Вениамин Сорокин.

Не искусственный интеллект. Сборник коротких произведений



скачать книгу бесплатно

Иллюстрация на обложке NASA spacescapes


© Вениамин Вениаминович Сорокин, 2017


ISBN 978-5-4485-1802-7

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Есть мнение

Везет же этим технарям. Я имею в виду в смысле науки. Вот, например, есть мнение, что на тело, помещенное в жидкость, действует выталкивающая сила в два раза больше, чем вес вытесненной телом жидкости. Хорошее мнение. Мне оно нравится. Я подсчитал, что в этом случае я никогда не утону и, значит, учится плавать совершенно не обязательно.

А у Архимеда другое мнение. Помните? И получается, я подсчитал, надо учиться плавать, иначе могу утонуть.

А кто такой Архимед? Он академик? Или член-корр? Может, на худой конец, кандидат наук? Да никто он. Просто Архимед. И, в принципе, на его мнение можно было бы и наплевать. Учиться плавать не хочется, но и перспектива утонуть не из приятных. Пошел к ближайшей луже, проверил.

Вы знаете, к сожалению, Архимед прав.

Везет же этим технарям. Сомневаешься? Идешь к ближайшей луже и проверяешь. У них, у этих технарей, любой студент, если он прав, может посадить в любую лужу любого академика, если тот неправ.

А у гуманитариев все в тумане. Кто прав? Кто не прав? К какой луже пойдешь, как проверишь? Ну, понятно, если спорят студент и академик, разумеется прав академик. Почему? Да просто потому, что он академик. Надо же доверять специалистам. Доверять – от слова «верить». А «вера» и «наука» понятия не совместимые. В науке ничего на веру не принимается, все проверяется. Тупик получается. Во! Даже в рифму, что редко со мной случается.

А, если спорят два академика? Чувствуете, задачка? Вот, например, черный квадрат Малевича произведение искусства или наоборот? Я знаю академиков, у которых по этому вопросу противоположные мнения.

С другой стороны, в таком положении есть и свои плюсы. Какое мнение тебя больше устраивает, того и придерживайся. И ничего страшного с тобой не случится: не утонешь, не свернешь себе шею. Даже можешь получать удовольствие от процесса обмена мнениями, доказывая, что твой оппонент ни черта не понимает в искусстве. Пусть попробует доказать обратное. Хорошо!

Хорошо, но не совсем. Чтобы получать подобного рода удовольствие, надо самому быть академиком. И что делать бедному студенту?

Но не все так печально. Оказывается, звание академика дают сами академики. И если быть не очень щепетильным, то Ваше мнение во многом совпадет с мнением ряда академиков. И, конечно, совершенно случайно, с мнением тех академиков, которые решают, быть ли Вам академиком. Ну, раз мнения почти совпали, значит и звания, соответственно, должны совпадать. А дальше получай удовольствия по полной программе. Хорошо!

Хорошо, но не совсем. Пока обмениваются мнениями по поводу квадратов, может быть и хорошо. А если по поводу: «Быть войне или не быть?». Тут уже не задачка, тут уже проблема получается.

Свернутой шеей можешь и не отделаться. Судьбы народов, а может и человечества.

Везет же этим технарям. Есть мнение восстановить справедливость и запретить технарям, проверять свои мнения на своих опытах. Кстати, и экономия средств приличная получается, я подсчитал. Тогда, тот, кто придерживается правильного мнения – будет жить, а те, кто неправильного – утонут. Жаль будет погибших. Но смерть их не станет напрасной. Рано или поздно до всех дойдет, что Архимед прав.

Везет же этим технарям, а несчастным гуманитариям все приходится проверять, извините за выражение, своим задом, каждый раз рискуя сесть в грязную, холодную лужу. И это в лучшем случае.

О роли личности в истории

В одном лесу царем зверей был Петух. Да, да! Не Лев, а Петух. Всё согласно конституции: «Царем зверей должен быть тот, кто своевременно вызовет Солнце на небесный свод и тем самым обеспечит благоденствие всех жителей Леса». Все понимали, что вызвать солнце может только Петух. Как только утром он прокукарекает, Солнце сразу же встаёт. И страшно было подумать, что будет, если с Петухом, что-либо случится, и он не сможет или не захочет вовремя прокукарекать. Поэтому звери старались угодить Петуху и выполнять все его желания и указания.

Далеко не все были довольны правлением Петуха. Особенно плотоядные. Петух грозился выгнать из Леса тех, кто охотится на живых граждан Леса. И плотоядным приходилось или питаться падалью, или охотиться ночью, пока Петух спит. А после ночной охоты во время самого сладкого утреннего сна под твоим ухом раздается «Ку-ка-ре-ку!» и изволь вставать. На лицо было нарушение прав и свобод.

Однажды, после очередного кукарекания, Петух собрал всех зверей для решения очень важных вопросов. Первым стоял вопрос: «О роли личности в Истории», вторым: «О мерах по борьбе с чуждыми Лесу элементами».

По первому вопросу выступил Енот и предложил основать литературную серию ЖЗЗ – жизнь замечательных зверей. В этой серии будет увековечено жизнеописание достойных граждан Леса. Первым из достойных по праву, является Петух и необходимо оставить потомкам правду о роли личности Петуха в истории вызова Солнца на небесный свод. Все дружно проголосовали «за».

По второму вопросу выступил сам Петух:

– Мною обнаружена недостача в моем гареме. Полагаю, что виновником является Лиса, поскольку именно она больше всех любит курятину. Кроме того, поступают многочисленные жалобы на Волка, который угрожает более слабым гражданам, например, Зайцу. Поэтому предлагаю Лису и Волка, как чуждых нашему Лесу элементов, выгнать из Леса. А Льву, как предводителю всех плотоядных, объявить последний выговор. В случае же повторения, выгнать из Леса и Льва, а на его место назначить более достойного, например, Зайца. Прошу голосовать, кто «за»?

Лев глухо заворчал, но возразить не посмел. Все проголосовали «за» и по второму вопросу.

– Без суда и следствия, выгнать с родины на основании бездоказательных обвинений! – завопил Волк. – Это произвол!

Лиса толкнула его в бок:

– Не ори, лучше пойдем ко Льву. Он разберется с этим Вождем всех зверей.

– Ты, что. Лиса? А восход Солнца? Да и Льву не поздоровится. Хоть он и самый сильный, против всех ему не устоять.

– А, что нам до восхода Солнца в этом чужом теперь для нас Лесу? Да и Лев нам не отец родной. Я все беру на себя, ты только стой рядом и поддакивай.

Понуря головы, тихим шагом пошли они как бы из Леса, но при первой же возможности, когда никого уже не было видно, повернули ко Льву.

Оскорбленный Лев никак не мог успокоиться и нервно метался около своего логова.

– Так оскорбить самого сильного и умного зверя в Лесу, – начала Лиса.

– Сравнить с каким-то Зайцем, – поддакнул Волк.

– Он специально подводит к тому, чтобы избавиться от тебя, Лев, – продолжала Лиса.

– И поставить своего, приспешника, Зайца, – поддакнул Волк.

С каждым словом глаза Льва разгорались все ярче, а дыхание становилось все тяжелее.

– Звери говорят, – не унималась Лиса, – «Если бы наш любимый Лев не был таким трусом, он

заступился бы за справедливость и свободу».

– Кто сказал, что я трус!? – взревел Лев так, что листья посыпались с деревьев.

Тут же появился Петух и закричал тонким голоском:

– Ты нарушил спокойствие Леса! Вон из…

Закончить он не успел. Лев хлопнул по тому месту, где стоял Петух, только перышки в разные стороны.

Весть о смерти Петуха быстро разнеслась по Лесу. Начались волнения. Заяц призывал к походу против Льва и самом строгом его наказании, вплоть до растерзания. Близилась ночь. Наступит ли утро? Испугался и Лев.

– Лиса, Волк, что же нам делать? Если Кабан, Медведь, Тигр и другие пойдут за Зайцем, – мы пропали.

– Ты должен научиться «кукарекать», – посоветовала Лиса. – Может быть, Солнце услышит тебя и взойдет.

Всю ночь в Лесу раздавалось рычание Льва. Но на «Ку-ка-ре-ку» оно было совсем не похоже. Уже слышен тяжёлый топот приближающихся зверей. Уже совсем близко сверкают их глаза.

И вдруг! О, чудо! Солнце начало всходить!

– Лев вызвал Солнце! – закричала Лиса.

– Лев – царь зверей! – завопил Волк.

Звери обрадовались Солнцу, собрались вокруг Льва, ожидая его указаний. А Лев, открыв пасть, смотрел на Солнце, ничего не понимая.

– Отпусти всех с миром, а мы подумаем, что делать дальше, – шепнула ему Лиса.

Когда звери разошлись Лиса и Волк подсели ко Льву.

– Ты теперь Царь зверей и можешь делать все, что захочешь, – сказал Волк с завистью.

Лев вздохнул.

– Но я так люблю утром поспать, а если проспишь, Солнце не взойдет и опять в Лесу недовольство.

– А ты, то есть Вы, Ваше Величество, – поправилась Лиса, – издайте Указ, о том, чтобы Солнце всходило вовремя. На всякий случай, мы с Волком попеременно будем бодрствовать, и как время подойдет, разбудим Вас, а Вы вызовете Солнце.

Лев успокоился.

– Я назначаю вас своими помощниками. Подготовьте Указ для Солнца и другие Указы для восстановления порядка в Лесу, а то этот Петух всех зайцев распустил. И вплоть до растерзания, – добавил он строго.

На следующее утро Лев проснулся, когда Солнце стояло уже высоко. Рядом в живописных позах дрыхнули Лиса и Волк. «Указ действует», – с радостью подумал Лев и растолкал помощников.

– Соберите всех зверей. На повестке дня два вопроса. Первый: «Культ личности и борьба с его последствиями», – докладчик: Мы, Лев. Второй: «Ешь, что хочешь – лозунг нового свободного Леса», – докладчик Лиса.

Для догадливого читателя эту историю можно и не продолжать. А как считает догадливый читатель? Кто делает Историю? Одни скажут – Львы. Другие скажут, что это иллюзия, историю делают Лисы. Можно я скажу свое мнение? Ход Истории неотвратим, как восход Солнца. Но для одних важно, чтобы Историю «прокукарекал» Петух, а для других важно, чтобы это сделал Лев. Вокруг этого и крутятся все наши истории.

И всесилен тот, кто знает, когда взойдёт Солнце!

Анатомическая басня

Говорят, что в спорах рождается истина. Я сомневаюсь в этом. Без любви, что хорошего может народиться? Вы же знаете анатомию. Да и о «детях карнавала» наверно слышали.

В одном организме жили-были сердце и мозг. Вместе с другими очень важными органами. Сердце снабжало всех кровью с необходимыми питательными веществами и кислородом. Мозг же осуществлял общее руководство работой всех органов, получая и перерабатывая огромный поток информации и делал работу всего организма слаженной и четкой. Вы же знаете анатомию.

Отношения между сердцем и мозгом не были идиллическими. И все из-за тщеславия. Каждый считал, что именно он самый важный, самый нужный орган в организме.

– Смотрите, – говорило сердце, – я работаю день и ночь без отдыха, а этому «командиру» надо, видите ли, обязательно 8 часов в сутки отдохнуть. Чем лучше я работаю, тем меньше обо мне думают и говорят. Вспоминают, когда мне плохо. Подумаешь, «мыслительный центр». Да любой компьютер считает во много раз быстрее и точнее.

Мозг не оставался в долгу.

– Этот комок мышц ни на что более не способен, как только сокращаться и расслабляться, отдельные его клапаны уже делают искусственными, скоро и его роботом заменят. Тот, может, ныть не будет. Посмотрите вокруг. Все это создано разумом. Сразу становится ясным, какой орган в организме самый важный, самый главный.

Организму эти споры не мешали, даже помогали, поскольку свою правоту каждый старался доказать своей работой. А что еще нужно организму? Только хорошая работа каждого органа. Вы же знаете анатомию.

Однажды, среди ночи, как молния, по всему организму пронеслось – «Тревога! Тревога! Тревога!».

Мышцы заработали во всю свою мощь. «Крови! Крови!» – требовали они. «Кислорода, срочно!», – требовал мозг, лихорадочно соображая, что же делать? Сердце колотилось как сумасшедшее, стараясь дать каждому, что он требовал.

Но то ли сердце где-то позамешкалось, то ли мозг где-то просчитался, но прошла пуля рядом с сердцем и перебила часть сосудов, снабжавших кровью мозг. Затуманенный мозг пытался найти выход, направляя мышцы прочь от опасности. И тогда, когда мозг совсем отключился, а измотанные мышцы были способны только на конвульсии, сердце билось, надеясь на чудо.

Чудо произошло. Больница, операция и быстрое заживление ран. По-видимому, по поводу свершившегося чуда, в кровь стал поступать алкоголь и повеселевшие сердце и мозг начали приятный разговор.

– Ты слышал? – сказало сердце, – как хирург заявил: «Скажи спасибо своему сильному сердцу, иначе тебе не выжить бы».

– А ты слышало, как все говорят?: «Если бы не его острый ум, не уйти бы ему от смерти», – отвечал мозг.

Алкоголя в крови прибавлялось, и собеседники перешли на повышенный тон.

– Если бы я не снабжало тебя кровью, то ты был бы абсолютно пустое место. И ты плохо рассчитал, пуля попала почти в меня.

– Если бы я плохо рассчитал, пуля бы точно попала в тебя. Это ты плохо подавало кислород мышцам, и они не успели развернуться. И вообще, это по моей команде к тебе поступает все, что тебе нужно. Без меня – ты пустое место.

Вы же знаете анатомию и, наверно, уже обо всем догадались.

После вскрытия тела мнения медицинских экспертов разделились. Одни считали, что причина смерти в блокировке импульсов, идущих к сердцу от мозга. Другие в том, что был блокирован ток крови от сердца к мозгу. Третьи выражались просто: «Пить надо меньше, а тот, кто подливал, похоже, знал, что делал». Впрочем, усопшему вопрос: «Кто виноват?» был совсем не интересен. Вы же знаете анатомию.

Может быть и хорошо, когда спорят. Точно хорошо, когда соревнуются. Плохо, когда дерутся. И очень плохо, когда в драке кто-то победит окончательно и бесповоротно.

Слышите шум? То ли правые с левыми спорят, то ли русские с евреями выясняют, кто важнее. Чем все это может кончиться? Вы же знаете анатомию. И «подливала» тоже хорошо знает анатомию.

Жизнь есть борьба. Окончательная победа в борьбе есть Смерть. В том числе и для победителя!

Пункт конституции

В одной очень демократической стране прошли очередные выборы, и победил очередной президент. Страна была очень благополучной и президенту, в качестве претендента, пришлось поломать голову над вопросом: что ещё пообещать своему умному и высокоинтеллектуальному народу. И он обещал распространить идеи демократии на весь мир.

Выполнить обещание мешал Дракон, который захватил власть в одном из государств и не хотел уходить, как ему по-хорошему советовали. Правда, все знали, что и государство то было за тридевять земель, да и было оно маленькое и хилое, и Дракон то был не Дракон, а Дракончик. Как мог умный народ купиться на такое обещание, историки спорят до сих пор. Впрочем, всякое бывает. Вон, Адольфа Гитлера, в своё время выбрали же, и до сих пор непонятно, как так получилось?

Однако, выяснилось, что существует досадный юридический пробел. В Конституции не было пункта, который бы позволял убивать Драконов. Но, ведь каждому здравомыслящему человеку ясно – нельзя позволять страшному, мерзкому Дракону управлять нормальными людьми. К тому же пошли слухи, что у Дракона есть страшное оружие, и это угрожает всему миру. Требовалось срочное совершенствование Конституции.

Необходимый пункт Конституции немедля появился. Этот пункт под номером 13 гласил: «Каждый человек, всенародно избранный демократическим путём, имеет право в честном единоборстве убить Дракона, если Дракон в установленный срок не примет нормальный человеческий облик». С точки зрения демократии всё, вроде, было в порядке. Тут вам и демократические выборы, тут вам и честное единоборство. Какое у кого будет оружие и может ли, в принципе, Дракон превратиться в человека? – этих тонкостей никто не заметил или сделал вид, что не заметил.

Срок был назначен. Судьба Дракончика была предрешена. В оружии своего президента народ не сомневался. Срок истёк, военная операция началась, народ пошёл спать.

Но, вдруг, пришла странная, непонятная и страшная весть. Дракончик победил! Он пришёл. Внешне это был настоящий Дракон – большой, сильный, с холодным взглядом. Как победитель, он сместил всю старую администрацию и посадил свою. Все ждали падения демократии и готовились к её защите.

Но, странное дело! Дракон не тронул Конституцию. Даже её 13-й пункт. Более того, предложил подпункт к 13-у пункту, в котором говорилось, что претендент в честном единоборстве сам выбирает оружие. Это понравилось. Ну что стоит умному высокоинтеллектуальному народу изобрести такое оружие, которое претендент может использовать, а Дракон нет.

Вёл себя Дракон совсем не по-демократически. Кого хотел того и наказывал, с кем хотел воевать с тем и воевал. Запахло экономическим кризисом. Но всегда оставалась надежда на устранение Дракона демократическим путём.

Прошло несколько десятков лет. Через каждые 4 или 5 лет, точно не помню, назначались выборы, находился претендент и погибал в честном единоборстве с Драконом. А Глава Администрации радостно возвещал: «Да здравствует Дракон!». Было похоже на кризис демократической системы.

По законам жанра раньше в этот критический момент появлялся Добрый Молодец и за кучу добрых дел взамен узнавал тайну Дракона и спасал положение. Но то было раньше. Теперь же появился Супер Мен с хитроумным и тайным оружием. Таким хитроумным и таким тайным, что я о нём сам ничего не знаю. Говорят, какой-то Лазарь его придумал.

Наступили очередные выборы и… Супер Мена не стало. Но на этот раз этим дело не закончилось. Того Супер Мена очень любила одна Мадонна и, в нарушение всех конституционных норм и правил, вопреки разуму и логики, как это бывает у женщин, особенно любящих, она рванулась к Дракону, что бы убить его.

Стража преградила ей дорогу. На шум, явился Глава и стал выяснять, в чём дело? Ему объяснили. Глава задумчиво посмотрел на Мадонну, на её, горящие яростью глаза, на её бурно вздымающуюся грудь и произнёс: «А почему бы нам ни сделать исключение? Это будет интересно. Это будет очень интересно!».

Впоследствии, почти все политологи сошлись в том, что это была грубая ошибка со стороны Главы. Нельзя отступать от конституционных принципов. И надо больше привлекать в политику женщин. Они этой ошибки не допустили бы. А мужчина, как увидит красивую женщину, так в голове у него сразу возникают интересные эксперименты.

Глава нежно взял под руку Мадонну.

– Я приведу тебя к Дракону, и ты убьёшь его. Ты должна убить его, а то, как только их избирают, они слишком много начинают думать о себе.

– Мы не избирали Дракона! – возразила Мадонна, оттолкнув Главу. – И он у власти больше двух сроков вопреки нашей Конституции!

– Ах! Да, да! – быстро поправился Глава. – Это узурпатор власти. И, как только с ним будет покончено, ты поймёшь, что со сроками у нас всё в порядке. Кстати, я надеюсь, ты хорошо вооружена каким-нибудь тайным оружием?

– Я задушу Дракона своими руками! – решительно заявила Мадонна.

– Ах! Как не разумно, как не разумно, – заволновался Глава. – Но мы поможем. Вот хороший гранатомёт, а Дракон сейчас спит, и можно легко его уничтожить.

– Я в жизни не держала в руках даже пистолета, с грустью сказала Мадонна, начиная понимать сложность своего положения.

– Тогда, вот тебе хороший нож. Нанеси сильный и точный удар в сердце Дракона. Помни, что эта мерзкая скотина убила твоего любимого, пусть эта мысль придаст тебе сил. Вперёд, да поможет нам 13-й пункт Конституции.

Политологи склоняются к тому, что это была вторая грубая ошибка Главы. Как можно требовать от нетренированного человека, да ещё женщины, сильного и точного удара? Неужели нельзя было подсунуть что-нибудь этакое, чтобы нажал на кнопку с закрытыми глазами, и разнесло полмира вдребезги.

Удары были не такими сильными и не такими точными, чтобы быстро убить Дракона, но Мадонна их наносила и наносила. И, вдруг, Мадонна видит, что Дракон принимает облик человека, облик знакомого человека. Облик любимого, умирающего любимого. Она в растерянности останавливается, бросается к любимому и с ужасом обнаруживает, что руки её становятся похожими на лапы Дракона.

Поняла всё Мадонна: «Победивший Дракона по драконьим законам – сам становиться Драконом». Но было поздно. За стеной уже раздавался ликующий крик: «Да здравствует Дракон!». Но поторопился Глава. Не успело сердце Мадонны стать драконьим, направила она нож на своё сердце. Удар получился сильным и точным.

Исторической загадкой остаётся вопрос: почему Дракон, проснувшись от первых ударов, не растерзал Мадонну? Как-то это не по драконьи. Похоже, что не только Мадонна безумно любила, но безумно любили и её. Согласитесь, есть за что.

Что-то не получилось хеппи энда. Может, нужно было призвать Добрую Фею с волшебной палочкой?

Да, говорят, неправда это, на счёт волшебной палочки.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2