Вера Чиркова.

Искусник. Испытание на прочность



скачать книгу бесплатно

Следовательно, Канз и в самом деле вначале хотел захватить не ее, а Динера, потому и кольцо заранее сделано раздвижным… Темная сила! Значит, им с Лил нужно уходить немедленно, и, разумеется, сначала объяснить все друзьям. Никто не должен сомневаться в серьезности причин, вынудивших его пойти на такой шаг.

Глава 4

– Ну вот и я… – Вошедшая в комнату Хадина обвела смолкших наемников внимательным взором и сразу нахмурилась: – Что-то случилось?

– Канз, – невесело ответил Инквар, указывая ей на место напротив себя. – Это хорошо, что ты здесь, вместе легче решать, как действовать. Сейчас я тебе все поясню, как понял сам. Канз вчера вечером не случайно шел на праздник с полными боевых цацек карманами, а действовал по точному плану. И придумал его вовсе не сам. Как оказалось, он давно работает шпионом на всем известного господина, который желает видеть мою ученицу в своем дворце. Все это самоучка вам расскажет и без меня, зелье правды я оставляю, вот оно. Но если раньше я хотел устроить суд прямо с утра, то теперь считаю это неразумным. Где-то неподалеку от убежища, место которого, как вы теперь понимаете, давно уже не тайна для наших врагов, сигнала Канза должны ждать ловцы. Упустить девушку еще раз они просто не могут, хозяин наказывает нерадивых слуг очень жестоко. Как я подозреваю, ждать они будут недолго, самое позднее до вечера. Вполне возможно, начнут действовать уже в обед. Мне очень не хочется, чтобы сбылись мои подозрения, но я привык смотреть правде в лицо. Скорее всего ловцы уже захватили кого-то из ваших людей и намерены потребовать нас с Анни в обмен на них. Но я для всех погиб, и, кроме Канза, это может подтвердить любой. Остается решить, как вам поступить. Есть три пути. Попытаться захватить их первыми или отдать им Анни, а потом снова отбить. Ну и последний – мы уйдем прямо сейчас, а вы отдадите им Канза, который будет убежден, что Анни сбежала из убежища еще вечером. Якобы сильно расстроилась из-за смерти учителя. Все ведь видели, как она мчалась к серому дому. Разумеется, каждый план имеет свои слабые стороны, но в третьем случае можно попытаться убедить барона, что Анни тут нет, подбросив ему сведения из какого-нибудь ближайшего городка. Но во всех случаях вам придется усилить охрану стен и ворот и искать для наемников другие безопасные тропы. Ловцы и ночники будут теперь постоянно пастись поблизости.

– Я только одного не понимаю, – мрачно глянул на Инквара Гарвель. – Почему он не увел к ловцам Тамилью? Ведь знал, как Дин ею дорожит.

– А разве наемники выпустили бы его с ней? Он ведь с пьяных глаз даже одеться ей не дал, в домашних туфлях по грязи повел. Часовые не могли этого не заметить, подняли бы тревогу. Ну а прорываться отсюда с боем далеко не просто. Думаю, Тамилья права, и Канз собирался увести самого Динера, вот вместе с командиром стража выпустила бы его беспрекословно. А позже наемники отдали бы за Дина и нас и вас в придачу. Поэтому когда захватить командира не удалось, он срочно поменял план, решив с помощью Тамильи сразу увести тайным проходом Анни.

Не самая лучшая идея, но пьяная отвага и жадность – плохие советчики. Канз уже считал обещанную за Анни награду своей и не желал делиться с ловцами. А с ним самим Динер после похищения жены никогда бы не стал вести никаких переговоров.

– Я за второй план, – внезапно заявила Лил. – И не нужно меня потом отбивать. Надоело всюду приносить одно горе.

– Это плохое решение, – жестко глянул на нее лучник. – А ты сегодня вообще должна помалкивать.

– Дайг, ты сейчас тоже не прав, – устало выдохнул Инквар, потер виски и попросил: – Не обижайся. Лучше думайте, как поступить.

– Я согласился бы на третий план, – тяжело посмотрел на искусника Динер. – Но выпустить своими руками этого гада из ворот не смогу.

– И зря, – коротко усмехнулся тот. – Неужели ты считаешь, будто я могу позволить ему уехать в какой-нибудь замок и спокойно усиливать зелья, которыми будут поливать моих друзей?

– Значит, ты не собираешься сразу уходить далеко, – задумался Гарвель. – Тогда почему бы нам не выбрать первый план?

– Чтобы не оказаться через пару декад в глухой осаде, – терпеливо пояснил наемникам Динер, уже успевший оценить все варианты. – Инквар правильно рассчитал. Если мы нападем первыми, враг сразу поймет, что нужные ему люди у нас. И нагонит кучу черных искусников и опытных воинов. На их стороне будут неограниченные возможности и время, а мы с каждым днем станем жить все труднее. Разумеется, гильдия нас не бросит, пришлет наемников, но стоят ли их жизни и здоровье призрачной радости от такой победы? Мы пока не настолько сильны, чтобы в открытую вставать против баронов и градоначальников, хотя вполне можем сильно попортить им кровь.

– Тогда мы собираемся и уходим. Хадина, вот тебе зелья, сама разберешься. Разбавляй один к семи, разлей по флаконам и послушай моего совета – поживи здесь хотя бы месяц. Ты же сама понимаешь, ловцы прочно связали твое имя с нами, мне очень не хочется, чтобы тебе пришлось пожалеть о нашем знакомстве. Гарвель, на тебе Канз. Вот зелье, дашь ему утром с водой три капли, и пять минут можете говорить все, что захотите. Но постарайся, чтобы новая память не сильно противоречила его собственным воспоминаниям и желаниям, иначе он начнет сомневаться и мямлить, и ему никто не поверит. Тамилья, прости меня. Я сразу не понял, что ты под принуждением, и рад, что мои подозрения не оправдались.

– Да я и не обижалась. Только об одном жалею… – открыто взглянула на него женщина. – Зря поверила Наните. Нужно было мне идти в правую дверь, все девушки в безумном восторге.

– Учти, еще слово – и я начну ревновать, – притворно нахмурился Динер, снял с пояса кошель с золотом и сунул Инку: – Возьми. Этого должно хватить на несколько дней. Вот карта, смотри: в этом селе третий дом от реки по правой стороне. Не ошибешься, там забор терновый, нестриженый. Дом почти не видно с улицы, но заходить лучше с огорода. Возьми кольцо, это пароль, ничему другому там не поверят. Туда за вами придут.

– Спасибо. – Инк распихал все по карманам и подхватил свой мешок. – Дайг, проводишь? Гар, я не прощаюсь… встретимся. Анни, идем. Ты Найда берешь или тут оставишь?

– Лучше отдай мне, – мягко сказала Хадина. – Хотя бы на время.

– Нет, – резковато отказалась Лил, забросила за плечо котомку и направилась к двери. И, уже шагнув за порог, не оглядываясь, хмуро буркнула: – Прощайте.

По тоннелям, ведущим от горячего источника в сторону диких холмов, беглецы шли молча: не располагает быстрая ходьба по узким и кривым, а порой и низким проходам к дружеским беседам. Впрочем, спутники Инквара подчеркнуто не разговаривали между собой, даже по необходимости старались обращаться через него. Искусник делал вид, будто ничего не замечает, да и не было у него сейчас ни сил, ни времени разбираться в их ссоре. Он уже твердо решил поговорить с ученицей, как только выдастся свободная минутка. Их отношения зашли в тупик, и молчать дальше было просто опасно; судя по представлению, устроенному Лил вечером, девчонка на грани. И если она сорвется, то непременно натворит непоправимых бед, и в первую очередь для себя самой. Одаренные люди в несколько раз чувствительнее и ранимее тех, для кого магия – это всего лишь амулеты и зелья в лавке алхимика.

Инк пока не знал, как именно устранит эту загвоздку, все зависело от ответов Лил, но не собирался откладывать разговор даже на день, особенно теперь. Вполне возможно, им придется сражаться, а в бою очень важно знать, кто у тебя за спиной, преданный помощник или затаивший обиды случайный спутник.

– Вот и выход, – тихо возвестил наконец Дайг, отодвигая неподъемный на вид камень, оказавшийся искусно замаскированным под скалу чурбаком. – Сначала идите наверх, внизу тут крутой обрыв. Шагов через сто слева будет звериная тропка, вот оттуда все время на север, до ручья. Я с вами не пойду, скоро рассветет. Пока вернусь – склон будет на солнце, а это место хорошо видно с наших башен.

– Спасибо, – стиснул его плечи Инквар. – И до встречи. Возвращайся, тебе нужно хоть немного отдохнуть, вас ждет нелегкий денек.

Лучник в ответ хлопнул его по плечу, прицепил к поясу Инка свои ножны с дротиками и скрылся в расщелине, тщательно задвинув за собой хитрую дверь.

– Давай Найда, здесь склон крутой, – забрал из рук девушки корзину мастер. – И шагай вперед, но поглядывай по сторонам.

– Можно подумать, – впервые за последний час буркнула девчонка, – ты сам не будешь внимательно слушать и смотреть.

– Буду, – не стал спорить искусник. – Но я пока еще неважно себя чувствую и могу что-нибудь пропустить. Как только дойдем до укромного местечка, передохнем и поедим. И еще… нам нужно серьезно поговорить. Я давно собирался, но пациенты занимали все время.

– Однако на девушек ты нашел полдня, – зло огрызнулась Лил и тотчас осеклась: – Извини… не мое это дело.

– Меня Динер попросил, – укоризненно бросил ей в спину Инквар. – Как я мог отказаться? К тому же его наемники и так считали нас дармоедами, откуда им было знать правду? Но поговорим обо всем позже, а сейчас пообещай мне быть поосторожнее.

– Ладно, – помолчав, нехотя выдавила девчонка, и сердце искусника на миг замерло, обливаясь страшным подозрением.

Никогда еще на вежливую просьбу Лил не отвечала ему так мрачно. Как вовремя он, оказывается, спохватился – ведь едва не прозевал ученицу, увлекшись помощью новым друзьям. И это вполне объяснимо, слишком давно он мечтал о месте, где живут только свои и можно не опасаться алчных торговцев и безжалостных ловцов.

Но, несмотря на все это, для искусника, взявшего на себя ответственность за ученика, такая небрежность совершенно недопустима. Только самоуверенные профаны, нагло именующие себя учителями и берущие в обучение не два или три ученика, а более пары десятков подростков, могут потом рассказывать о дурном влиянии на них родителей и приятелей.

Однако подобное нахальство и легкомысленность непозволительны одаренным мастерам, подчиняющимся правилам и законам искусников. Никому из братства тех, кто посвящен в тайны магии, никогда не хватило бы совести нести подобную чушь. Все мастера точно знают одно: если ты решился взяться за нелегкий труд наставника, то во что бы то ни стало обязан воспитать из подопечного настоящего искусника.

А у Лил уже был замечательный учитель, который вел ее по этой тропе с раннего детства. И разрушить все то, что создал Тарен Базерс, как и допустить, чтобы ученица натворила каких-нибудь глупостей, Инквар не имел никакого права.

Он шагал за девчонкой след в след, приглядывая больше за ней, чем за тропой и окружающими убежище холмами. Хотя в это утро им повезло, с рассветом на ущелья спустился густой туман, утопивший в своих белесых клочковатых пластах всю долинку, где располагалась тайная крепость наемников.

Алильена не оглядывалась и разговаривать не пыталась, но по ее напряженной спине Инквар видел, как бдительно следит девчонка за окрестностями. И, разумеется, за ним самим, в этом он убедился, сделав несколько простых проверок. Потому и сам после этого наблюдал за ученицей, не спуская с нее глаз, постоянно держа наготове свитый из воздушных струй щит, новинку, которую изобрел, вспоминая о вечерней битве с Канзом.

И когда они наконец добрались до ручья, вьющегося меж валунов и густых зарослей орешника, искусник рухнул на первый показавшийся ему удобным пригорок почти без сил.

– Инк? – недоверчиво оглянулась девчонка, присмотрелась внимательнее и сердито засопела, заметив испарину на побледневшем лбу учителя. – Почему ты не остановился раньше?

Теплый комок энергии мягко ударил в позвоночник, но Инквар протестующе поднял руку:

– Хватит. Ты и так уже ночью мне добавляла. Я сейчас немного отдохну, перекушу и буду как новенький.

Говорить ей о том, куда потратил магию, он не собирался, пусть лучше немного его пожалеет. Насколько он помнит, влюбленные девушки просто обожают ухаживать за заболевшими возлюбленными и становятся в такие моменты намного добрее и откровеннее. А ему сейчас очень нужна ее чистосердечность, чтобы понять, как действовать дальше.

– Тогда давай продукты, – подступила к нему Лил, и Инквар беспрекословно достал из мешка приготовленную Хадиной корзинку.

А через несколько минут лежал на кучке веток, накрытых куском тонкой, но теплой кошмы, и задумчиво наблюдал, как ловко девчонка разжигает небольшой костерок и нанизывает на прутик колбаски и куски мяса. Похоже, их совместное путешествие пошло ей на пользу, она все делала именно так, как сделал бы он сам.

– Отвар ты приготовишь? – Лил оглянулась, посмотрела на Инка чуть дольше, чем требовалось для получения ответа, и вдруг заявила: – А за самоучкой я пойду одна. Есть у меня надежный способ…

– Нет, – твердо отказал Инквар. – И не спорь. Лучше скажи, чего вы с Дайгом не поделили?

– Ничего, – сразу замкнулась девчонка. – Вот мясо. Ешь.

– Ты тоже ешь и не торопись, времени еще много. Я ту сволочь пометил, теперь всюду найду. Сейчас он еще с места не тронулся, я присматриваю.

Некоторое время Алильена безучастно жевала все подряд, запивая чуть теплым отваром, налитым из фляжки, потом снова глянула прямо в глаза Инка и презрительно усмехнулась:

– Понимаю, ты мне не доверяешь. Думаешь, я сдамся им и отправлюсь к дяде?

– Нет, так я не думаю, – уверенно качнул головой искусник. – Просто оставил ему тайный приказ, когда усыпил там, в тоннеле. И теперь мне достаточно позвать, чтобы он срочно полез в кустики. Тогда у меня еще не было никакого плана, я сделал это просто так, на всякий случай, ведь никогда не знаешь, какие зелья пил твой враг и в какую реакцию с твоими собственными снадобьями они вступят. Впрочем, кому я рассказываю? Отец тебе небось сто раз это повторял. Дай еще кусок хлеба… спасибо. Ну а теперь давай поговорим о вчерашнем случае или о чем-нибудь другом. Ты сегодня меня упрекнула, что я потратил время на лицедеек, и совершенно права. Я действительно виноват, нужно было взять тебя с собой, прости. И если у тебя есть ко мне еще какие-то вопросы, лучше все их обсудить прямо сейчас…

– Инк! – зло прервала его ученица. – Прекрати объясняться со мной, как с больной. А Дайг правильно на меня рассердился, я тебя ударила… сильно.

– Куда? – заинтересовался искусник. – По голове?

– По щеке! В тот момент мне страшно хотелось тебя отлупить… Ну и почему ты так веселишься?

– Нет, я не смеюсь, – поспешил успокоить ее искусник. – Просто я тебя понимаю.

– Да? – желчно ухмыльнулась Лил. – Как я тебе завидую! А вот я себя понять не могу, и уже довольно давно.

– Но Алильена…

– Не перебивай, – мрачно сверкнула глазами магиня и, отвернувшись, обреченно добавила: – Раз сам завел разговор. Тебе кажется, будто я не вижу, как смешно и глупо выглядят со стороны мои чувства? Так вот, ты ошибаешься. Я давно ощущаю себя грязной нищей попрошайкой, хватающей прохожих за рукава и умоляющей дать хоть гнутый медяк. Раньше, когда я читала книжки и слушала рассказы подруг, мне казалось, что любовь – это такой волшебный праздник. Она наступит, и все вокруг засверкает, цветы зацветут, а птички запоют. Теперь я точно знаю, все это наглая ложь. Любовь – это проклятое чувство, приносящее только беспрерывную боль, унижение и отчаяние. Мне давно уже не хочется тебя любить, и временами я тебя просто ненавижу. Но поделать ничего не могу, это сильнее меня. И сильнее моих зелий… я ведь сделала отворотное и усилила так, что стаканчик светился. А потом выпила до дна и легла спать.

Инквар только зубы сильнее стиснул, костеря себя всеми словами, какие вслух даже произнести никогда бы не осмелился. Каким, оказывается, он был слепым и самонадеянным болваном!

– А утром встала, – помолчав, устало усмехнулась Алильена, и эта горькая усмешка вмиг состарила девушку на добрый десяток лет, – голова раскалывается, внутри все печет, а ты сидишь на кухне, учишь Найда давать лапу и смеешься… И у меня в душе сразу проклятые цветочки зацвели, как будто это ты мне так улыбаешься. А ты меня увидел и сразу стал скучно-вежливым. Вот в тот день я и поняла, все, больше так не могу. Как только подвернется случай, пойду клин клином вышибать… может, права поговорка.

Она молчала несколько минут, и когда Инквар уже решил, что девчонка выговорилась и пора ему принимать решение, Лил заговорила снова:

– Не хотела рассказывать, но теперь уже все равно. Я с каждым днем тебя все четче ощущаю безо всяких амулетов. Когда ты вчера из костра сбежал, у меня камень с сердца упал, я ведь уже приготовилась самоучку сжечь, защитные амулеты на нем еще висели. И потом побежала за тобой вовсе не со зла – думала, ты весь в ожогах. Но пока бежала, вспомнила, почему я с Канзом пошла. Мне в тот миг хотелось вообще на край света сбежать… от того сарайчика, где вы миловались… Хоть на время забыться… а вдруг получилось бы?

– Лил!

– Я все знаю. Ты взрослый мужчина и ничего мне не должен. Но я тоже уже совершеннолетняя, и у меня больше нет никаких сил терпеть эту боль. Дайг меня вчера отругал, а мне уже и самой хотелось себе руку отрезать или щеки исхлестать. Ты так обгорел, а виновата в том пожаре была я. Это ведь я добавила магии амулетам Канза, ты и сам ведь это прекрасно понял? Но я просто хотела его припугнуть, чтобы он от тебя отстал, тогда еще не догадывалась, какой он подлец и гад.

– Все, хватит, – резко поднялся с места искусник, сел рядом с магиней, обхватил за плечи и прижал к себе. – Я все понял. Ты права… я виноват, недооценил силу твоих чувств. Считал это капризом, детским желанием получить понравившуюся игрушку.

– Инк! – возмущенно зашипела, пытаясь освободиться, Алильена. – Ты меня дурочкой считаешь? Так напрасно, за последние пару месяцев я сильно поумнела. И отлично знаю, полюбить меня всего за полчаса ты никак не мог!

– Ты всегда была очень сообразительной, – покладисто поддакнул Инквар. – Потому-то мне так легко работается рядом с тобой.

– А, так ты сейчас работаешь! – диким зверьком взвилась девчонка. – Тогда зачем в меня вцепился? Немедленно убери руки!

– Нет, – виновато вздохнул искусник. – Не уберу. Ты же сразу ринешься бежать, а я еще ничего не успел тебе сказать. А сил тебя ловить у меня пока нет, я ведь тебя магией держу.

– Да почему это я побегу, – огрызнулась Лил, и тут до ее сознания дошла вторая фраза учителя.

Магиня посмотрела на него вприщур, недовольно посопела и покорно осела на место, низко опустив голову.

– Спасибо, – осторожно погладил ее по плечу Инквар и невесело улыбнулся: – Начнем разговор сначала. Как я уже сказал – я виноват. Я оказался невнимателен, доставив этим боль своей ученице, и по святому правилу искусников намерен свою ошибку исправить. Ну чего ты дергаешься? Я же не Канз, исправлять таким примитивным способом! И кроме того, это пока не для нас. Мы же с тобой не простые селяне и ничего таким путем в наших отношениях не проясним, только еще больше запутаем. Я думаю, нам нужно вернуться душой немного назад, забыть все недоразумения и обиды и попробовать пройти другой тропой.

– Так не бывает, – горько скривила губы Алильена.

– Если человек чего-то очень захочет, то сможет очень многое. Только желать нужно по-настоящему, а не как ребенок, ожидающий волшебника, который махнет волшебным посохом, и все изменится. Но тебе этого можно не объяснять, тебя отец научил упорно трудиться, добиваясь желаемого результата. И я тоже буду стараться.

– А через декаду полюбишь меня страстно и нежно? – саркастически фыркнула девчонка.

– Ну, я же не зря всегда хвалю тебя за сообразительность, – одобрительно улыбнулся Инквар и снова осторожно погладил худое плечико. – Как ты успела убедиться на своем собственном примере, любовь – это чувство, которое приходит нежданно-негаданно и не подчиняется никаким доводам разума. А если подчиняется, то это уже не любовь. Поэтому я и сам не знаю, что из этого получится, но попытаться-то стоит? Разумеется, мы не станем слишком торопиться, для начала просто будем считать себя помолвленными. Вот тебе мое колечко, оно греется, если в тело попадет яд.

Алильена недоверчиво взяла кольцо, повертела в руках, изучая со всех сторон, потом несколько секунд испытующе смотрела в серьезное лицо Инквара. И наконец, тяжело вздохнув, резко, словно ядовитую ловушку Канза, натянула подарок на палец.

– У меня нет больших колец, – буркнула она через некоторое время, уже спокойнее рассматривая украшение. – Но если ты сам разобьешь, возьми вот это. Там заклинание огня и светлячок, я немного усилю, чтобы хватило надолго.

– Я его позже подгоню, – мягко улыбнулся Инквар, – а пока надену на мизинец. А может… ты сама?

Лил настороженно дернулась, словно в ожидании подвоха, потом на несколько секунд застыла в задумчивости, явно лихорадочно высчитывая, какие ловушки могут быть в этом простом предложении. Инквар подавил горестный вздох: далеко же она ушла по тропе ненависти и недоверия. И как повезло ему, что успел спохватиться, удержать на самой грани. Еще шаг или два – и могло быть уже поздно.

– Ладно, – все-таки решилась девчонка, опасливо прикоснулась к протянутой мужской длани и аккуратно натянула на мизинец колечко, в котором золотым огоньком светилось спрятанное заклинание.

И тут же попыталась отдернуть руку, но Инквар оказался быстрее. Поймал теплые пальчики, поднес к губам и бережно поцеловал.

– А это еще зачем?! – рванула руку магиня и невольно разочарованно поджала губы, когда он не стал ее удерживать.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6