Вера Авалиани.

Исполнение мольбы



скачать книгу бесплатно

– Мы ничего не будем больше делать с Жиз. Подчеркиваю – «Мы» – ничего. А просто ты покинешь ее, оставив тому, кого она через слово поминает – нечистой силе.

Ангел Жиз заплакал, поскуливая.

– Я должен был хранить ее лучше, – он словно порывался броситься на помощь, размахать крыльями ядовитые пары вокруг своего бывшего охраняемого объекта.

Но она этого не хотела, делала все поперек внутреннему голосу. И совершила столько зла, словом и жестом остановил его Ангел Клода.

– Тебя приставят совсем скоро к новорожденной девочке, у которой на руке похожий след борьбы против всех – не подкачай с ней, используй накопленный с Жиз опыт, чтобы такое не повторилось.

Ангел Жизель тяжело захлопал крыльями, медленно и по какой-то корявой траектории улетая с собрания с потухшими энергетическими крыльями. Будто наказывая себя, он завис под холодным мелким дождем, моросящим над огромными волнами Атлантики. Так, когда-то человеком он вставал под холодный душ, когда его лупила толстая, огромная, как гренадер, жена и ему было больно. Но он терпел, потому что любил общего мальчика. И, в конце концов, супруга забила насмерть прототип Ангела. Поэтому именно его и пристроили к Жиз, поскольку он «на своей шкуре» узнал «схожий материал». И вот – опять поражение.

Он кинулся на соседнюю тучу, как другие в разобранную постель и зарыдал, пытаясь стучать кулаками по столь непрочному материалу, как пар в воздухе…

– И все таки я останусь пока при Жиз в качестве хотя бы наблюдателя.

Ангел Клода долго смотрел вслед Ангелу – неудачнику, но потом собрался с силами и переключил внимание на того коллегу, с которым теперь придется работать в паре.

А тем временем классический красавец – ангел Софьи – чуть резковатый малый, попавший в Ангелы из одного парня, который поймал на тротуаре выпавшую из окна малышку, и сам погиб от удара об асфальт под ее тяжестью, согласовывал действия с Ангелом Клода:

– Но таких мужчин, какой Соне понравится, во всем мире даже не один процент, а один человек! Он не должен быть нормально функционирующим мужчиной, но при этом секс любить не должен, ему нужно уметь жалеть и спасать, не будучи Ангелом. И среди искомых типов только твой Клод в несчастливом браке с плачевным концом. Так что выбор Престола очевиден, его кандидатуру утвердили.

– А согласований сколько! Ужас! Может, пусть Клод эту свою Жиз сперва убьет, а потом мы его извлечем из прежнего сюжета? Вот уж демонстративный случай, иллюстрирующий поговорку: «ее легче убить, чем убедить».

Ангел Софьи задумался над этим поворотом сюжета в освобождении Клода для Софьи.

– Нет, нельзя. Он сойдет с ума от этого. И к тому же Софья после всех ужасов своей жизни не решится довериться мужчине, который свою жену убил хотя бы случайно. Ведь ей предстоит оказаться на ее месте.

Но тут, запыхавшись, на совещание вернулся озаренный идеей Ангел Жиз:

– Ребята, ну давайте как-то так все разрулим, что я за Жиз присматривать останусь.

Нравится мне эта чемпионка. И пусть она никого не убьет, как это планировалось! Жизель же любит Клода, как ненормальная.

– Почему «как» – она и есть ненормальная, – прокомментировал идею коллеги Ангел Клода. – И ее судьбу переписывать причин нет. Или… О, Боже, мы чуть не проворонили!!!

Эта Жиз сейчас попробует Клода пристрелить!

Ангел Софьи встрепенулся: – Попробуйте сделать, чтоб Жиз никого не убила. Когда там может произойти инцидент? – Да минут через пять.

Ангелы всполошились и повскакивали, накачивая крылья плотностью: так они словно бы надевают бронежилет перед операцией. Может, собой придется Хранимого заслонять от пуль.

Все трое Ангелов панически разлетаются за спины своих клиентов, но продолжают на ходу координировать свои действия, приставляя ко ртам раздвинутые в знаке победы пальцы, между которыми раздвигается мембрана, похожая на пленку от мыльного пузыря.

Хранитель Клода, быстро внушай своему подзащитному, что Жиз его не убьет. Пусть одумается и не стреляет в женщину. У него в бельевом комоде спрятан пистолет.

– Лучше своей снайперше внедри в голову мысль: надо сказать что-то нейтрализующее.

– Но что!!!

– Что она не хочет в тюрьму, например.

Ангел попытался. Но Жиз только упрямо замотала головой, не вняв совету.

Тем временем, вернувшись из больницы за своими вещами, Клод входит в спальню. Это место – плод больной фантазии дизайнера интерьеров, которого в свое время выбрала Жизель, заслуживает отдельного описания.

Спальня изначально планировалась, будто специально для того, чтобы сделаться самым фотогеничным местом трагедии. Этакий лакомый кусок для фото и видео криминальной хроники. На этом фоне кровь не была бы видна: красный пол, стены, одеяло в красно-черную клетку, лампы в виде двух скелетов со светящимися черепами. Ну и комоды в форме гробов, обитых черным бархатом. Клод сказал, что спать в этой комнате он не будет, и перебрался в детскую. Заодно и к ребенку удобнее было вставать.

К одному из комодов-гробов сразу же и подошел Клод с большою сумкой. Ведь ему для переезда на другую квартиру необходимо было собрать свои вещи.

Он с грохотом выдвигает ящик странного комода. И под кружевными трусиками, которые назло ему жена регулярно клала в его отделение, находит револьвер. Он брезгливо вышвыривает воздушное кружево на пол.

В этот момент жена его открывает глаза на огромной кровати, и похотливая гримаса сменяется испуганным выражением лица, хотя она не видит револьвер – он за спиной мужа, но лицо у нее сделалось подозрительным:

– Мне приснился сон, что ты хочешь меня убить. И я видела в комоде твой пистолет.

Клод не замечал раньше за Жиз проблесков ясновидения. Хотя его мысли она читала, как открытую книгу, иногда не приходилось ей ничего говорить. Поэтому то, что она вытворяла во время их брака, могло было быть намеренно провокационным. Непониманием тут и не пахло. Говорят, что очень любящие улавливают все импульсы, идущие от любимых. Видно, и от ненавидимых – ненавидящие – тоже…

Клод от слов Жизель вздрагивает и оборачивается, оставив револьвер лежать в ящике:

– Ты же знаешь, что я хочу, чтоб тебя любым способом не стало. Особенно потому, что вчера вечером я оставил крошечного пацаненка в отделении реанимации. Крупозное воспаление легких, плеврит. Да что там – он чуть нее утонул в коляске, куда налился дождь. Умоляю, не доводи меня до того, что я тебя пристрелю: оденься и уйди из дома. Я не хочу в тюрьму, я нужен сыну.

Жиз, осознав, насколько все серьезно, немного испугалась и стала придумывать ложь во спасение.

– А вот я не смогла бы тебя убить. – Фальшивым голоском маленькой девочки произнесла она, – Да, я могу убить кого угодно. Но любовь – она ведь сильнее смерти.

Муж идет к кровати и, наклонившись, трясет Жизель за плечи:

– Не люби меня! Я не могу тебе ответить тем же. Ты – чудовище. Я устал. Мы с тобой играем, как в плохом фильме никому не нужные роли. Ты живешь со мной из упрямства, чтобы доказать, что ты можешь вертеть сильным мужиком. Но терпение лопнуло – я ухожу.

Жиз вскакивает с кровати и гирей виснет у него на спине, поджав ноги. Что это – объятие или прием вольной борьбы?

Но Клод в гневе с силой расцепляет кольцо ее рук, и с некоторого расстояния кидает Жиз на постель, как ненужную вещь из шкафа: раздраженно и походя. И продолжает втискивать свои вещи в сумку.

– Но что на тебя нашло? – искренне недоумевает Жиз, – Поправится твой ненаглядный сыночек – Для Жиз ребенок ценностью никогда не являлся. И дальнейшие предположения она начинает строить, исходя из своих приоритетов: – У тебя есть другая?! – разоблачающим тоном начинает канючить Жизель. Сразу понятно, что всерьез о сопернице она не думает. Если на то пошло, если кто-то в мире и владеет сердцем этого мужчины, то это крошка Фредди. И именно от него Жиз всегда пыталась избавиться.

Не совсем намерено, но и не случайно она пыталась утопить малыша с самого рождения.

– У меня никого нет. И ты это знаешь, – выйдя из себя, заорал Клод на жену. Ему очень хотелось избить ее руками и даже ногами. Жиз слегка обескуражена таким заявлением: – А я? Я – то у тебя есть!

К сожалению. Он взял себя в руки с таким трудом, что понял – надо убираться подальше отсюда.

Клод переходит от комода к встроенной кладовке и скидывает в сумку детские вещи и памперсы:

– Ты не моя. Не моя!!! Мы мучаем друг друга. Ты – секс-символ, чемпионка по стрельбе, я – еще лучше. Я герой по профессии. Но формула, которую мы образуем вместе – очень ядовита. Мы больше не увидимся – надеюсь. Только попробуй оказаться за сто метров от меня, и я подам на тебя в суд за то, что ты чуть не утопила малыша. И ты сядешь в тюрьму!

Жиз упрямо сдвинула брови: – А как же клятвы про то, что только смерть разлучит нас? Я готова обеспечить тебе такой вид разлуки. Лицо ее сделалось похожим на лицо Медузы Горгоны. Она готова взглядом превратить в мужа в камень. Он, не оборачиваясь, почувствовал ее злую энергию:

Если ты нас с сынишкой найдешь – я тебя убью первым. Я уже был готов сделать это. Жаль оставлять малыша одного, отправившись в тюрьму за убийство. Клод хватает сумку и, не оборачиваясь, почти выбегает из квартиры.

Жиз возмущенно соскальзывает с кровати и заглядывает в ящик комода. Пистолет остался лежать там. И на нем отпечатки Клода! Изобразить что ли его самоубийство?

Жизель берет оружие в руки, и босяком и голая, устремляет за мужем, сбегающим вниз по лестнице их двухэтажного пентхауса к входной двери в квартиру.

– Так чем же ты меня убьешь, когда я тебя найду, – хищно улыбаясь, Жиз вертит в руках смертоносное устройство, которое кажется продолжением ее руки. И вся она для Ангелов становится в их глазах цвета пистолета. Черная изнутри.

Ангел Клода посмотрел сочувственно на Ангела Жиз:

– Ну что, убедился в том, что она уже давно не наша?

И тут Жиз прицелилась спускающемуся по лестнице Клоду в висок.

Ангелы обмерли. Кинулись закрывать Клода, сбивать пулю с курса. Получилось! Чемпионка промазала! И пришла от этого в ярость.

– Ну, делать мне после ее попытки убийства больше нечего, – прошептал Ангел Жизель.

Ангел Клода на этих словах встрепенулся, даже вспорхнул:

– Подожди. Последний раз попробуй на нее воздействовать. Вводи мегере в сознание мысль, что ее выстрел услышали соседи, и они скоро вызовут полицию.

Ангел Жиз просиял всем телом, делая пассы лицом в сторону своей подзащитной. Но возле нее энергетические крылья подпалились, и Ангел их отдернул.

– Нет, она настроена на то, чтобы повторить попытку и попасть в эту движущуюся мишень. Внутри Жиз только алая ярость – даже без слов…

– Что ж, обойдемся своими силами., – решительно взялся за дело Хранитель Клода, тут же ринулся внушать подопечному в три прыжка выскочить за дверь и нестись, что есть мочи.

Жиз вслед за мужем несется по лестнице с ованными перилами и пытается взять его на мушку среди переплетений узорного железа, в просвете между лестничными маршами из серого мрамора. Но мужчина несется, не оглядываясь, но вот приостановился на секунду – шнурок развязался.

Жиз прицелилась в голову, выстрелила, но Клод в это время еще ниже нагнулся над ботинком. Естественно, это Ангел его пригнул, буквально усевшись с размаху на голову подзащитного.

После этого Клод почти на корточках выскочил с лестницу в прихожую, за ней вызвал лифт. Жиз попыталась просунуть руку между его закрывшимися створками и снова выстрелила. Пуля срикошетила и едва не угодила в мужчину.

Но вот, наконец, Клод внизу современного замка и за его спиной щелкнул замок входной бронированной двери.

Ангел Клода даже за сердце схватился: – Чуть не упустили ситуацию. Интересно, что бы нам было за неисполнение мольбы.

Ангел Жиз все еще не ушел, понуро ожидая развития событий:

– Срочно пришлось бы искать кого-то другого для Софьи, – он устало пожал плечами. Крылья его потухли, посерели, весь он словно бы «сдулся».

– Я во всем виноват. Но почему мы не можем на этом свете так изменять людей, как на том. Почему всех не забрать из этой грешной реальности!

– Ну как почему – на том свете души – закрытые файлы, а на этом – открытые. И люди отчасти могут их корректировать. Для душ жизнь на Земле своего рода тест-драйв.

Жиз, тем временем, услышав, как гулко отозвался выстрел на лестничной клетке, резво заскочила обратно в квартиру, тихо прикрыв дверь. Не бегать же ей голой по улице! Итак, соседи слышали стрельбу. И что сделает муж? Вызовет полицию? Просто скроется?

Она заметалась по квартире, пучками вытаскивая белье из комода, как зелень из грядки, захлопала ящиками и дверцами сейфа. Словно в некой игре – что успею собрать, с тем и останусь – она пыталась рассовать по двум большим багажным сумкам, которые в прыжке, как баскетболист, сняла с антресолей.

Ангелы мрачно наблюдали этот балет одной актрисы, развернулись и удовлетворенно испарились из комнаты.

Ангел Клода прикинул, что ему давно пора за подопечным лететь, направлять его мысли в сторону того, чтобы он не спустил инцидент на тормозах, а обязательно заявил в полицию. Но испуганная, с ярко пылающими щеками Жиз была так красива, что нельзя было не понять ее Ангела, не желающего отступиться от этого почти рокового лица.

Красавица (она же Чудовище) Жизель, выволокла сумки из дома. Она окинула прощальным взглядом садик и фасад многоэтажного замка. Вспомнила, сколько надежд испытала, приехав сюда с мужем после свадьбы. Заодно подумала, каким стильным Клод был тогда. Правда, лицо новоиспеченного мужа было грустным. Но это выражение так шло ему.

Очнувшись от внезапной вспышки ностальгии, Жизель поправила шов на юбке, который сдвинулся при одевании впопыхах, туже затянула плащ. Плюнула на ладони и пригладила волосы. Хотя лицо с подтеками туши и размазанной помадой все равно не могло никого ввести в заблуждение на счет нормальности этой женщины.

Первое побуждение беглянки было: взять свою машину из гаража под домом и помчаться, куда глаза глядят. Но Жиз достаточно посмотрела фильмов о работе полиции, чтобы знать, что именно автомобиль ее и выдаст.

Ей надо поймать попутку – такси не устроит, ведь придется скрываться, а водителя можно допросить. А вот влюбчивого старичка с автомобилем на дороге бы подцепить не помешало, – мечтала Жиз, идя к сколько-нибудь большой дороге, потому что между высотными домами в их районе поймать попутку было проблематично.

Жизель просто спиной чувствовала, как одна из пожилых соседок смотрит ей вслед с испугом. Но не стрелять же в нее за это?

Но соседка-то свидетель… чего – свидетель! – вдруг обрадовалась Жизель: – убийства-то не случилось!!! Она ведь в Клода не попала! Тогда зачем вообще бежать?!

Но возвращаться не хотелось, хотя волочить сумку ей уже надоело.

Как вдруг из-за деревьев на повороте дороги показалось такси с зеленым огоньком.

В машине сидел похожий на гамадрила тип – с волосками в носу и ушах. Большой и вонючий.

Но Жиз это не смутило, а обрадовало. У такой обезьяны не может быть постоянной женщины. Нужно его соблазнить и обосноваться у него в берлоге. То есть, как там называется место, куда на ночь скрываются обезьяны.

– Едем или нет, – тем временем прокуренным голосом поинтересовался человекообразный.

– С вами – хоть на край света, – кокетливо ответила Жиз. И села на переднее сиденье, намеренно позволив юбке задраться, а плащу распахнуться на голой груди.

– На край – так на край, – неожиданно поддержал ее шутку водитель.

Ангел Жиз, увидев это, крикнул вслед уносящемуся Ангелу Клода:

– Ой, затормозил по ее просьбе странный таксист. Мужик он по виду зверский.

Боже, он, он… – Захлебывался словами в свой интуифон бывший Ангел Жиз.

– Ну что он? Спроси о мужике того, кто за ним стоит. – Посоветовал в ответ Ангел Клода по громкой связи.

– А никого рядом с таксистом нет. И черно, как в аду, вокруг него.

– В смысле, его ведут Те?!

– Он, он – маньяк!!! Он ее собирается убить.

Ангел Клода притормозил, вибрируя крыльями на холостых оборотах, размышляя, не повернуть ли обратно к Жиз. А потом сорвался с места лихорадочно – Прощай, друг! Мне срочно надо Клоду алиби обеспечить, раз таксист Жиз убьет. А то еще подумают в полиции на него, что сам грохнул жену. А Жиз…туда ей и дорога.

– Как ты можешь так говорить – ты же Ангел, – прошептал вслед ему бывший Хранитель Жиз.

– Кто сказал, что Ангелы всегда добрые. Мы – объективные.

Под воздействием манипуляций зависшего над Клодом его Ангела мужчина тормозит у обочины малолюдной дороги, берет телефон в руки, выходит из салона своей сияющей машины, и присев на капот, набирает номер полиции. Там занято. Повторяет. Пальцы не сразу попадают по нужным кнопкам. От жары все вспотело. Неприятно пахнет потом, как то по – другому, чем обычно.

– Страх так воняет, решил Клод. А раньше у него не было случаев так испугаться, не смотря на работу каскадером.

Над оливковой рощей слева от дороги, нещадно палит солнце. Воздух колышется от жара, как над костром, над нечетким полотном дороги.

Сюда Клод добрался почти мгновенно. Хорошо, что вывел машину из гаража заранее.

Он уже позвонил по дороге в отделение реанимации больницы, и ему сказали, что Фредди перевели в обычную палату, ему стало намного лучше. Поэтому туда заезжать Клод не стал, торопясь до вечера найти квартиру для съема. Нужно же будет куда-то привезти малютку, когда его вылечат.

И тут произошло соединение с полицейским участком. И Клод попросил прислать наряд по адресу, где в него стреляла жена.

С чувством выполненного долга он вернулся в машину и уверенно порулил в сторону центра Сиднея.

Надо было купить газету с объявлениями. Ноутбук свой он в спешке не взял с собой, так что на Интернет надежды мало.

– Эх, а там – столько информации, фотографий. Ничего, если повезет, вернусь за ним. Но не под пули же лезть!

Впереди показались небоскребы мегаполиса. Издали звуки машин на скоростных трассах образовывали некую мелодию, которую, подслушав этот своеобразный шум в Лондоне так точно воспроизвела группа «Пинк Флойд» в концерте «Стена». Там все виды транспорта словно пробирались сквозь туман.

Но в Сиднее мелодия кварталов была другой. Скорее «вжиканье» автомобилей на хайвеях напоминало больше произведение «Полет шмеля» Римского-Корсакова.

Не зря все же мама так упорно таскала меня в музыкальную школу, подумал Клод, въезжая в эту симфонию или какофонию центра Сиднея, вливаясь в нее, – Музыкантом я не стал. Но научил вслушиваться в окружающий мир. Но даже чтобы научиться понимать музыку, надо послушать ее много и разной. И Клод делал это денно и нощно, как бы живя все время в фильме. Он давно понял, что в кино мы так хорошо понимаем суть событий и воспринимаем сложность чувств из-за того, что получаем музыкальное сопровождение игры актеров. Так что Клод всегда, весь день, имел в ухе наушник плейера. И сейчас ему казалось, музыка его торопила.

Купив, наконец, газету объявлений в ближайшем киоске, Клод ткнул пальцем в первую попавшуюся строчку. Но по этому номеру было занято.

Подгоняемый тревожным ритмом мелодии, стучащим в ушах, будто в висках, одним за другим начинает обзванивать риэлторов. Кто-то не отвечал, где-то было хронически занято. Клод ненавидел куда-нибудь дозваниваться. Поэтому он начинает нервно ходить вокруг машины. Над ним нервно в противоположную сторону кружит его Ангел, зажав на удачу кулаки.

Скорее, скорее, ты должен встретиться с риэлтором и быть далеко от дома в тот момент, когда Жиз убьет маньяк, и ее найдут мертвой!!! заклинал Ангел своего подопечного.

И, наконец, почти подпрыгнув от нетерпения, клацанье в телефонной трубке свидетельствует, что кто-то в конторе риэлторов взял трубку.

– Это «Маастрих-недвижимость»? – обрадовался Клод тому, что дозвонился. – Мне нужно срочно снять квартиру. Или дом. Да… такой площади будет достаточно. Лучше, в престижном районе – там охрана сильнее. Где вы находитесь? Через десять минут буду.

Жиз так и не сказала таксисту, куда ехать, и он больше ни о чем не спрашивал. Вот он выехал на пустынную проселочную дорогу, она уходила за горизонт – и вокруг – не души.

Жизель самодовольно усмехнулась – не ошиблась она в этом водителе – хочет ее изнасиловать. Что ж, примем участие в ролевой игре.

Так ты профессионалка или как, покосившись на ее коленки, спросил волосатый громила.

Женщина, закатив глаза, рассмеялась призывно:

– Профессионалка я по стрельбе. Просто сбежала от мужа, чтобы не убил меня. Из ревности.

Мужчина обрадовался:

– Надо же… Значит, мне повезло.

Жизель не стала возражать:

– Довези меня до мотеля, сладкий. Сними номер на свое имя. И ты поймешь, что тебе не просто повезло, а очень повезло. – Она намекала на то, что гарантировано отдастся.

– Зачем нам мотель? – таксист стал говорить с ней еще более хриплым от предвкушения голосом.

– Ну, постреляешь в меня, например, – она недвусмысленно указала место «выстрела» между ног.

Но мужчина странно скривил рот и засмеялся:

– Да, есть у меня такое хобби – пострелять.

Он вдруг свернул с трассы на проселочную дорогу и остановил машину.

А потом… вынул пистолет и наставил на женщину.

Она с веселым изумлением уставилась на «Гамандрила»: – Оружие то зачем, я итак с удовольствием займусь с тобой сексом.

Маньяк без лишних разъяснений просто нажал на курок три раза. На мертвом лице Жизель так и осталось выражение изумления.

– Газеты читать надо. Меня там называют некрофилом. – сказал трупу маньяк.

За дверцей машины стоял, закрыв лицо руками, Ангел-Хранитель Жиз.

Он подхватил после убийства душу Жизель, от которой остался один огарок, и, слегка приобняв за плечи своей энергетической оболочкой, попросил ее не оглядываться на то, что происходит в машине.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Поделиться ссылкой на выделенное