Вера Чиркова.

Доказательство любви



скачать книгу бесплатно

– Радость моя… – Едва слышный нежный шепот запутался в золотых девичьих локонах.

– Ничего подобного, я своя собственная, – так же тихо, но свирепо прошипело в ответ.

– К этому и веду, – поглядывая на стайку гуляющих поблизости от веранды прелестнейших созданий, вздохнул кареглазый брюнет и с досадой поинтересовался: – Долго ты еще думать намерена? Ведь мы знакомы уже почти два года! Хочешь, чтобы я ласково называл тебя тугодумкой?!

– Неправильное определение. Не тугодумкой, а благоразумной и серьезной девушкой. – Синие глаза застыли зимним льдом.

– Это отличные качества, не спорю… но мы говорим о чувствах.

– А в этом вопросе девушки должны быть рассудительнее вдесятеро, иначе им прямая дорога в монастырь Святой матери или еще куда похуже.

– Но я же не собираюсь тебя соблазнять! – не забывая держать защиту от подслушивания, оскорбился затянутый в строгий черный костюм молодой мужчина. – Я жениться намерен! И готов просить твоей руки у твоего батюшки!

– М-да?! Не соблазняешь? Тогда чем занята твоя левая рука на моей правой коленке?! – ядовито прошипело в ответ.

– Значит, ты все-таки заметила! А я уж начал думать, будто глажу статую!

– Зря ты так думал. Статуя за подобную наглость не стала бы поливать твой любимый шар чесночным соусом.

– Темная сила, да что же ты творишь, милая! Ну разве с ним так можно?! Он ведь мне теперь целых три дня будет показывать только чесночные грядки охотников за оборотнями! – Брюнет рванулся спасать шар и тотчас же замер, услыхав характерный треск. – Ой! Темная сила… как ты умудрилась оторвать мне рукав?! Нет, я хотел спросить, а зачем ты вообще меня за него дергала?! Нужно было просто позвать…

– Вот еще, нужно мне было тебя дергать! И тем более звать! Просто чесночный соус кончился, и я пришила твой камзол к дивану.

– Да ты просто хулиганка! – возмущенно расширились карие глаза.

– Зато ты – лгун и развратник! А на что ты, собственно, надеялся, когда хватал меня за коленку?! Мечтал, чтобы я при всех сестрах и фрейлинах начала отвешивать тебе пощечины?! Не дождешься! Я принцесса! – Синие очи сузились от гнева.

– Можно подумать, я этого не знаю! Но иногда думаю, что об этом забывает кто-то другой! В общем, так! Завтра я иду к твоему отцу и прошу твоей руки!

– В общем, так! Если ты немедленно не откажешься от этого намерения, я пошлю всем придворным дамам и фрейлинам матушки любовные записки от твоего имени. И тогда мой папа не отдаст тебе меня даже за все сокровища мира.

– Посмотрим, – угрожающе рыкнул мужчина, стремглав покидая веранду, на которой принцессы пили утреннее какао.

– Увидим, – задумчиво прошептал в ответ нежный голосок.

* * *

Банда молча сидела у костра и бдительно-выжидающе следила за действиями своей предводительницы. Далеко не первый час уже следила, но выказывать недовольство никто не порывался.

А та, высыпав на одеяло кучу трофеев, прилежно раскладывала их на тринадцать частей, стараясь, чтобы ни одна кучка не была более привлекательной, чем другие.

Иногда бандерше это удавалось, но не сегодня. Две вещи были настолько лучше всего остального, что ясно было заранее – без драки не обойдется.

Причем, что обидно, драться будут вовсе не за те драгоценности, которые лежат на своих местах в сиротливом одиночестве, а за остальные одиннадцать кучек. Потому как ни продать, ни обменять на что-нибудь полезное эти баснословно дорогие раритеты не удастся даже у самого захудалого трактирщика.

Атаманша тяжело вздохнула и поменяла в меньших кучках местами два усыпанных камнями браслета, проклиная завещанный ей еще матушкой незыблемый старинный закон банды, по которому вся добыча делилась поровну немедленно после налета.

– Ты неправильно делишь, – безапелляционно и доброжелательно заявил мужской голос, и вся банда как по команде схватилась за рукояти ножей и кинжалов.

Потом так же синхронно двенадцать с половиной пар глаз повернулись в ту сторону, откуда донесся голос наглеца, посмевшего отвлекать атаманшу в самый важный момент ее жизни, и тринадцать рук расслабленно соскользнули с оружия.

Кого-кого, а откровенных дур, готовых напасть на этого гостя, среди них никогда не было.

– Почему? – уныло произнесла бандерша, заранее зная, что ответ этого критика ей не понравится.

– Потому что вон те две вещицы ты положишь сейчас на тряпицу, аккуратно завернешь и спрячешь в мешок. Это будет четырнадцатая доля.

– Чья? – начиная понимать, что зря задавала этот вопрос, неуступчиво рыкнула атаманша.

Но гроза она всех окрестных дорог или не гроза, в конце-то концов?

– Да чья угодно, – ехидно сообщил незваный гость. – Кто первый пожелает, тот и заберет. Ну а если никто не пожелает, так и быть, возьму я, не пропадать же добру.

– Кто желает эту кучку? – сложив раритеты в мешок, с надеждой осмотрела соратниц атаманша. – Ну, налетай!

Налетать никто не спешил. Все состроили такие кислые рожи, словно им овечьего гороха мешок предлагали, а не раритеты стоимостью в город. Или даже поболее… чего уж мелочиться.

– Себе возьми, – посоветовала самая смелая и нервно поправила ножны.

– Тебе больше всех подобает, – поддакнула самая льстивая.

– И хранить тебе есть где, – заметила самая практичная и одновременно завистливая.

– Мне не нужно, – мгновенно озверела атаманша. – Но я одно хочу понять, если эта… – она многозначительно покряхтела, – никому не нужна, то за каким… вы ее брали?!

– Так красивые же, – мечтательно закатила глазки самая романтичная.

– И весомые, – вздохнула практичная.

– И вообще, – насупилась самая сообразительная, – ты же сама кричала – собираем все!

– В общем, подайте мне мой мешок, – весело ухмыляясь, сказал гость, – и делите свою добычу дальше.

– Но это нечестно! – засомневалась самая справедливая. – Ты ничего не делал, а получишь равную долю!

– Неправильно ты сказала, – голос пришельца сразу стал холоднее воды из горной речки, – я сделал очень важную работу. Как бы не важнее, чем кто-то из вас!

– Какую?! – Двенадцать с половиной пар глаз уставились на гостя с горячей любознательностью.

– А самим догадаться слабо? – крепко привязывая мешок к поясу, едко осведомился гость.

– Ага, – помолчав, шмыгнула носом самая честная.

– Я уберег вас от неизбежной драки, и сегодня вы сядете обмывать удачную вылазку целыми, здоровыми, красивыми, а также празднично одетыми и причесанными.

– А почему красивыми и причесанными? – не поняла самая несообразительная.

– Потому что рота элитных егерей уже окружила ваше ущелье и перекрыла все выходы. И если неумытых и нечесаных вас будут просто связывать и пороть, то нарядным и красивым вполне может достаться немного ласки, – равнодушно фыркнул гость и повернул камень в амулете переноса.

* * *

– Что там написано?

– «Меняю королевскую корону и королевский фамильный амулет на принцессу», – побелев как снег, сдавленно пролепетал главный советник, страдальчески разглядывая скромный листок простой бумаги, который держал перед своим носом.

– Но это… – ахнула королева и упала в обморок.

Прямо в руки молоденького пажа.

– Унеси ее, – поморщился король, – подальше. Не место тут нервным бабам.

Его величество любил ввернуть при случае в разговор простонародные словечки. Советники обещали, что народ за это полюбит и его самого, и его реформы.

Паж радостно потащил куда-то королеву, и его величество приступил к выяснению деталей. Он вообще был дотошным в делах человеком.

– Что они говорят?

– Кто, принцессы?

– Нет! Бандитки.

– Ничего не говорят, – скорбно поджал губы советник, надеясь, что не придется уточнять, что вместе с бандой Кривой Ханы не может сказать ни слова и рота элитных егерей.

И еще сутки не сможет самое малое, судя по ядовитому запаху перегара и количеству пустых бочонков из-под коварного гномьего самогона.

– А пытать пробовали?

– Все лежат без сознания, – сообщил советник истинную правду.

– А принцессы?

– Пакуют сундуки.

– Так вот почему в саду так тихо! – проявил необычайную догадливость его величество. – И кто именно пакует?

– Почти все.

– Почему все-то?!

– Надеются.

– На что? – не понял король.

– Что он расщедрится и возьмет не одну принцессу, а три или хотя бы две.

– А имя принцессы он написал? – осторожно приступил его величество к выяснению самого важного вопроса.

– Да, – сурово кивнул советник.

– Надеюсь… это не наследница Анриетта?

– Нет.

– Уф… – Король вытер шелковым платком лоб и капризно отбросил его в сторону. – Сколько раз говорить, не кладите мне в карманы шелков!

Помолчал и опасливо покосился на листок, читать который самостоятельно отказался категорически.

– Так что, ему нужна Бенлиетта?

– Нет.

– Варолетта?

– Нет.

– Генриетта?! – возмутился его величество. – Но она же просватана!

– Нет, и не Генриетта.

– Уж не хочешь ли ты сказать…

– Не хочу.

– Говори.

– Не могу.

– Я приказываю.

– Он требует Дарелетту.

– Дарочку? Но она же еще маленькая!

– Всего девятнадцатый пошел, – печально поддакнул советник.

– Как бежит время, – задумался король.

– Золотые слова.

– Запишите в летописях.

– Уже записаны. Четыреста двенадцать раз.

– Ну хорошо, не пиши. И она пакует сундук?

– Нет, вот она не пакует.

– Почему? Не хочет?!

– Неизвестно. Ее высочество получила новую книжку и заперлась в башне, чтоб не мешали читать.

– А постучать?

– Сказала, узнает, кто стучал, – прикажет посадить без штанов в крапиву.

– Фу, как невоспитанно, – нахмурился его величество. – Идите и стучите.

– Простите, ваше величество, мне это не по чину.

– Пошлите слуг.

– Никто не пойдет, говорят, крапива у нее возле башни зело злая.

– Так ведь она же не узнает, кто стучал!

– Наоборот. Узнает немедля и сразу прикажет наказать.

– Да откуда? – заинтересовался король.

– Так ведь все следят. Дарелетта тому, кто первый доложит, серебряный дает.

– Я сам пойду. – Король сделал попытку слезть с трона, но советник сделал загадочное лицо:

– Могу предложить лучшее решение.

– Предлагай.

– Просто напишите ему, что согласны. Он тут, внизу, приписал, что этого достаточно, вашему слову он верит.

– Какой благородный человек, – подумав, одобрительно кивнул король. – Подай перо. Где подписывать? Тут? Готово. Кстати, когда будем судить банду?

– А банды больше нет, – развел руками советник. – Распалась.

– Ну а бандитки-то есть?

– И бандиток нет.

– Но ты же сказал, что лежат без сознания!

– Лежат, – подтвердил советник. – Но они больше не бандитки. Капитан элитных егерей подписал приказ о зачислении их в его роту маркитантками. А судить маркитанток нельзя по закону.

– Вот как, – подумав еще немного, глубокомысленно изрек король. – А тебе не кажется, что капитан егерей поторопился?

– Мне трудно судить, – уклончиво сообщил советник, – но могу предположить, что у женщин были очень весомые доводы, чтоб склонить его к такому решению.

Говорить королю о том, что капитан до сих пор спит, придавленный двумя парами этих очень весомых доводов, советник тоже не собирался. Зачем его лишний раз расстраивать?

– Кушать подано, – прозвенело под сводами зала, и король мгновенно сполз с подложенной на трон подушечки, тотчас забыв про все неурядицы и тревоги.

Личный королевский лекарь утверждал, что еда только тогда приносит пользу организму, когда от нее не отвлекают никакие неприятные мысли, и его величество в это свято верил.

* * *

– Ха-ха-ха! – раздался из-под балдахина заливистый смех, и нахальная мышка, намеревавшаяся стащить с подноса несколько крошек от пирожного, стремительно юркнула в норку.

А вот стоявший в самом темном углу комнаты незваный гость никуда бежать не собирался.

Легонько подул на собственную ладонь, с ехидной насмешкой проследил, как уронила на грудь голову златовласая девушка, закутанная в одеяло, и уверенно вышел из тени.

Небрежно бросил на придвинутый к кровати стол глухо звякнувший потертый мешок и довольно скривил красивые губы, отметив, как точно попал. Как раз между пустой чашкой со следами шоколада на стенках и подносом с последним подсохшим пирожным.

И вообще все шло точно так, как и было задумано.

Он решительно шагнул к кровати, забрал выпавшую из ослабевших рук книжку, не глядя сунул ее в широкий карман и подхватил заснувшую девушку вместе с одеялом.

А затем привычно крутнул портальный амулет.

И через мгновение стоял посреди другой комнаты, ни в чем не похожей на прежнюю.

Та спальня располагалась на самом верху высокой башни, эта – в одноэтажном павильоне.

Там напротив закопченного камина стояла высокая кровать со столбиками и балдахином, тут – низкое, заваленное подушками ложе. Напротив ложа был не очаг, а ступени в выложенный белым мрамором бассейн с непрерывно журчащей из серебряного лотка струйкой теплой ароматной воды.

Там было одно узкое зарешеченное окно, здесь – широкая дуга из двенадцати стеклянных дверей, открывающих вид на просторные и низкие мраморные ступени, ведущие прямо в сад.

Одно было похоже – прильнувший к кровати столик, но на этом были красиво расставлены вазы с фруктами и свежими пирожными, графин с лимонадом, серебряный кувшинчик со сливками и чашка с горячим шоколадом.

Похититель твердым шагом прошел к кровати, сгрузил на нее свою пленницу и уселся в стоящее неподалеку кресло.

И лишь после этого легонько дунул на ладонь.

– А-ах, – зевнула девушка, тряхнула головой и зашарила вокруг себя рукой, ища книжку. – Тьма. Да где же…

И только тут до нее начало доходить, где она находится. Как выяснилось, больше не в своей постели и даже не в своей башне. Ровно минуту, подозрительно щурясь, принцесса оглядывала двери, занавеси, люстры, бассейн, стол и прочую мебель, старательно избегая взглядом сидящего в кресле напротив мужчину, потом презрительно скривила губы и фыркнула:

– Магия! Так и любой дурак смог бы.

– Ничуть не магия! – оскорбился маг. – А точный расчет и знание человеческих слабостей. Сначала нужно было пустить в нужном направлении слух, каким образом можно добраться до королевской сокровищницы. Потом немного пошуметь, чтобы бандиты второпях схватили корону и королевский амулет. Потом – уговорить их отдать все это мне. И, наконец, правильно составить письмо, чтоб король без споров отдал тебя за свои раритеты. Так что теперь ты моя собственность… и я жду обещанный поцелуй.

– Напрасно ждешь, – категорично заявила принцесса, вставая с постели.

На ней была очаровательная пижамка, розовая и кружевная. Лишь атласный подклад, расположенный в самых интересных местах, не позволял рассмотреть точеную фигурку во всех подробностях. Зато давал большой простор воображению.

– Почему? – обиделся он, невольно сглатывая слюнки.

– Потому что я теперь – рабыня! – гордо задрала носик девушка. – А рабыни не целуют своих хозяев по своей воле. Они против них борются и поднимают восстания.

– И среди кого ты будешь поднимать восстание? – усомнился маг. – Если у меня нет больше ни одного раба и ни одного слуги?

– Найду, – уверенно пообещала она. – Главное, найти достойную цель, а желающие бастовать всегда обнаружатся.

– Возможно, – ее новый хозяин хитро ухмыльнулся, – но не забывай – мое имение находится в двух днях пути от столицы вашего королевства, посреди проклятой пустоши.

– А я этого никогда не забывала с тех пор, как ты хвастался, что специально дал такое страшное название самому прекрасному уголку королевства, чтобы никто не портил тебе виды с балкона.

– Согласен, – мрачно процедил маг, – я был самонадеянным болваном, когда поверил твоему обещанию сбежать со мной, если я докажу, что живу не в окружении монстров и чудовищ.

– Не согласна, – скривила губки принцесса, – это называется не болван, а простофиля. Но не имеет к делу никакого отношения. И вообще, я намерена бороться против твоего произвола и насилия.

– Зато теперь я не согласен! – начал сатанеть он. – Какой еще произвол? Ты уверяла, будто папенька не отдаст мне тебя даже за самый драгоценный раритет! И дала слово, если такое произойдет, поцеловать меня первой и беспрекословно выйти замуж!

– Я в нем ошиблась, – кротко заявила Дарелетта. – Его величество оказался слабее, чем я привыкла считать с детства. И теперь у меня траур… по собственным иллюзиям. Кстати, а книжку мою ты захватил? И где в этой беседке дамская комната?!

– Дверь в умывальню сразу за кроватью, возле белого столика, а книжку ты не получишь, пока не исполнишь обещание, – холодно объявил маг, поднимаясь с кресла. – Как захочешь меня видеть, дерни шнурок вон того звонка.

И скорее догадался, чем увидел, как она тут же схватилась за этот шнур.

– Ну, чего тебе? – уставившись на Дарелетту, насмешливо осведомился маг. – Уже готова целовать?

– Готова. Но не целовать, а сообщить, что согласно законам нашего королевства издевательства над детьми и женщинами караются заключением в темницу.

– Ну, этот закон всегда казался мне несправедливым. По нему выходит, что над мужчинами можно издеваться сколько угодно, – разочарованно проворчал хозяин имения. – Но сейчас я хочу объяснений на другой вопрос. Где ты видишь издевательства?

– Тут, – уверенно ткнула принцесса пальцем в себя.

– Обоснуй, – снова опустился в кресло маг.

– Пожалуйста. – Она уселась поудобнее, подтянув колено к груди, и маг снова сглотнул слюнки. Тьма, ну до чего же аппетитная фигурка! – Так что мы имеем? Юную девушку, наивную и беззащитную, прожившую всю свою короткую жизнь в клетке, лицемерно задрапированной роскошью! И вот, едва бедняжка подошла к совершеннолетию, как ее, не видевшую не только ни одной чужой страны, но и всех городов своей и абсолютно не знакомую ни со светлыми, ни с темными сторонами жизни, собственные родители продают в рабство! И кому? Личному придворному магу! Коварством и обманом провернувшему ради своих грязных помыслов хитроумную интригу с привлечением банды Кривой Ханы. Кстати, почему-то не пойманной много ранее этим самым магом, хотя это его прямая обязанность.

– Не отвлекайся, – решительно пресек эти измышления маг. – Мы говорили о несуществующих издевательствах.

– А разве это не издевательство?! – возмущенно вытаращила Дарелетта прелестные синие глаза. – Утащить несчастную девушку из родного дома и привычной обстановки, от любящих родителей и сестер! Да они там, наверное, от горя слезами изошли! Разве это не издевательство – заставлять девушку жестоко страдать при мысли об их скорби? Да еще и добить ее, отобрав последнее утешение, последнюю радость – недочитанную книгу! И ты еще смеешь называть эти издевательства несуществующими?!

– Ладно, я все понял, – безнадежно вздохнул маг, достал из кармана книгу и отлевитировал принцессе в руки. – Пока ты не дочитаешь, разговаривать с тобой серьезно невозможно.

– Вот зачем ты страницу закрыл? – расстроенно листала она украшенные картинками листы. – Пока я теперь найду!

– Приду завтра, – сообщил мужчина и, получив в ответ рассеянный кивок, со вздохом крутнул амулет переноса.

После его ухода девушка несколько минут усиленно водила глазами по строчкам, словно знала, что за ней наблюдают через шар. Потом вскочила и вихрем помчалась в расположенную возле белого столика дверцу.

– Как она еще поесть не забывает, – усмехнулся маг, накрыл шар серебряной крышкой и отправился по своим делам.

– Какой он все же негодяй, – взахлеб рыдала принцесса, яростно плеская в лицо воду. – А еще говорил, что любит! Разве это настоящая любовь?! Нет уж, теперь пусть сначала докажет!

* * *

– Ну, милая, посмотрим, как у тебя дела. – Маг открыл шар и залюбовался на раскинувшуюся на кровати фигурку.

Очень заманчиво, нужно признаться, лежащую. Хоть голова и прикрыта уголком одеяла, зато туго обтянутая розовой пижамкой часть девичьего тела, для которой маг никак не мог найти приличного названия, приоткрыта для всеобщего обозрения.

«Тьфу, какие глупости от такого зрелища в голову приходит!» – хмыкнул маг. Откуда тут быть кому-либо, кроме него?!

И, стало быть, доступно это зрелище тоже только ему одному.

Демонская сила, а если это неспроста?!

А вдруг она дочитала ночью свой дурацкий романчик и задумалась о нем, о Тодгере?! И, как всякая прилично воспитанная принцесса, теперь не желает в открытую признаться, как сильно была вчера не права, и потому дает ему такой красноречивый намек…

При мысли о том, на какие действия девушки могут намекать таким образом, во рту у мага пересохло, а в душе взорвался огненный шар. И не только в душе.

Дрожащими от нетерпения пальцами он выхватил амулет переноса и крутнул камень. Всячески кляня себя за то, что не догадался вернуться в свою долину вечером.

Глядишь, и пришла бы ему в голову здравая мысль проведать Дарочку перед сном…

От дальнейших предположений огненный шар в душе мага полыхнул с новой силой, но он уже стоял посреди павильона, привычно осматривая свои владения.

Возле шкафа куча разбросанной одежды, ну что тут поделать – принцесса!

И на столике беспорядок, хотя еды заметно поубавилось, видать, сильно проголодалась малышка! Совсем перестала нормально питаться с этими книжками!

Ну ничего, теперь он сам займется ее распорядком дня, питанием, здоровьем, воспитанием…

Здравые мысли плавно угасали в голове мага по мере того, как он подходил к ее постели, зато появлялись очень яркие картинки действий, какими он займется в первую очередь…

Рука совершенно самовольно, забыв спросить разрешения у хозяина, потянулась к обтянутой розовым кружевом тугой округлости…

Маг даже глаза прикрыл и дыхание затаил, предвкушая это ни с чем не сравнимое ощущение живого упругого тепла под дерзкой ладонью…

Прикоснулся… подержал ладонь, придавил чуть сильнее…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное