам, а нас забрали и поселили в старом, неуютном доме неподалёку от замка вместе с женщиной, которая и стала для нас новой семьёй. Она же и рассказала после эту невероятно страшную историю, когда нам с Ией исполнилось по семь лет. Тогда мы не понимали до конца, что нас ждёт, не знали, кто такие эти Волки и что означало для девушки стать для него женой. Всё изменилось, когда нам исполнилось десять. Няня как обычно кормила нас завтраком и читала очередную книгу, найденную в пыльном тёмном подвале , куда Ия боялась спускаться, как в принципе как и няня, меня же не пугала темнота и неизвестность. Наоборот, мне хотелось узнать, что таят в себе эти молчаливые тёмные стены.

Подчинённые Варла ворвались в дом неожиданно и стремительно. Просто схватили нас с сестрой и, посадив на лошадей, увезли в замок, где передали нас, как пойманных зверушек, надзирательнице Наяде, которая не имела ни капли сострадания и жалости к бедным испуганным детям…

– О какой помощи именно вы просите? – мешая палкой зелье, не оборачиваясь спрашивает Захра и довольно втягивает запах исходящий из котелка.

– Мы хотим, чтобы вы помогли нам избежать участи стать жёнами сыновей лорда Варла. – прогнав воспоминания, отвечаю я и делаю шаг в сторону колдуньи, оставляя испуганную сестру позади себя.

– И чем же плоха подобная участь? Слышала эти Волки невероятно мужественны и красивы. – хмыкает Захра, видимо удивлённая просьбой девочек. – Каждая мечтает вырваться из нищеты и поселиться в замке, а уж разделить жизнь с древним родом, иметь честь служить им – это просто невероятное везение.

– Вот и служите им, а мы не намерены. – огрызаюсь и отступаю назад. – Поможете или нет?

– Мне не сносить своей старой головы, если помогу вам.

– Пожалуйста … – обескровленными губами шепчет Ия, и я беру её за руку. – Пожалуйста, давай уйдём. Может удастся вернуться незамеченными и нас не накажут.

– Я открою портал, но силы у меня осталось не так много, поэтому пройти сможет только одна из вас. – копошась в каких-то банках и склянках, выдыхает Захра, а моё сердечко больно сжимается внутри .

Что-то подобное я предполагала, но гнала прочь эти мысли, не хотела себя расстраивать и пугать раньше времени сестру, она тогда точно бы не согласилась пойти к колдунье. Ия готова смириться, а я нет! Я готова сражаться за нас обеих, но если мы разлучимся, это будет очень сложно сделать.

– Хорошо. Пойдёшь ты, Ия. – твёрдо отвечаю я, пока Захра бормоча себе что-то под нос, махает руками, открывая светящийся портал в неизвестную, но новую жизнь.

– НЕТ! – вырывается сестра и отбегает к двери. – Я без тебя не пойду! Я не хочу, я не смогу!

Ия обнимает себя за плечи и рыдает в голос, понимая, что я не отступлюсь.

– Мы встретимся, обязательно, только позже! Обещаю. – успокаиваю дрожащую от слез сестричку и веду за руку к порталу.

– Быстрее, времени мало. – торопит колдунья, и я уже хочу толкнуть Ию в переливающийся свет, но шум отвлекает меня.

Дверь с грохотом открывается, и в хижину Захры врываются стражники Варла. Они трансформированы, тяжело дышат, видимо от долгого бега, с их клыков капает слюна, а глаза горят неприкрытой злобой.

– Ах… – испуганно кричит Захра и пятится назад, неуклюже цепляясь за край стола, от чего котелок переворачивается и на пол с дымным шипением выливается ярко-зелёная жижа зелья.

Один из полукровок хватает Ию за шкирку её туники и поднимает , от чего та начинает задыхаться и хрипеть, я бросаюсь на помощь, стараясь вырвать сестру из лап мерзкого полуволка, но тот бьёт меня наотмашь, и я отлетаю в сторону портала, смутно слышав последний истошный крик единственного родного существа.

– МИЯ!!!!

***

Зеленая Долина

Открываю глаза и расслабленно выдыхаю. Снова этот сон… Такой явный, приносящий боль, разрывающий моё сердце на части. С того момента прошло восемь лет, целых восемь долгих лет я не вижу и не знаю ничего о своей сестре, которая так и осталась там в хижине колдуньи, а я была заброшена через портал в чудесное невероятной красоты место. Здесь так хорошо и спокойно, яркое солнце, чистый воздух и необъятные зелёные луга. Все здесь идеально для жизни , но я не могу в полной мере насладиться этим раем, моя душа болит и горюет о моей любимой несчастной сестрёнке, которая осталась там, в лапах мерзких оборотней. Что они сделали с ней? Жива ли она?! Боль утраты не уменьшилась ни на грамм, словно это было вчера, но я точно чувствую, что Ия жива.

Портал перебросил меня в земли магов, но не таких, какой была Захра, они не варят зелье, не вырезают глаза у лягушек и не занимаются прочей неприятной деятельностью. Природа, из неё они черпают свои силы. Могут управлять стихиями, разговаривать с животными, они могут любить… По-настоящему, так, как мы всегда мечтали с Ией, но тут я оказалась одна и теперь вынуждена мучаться от угрызений совести и печали, которые не дают мне в полной мере насладиться новой жизнью.

– Ты снова видела этот сон? – спрашивает Зен и присаживается на край кровати, касаясь моей руки.

Этот парень снова входит не постучавшись, чем портит моё настроение ещё сильнее.

– Нельзя врываться без стука в мою спальню, Зени, нам уже не по 12 лет! – недовольно отвечаю, вырываю свою руку и натягиваю тонкое одеяло до самого горла.

Ночами бывает жарко и я иногда сплю в одной тоненькой почти прозрачной сорочке.

– Прости, Мия. – парень краснеет и поспешно поднимается на ноги. – Просто ты снова кричала, я подумал…

Семья Зена приютила меня, когда моё тело вышвырнуло из портала прямо на их стол, когда те собирались ужинать. Мама Лори и папа Уен оказались очень милыми людьми, выслушали, поняли и не прогнали. Мы с Зеном стали как брат и сестра, постоянно проводили время вместе, он помогал мне справиться с тоской по Ие. Но время прошло и мы выросли. Зен из маленького худого подростка превратился в высокого красивого парня с длинными пепельными волосами и ярко-голубыми глазами. Всем своим видом он походит на эльфа, только уши у него без острых кончиков. Я тоже изменилась, как и взгляд моего названого брата. Зен теперь смотрит на меня с интересом, даже с любовью, но не той детской , а взрослой, с какой мужчина смотрит на женщину, которую желает. К сожалению чувств парня я не разделяю. Совершенно ничего не чувствую к нему и поэтому не хочу сближения, не хочу давать ему ложные надежды.

– Ничего. Просто впредь не делай этого.

– Ты пойдёшь сегодня на праздник? – оборачиваясь с надеждой спрашивает парень.

– Не знаю. Не думаю, что в этом есть какой-то смысл. Вряд ли зеркало покажет мне моего суженого , я ведь не из этого мира, а значит…

– Я уверен смысл есть. И ты давно стала частью нашего мира. Мама уже накрыла на стол. Спускайся завтракать, а после я отвезу тебя на ярмарку.

Зен ещё раз окидывает меня обожаемым взглядом и тяжело вздохнув, выходит. Ну вот и чего тебе нужно, моё непослушное сердце?! Почему упорно молчишь и не хочешь ответить такому хорошему, честному и доброму парню взаимностью?

Быстро умываюсь, собираю волосы на макушке и повязываю на голову косынку. Я уже привыкла прятать свою копну ярко-рыжих волос от чужих глаз, потому что здесь это в диковинку. Мне не нравится с каким любопытством на меня смотрят прохожие на ярмарке, потому что тут преобладает в основном белый и пепельный цвет волос, как у Зена и его родителей. Иногда встречается русый или темно-русый цвет, совсем редко каштановый, но эти маги считаются уже довольно старыми и живут они в глуши далекого леса, полностью уединившись с природой.

Мои зелёные глаза тоже привлекают внимание, но их скрыть я к сожалению никак не могу, стараюсь просто особо не смотреть по сторонам и уж тем более прямо в глаза.

Я другая, иногда особо отчётливо ощущаю, как кровь начинает практически закипать в жилах, и все кости горят огнём. Становится тяжело и даже больно дышать, но я собираюсь с мыслями и успокаиваюсь, разговариваю с воздухом, как учила мама Лори. Это всегда безотказно помогает мне придти в норму, но магические способности не открываются, как я не старалась. Я понимаю, что во мне нет крови магов, но очень хочу научиться хотя бы чему-то, чтобы попытаться связаться с сестрой, не на одну минуту не прекращаю надеяться на нашу встречу, потому что я обещала.

Одевая удобное и, как оказалось, такое нужное белье, понимаю , что этот Седьмой мир мне нравится ещё больше. Такой роскоши в том, откуда я пришла нет, женщины носят широкие грубые накидки до самых пяток, а те, которые живут в замке лёгкие туники , чтобы чистокровным было лучше и удобнее их тискать.

От неприятных воспоминаний меня слегка передёргивает и я прогоняю эти мысли, стараясь на думать, как сейчас мучается и страдает моя любимая Ия. До 18 её точно не трогали, но после совершеннолетия прошло уже два года. Какому сыну она досталась? Или может несчастная попала в лапы к обоим, так как вторая сестра исчезла?!?

От этого становится ещё хуже и я смахиваю горькую слезу со щеки. Одеваю штаны, которые прилегают к телу, как вторая кожа и рубашку, подпоясав её широким плетёным поясом. Благодарна, что Лори сплела его для меня из тоненьких мягких веточек, чем-то напоминающих ворсинки шерсти. Вероятно тоже использовалось какое-то волшебство, но я к такому за 8 лет уже привыкла, как и к тому, что стоит мне придти на ярмарку, взгляды покупателей и искателей чего-то диковинного заостряют свое внимание на мне. Даже спрятав волосы и опустив глаза, все равно заметно отличаюсь. Все жители Зелёных Долин имеют достаточно высокий рост и худое телосложение, женщины вообще, как тростинки. Я же напротив обладаю небольшим ростом, чуть больше чем 63 дюйма, да и формы мои значительно выделяются на фоне местных девушек. Лори даже специально шьет мне белье на заказ, потому что таких больших размеров тут нет. Конечно на мне все смотрится уместно и гармонично, я не считаю себя какой-то несуразной или дурнушкой, но слиться с толпой к сожалению не получается .

После завтрака Зен помогает мне сесть в повозку, грузит туда корзины с яйцами, сыром и мешочками с засушенными душистыми травами и садится рядом, взяв в руки поводья.

– Сегодня заберу тебя пораньше, Ми, чтобы ты успела подготовиться к празднику единения. – трогаясь говорит парень и улыбается, глядя на меня, в его глазах продолжает плескаться надежда на то, что в предсказательном зеркале мы увидим друг друга.

– Я ещё не решила пойду или нет. – хмурясь отвечаю и недовольно складываю руки на груди.

Совершенно не нравится, что парень начинает давить на меня и навязывать свое мнение.

– Не думаю, что в этот раз получится по твоему. Мама уже забрала у портнихи платье, которое заказала для тебя пару недель назад. – ухмыляясь отвечает Зен и взмахивает поводьями, подгоняя лошадь.

Закатываю глаза и стараюсь удержать нарастающее возмущение внутри, я благодарна этим людям за добро и крышу над головой, поэтому стоит хотя бы раз наступить на горло своей натуре и выполнить то, что от меня требуют, даже не требуют, а скорее настоятельно просят. Лори и Уен тоже надеются, что зеркало в этом году покажет предстоящую свадьбу и судьбу их сына, совершено не против того, чтобы там отобразилась я.

Ия

Заплетаю волосы в свободную косу и устало выдыхаю. Каждый день я просыпаюсь и мечтаю, чтобы он скорее закончился.

После исчезновения Мии в тот злополучный вечер, моя жизнь превратилась в сущий ад. Наяда рвала и метала, рычала диким зверем, выпуская свои ногти и клыки, мечтая расцарапать моё почти бездыханное тело, которое полукровки бросили в темницу за побег. Лучше бы меня убили на месте, вместе с рыдающей Захрой, я не видела её гибели, но уверена, что так и случилось.

Не знаю сколько я провела в холодной сырой клетке прежде, чем ко мне явился сам лорд Варл в сопровождении двоих своих сыновей, которые ужасали и пугали меня до онемения конечностей. Огромные, они возвышались надо мной как три скалы, слепленные из одних мускулов и мышц, а чёрные глаза пронзали до костей, заставляя дрожать от исходящего от них в мою сторону презрения и чувства превосходства. Я ощущала себя тогда насекомым, которое с лёгкостью раздавит один из них, такой же я ощущаю себя и сейчас, но за два года я научилась с этим жить, научилась слушаться и принимать свое положение в этом замке и в этой семье. Радуют только мысли, что Мия смогла этого избежать, её строптивый характер осложнил бы жизнь нам обоим, а возможно и вовсе лишил давно бы жизни. Надеюсь, что моя любимая сестрица счастлива, а я… Я нормально, жива и ладно. Не знаю другой жизни, и вряд ли когда-то узнаю.

Внутри нарастает страх, а значит мне пора спускаться к столу. Поправляю поясок на тунике, смотрю ещё раз в зеркало и покидаю свою комнату, которая конечно значительно отличается от той коморки, в которой я жила до совершеннолетия.

Иду по коридору и прямо ощущаю, как массивные стены из красного кирпича давят на меня. Не смотря на день , в замке всегда полумрак, который освещается множеством факелов. Всегда так душно, потому что окон нет, лишь на верхних этажах, куда мне запрещено входить и в кухонной комнате, чтобы кухарки не угорели в дыму и гари. Огромная массивная мебель, которой много лет, угнетает, вся эта средневековая роскошь не радует мою душу, я хочу просто свободы, ощутить голыми ступнями прохладную траву, покрытую росой, но в данном месте давно нет подобного, только голые серые камни, такие же бездушные, как и хозяева этого замка.

По лестнице спускаюсь быстро, стараясь не привлекать особого внимания к своей персоне, тихонько прошмыгиваю по гостиной и сажусь на большой резной стул рядом с Альварсом, младшим сыном лорда и моим мужем.

– Почему твоя женушка снова опоздала , брат? – недовольно усмехается Оден и с грохотом ставит кубок на стол.

Я опускаю глаза и вжимаюсь в спинку стула, желая раствориться в воздухе. Мой муж жесток и относится ко мне как к вещи, но его брат обращается со мной намного хуже. На церемонии по праву первенца он должен был на мне жениться, но он прилюдно отказался от меня, уступив моё тело и душу младшему брату, сказав, что не желает делить постель с таким никчёмным созданием как я, и уж тем более иметь от меня детей.

Альварс оказался менее брезгливым и с радостью принял столь щедрый подарок в виде меня, оттащив свое «приобретение» сразу после обряда в свою спальню, где пользовался мной долго и жестоко так, как хотел и куда хотел, не обращая внимания на мои слезы, крики и больные стоны отчаяния.

После брачной ночи целительница колдовала надо мной пару дней, заявив, что мне несказанно повезло и организм имеет склонность к регенерации, что обычным людям не под силу, а мне было все равно, я хотела умереть тогда.

– Брось, Оден. Ты ведь не умер с голоду пока ждал прихода Ии. Ты вообще не считаешь нужным никого ждать, даже меня с отцом. – отмахивается мой муж и бросает обглоданную косточку на тарелку.

Я не против, что меня никогда не ждут, начинают трапезу всегда без меня и заканчивают, не спросив сыта ли я или нет. Была бы вообще рада, если бы мне позволили питаться на кухне среди прислуги, где хотя бы меня считают человеком, а не вещью.

– Всё же я считаю, что тебе стоит научить эту девку манерам. – с рыком отвечает Оден, и грудную клетку обдает жаром. Я не вижу, потому что против правил поднимать глаза и смотреть на Волков, но я чувствую с какой ненавистью смотрит на меня брат мужа.

– Хорошо, брат. Сегодня проведу с ней воспитательную беседу. – издав смешок, отвечает Альварс и нагло сминает рукой мою грудь, оставив на белоснежный тунике жирное пятно.

Мне больно, но я не издаю ни звука, проглотив обиду и унижение в очередной раз. Гостиная заполняется громким зловещим смехом всех присутствующих, а у меня слегка плывет перед глазами. Почему? За что они себя так ведут? Я ведь выполняю все их приказы с того самого дня, когда мне дали возможность сделать выбор, сидя в клетке. Остаться в живых, принять свою судьбу и стать достойной древнего рода семьи Акфондофф, либо же отправится на растерзание низшим слоям оборотней, сидевшим в темницах долгие столетия, совершенно забывших о своей людской части своей натуры. Выбор был очевиден, я склонила голову и смирилась со своей несчастной судьбой.

– Прошло два года, а эта так и не забеременела . – хрипит самый старший из Акфондоффоф и поспешно запивает вином свой начинающийся кашель.

– Ещё есть время, дед. – виновато стиснув зубы, отвечает муж и бросает в мою сторону недовольный взгляд.

– Скорее всего этот знахарь выдумал все, чтобы сохранить свою бесполезную жизнь и девка обычная, как многие её предшественницы. – вставляет свое слово Варл.

Все обсуждают меня, не обращая внимания на моё присутствие, ни кого не волнует то, что я из-за стыда не могу ни есть, ни пить, и если бы не кухарка, которая подкармливает меня, то я давно бы умерла.

– Поэтому, братец, вышвырни её из нашей семьи и отправь ко всем остальным наложницам в дальнюю часть замка. – протягивает противным, слегка писклявым голосом двоюродный брат мужа, который из всех меньше всего похож на Волка. Его тельце слишком щуплое по сравнению со всеми остальными, а уж с Оденом, он вообще смотрится , как подросток, а не взрослый мужчина.

– Ты положил глаз на мою самку? – удивлённо спрашивает Альварс, и за столом воцаряется гробовая тишина. Кажется лишь быстрые гулкие удары моего сердца эхом отдаются по всей комнате.

– Ну вообще-то она ничего такая. Я бы поиграл с ней пару раз, но не беспокойся, мне вполне хватает своих шлюх.

В ушах звенит , сегодня все ведут себя более омерзительно, чем обычно. Щеки горят, а глаза щипят, слёзы так и просятся вырваться наружу, но я сдерживаю их, потому что дала слово, что стану покорной и приму любое их решение касаемо меня.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

сообщить о нарушении