Лев Вершинин.

Россия, которую мы догоняем



скачать книгу бесплатно

Введение, или слово «охранителя»

Последние два года бурления блогосферы, в которых мне довелось принимать участие порядочно загодя до нынешних событий (мы критиковали власть до того, как это стало мейнстримом!), как мы не могли не заметить, потихоньку выползли на улицы больших городов.

В этом явлении, в целом, можно было бы узреть вполне здоровое поведение общества как единого организма, так или иначе, именно единым организмом себя осознавшим. Однако (!), как ни печально это осознавать и озвучивать – именно разобщенность, полное отсутствие общих интересов разных сословий и их представителей стали причиной недавних событий. Эту мысль я и собираюсь пояснить, подробно рассмотреть в теле этого текста. Как минимум для того, чтобы развенчать пустые обвинения в критиканстве и отсутствии подобающей аналитики, как максимум – наглядно продемонстрировать обреченность нынешнего положения. Эту обреченность осознавать необходимо – ведь то, на что тратится столько сил и ресурсов со стороны самого этого самоотверженного общества, имеет под своим основанием довольно низменные цели, достижение которых чревато нам всем с вами стремительно ухудшающимся положением.

В своем жж, да и вообще в так называемом медиа-пространстве я зарекомендовал себе стойкую репутацию «охранителя». И, в целом ничего против подобного статуса не имея, тем не менее, хотел бы внести ряд пояснений к нему, чтобы четко обозначить свою позицию в остром политическом вопросе. Пафос «охранительства» заключается в том, что, отвергая и высмеивая кликушество безнадежно обработанных фанатиков (их имена я непременно озвучу позже), отвергать и тупенькое, не менее фанатичное «лишь бы не было войны» разного рода мышек-норушек. И самое главное – «охранитель» не скупится на конструктивную критику любого рода – на то и щука в воде, чтобы карась власти не дремал, но исправлял ошибки, и чем скорее, тем лучше.

Не все российские реалии соответствуют тому идеалу России, в котором многим из нас хотелось бы жить и которому нынешняя Россия, к сожалению, не соответствует. От этого факт того, что уже порядком примелькавшиеся вождики по полной используют это положение, требуя при этом полнейшего повиновения со стороны масс, становится еще более печальным. И, преимущественно, этот текст предназначен именно несогласным – по-настоящему серьезным и конструктивным этот протест станет, как только он начнет помогать власти проводить самоочищение. А это значит, прежде всего, выход этих самых несогласных (вас, дорогие читатели) из роли тупой массовки.

Будущее прекрасной России совсем рядом – дело в том, что нам необходимо его догнать. И чтобы осуществить эту задачу – нужно прежде всего сбросить балласт заблуждений и иллюзий, так сильно мешающий поступательному движению могучей нации.

И что самое смешное, балласт это мы водрузили на свои горбы вовсе не по собственному желанию. Нынешняя Россия – это та Россия, которую нам навязали.

Часть 1.
Россия, которую нам навязали

Феномен «белых лент»

К вопросу о событиях весны-лета 2012 я сразу хотел бы обратиться сквозь оптику Болотной площади. Собственно, столкновения 6 мая явили собой кульминацию всего того движения, стихийно оформившегося в обществе. Стихийно на взгляд самого общества.

Еще в те поры, когда «цветные» революции назывались «бархатными», в методике их организации четко прослеживались одинаковые схемы и структуры. На первом плане, естественно, толпа «возмущенных» (точнее, взвинченных до синего звона) граждан. То есть как бы «народ». Бестолковый и бескорыстный. Тот самый, именем которого действо реализуется. Эти в основном играли свою роль по зову сердца, в святом убеждении, что вышли на площадь сами по себе. Чуть присмотревшись, можно было без особого труда разглядеть и «ответственных» – специально обученных организовывать в хаосе толпы более или менее устойчивые «десятки», «сотни» и так далее. С барабанами, с ненавязчивым управлением людскими потоками и так далее, по Шарпу сотоварищи. Эти профессионалы борьбы уже хорошо знали, что, ради чего, для кого и по чьему указанию творят.

Но были и совсем незаметные люди. Другого, скажем так, профиля. Специалисты-боевики, задачей которых являлось (формально) «защищать мирных демонстрантов», а неформально – включаться в события, если поступал приказ идти на обострение. Кое о чем (Прага, Бухарест, Белград, Тбилиси) мне довелось только читать, кое-что сподобился видеть своими глазами – и на Украине в конце 2004 года (там крайнее обострение, по счастью, не понадобилось), и в Кыргызстане весной года 2005 (там без этого, увы, не обошлось), и во всяких иных городах и весях. Меняются детали, лица, конкретные реалии, но схема остается неизменной. Разве что творчески, с учетом предыдущих проколов, редактируется и шлифуется. Год назад в Ливии (да и сегодня в Сирии) мы смогли в этом убедиться: там, для подстраховки и вящей надежности, роль «авангарда возмущенных масс» играли западные ЧВК. Чего, в общем, никто особо и не скрывал, хотя, конечно, и рекламировать не спешил.

Вот тогда-то (кто следил за ситуацией, тот вряд ли забыл) по Сети мурашками пробежала мысль о возможном повторении «ливийско-сирийского» сценария в России, где – это было понятно и ребенку – будет сделана попытка переворота. С упором на активное участие в событиях профессионалов.

Этого, как известно, не случилось.

Хотя уже 6 мая, как опять же известно, попытки были. Вполне профессиональные.

А 7 мая, на следующий день, грянула новость о разоружении «Оскорда». Организации, скажем прямо, немаленькой и очень неслабой – вровень с ведущими западными ЧВК, – с реальным потенциалом и серьезным опытом. И, что важно, принадлежащей политику, мягко говоря, активно поддерживавшему т. н. «оппозицию» на всех этапах ее раскрутки, включая и визиты на огонек к м-ру Макфолу. А сын его и вовсе входит в довольно узкий круг лидеров и организаторов «народных протестов».

Мы с вами, конечно, очень многого не знаем и рассуждаем в поле предположений. Но, похоже, те, кому следует, это самое «очень многое» знали в подробностях и держали под контролем. В связи с чем после президентской инаугурации началась окончательная зачистка всего, что могло потенциально представлять реальную серьезную угрозу.

Итог: как бы то ни было, 9 мая не принесло нехороших новостей. И слава Богу.

К слову о манипуляциях вполне уместно вспомнить события того же мая, но украинские.

Пару месяцев назад в немецком «Facebook» случилось странное. Невесть кто запустил по сети сплетню о том, что, дескать, на Украине сжигают живьем бродячих собак. Ссылок не было никаких, да и факта не было, но байку подхватили, поддержали и довольно долго раскручивали, подводя к тому, что, дескать, подобное зверство должно быть наказано, а раз так, то надо бы всенародно выступить за бойкот «Евро-2012». Дабы киевским живодерам неповадно было. Для среднего немца такое событие, надо сказать, как серпом по яйцам. Собачек тотчас начали жалеть, а идею бойкота обсуждать. Однако все ж таки не сладилось. К теме подключились футбольные фанаты, народ крайне активный, и начали требовать подтверждений. На голом месте верить наглухо отказываясь. Что и понятно. Обожаемая сборная Германия лет шесть, если не больше, вполне прилично выступает в турнирах всех уровней, ее поклонники соскучились по «золоту», которое их кумиры вполне способны завоевать, а потому отказываться от такого шанса душа не лежит. Вот если бы собачек и впрямь жгли, тогда, возможно, и вздрогнули бы – но поскольку ссылок инициаторы темы так предъявить и не смогли, тема бойкота понемногу заглохла.

И тотчас возникла вновь. По поводу уже не умученных собачек, а умучиваемой г-жи Тимошенко. Но с не меньшим накалом. Напротив, залпы куда плотнее. По всем направлениям, от «женщину мучат» до «демократку бьют». И волна не стихает. Совсем наоборот. Сегодня, общаясь по скайпу со старинной своей знакомой, некогда (в прежней, донецкой жизни) очень активной и толковой политической активисткой, ныне обитающей в Германии, узнал интересный нюанс.

Оказывается, не так давно, на дежурной встрече с мамами дочкиных одноклассниц, от нее (с Украины же!) буквально потребовали прокомментировать сюжет «Юля в тюрьме». А когда комментарии были даны, содержание их аудиторию не устроило. Поскольку рассказана была чистая правда, но эта правда почтенным фрау никак не подходила. У них уже было свое мнение, которое хрен оспоришь, и шаг влево, шаг вправо от образа «святой мученицы» исключался категорически, по определению. По мнению моей корреспондентки, если уж аполитичные немецкие домохозяйки столь активно подхватили тему, им, в сущности, неинтересную, да еще и составили общее мнение, значит, дело зашло очень глубоко.

То есть те, кто запустил идею, своего добились. Мысль ушла в массы, и массы начинают волноваться. В связи с чем политики получают мандат на любого рода поступки в отношении «нехорошей Украины».

Ну и что это может значить? «Евро» отменять никто не будет. И переносить тоже. Это понятно. Значит, это не цель. Что же тогда цель?

Наверняка, конечно, не скажешь, но есть стойкое ощущение, что на Украину начинают давить всерьез. Чтобы определялась: или туда, или сюда. Просто потому, что на выборах в России случилось, скажем так, не совсем на то, на что Запад рассчитывал, и теперь актуальной стала задача окончательно оторвать Украину от России. Чего бы то ни стоило. Вплоть до привода во власть самых невменяемых политических отморозков, готовых пустить настоящую кровь, пусть из царапины – но настоящую, которая не забывается. Отсюда и нажим на Киев, становящийся чем дальше, тем более жестким, на грани фола. С намеком на то, что если в конце октября на выборах в Верховную Раду случится «не по-ихнему», эти выборы будут объявлены «нелегитимными». С соответствующим набором санкций. А это и собственность в Европе, и «списки невъездных», и, возможно, виды на жительство. Иными словами, полный комплект аргументов, способных убедить компрадоров.

Разумеется, на данный момент все это прикидки вслепую. Точно можно говорить лишь о том, что давление налицо, и речь идет далеко не о бойкоте «Евро». Причем любопытнее всего, что нынешние украинские власти, конечно, хотели бы в Европу. Им там уютнее, чем с Россией. Но идти на Запад они готовы только на своих условиях. Хотя бы частично. Потому что опасаются (очень, очень не без оснований) мести Тимошенко, которая, если ее таки придется выпустить, не пощадит никого из обидчиков, и ни в какие гарантии, зная, чего стоят гарантии Запада, не верят. Не верят настолько, что – инстинкт самосохранения могуч! – позволяют себе огрызаться всерьез, свидетельством чему хотя бы отмена саммита в Ялте.

А время выбирать между тем скукоживается, как шагреневая кожа, и лимит «многовекторности», столь характерной для независимой Украины во все годы ее существования, видимо, вычерпан до самого донышка.

А что у нас?

У нас вот и дешевые приемчики в ходу, никаких многоходовок вам. Например, комичный акт сжигания портретов «неугодных».

Думается, самое естественное и логичное заключается в том, что г-н Удальцов, отчаявшись извести супостата ординарными средствами, решил прибегнуть к помощи т. н. «примитивной магии», нанеся по супостату энергетический удар «через фото» и, за полной невозможностью найти подходящее дерево для втыкания игл, прибегнув к помощи Огня. Что, конечно, не классика, но тоже эффективно. Кое-кому, во всяком случае, удавалось. Однако же, судя по категорическому нежеланию портрета гореть, силы, хранящие и поддерживающие г-на Путина – по крайней мере, пока – однозначно сильнее чернокнижия.

Это все смех, но он еще раз подтверждает мысль, к которой я пришел еще в 2005-м, по итогам киевского Майдана, позже многократно убедившись в ее правоте: технологии раскрутки «протестов» страшны тем, что даже когда потребность режиссеров в массовке исчерпана и массовка за ненадобностью распущена, в норму зараженные, люди, в основном, вполне приличные, – даже меняя окрас, – не приходят никогда. Социальная шизофрения переходит в шизофрению индивидуальную, и это уже неизлечимо…

Я пришел к выводу, что чеканная, казавшаяся вечной формула графа Шенка фон Бисмарка «Революцию придумывают гении, осуществляют фанатики, а плоды ее достаются проходимцам» дала трещину и теперь годится разве что в утиль. По нынешним временам проходимцы рулят уже на старте. Гении и фанатики спонсорам без надобности.

Наличие западной поддержки нашей «оранжевой революции», объективности ради, сквозь зубы, но признается. Хотя какая же это революция?

Ничего не происходит, кроме унылых перепалок в «Твиттере», где одни бодро убеждают себя в сотнях тысяч на «Марше миллионов», а другие издеваются над слабовидящими людьми вместо того, чтобы предложить им очки. А очки нашей оппозиции и в прямом, и переносном смысле ой как необходимы самой. Потому что она с каждым днем все больше слепнет и глохнет, обгоняя по немодности власть с такой страшной силой, что скоро станет очевидным уродцем в политическом цирке даже для тех, кто по наивности своей или, скорее, по присущему московской тусовке конъюнктурному чутью оказался там в декабре.

Кто все эти люди, которые еще несколько месяцев назад активно соревновались между собой в процессе зарабатывания денег, выпрашивании эфиров на федеральных каналах, утопали в сверхпотреблении? Даже дамы, гордящиеся своим знакомством с Сулейманом Керимовым или Александром Мамутом, вдруг резко сменили приоритеты и стали тайно или явно желать Навального, умиляясь его супружеской верности, идеологической наполненности и недюжинному уму, который должен был нас всех, желающих того или нет, спасти от кровавого режима.

Простите, но в господине Навальном, кроме крепкой заявки на губернатора дотационного региона, больше ничего увидеть не представляется возможным.

Также ничего не увидеть и в остальных плюшевых оппонентах Путина, которые почему-то на миг сами себе показались реальной силой. Я голых королей, знаете ли, привык называть голыми. Не окутанными дымкой, не покрытыми капельками росы, а именно голыми. Мою точку зрения очень сложно было сохранять в декабре в дорогих московских ресторанах, VIP-залах аэропортов и бизнес-классах «Аэрофлота», но, тем не менее, мне это удалось, тем более что общение с кандидатами в президенты было настолько удручающим, что за Путина хотелось проголосовать досрочно, чтобы закончить эту бездарную комедию.

Все, кто голосовал, понимал, что у них нет выбора. Им тоже не нравилось многое, но еще больше мне не нравились голые короли. Как и не нравится то, что «Пусси Райот» стали мученицами для внешнего мира и кощунницами для России. И сейчас они против – против того, чтобы дуры благодаря бездарным действиям власти становились значимыми фигурами, которых уже выдвигают на премию Сахарова. Против того, чтобы Путин оправдывался за свои полеты со стерхами перед Машей Гессен, своими руками делая из нее новую икону оппозиции. Они не находят опоры, сталкиваются с импотенцией системы, алогичными законами и решениями, произволом местных властей, тотальной неэффективностью, несправедливостью, в конце концов. Они не понимают, куда и зачем их ведут.

Большинство осознает, что нельзя жить только ради того, чтобы ежемесячно в срок получать зарплату, покупать в кредит квартиру и «Ладу Гранту», ездить в Турцию и верить в то, что в этом и есть смысл существования. Как сказал мне один товарищ, «жить можно ради детей или ради страны». Так вот, у нас огромное количество людей хочет жить ради страны. Но власть эту возможность сегодня скорее отбирает, вместо того чтобы давать. А оппозиция уничтожает остатки веры в то, что это может сделать кто-то еще, кроме той власти, которая есть.

Оппозиция у нас голая и фальшивая, состоящая из конъюнктурщиков, бравших деньги на проекты у Суркова, бегавших наперегонки к Володину в кабинет и одновременно ораторствовавших перед людьми, которых они искренне считают своей массовкой.

Однако люди не бараны, они хотели что-то изменить – в отличие от оппозиции. А оппозиция хотела получить власть, а точнее, стать ее частью. Встроиться в финансовые потоки, получить проекты. Для людей здесь ничего не предполагалось изначально. Люди были пешками в чужой игре, где ктото хотел стать президентом, кто-то мэром, кто-то руководителем канала.

Здесь каждый был за себя и для себя. Поэтому у большой части «декабристов» все чаще находились дела поважнее: презентации журналов, корпоративы и многое другое, что гораздо интереснее, а главное, прибыльнее, чем стояние на площади и скандирование бессмысленных требований перевыборов. Удивительным образом, как после фуршета все это не мешает им, даже глазом не моргнув, подписывать гражданские воззвания и манифесты.

Весь протест выливается не в яростный огонь борьбы и захлестывающий Россию рост протестного движения, а, например, в одну-единственную Женю Чирикову в качестве кандидата в мэры, а по сути, префекты округа Москвы, просящего со сцены главного оппозиционного митинга помощи «кто чем может». Спасибо, Женя, что в своей пламенной речи вы не стали употреблять словосочетания «люди добрые» и «Христа ради прошу». На этом фоне довольно смешно и наивно выглядит недавняя уверенность большей части прогрессивного и рукопожатного сообщества в том, что режим Путина вот-вот падет, а всех, кто имел смелость высказать альтернативную позицию, отправят в лагеря.

Примечателен один мой разговор с известным оппозиционным журналистом в разгар зимних волнений. На вопрос, почему он не хочет стать спичрайтером Навального и написать ему нормальную речь для митинга, он ответил: «Зачем я буду писать ему хорошие тексты? Я сам хочу стать политиком». Слишком много звезд и очень мало менеджеров: ни идеи, ни партии, ни интерфейса.

Уровень общественной поддержки растет и падает по итогам процесса – и это классика социологии, обойти которую не дано никому. Формула предельно проста: чем больше мелькаешь, кричишь, перфомансируешь, тем, естественно, больше известен. Но чем меньше при этом реальных результатов, тем выше риск, когда пар уйдет в свисток, обернуться – в глазах не фанатов, которые все сглотнут, но потенциальных сторонников, за которых, собственно, и борешься, – балаболкой, а то и вообще посмешищем.

Проще говоря: взялся – делай.

Или, по крайней мере, не превращайся в шарманку.

Или хотя бы будь сам при этом так безупречен, что сияние нимба затмит все тени.

А если на финише всех телодвижений на выходе ноль, а пылкие речи – из-за повторяемости – все более очевидно пусты, тогда те самые «потенциальные сторонники» неизбежно начнут что-то подозревать, а затем и отшатнутся. Правда, в узком кругу самых упертых фанатов крик повышает популярность, соратников по трибуне, пожалуй, и потеснишь, но толку от этого чуть, потому что роль самого крутого среди лузеров далеко не то, к чему стремятся вожди и трибуны.

Алексей Навальный

За господина Навального хорошо говорят его поступки, а именно – вся эта показушная мышиная возня с разоблачениями и скандалами.

Чего стоит одно противостояние с «ВТБ Лизинг» – так называемая битва между добром и одним из его владельцев.

На поверку выяснилось, что легенда миноритария банка А. Навального несостоятельна, и сказ «о том, как пилят ВТБ» напичкан несуществующими фактами и цифрами.

С чего все началось? Предоставим слово главному фигуранту:

«Решили как-то раз Эффективные Менеджеры (далее – ЭМ) из банка ВТБ сделать бизнес. Средств много, с успехом провели «народное IPO». Надо деньги хорошо разместить, чтоб работали. На благо акционеров.

– А почему бы нам не замутить лизинговый бизнес? – воскликнули ЭМ. Воскликнули и немедленно учредили дочернюю компанию «ВТБ Лизинг».

Дело делается быстрее, чем сказка сказывается.

Решили ЭМ заняться лизингом буровых установок. Штука это дорогая, востребованная. Покупаешь буровые установки – сдаешь в аренду нефтяникам-газовикам – получаешь денежки. Красота.

Выбрали буровые установки от китайского производителя – «Sichuan Honghua Petroleum Equipment Co. Ltd». С романтичным названием ZJ50DBS. 30 штук.

Чтоб было понятно: 30 штук – это очень много. Это четыре с половиной тысячи вагонов с оборудованием.

Когда было принято решение о сделке, ЭМ долго мучились. Они не спали ночей.

Они хотели внести какое-то усовершенствование в сделку. Чтобы это была не просто купля-продажа, а купля-продажа в лучших традициях «ВТБ» и госбизнеса. Решение было найдено.

При стоимости установок у производителя $ 10 млн. за каждую, их покупают у кипрского посредника по $ 15 млн.!

Общий навар с одной сделки – 156 миллионов долларов.

Это ли не гениально?!?!

Ну признайтесь, что вы сами никогда бы до такого не додумались! Ведь где Кипр, а где Китай?

Поэтому 150 лимонов зеленых – это самое малое и скромное из того, чем надо вознаградить ЭМ из ОАО «Банк ВТБ».

Добавлю, что 456 млн. – это цена контракта. С учетом таможенных пошлин «ВТБ» потратил на сделку 650 миллионов долларов денег акционеров.

Отмытых $ 156 млн. было мало. Ведь есть и вторая часть лизинговой сделки.

Буровые установки было бы логично сдать в аренду кому?

– Буровым компаниям, – робко предположите Вы тоненьким голосом.

– ХАХАХА, – ответит Вам эхо из банка «ВТБ». За два месяца до сделки было создано ООО «Велл Дриллинг Корпорейшн».

У которого не было ни-че-го.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

сообщить о нарушении