Вера Чиркова.

Искусник. Потери и находки



скачать книгу бесплатно

– Быстро ты, – облегченно выдохнул вожак, и в его глазах блеснула искренняя благодарность. – И конь неплохой. Как будем обгонять обоз? Этот лес я знаю плоховато, но камней и выворотней в нем предостаточно.

– Не волнуйся, проберемся, я расспросил про дорогу, местные в этом лесу каждый куст знают. Вот, дай своему коню горбушку, потом еще добавим.

И Инквар решительно свернул в бузинник.

Вожак молча кивнул: сомневаться в честности искусника у него не было никакого повода. Усмехнулся лишь немного позже, припомнив, как презрительно смотрели на него спутники, когда он выгонял бедного старика из обоза. Никогда не суждено им узнать, что Кержан скорее выгнал бы большинство из них, чем этого нищего. Несомненно, мнимого, ведь таких жеребцов дешево не купишь, тем более весной.

Инквар не торопил коня, умное животное и само найдет проходы между кустами и деревьями. Да и лес по весне всегда чище летнего, и тропы четче. И хотя вожаку он немного солгал, но не по злости и не из-за особой скрытности. Просто не любят искусники долгих объяснений, особенно когда время дорого.

Иначе пришлось бы рассказывать про долгие часы, проведенные над картами и пухлыми, переписанными от руки дневниками его коллег, когда-либо путешествовавших в местах, через которые он прокладывал свои пути. И основной, и запасные. Он и сам, добравшись до какого-нибудь спокойного места, сядет на несколько дней за письменный стол и подробно опишет все до мельчайших деталей, и эти сведения, возможно, однажды помогут ускользнуть из смертельной ловушки кому-то из тех, кого судьба забросит в эти места.

Вот сегодня эти записи ему очень помогли. Едва узнав от подавальщика трактира название деревни, искусник отчетливо припомнил имя, обведенное в том пухлом отчете зелеными чернилами. Место, где находится бакалейная лавка торговца, отмеченного как «особо надежный человек», тоже было указано, и именно туда Инквар и направился, наскоро доев похлебку.

По первому знаку искусника купец изобразил на лице почти настоящее счастье, назвал его дорогим дедушкой и мгновенно проводил через заднюю дверь в дом. Единственный приказчик отнесся к появлению незнакомого дедушки совершенно равнодушно, и Инквар отлично знал почему. Эртал происходил из племени пустынников, а у них каждый человек, с которым пришлось хоть раз в жизни посидеть за одним столом или просто поговорить по душам, с тех пор считался родичем. И таких могло приходить к Эрталу не по одному десятку в день.

Все остальное устроилось быстро и просто. Некоторые копуши не успели бы еще пожарить яйцо, а Инквар уже купил и коня, и седло, и даже набил припасами дорожный мешок. Не забыл он про запасную одежду и одеяло, точно зная – у Кержана не будет возможности взять с собой даже кусок хлеба. Он ведь пообещает спутникам вернуться не позже чем через час.


– Тропа тут торная, – хмуро заметил вожак через некоторое время, когда искусник придержал коня, чтобы взглянуть на амулет поиска.

– На холме руины древнего городка, – ответил Инквар, махнув рукой в северном направлении, и прямо глянул в лицо спутника. – Раньше он звался Ивстон, и, как я слышал, там любят останавливаться ночники.

– А зеркало? – сильнее нахмурился Кержан.

– Вот, – протянул ему на ладони амулет искусник.

Ставшая намного ярче светлая точка маячка скатилась именно в ту сторону, куда недавно показывал Инквар.

И это ни одному из них не прибавило радости; вдвоем вступить в борьбу с отрядом здоровых мужиков – не самый лучший способ самоубийства.

– Чертова дура, – безнадежно выдохнул обозник и мрачно глянул на старика. – Как возвращаться будем?

– Ты можешь свернуть возле тех елок, – взглянув на рисунок, наспех нацарапанный Эрталом, предложил Инквар. – Там заберешь вправо и скоро будешь на дороге.

– А ты?

– Мне уходить нельзя… попробую подобраться ближе. Но если соберешь подмогу, не обижусь.

– Сколько сможешь продержаться?

– Если не стану с ними связываться – хоть три дня, – сухо буркнул Инквар и отвернулся.

А о чем говорить, если оба они не понаслышке знают о том, какими странными путями ведет иногда людей судьба. И только госпоже случайности известно, придется ли искуснику сражаться с бандитами, занимающимися тайной работорговлей, или удастся отсидеться в укромном местечке. Именно она, изменница, подсовывает людям под ноги то ровную тропку, то ловушку, и заранее никто встречи с ней предугадать не может.

– Я постараюсь вернуться поскорее, – тихо пообещал Кержан и хлестнул коня.

Глава 4

– Голову только не сломай, – проворчал сквозь зубы Инквар, следя за стремительно ринувшимся вниз скакуном, которому несколько капель зелья, проглоченных вместе с горбушкой, придали тройной силы.

А потом спрыгнул на землю и достал еще горбушку и крохотный флакончик. Своему коню он уже давал немного другие зелья, и в первую очередь снадобье, напрочь отбивающее интерес к другим лошадям. Весной даже самые смирные жеребцы становятся неукротимыми от одного лишь дуновения ветерка, приносящего запах загулявшей кобылки, и немедля дают это понять всему миру неудержимым призывным ржанием.

Сейчас же Инквар намеревался дать животному зелье, усиливающее подозрительность и одновременно привязывающее к хозяину. Именно такими зельями пользовались баронские стражи, растившие себе боевых коней.

Заодно искусник и сам проглотил густую каплю сумасшедше дорогого снадобья, прибавляющего телу скорости и ловкости, а уму – внимательности, но жалел вовсе не золото, какое мог бы выручить за выпитое зелье, а собственное тело, которое после этой авантюры будет покрыто ноющими синяками и ссадинами. Если, разумеется, ему удастся уцелеть. В бою ловцы и ночники никогда не щадят искусников, отлично зная, как трудно захватить живьем человека, выбравшего главной целью жизни полную свободу. И прежде чем выдохшийся мастер попадет в жадные лапы, он отправит за грань не один десяток крепких воинов.

Закончив все необходимые приготовления, Инквар снова взобрался на жеребчика и направил его в ту сторону, куда указывала все сильнее разгорающаяся капля.

Опытным путем он давно установил, на каком расстоянии от амулета должен находиться помеченный предмет, и теперь ехал напрямик, не боясь налететь на дозорных. Во-первых, до руин еще больше лиги, а во-вторых, ночники почти никогда не заботятся об особой защите, полагаясь на доносы преданных соглядатаев, заранее сообщающих им обо всех вооруженных отрядах. Ну а дерзких смельчаков, способных напасть на хорошо спрятанную в лабиринте руин стоянку, бандитам можно даже не опасаться. В селах таких героев нет, да и в ближайших городах их считаные единицы, и о том, куда они направляются, докладывают те же доносчики.

Добравшись до густого ельника, росшего в половине пути до руин, Инквар на минутку приостановил коня и достал амулет, желая проверить свои расчеты. И тут же пораженно замер, обнаружив, что маячок светится вовсе не там, куда он направляется.

И это могло означать только одно: рыжая бестолочь весьма быстро едет как раз в ту сторону, куда ушел обоз. А вот одна или с ночниками, искуснику предстояло выяснить самому, и немедленно, иначе ведущий ему помощь Кержан столкнется с ними лоб в лоб.

Следующие несколько минут Инквар, непрестанно поторапливая и так не медлившего жеребца, пробирался по пологому склону вниз, наметив себе целью точку, расположенную значительно правее того места, где, судя по зеркальцу, находилась сейчас беглянка. Он надеялся попасть к месту встречи Кержана с бандитами хоть на пять минут раньше обозника, хотя и понимал, как много времени потерял зря, поднимаясь к вершине холма.

Теперь совершенно непонятно, почему до звездопада люди предпочитали строить города на возвышенных местах, – воду там доставать намного труднее, а добираться до плодородных мест, где можно пасти скот и сажать овощи, далеко и неудобно. Потому-то, когда в долинах оказалось достаточно свободных домов и полей, первыми люди покинули именно эти города и поселки. Лишь некоторые упрямцы продолжали до последнего держаться за родовые жилища, тратя все силы и средства на поддержание их в более-менее приемлемом для жизни виде.

Но если отчеты собратьев точны, то на этом холме никого из таких стариков давно уже не осталось.

Когда Инквар остановился в очередной раз, прислушаться и определить, где находится беглянка, его снова ждало неприятное открытие. Сильно подросшая золотистая точка замерла с левого края зеркальца, а синеватая, привязанная к подаренному Кержану камушку, бледно мерцала справа. И теперь искуснику предстояло немедленно выбирать, в какую сторону направиться.

Думал он недолго – решительно дернул повод влево и пригнулся, пряча лицо от густых ветвей дикой сирени. Но вовсе не расстояние имело для Инквара значение, он никогда не руководствовался такими простыми причинами. Все было проще и одновременно труднее. Искусник точно знал: в тот миг, когда едущий ему на подмогу Кержан столкнется с первыми бандитами, их атаман даст приказ срочно увозить пленников в руины, и вот тогда никто и медяка не даст ни за возможность освобождения рыжей дурочки, ни за жизни ее и остальных пленников. По одному взятых в неволю людей ночники обычно не перевозили.

Чем ближе становилась цель поездки, тем ярче разгоралась золотистая точка, и вскоре искуснику пришлось слезать с коня и вести его в поводу, а потом и вовсе оставить у куста, привязав за тонкую ветку. В крайнем случае животному не составит никакого труда ее оборвать. Последние метры Инквар не шел, а крался, накинув на голову сшитую из неровных обрезков грубой ткани серого и зеленоватого цвета тряпку, похожую на старенькое лоскутное покрывало. Искуснику достаточно было замереть рядом с кустом или в тени дерева, как он мгновенно становился невидим для неискушенных взглядов.

Судя по огоньку в амулете, девчонка была очень близко, не больше полусотни шагов, и эти шаги Инквар проделал с особой осторожностью, не забывая поглядывать вверх. Колыхание верхушек кустов предупреждало о приближении людей или животных, а на верхних ветвях деревьев вполне могли прятаться дозорные. Еще Инквар присматривал сразу за двумя амулетами. Второй, самый ценный из имеющихся у него особых вещиц, показывал все наполненные силой вещи на расстоянии в пару десятков шагов. Инк давно вделал его в потертый медный брачный браслет, который в пути носил не снимая. Якобы в память о жене, которой на самом деле у него никогда не было.

И именно этот амулет первым предупредил своего хозяина о приближении заряженного магией предмета.

Некоторое время замерший статуей искусник вслушивался и всматривался в густо заросшую орешником неглубокую лощину и ждал, не выдаст ли себя затаившийся там незнакомец шумом или движением. Затем огорченно вздохнул и достал из кармана очередной флакончик. Однако проглотить усиливающую слух пилюлю не успел – в гуще кустов что-то зашелестело, а через мгновение там протяжно фыркнула лошадь.

Инквар недоверчиво прищурился, посомневался, потом сунул зелье на место, достал другой флакон, сжал его в кулаке и, пригнувшись, полез в кусты. Раздвигая ветви так бережно и медленно, словно они были стеклянными, сделал несколько осторожных шагов и замер, рассмотрев в просвет между стволиками небольшую полянку, над которой нависали ветви раскидистой ивы. Помедлив, искусник шагнул под них, готовый в любой миг плеснуть в лицо врагу настой горькой хиаллы, свое обычное оружие.

И тут рассмотрел пару привязанных к стволу лошадей и на крупе одной из них ярко-рыжее пятно. Секундой позже Инквар разглядел грязные, исцарапанные руки, бессильно свесившиеся ниже растрепанных рыжих лохм, и волосяные веревки, крепко стягивающие тонкие запястья.

Девчонка была перекинута через круп и крепко привязана позади седла, стало быть, бандитов, которые куда-то везли пойманную дурочку, было не менее двух.

Однако рядом с лошадями Инквар не увидел ни одного и не стал гадать, куда они делись, – отправились на помощь сообщникам или просто караулят на тропе, спрятав животных в укромном месте. Проверил лишь, далеко ли теперь наполненный силой предмет, и был приятно удивлен, когда его амулет показал на рыжую.

Значит, защита на ней все-таки была, и в том, что она не сработала, нужно в первую очередь винить владелицу амулета. Все вещи всегда служат людям намного успешнее, если хозяин им попадается толковый. А неряшливые да торопливые и хорошую вещь испортят, и себе пользы не добавят. Если еще вреда не наделают. Видел он таких и даже лечил, не в правилах искусников отказываться от какого-либо заработка, если он, разумеется, не пахнет насилием и подлостью.

Эти рассуждения мелькали где-то на краю сознания, пока Инк пытался решить основную проблему: как поступить с лошадьми. Лучше всего было бы увести их вместе с девчонкой, лишив бандитов возможности пуститься в погоню, но этот способ был хорош только в том случае, если лошади служат бандитам недолго. А вот если они выучены, то лучше оставить их на месте, брызнув в морды по паре капель того зелья, какое искусник приготовил для их хозяев.

И понять это можно только одним способом – подойти ближе. Эти колебания заняли не более минуты, а потом Инквар осторожно скользнул к животным, по-хозяйски потрепал по шее одну, другую… и принялся торопливо снимать наброшенные на сучок поводья. Сегодня удача ему все-таки улыбается – никогда не даст себя погладить лошадь, обученная подчиняться только хозяину.

А еще через минуту искусник уже вел сквозь кусты маленький караван, чутко прислушиваясь ко всем звукам, которые различал усиленный зельем слух. Пришлось-таки проглотить заветный шарик. Теперь, когда Инквар отвечал не только за себя, приходилось быть вдвое бдительнее. И хиаллой на кусты он тоже брызнул, вернувшись в проделанный лошадьми проход. От тех, кто подолгу живет на положении хищников, трудно скрыть следы произошедшего, они умеют определять по смятой травинке, куда и сколько людей прошло.

И тем более не смогут не заметить след своих лошадей, если вернутся, конечно.


Добравшись до жеребчика, Инквар настороженно огляделся по сторонам, проверил амулет поиска и, убедившись, что синяя точка по-прежнему указывает в направлении дороги на Азгор, решился потратить пару минут, чтобы устроить беглянку поудобнее.

Но первым делом он развязал ей руки и выбросил подальше веревки, сам он такими не пользовался, а возить в карманах доказательство против себя неосторожно и глупо. Ночники никогда не откажутся от мысли догнать и наказать того, кто лишил их заработка, несмотря на свою осторожность и возможность встречи с воинами баронов. Ведь живой товар они сбывают далеко не простым крестьянам, поэтому зачастую осведомлены о том, куда направились отряды наемников, не хуже их командиров.

Девчонка так и не пришла в сознание, пока искусник заворачивал ее в одеяло, усаживал в свое седло и ловко привязывал к нему собственной бечевой. И хорошо, что не очнулась. Инку пришлось протереть ей многочисленные царапины и синяки на руках и лице зельем собственного приготовления, а оно поначалу довольно неприятно щиплет. Зато потом заживляет все раны в несколько раз быстрее, чем все остальные мази, и после него не остается ни шрамов, ни отметин.


Потом искусник гнал коней в ту сторону, где обещанная Кержаном подмога наверняка уже встретилась с бандитами, и с огорчением думал о своенравности судьбы, одним махом сломавшей все его так тщательно обдуманные планы.

Как ни обидно, но дальше продолжать путешествие с обозом он теперь не мог, слишком много вопросов и сомнений вызовет его появление вместе с рыжей бедой. Только ленивый не задумается о череде странных совпадений, и даже самая складная сказка не спасет его от законных подозрений. Менять же облик довольно долго и сложно, поэтому придется незаметно сдать девчонку вожаку и добираться до ближайшей деревни в одиночку, а там ждать следующих попутчиков. Это не менее декады или двух: весной обозы на восток ходят крайне редко.

И значит, к тому времени как Инквар прибудет в Азгор, его портрет будет висеть на каждом позорном столбе. Это была любимая уловка ловцов – выдать свою жертву за опасного преступника и объявить за его поимку хорошую награду, сделав соучастниками травли всех желающих быстро разбогатеть.

Искусник огорченно ругнулся, заставил себя на время выбросить из головы мысли о будущем и снова покосился на амулет. Сначала необходимо выяснить, как дела у Кержана. Судя по огоньку, вожак был где-то поблизости, и на этот раз пришлось подъезжать к месту почти вплотную. Оставить без присмотра девчонку и лошадей в кустах Инквар не решился, слишком странным казалось ему внезапное исчезновение бандитов.

Поэтому он спешился с лошади и осторожно пошел впереди, ведя за собой в поводу жеребца и тщательно вслушиваясь в окружающие его звуки, надеясь разобрать шум боя. Вряд ли встреча могла обойтись без схватки, договариваться с бандитами миром Кержан не собирался изначально. Ну а ночники никогда даже и не пытались, отлично зная, сколько на их совести грязных дел и как их ненавидят жители городов и сел.

Внезапно из куста прямо перед Инкваром вынырнула темно-серая, лобастая голова с разинутой пастью, в которой белели внушительные клыки и розовел свесившийся язык, и он едва сдержался, чтобы не плеснуть в эту пасть зелье из зажатого в руке флакончика. А уже в следующий момент облегченно выдохнул и сунул пузырек в карман.

Стало быть, с вожаком все в порядке, раз послал на поиски Инка одного из своих псов, и можно дать ему сигнал об успешном выполнении задания. Показываться на глаза соратникам Кержана Инквар не собирался.

Достав из кармана лоскут, искусник повязал его на ветку и бросил собаке:

– Неси хозяину!

Однако пес и не подумал исполнять его распоряжение, более того, он мотнул башкой, словно отвергая такой вариант действий, и, мягко ухватив Инквара за полу куртки, потянул в ту сторону, где, как показывал амулет, находился Кержан. Искусник попытался вытащить свое неказистое одеяние из пасти пса, но тот еле слышно зарычал и сильнее стиснул внушительные клыки.

Значит, животное получило приказ привести его, сообразил Инк, успевший оценить сообразительность мохнатых любимцев Кержана и их верность хозяину. Удрученно вздохнул и, не видя иного выхода, нехотя подчинился упрямой зверине. Хотя при необходимости искусник шутя справился бы и со стаей таких собак, но только не сейчас и не этих. За своих псов Кержан убьет любого, да и глупо поссориться в такой момент с вожаком.

Пришлось лезть через кусты за упорно не отпускавшим его псом, тревожась за так и не пришедшую в себя девчонку, оставленную на произвол судьбы в непролазных зарослях.

Истинное положение дел Инквар осознал, выйдя вслед за псом на безлесную прогалинку, по которой вилась неприметная, полускрытая прошлогодними сорняками тропа, ведущая в сторону руин. Видимо, обитатели покинутого города намеренно старались ездить по ней пореже, чтобы не выдавать своего логова. Но сегодня они пришли именно по этой стежке, ставшей последней для всех бандитов.

Инквар медленно обвел взглядом место недавнего побоища и невольно вздрогнул, когда полулежащий у края полянки огромный мужчина в незнакомом серо-зеленом одеянии вдруг шевельнулся и приподнял голову:

– Неужели я настолько паршиво выгляжу или сильно изменился за последние пару часов?

– Ты выглядишь отлично, но сначала я хотел убедиться, что все бандиты уже на пути в сумрачные долины.

– Не волнуйся, Гарвель уже проверил, – мрачно усмехнулся вожак. – Он уехал за повозкой, на лошадь мне сейчас не сесть… достал один гад. Но и разыграть представление, будто нашел девчонку сам, я теперь тоже не смогу. Соврешь что-нибудь?

– А куда деваться, – огорченно пожал плечами искусник, шаря по карманам. – Ты зелье уже пил?

– Да. А как она?

– Без сознания. Висела на крупе головой вниз, но сердце бьется ровно. Пока пусть едет так, я привязал крепко.

– А эти… – с отвращением мотнул головой в сторону поверженных врагов обозник, – ничего не прознали?

– Думаю, времени не было. Кто их догнал, твои собаки?

– Псы. Они мне лет пять назад от одного фигляра достались, сам порой диву даюсь от их умений.

– Ясно, – кивнул искусник, начиная понимать, как развивались тут события, оставалось выяснить только одну деталь. – А кто еще, кроме Гарвеля, тебе помогал? И насколько ты ему веришь?

Разговаривая с обозником, он не стоял на месте, а осторожно, как лесной зверь, обходил поле боя, собирая с бандитов амулеты и кошели. Хоть и неприятное дело, но не сделать нельзя: бандиты, найдя своих убитых подельников, обязательно проверят, ради чего на них напали. И если найдут кошели нетронутыми, то сразу поймут, что нападавших интересовало вовсе не золото и дорогие изделия искусников, а нечто иное. И тогда только дурак не сделает простого вывода – насколько ценно было это нечто, раз ради него кто-то не побоялся напасть на толпу хорошо вооруженных бандитов.

– Он был с Дайгом, своим телохранителем. Ты не мог его не запомнить, они во время опасности держатся рядом. А в спокойное время Дайг едет в простой телеге.

– Значит, Гарвель – барон? Или один из его людей? – напрягся искусник.

– Нет, баронов я не вожу. Он сын известного ювелира из Гарна и занимается тут делами отца. Они едут со мной не в первый раз, потому и доверяю.

– Камень с души, – честно признался Инквар, ссыпал найденные ценности в мешок и положил около вожака. – Держи добычу. А вот эти амулеты я потихоньку проверю и заряжу, потом отдам. Теперь насчет соврать… Много придумывать не будем, у некоторых амулеты чуют ложь. Тут от дороги недалеко, скажу, мол, жеребец лошадок почуял, я и решил посмотреть, потихоньку, конечно, якобы засады боялся. Вот и набрел на спрятанных в кустах лошадей с рыжим беглецом. Дуракам, сам знаешь, иногда сказочно везет. А тут пес на меня вылез и силком к тебе привел. А кому не поверится, пусть попробуют проверить, я с вами доберусь до переправы и исчезну, оттуда мне в другую сторону.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Поделиться ссылкой на выделенное