Вера Чиркова.

Искусник. Испытание на прочность



скачать книгу бесплатно

– Так положено, – серьезно заявил искусник, заботливо подливая в кружки отвар. – Ведь мы же хотим все исправить? Вот и пусть останется воспоминание о нашей скромной помолвке. Давай выпьем… за счастье!

Где-то в глубине сознания Инквар знал, что сейчас лукавит, но накрепко запретил самому себе даже вспоминать об этом. Далеко не каждому мужчине удается зажечь в душе женщины свет истинной любви. Той, которая рождается вовсе не в ответ на пылкие речи, сладкозвучные баллады, щедрые дары, нежные взгляды или победы на турнирах.

Нет, это абсолютно нелогичная любовь вопреки всему, и именно она толкает на безумства и на подвиги, заставляет помнить о днях рождения и любимых цветах. Только истинно любящая женщина, встречая своего мужчину, спросит о здоровье, а не станет выяснять, где он был так долго, никогда не забудет поставить сушиться его сапоги и плеснуть в чай толику бальзама, если за окнами бушует непогода.

И Инк будет последним из глупцов, если сейчас оттолкнет девушку, не сделав хотя бы нескольких шагов навстречу этому редкому дару и даже не попытавшись дать себе шанс запылать тем же огнем.

Лил быстро глянула ему в глаза, недоверчиво усмехнулась, но так ничего и не сказала, однако кружку забрала и пила отвар долго и задумчиво. Иногда ее губы кривила робкая и скептическая улыбка, словно девчонка о чем-то спорила сама с собой или в чем-то себя убеждала.

– Пора идти, – нехотя поднялся Инквар через полчаса. – Нам до места еще довольно далеко. Подождешь меня в лесу рядом с восточной дорогой. Я устрою вам с Найдом схрон и отправлюсь за самоучкой. И очень прошу, ничего в этот раз не придумывай, хорошо? Просто смотри на мое кольцо и жди.

Глава 5

Почти два часа они неуклонно двигались на юго-восток, стремясь напрямик выйти к тропе на Ювель, небольшой городок, мимо которого никак не смогут пройти ловцы Железного Густава. Именно оттуда идут дороги в его баронство и в крупные города восточной части огромной страны, возникшей на месте нескольких распавшихся старинных государств.

Шагая по бездорожью, обходя валуны и протискиваясь сквозь заросли кустарника, Инквар по привычке обдумывал план предстоящей вылазки и искоса приглядывал за упорно молчавшей Алильеной. Девчонка тоже настойчиво о чем-то размышляла, и его не могло не волновать, к каким выводам она пришла. Потому-то, выйдя на исходе второго часа пути на опушку густого леска, спускавшегося к ручью по пологому склону холма, Инк объявил небольшой привал. Намереваясь не только немного отдохнуть и перекусить, но и попытаться выяснить у неожиданно обретенной невесты, какие сомнения ее гложут.

Однако долго расспрашивать ученицу не пришлось. Едва искусник разжег костерок и опустился на кошму в ожидании отвара, Лил уставилась на него прокурорским взглядом зеленых глаз и хмуро объявила:

– Это неправильно.

– Что именно? – искренне заинтересовался Инквар.

– Наша помолвка. Мы как будто на рынке столковались, и теперь я чувствую себя чем-то средним между комодом и племенной кобылой.

Я думаю, надо ее разорвать.

– Алильена, – осторожно начал ее учитель, – но при чем тут комод и тем более кобыла? В помолвке главное – чувства.

– Вот о них я и говорю. Я тебя люблю, а ты просто купил меня своим кольцом, и теперь я буду в твоей жизни чем-то вроде комода. Нужная и удобная вещь. А как понадобятся наследники или просто так… начну служить кобылой.

– Не будешь, – уверенно качнул головой Инквар. – Я никогда не позволю себе завести детей с женщиной, в которой не вижу своей половинки. И просто развлекаться с тобой до свадьбы не стану, слишком ценю тебя и доброе отношение твоего отца и Ленса.

– Значит, будешь развлекаться с травницами, – едко хмыкнула Алильена и схватилась за подаренное Инком кольцо, пытаясь его сдернуть. – Что такое? Оно почему-то не снимается!

– И не снимется. Ты заключила помолвку с искусником и не сможешь ее разорвать, пока не предоставишь веских доводов в пользу этого решения, – спокойно объявил Инквар. – Но до сих пор я таких не услышал. А твое предположение о травницах не только голословно, но еще и оскорбительно. Искусники никогда не изменяют ни женам, ни невестам.

– А как же… – язвительно процедила Лил и смолкла, не найдя подходящего слова.

– Раньше ты не была моей невестой. А все остальное тебя волновать не должно. Просто помни, я не Канз и умею управлять собственными желаниями.

– Но ты же… – вскинула голову девчонка, рассмотрела, с каким заинтересованным лицом ожидает продолжения ее речи Инквар, и внезапно затихла, начиная безудержно краснеть.

– Вот именно, – тихо вздохнул искусник. – Сама напридумывала разных глупостей, а обвинила в них меня. Тогда как у нас с тобой все значительно проще. Ты вот с какого дня начала новую тропу? А я вернулся в то утро, в твоем родном доме. Ты шла тогда по лестнице, такая легкая, светлая, именно такие девушки мне всегда нравились больше всех. Помню, у меня даже дух захватило, и так обидно стало, когда я понял, что это моя ученица. Вот там я и сделал перекресток и на нем оставил эту обиду. Придавил ее огромным камнем, на котором записал, что самое главное – это насколько человек тебе нужен. А все остальное, кто его родители и какие у него недостатки или способности, вовсе не так уж важно.

– А я тебе нужна? – пробормотала Лил, сверля лицо Инквара недоверчивым взглядом.

– Сама подумай, стал бы я с тобой возиться и везде таскать с собой, если бы это было не так? Но вот для того, чтобы завтра же жениться, этого, к сожалению, маловато… Но я ведь уже иду по другой тропе и стараюсь смотреть на тебя по-новому?

Девчонка разочарованно хмыкнула и принялась за еду, больше не пытаясь снимать кольцо. И отнимать у Инка руку, когда он осторожно поцеловал пахнущую дымом ладошку, перед тем как тронуться в путь, тоже не стала.


И снова они размеренно шагали в выбранном Инком направлении, обходя лишь непроходимые завалы и кручи. Теперь искусник шел впереди, уверенно выбирая дорогу, и следовавшая за ним Лил упорно старалась не отстать и не показать своей усталости. И когда спутник остановился у огромного выворотня и поставил возле толстенного корня корзинку с Найдом, не сразу поверила, что путешествие закончилось.

– Лучшего места для ночевки не найти. Посиди тут или погуляй в тех кустиках, я осмотрю окрестности.

– Где здесь ночевать? – неверяще оглянулась Лил и потрясенно замерла, услышав ответ жениха, произнесенный непривычно ласковым голосом:

– В медвежьей берлоге, дорогая.

Затем Инк одарил ее медовой улыбкой, повернулся и стремительно улизнул, не успев или не пожелав рассматривать хмурый взгляд озадаченной невесты.

– Смотри не споткнись, дорогой, – спохватившись, приторным голоском пропела вслед ему вся кипевшая возмущением Алильена и сердито стиснула кулаки, расслышав ехидный смешок.

– Это так он идет по новой тропе? – шипела девушка, продираясь сквозь заросли дикой смородины. – Хорошее же у него представление о том, как ведут себя порядочные женихи! Да мы так через три дня убивать друг друга начнем!

Выскочила на бережок крохотного озерца, побродила немного в поисках звериной тропы, и наконец найдя подходящий спуск, умылась и напилась. И только после этого сообразила, что забыла прихватить флягу для воды. Сердясь на себя за бестолковость и на Инка – за то, что умудрился так разозлить ее всего одним словом, магиня побрела назад, пытаясь придумать, как ей теперь разговаривать со свежеиспеченным женихом.

Искусник, как выяснилось, уже вернулся, притащил кучу елового лапника и сухую валежину и теперь ловко рубил дрова на том самом корне, подбрасывая щепки в маленький костерок. Неподалеку Найд с урчанием пожирал внутренности какой-то дичи, и Лил с невольным уважением покосилась на котелок, подвешенный над огнем. И тут же дернулась, услыхав ласковую просьбу:

– Посоли, пожалуйста, мясо, дорогая.

– Инк!

– Да, дорогая? – тотчас прекратив работу, ожидающе уставился на нее жених.

– Ты нарочно меня злишь?

– Как-то неправильно ты все понимаешь, – вроде бы серьезно огорчился Инквар, но магине почудилось блеснувшее в его взгляде лукавство. – Я просто разговариваю с тобой так, как положено помолвленным.

– Никогда не видела… – огрызнулась Алильена и смолкла, припоминая, как же на самом деле разговаривают женихи с невестами?

– Тебе просто негде было смотреть. Ты жила в доме отца как за высокой стеной, и это правильно, искусники предпочитают хорошенько защищать свою семью. Потом пряталась в деревне, и я даже не сомневаюсь, что кузнец не отпускал вас далеко от двора и еще засветло загонял в дом. А днем деревенские женихи и невесты обычно в поле или огороде.

– Не так уж мало я знаю о жизни, – тихо буркнула девушка, признавая справедливость пояснений, но не желая отзываться на слишком громкое словечко «дорогая», которым жених явно намеревался приправлять каждую фразу.

– Ну раз ты все знаешь, – неожиданно покладисто согласился Инк, снова берясь за топор, – то придумай сама, как мне тебя называть. Ведь нам с тобой еще не один день добираться до друзей, а на постоялых дворах и в гостиницах придется обращаться друг к другу. А там народ внимательный, сама знаешь. Не забудь помешать мясо.

Прихватил обе фляги и ушел за водой, попутно подбросив в костер дров.

– Легко сказать – придумай! – яростно мешая шкворчащие куски зайчатины, почти рычала через минуту Алильена, убедившись, что слов, которыми можно называть при всех жениха или невесту, в их языке попросту не существует.

Ну не «милая» же? Словно с ребенком сюсюкаешь или с котенком. А «любимая» – напыщенное и одновременно слишком откровенное обращение, Лил была твердо убеждена, что при всех такие слова нормальные люди не говорят.

И все! Осталось одно «дорогая», звучащее для девушки тайным намеком на то, какой ценой досталось жениху это счастье.

– По-моему, готово, – остановился рядом Инквар и ловко снял с костра котелок. – Давай миски. Потом заварим трав, я набрал по дороге. Через полчасика я пойду дальше, а ты ложись поспать. Когда вернусь, придется отсюда уходить, ловцы от страха за свою шкуру обшарят всю округу.

– Я пойду с тобой, – упрямо сжала губы магиня, но искусник отрицательно мотнул головой:

– Нет, и не спорь. В этот раз я справлюсь и один.

– А если их будет слишком много? – выдала Алильена свой главный довод.

– Тогда уйду, рисковать не буду, – уверенно успокоил ее Инквар и перевел разговор на другое: – Но сначала устрою тебе лежанку, и не беспокойся, берлога старая, хозяин не вернется.

– Откуда ты знаешь?

– Вход зарос травой, и ее никто не смял. Ты тоже будешь забираться вот тут, сбоку, не нужно оставлять следов на виду.

Выдавая указания, Инк не стоял – ловко перебросил к едва заметному лазу лапник и вещевые мешки, скользнул туда сам и умело устроил в дальнем уголке лежанку. Прикрыл кошмой, сунул в изголовье вещи и, развернувшись, чтобы вылезти, столкнулся с Лил.

Девчонка привычно отпрянула, но тут же вспомнила свое новое положение и замерла, загораживая жениху выход.

– Тесно, зато тепло, – хмыкнул тот, посторонился, присел еще ниже и, подхватив девушку, как пушинку, повернулся на каблуках, перенося ее на лежанку.

Лил только охнула, вцепилась ему в плечи, но искусник уже бережно опустил ее на кошму. Осторожно снял с плеча ее руку, коротко коснулся губами тонкого запястья и змеей выскользнул прочь.

– Отдыхай, я сам все уберу, – донеслось до помрачневшей девушки заботливое обещание, заставившее ее язвительно скривить губы.

Но как бы ни хотелось Лил огрызнуться, она все же сумела промолчать. Возможно, Инк прав, и постепенно они придут в счастливое будущее по призрачной тропе, проложенной в обход действительности. Однако этот путь, как ей становится понятнее с каждым часом, займет довольно много времени, и вот решением вопроса, как приблизить это светлое будущее, магиня и намеревалась заняться. Все-таки она ученица искусника, а у них на каждый случай жизни заготовлен свой собственный план.


Перед уходом Инквар торопливо навел возле выворотня порядок, умело скрыв все следы короткой стоянки, и помчался прочь, лишь на миг приостановившись проверить, где Лил. Однако рыжий огонек, означающий его невесту, так и светил из-под огромного ствола, и Инквар, довольно улыбнувшись, продолжил бег, не забывая время от времени проверять амулетом, не нарушила ли девчонка своих обещаний. Смешно было бы безоглядно надеяться на послушание Лил, пока она еще не поверила в его намерения и в каждом слове первым делом ищет подвох. Да и слишком уж подозрительно она промолчала напоследок, наверняка задумала какую-то каверзу.

Однако по мере того, как удалялась заброшенная мохнатым владельцем берлога, рыжеватый светлячок становился все бледнее и уходил к краю зеркальца, убедительно доказывая, как ошибался Инквар в отношении намерений своей невесты. Теперь можно было забыть о ней и думать лишь о предстоящей операции, но почему-то душу сверлила непонятная тревога, и он еще не раз останавливался и доставал свое зеркальце.

Заодно проверяя и метку, поставленную на Канза, и вот эта, наоборот, приближалась, и довольно быстро. Значит, правильно он понял, кем на самом деле был самоучка, и точно угадал планы ловцов. Сделав такой вывод, Инк помрачнел еще сильнее. Чувствовался за столь тщательно подготовленным планом похищения Лил и его самого намного более проницательный и изворотливый ум, чем у кучки ловцов, привыкших загонять своих жертв как дичь, а не строить для этого сложные, многоходовые ловушки.

Глава 6

К дороге, ведущей на запад, Инквар намеренно вышел с таким расчетом, чтобы успеть осмотреться и приготовить укромное местечко для засады, прежде чем сюда подъедет отряд ловцов. Необходимо было позаботиться о надежной защите и маскировке, от недостатка поисковых амулетов люди Железного Густава не страдали.

Однако все прошло так гладко, что Инквар даже не сразу поверил в неожиданную удачу. И гоня коня по бездорожью в сторону медвежьей берлоги, не раз оглянулся, страшась пропустить появление погони. Но только отъехав от дороги на порядочное расстояние, наконец-то вздохнул с облегчением: по-видимому, сегодня судьба смотрит на него своим добрым ликом.

Сопровождающих Канза ловцов оказалось всего трое, и когда самоучка, услыхав тонкий посвист свиристели, свернул к раскидистому ясеню, они толпой последовали за ним. А через минуту так же дружно попали в ловушку, пробираясь через густые кусты, которые Инк щедро обрызгал сонным зельем. Уснули все, и кони и всадники, едва успевшие отползти от начавших спотыкаться животных. Однако разбудил Инквар только лошадей, а их хозяев засунул подальше в колючие заросли дикого крыжовника, чтобы не добрались дикие звери.

Всех, кроме Канза, этого искусник замотал в одеяло и привязал на спину животного наподобие дорожного тюка, ничуть не заботясь об удобстве предателя. Обратная дорога до берлоги заняла не намного меньше времени. Связанные цепочкой лошади не могли пройти там, где сам Инквар легко проскользнул, направляясь на охоту за самоучкой.

Потому-то до берлоги он добрался позднее, чем рассчитывал. Яркое зарево заката, заливавшее край неба как раз в той стороне, куда искусник спешил привести свой маленький отряд, к тому моменту уже почти угасло.

Искусник все чаще поглядывал на амулет поиска и снова, как несколько часов назад, не находил там светлого пятнышка, но теперь это уже не радовало его, а беспокоило все сильнее. А еще росло гнетущее душу тяжкое ощущение потери, заставляя Инквара вновь и вновь мысленно перебирать свои недавние действия и слова. Он упорно пытался выяснить, все ли мелочи предусмотрел, оставляя ученицу одну, и не пропустил ли каких-нибудь признаков беды.

И хотя пока не находил ни малейшей ошибки в своих действиях, зато уже знал точно: какая бы непредвиденная беда ни случилось, в этом обязательно есть доля его собственной вины. Для того и учили его не один год не просто аккуратности, осторожности и осмотрительности, а неуклонной привычке заранее скрупулезно просчитывать свои действия и не допускать никаких промахов.

Лошадей Инк оставил шагов за двести до выворотня и дальше крался к тщательно замаскированной стоянке в одиночку, беспрерывно проверяя окрестности своими амулетами. И с каждым шагом мрачнел все сильнее. Или разом испортились оба его амулета, или Алильена куда-то ушла. Не забыв прихватить все вещи вместе с саквояжем Инка, в котором было несколько довольно сильных вещиц, до отказа наполненных магией.

Однако искусник скорее поверил бы в нашествие русалок, чем в последнее предположение. Какой бы упрямой и неуступчивой ни становилась иногда Алильена, но брать вещи учителя она не стала бы никогда, в этом он был уверен, как в самом себе.

Выворотень возник перед ним неопрятной глыбой, совершенно черной на фоне сиреневого неба, и даже усиленным слухом Инквар не различил под ним ни малейшего шороха. Ни дыхания, ни стука сердца. Искусник окинул взглядом окружающий полянку лес, прислушался к его шуму и, не найдя ничего тревожного, стремительно ринулся в берлогу.

Пальцы непривычно дрогнули от волнения, когда он чиркнул простеньким на вид кресалом, поднеся пугливый огонек к огарку алхимической свечки. И пока торопливо разгоралось ее светлое пламя, успел бегло осмотреть неказистое логово.

Алильены тут не было.

Но не это встревожило Инка сильнее всего, возможность побега придумавшей себе очередную обиду девчонки он не исключал. Хуже было другое. Лил никогда не стала бы так тщательно убирать все следы своего пребывания здесь, и тем более не оставила бы на одном из свисающих со свода пещеры корешков аккуратно скрученную в трубочку записку.

Послание искусник брал с помощью длинного кинжала и пинцета, предприняв прежде все меры предосторожности, однако никакой ловушки там не обнаружил.

Впрочем, ему хватило и нескольких строк никем не подписанной записки, чтобы тяжело осесть на пол и яростно заскрипеть зубами.

Как суховато сообщал некто неизвестный, Алильена Базерс сейчас сидит в карете, направляющейся в фамильный замок барона Корди. А искусника Инквара ждут на лесной дороге в полумиле отсюда, если двигаться точно на юг. Вместе с его пленниками.

Никогда еще в жизни Инку так сильно не хотелось кого-нибудь прибить, как сейчас. Даже к извергам, прятавшим в лесу девочку-оборотня, к злобным ночникам и Канзу он не чувствовал такой неистовой ненависти. Но еще невыносимее жгло душу понимание, как умело провел его неизвестный предатель, ловко загнав последними событиями в определенное им самим место, где уже была заготовлена ловушка.

Ну а в том, что подлецом оказался именно предавший законы искусников собрат по ремеслу, Инквар не сомневался ни секунды. Только тот, кто точно знал, как именно поступит Инквар в какой-либо ситуации, мог спокойно и уверенно выстраивать события в нужном ему порядке, управляя толпами людей и их чувствами со сноровкой опытного интригана. И, разумеется, сейчас он твердо уверен в послушности искусника, так как убежден, что тот никогда не оставит в беде свою ученицу, независимо от того, какие причины заставили ее так безропотно сдаться чужакам.

Но вот одной очень важной детали предатель все же знать никак не мог, желчно ухмыльнулся Инк, уверенный в преданности Алильены. Как бы она на него ни злилась, но никогда и никому не откроет их общей тайны. Да и о скоропалительной помолвке рассказывать тоже не станет, хотя пока и сама не понимает, насколько сильное оружие дала в руки любимому мужчине, согласившись взять его кольцо.

Следовательно, у Инка пока еще есть шанс переиграть негодяя, но на этот раз он постарается больше не действовать так предсказуемо, как прежде. Для собрата по ремеслу, разумеется, причем старшего, вот в этом можно даже не сомневаться.

И это обстоятельство терзало душу невыносимой болью, ведь до сих пор искусник свято верил, что верность старших мастеров законам ремесла незыблема.

Инквар немного посидел, успокаиваясь и по привычке проверяя, не упустил ли какой-либо мелочи, потом вылез наружу, огляделся и принялся раздеваться, тщательно проверяя каждую вещицу с помощью недавно обретенного умения. Она обязательно должна была на нем стоять, чужая магическая метка, просто не могло ее не быть. Старший мастер должен был следить за ним с помощью амулетов, чтобы вовремя внести поправки в тщательно разработанный план.

Очень скоро Инквар нашел на своей бессменной дорожной куртке пару бледных пятнышек от неизвестного ему зелья, и сердце на миг стиснула глухая боль. Лишь несколько человек, которых он считал друзьями, имели возможность прикоснуться к его одежде, и значит, отныне на одного друга у него стало меньше. Хотя пока и неясно, кто именно поставил этот маячок, но по большому счету это и не имело теперь особого значения. В ближайшее время Инквару будет не до них, у него появилось новое задание, принятое по собственной воле и желанию.

Выбрасывать удобную, оснащенную тайничками одежду Инку не хотелось, но ходить меченым он желал еще менее. С минуту искусник стоял в раздумье, ища способы снять проклятые метки, потом вдруг недобро ухмыльнулся и вновь поспешно натянул куртку – к ночи заметно посвежело.

Ехидная усмешка кривила его губы, пока он пробирался сквозь кустарник к оставленным в укромном местечке пленникам. Раз предатель сумел пометить Инквара, то просто не мог не поставить маяки на своих людей. Ведь глупо же давать в руки загнанному в угол собрату сразу четырех заложников, один из которых хоть и необученный, но все же довольно сильный одаренный? Хотя о том, что Инквар взял с собой только Канза, противник мог и не знать.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6