В.Д. Бакулов.

Основы философии науки



скачать книгу бесплатно

В современную эпоху изменился и сам характер научной деятельности по сравнению с исследованиями классической эпохи. На место науки небольших сообществ ученых пришла современная наука с ее почти производственным применением сложных и дорогостоящих приборных компонентов, с резким увеличением количества людей, занятых в научной деятельности и обслуживающих ее; с крупными объединениями специалистов разного профиля, с целенаправленным государственным финансированием научных программ и т. п.

Отвечая на идеологические потребности общества, наука предстает как инструмент политической власти. Государственная по сути, наука всегда вынуждена поддерживать основополагающие идеологические установки общества, предоставлять научные знания и практический инструментарий, помогающий сохранить существующей власти и правящей идеологии свое привилегированное положение. В этом отношении науке предписано основываться на знаниях и ценностях правящей идеологии, входить в состав идеологической структуры общества как формы научной идеологии. В целом, между наукой и идеологией существуют сложные взаимосвязи, так, можно выделить частично-идеологические науки – это естественные и ряд социально-гуманитарных дисциплин (например, история, филология, этнография и т. п.), но есть также идеологические науки в полной мере, которые входят в состав основных форм правящей идеологии, к ним следует относить философию, эстетику, этику, политологию, политэкономию, социологию и т. д.

Наше время может быть охарактеризовано все расширяющимся использованием науки в самых различных областях социальной жизни. Наука начинает все активнее применяться в различных сферах управления, выступая основой квалифицированных экспертных оценок и принятия управленческих решений. Эту новую функцию науки иногда характеризуют как превращение науки в социальную силу. При этом усиливаются мировоззренческие, значит, идеологические функции науки и ее роль как непосредственной производительной силы.

Когда наука выступает как система знаний, отвечающих, критериям объективности, адекватности, истинности, научное знание пытается обеспечить себе зону автономии и быть нейтральным по отношению к политическим приоритетам и партиям. То, ради чего ученые тратят свои жизни, есть истина, она превыше всего, она есть основная ценность науки.

1.1. Предмет философии науки

Философия науки как философское направление избирает своей основной проблематикой науку как социокультурный феномен, как философская дисциплина выступает своего рода самосознанием науки, таким образом, предметом философии науки является сама наука.

Понятие «философия науки» впервые было введено в научный и философский оборот Евгением Дюрингом в работе «Логика и философия науки» (Лейпциг, 1878 г.). Но построить философию науки как существенное расширение сферы логики Дюрингу все же не удалось, однако введение понятия «философия науки» оказалось весьма своевременным. Состояние и значение современной философии науки определяется местом науки в обществе, в мировоззрении, а также набором ее внутренних, исторически сформированных понятий и проблем.

Рассматривая философию науки в целом, прежде всего следует определить ее как направление философии, и как философскую дисциплину.

В качестве особого направления философия науки, как раздел теоретической философии, формируется в работах У.

Уэвелла, Дж. Милля, О. Конта, Г. Спенсера. Философия науки как направление в современной философской мысли представлена целым рядом оригинальных теорий, предполагающих ту или иную модель развития науки. Как философское направление, философия науки занята выяснением роли и значимости науки как социального феномена, характеристики познавательной, теоретической деятельности.

Философия науки как дисциплина, возникла во второй половине XIX в. в ответ на потребность осмыслить социокультурные функции науки в процессе научных революций. Можно сказать, что она сформировалась и получила дальнейшее развитие в качестве реакции на научные революции конца XIX – начала XX в. Разумеется, большое стимулирующее значение для развития философии науки как дисциплины имела научно-техническая революция XX в. Поэтому следует отметить, что философия науки как дисциплина в полной мере заявила о себе лишь во второй половине XX века. В то время как философия науки как направление философской мысли возникла столетиями раньше в рамках философии в целом. Разумеется, отдельные элементы философии науки как направления и дисциплины зарождались еще в работах Ф. Бэкона, Р. Декарта и т. д.

С философией науки тесно связаны дисциплины, изучающие научные процессы, т. е. различные аспекты развития научного знания, – социология науки, науковедение, наукометрия.

Социология науки изучает взаимодействия науки как социального института с социальными структурами общества (духовной, государственной, экономической, социальной и т. д.), выясняет взаимосвязи формальных и неформальных профессиональных сообществ ученых, динамику их групповых взаимодействий, а также конкретные социокультурные условия развития науки в различных социально-культурных и социально-цивилизованных типах общественного устройства.

Науковедение (как наука о науке) сформировалась в 60-х гг. XX в. Первоначально науковедение включало весь комплекс наук о науке, а также представляло собой междисциплинарные исследования, предполагающие изучение прежде всего закономерности развития и функционирования науки. В начале XXI в. к науковедческим исследованиям относят: разработку теоретических основ политического и государственного регулирования науки, выработку рекомендаций по повышению эффективности научной деятельности, выявление принципов организации научных исследований.

Наукометрия представляет собой применение методов математической статистики к исследованию динамики информационных массивов науки (изучение потока научных публикаций, ссылочного аппарата научных исследований, роста и динамики научных кадров, а также финансирования научных программ).

Философия науки как направление и дисциплина стремится ответить на следующие основные вопросы:

– Что такое научное знание, как оно устроено?

– Каковы принципы его организации и функционирования?

– Что собой представляет наука как процесс производства и обращения знаний?

– Каковы закономерности формирования и развития научных дисциплин, чем они отличаются друг от друга и как взаимодействуют?

Перечисленные вопросы – это, разумеется, далеко не полный перечень, но он дает хотя бы примерное представление о том, что в первую очередь интересует философию науки. Все указанные вопросы о сущности философии науки вырастают из ее центральной проблемы – проблемы роста и развития научного знания.

В целом, предметом философии науки, как отмечают ряд исследователей, являются общие закономерности и тенденции научного познания, как особой деятельности по производству и обращению научных знаний, взятых в их историческом развитии и рассмотренных в исторически изменяющемся социокультурном контексте. Современная философия науки рассматривает научное познание как социокультурный феномен. И одной из важных ее задач является исследование того, как исторически меняются способы формирования нового научного знания и каковы механизмы воздействия социокультурных факторов на этот процесс.

Для того, чтобы выяснить общие закономерности развития научного познания, философия науки должна опираться на материал истории различных конкретных естественных, технических, социально-гуманитарных дисциплин. Философия науки создает определенные гипотезы и модели развития знания, проверяя их на соответствующем историко-научном материале. Все это обусловливает тесную связь философии науки с историко-научными исследованиями.

Можно утверждать, что философия науки всегда в своем историческом развитии обращалась к анализу структуры динамики знания конкретных наук. Но вместе с тем она ориентировалась на сравнение разных научных дисциплин, на выявление общих закономерностей их развития. Как нельзя требовать от биолога, чтобы он ограничил себя изучением одного организма или одного вида популяции животных, так нельзя и философию науки лишить ее эмпирической базы и, возможно, сравнений, сопоставлений.

В течение продолжительного времени в философии науки в качестве образца для исследования структуры познания выбиралась математическая дисциплина. Но в математике отсутствует ярко выраженный слой эмпирических исследований, и поэтому, анализируя математические тексты, трудно выявить те особенности строения и функционирования теории, которые связаны с ее отношением к эмпирической базе. Поэтому философия науки, особенно с конца XIX в., все больше ориентируется на анализ естествознания, которое содержит многообразие различных видов теорий и развитый эмпирический базис.

Представления и модели динамики науки, выработанные на этом историческом материале, могут потребовать корректировки при переносе на другие науки. Но развитие познания, как известно, так и осуществляется: идеи и знания, выработанные и проверенные на одном материале, затем переносятся на другую область познания и видоизменяются, если будет обнаружено их несоответствие новому материалу исследований. Довольно часто можно встретить утверждение, что представления о развитии знаний при анализе естественных наук нельзя переносить на сферу социально-гуманитарного познания.

Аргументом для таких запретов служит проведенное еще в XIX в. различение наук о природе и наук о духе. Но при этом необходимо учитывать, что познание в социальных и естественных науках имеет общие черты именно потому, что это научное познание, а не художественное, например. Различие естественных и гуманитарных наук коренится в специфике их предметной области. В социально-гуманитарных науках предмет включает в себя человека, его сознание и часто выступает как текст, имеющий человеческий смысл и значение. Регистрация такого предмета и его исследование требуют особых методов гносеологических процедур. Однако при всей сложности предмета социально-гуманитарных дисциплин установка на объективное его исследование и поиск законов является обязательной характеристикой научного анализа. К сожалению, это обстоятельство не всегда принимается во внимание сторонниками специфики социально-исторического и социально-гуманитарного знания.

Если исходить из сопоставления наук о культуре, с одной стороны, и наук о природе, с другой стороны, то следует признать наличие в их познавательных процедурах как общего, так и особенного содержания. Но методические схемы, развитые в одной области познания, могут отражать некоторые общие черты строения и динамики познания в другой области, и тогда методология вполне может развивать свои концепции так, как это делается в любой другой области научного познания, в том числе и социально-гуманитарных науках. Она может переносить модели познания, разработанные в одной области познания, на другую и затем корректировать их, адаптируя к специфике нового предмета познания.

При этом следует учитывать, по меньшей мере, два обстоятельства.

Во-первых, философско-методологический анализ науки независимо от того, ориентирован ли он на естественные или на социально-гуманитарные науки, сам принадлежит к сфере исторического социального познания. Даже тогда, когда философ и методолог имеют дело со специализированными текстами естественных и технических наук, они исследуют не физические поля, не элементарные частицы, не технические конструкции, а научное знание, его динамику, методы исследовательской деятельности, взятые в их историческом развитии. Разумеется, понятно, что научное знание и его динамика являются не природным, а социальным феноменом, т. е. феноменом человеческой культуры, а потому его изучение выступает особым видом науки о культуре или наук о духе.

Во-вторых, необходимо учитывать, что резкое разделение между науками о природе и науками о культуре имело свои основания для науки в XIX в., но оно во многом утратило силу применительно к современной науке. В современном естествознании все большую роль начинают играть исследования сложных развивающихся систем, которые обладают синергетическими характеристиками и включают в качестве своего неотъемлемого компонента человека и его деятельность. Методология исследования таких объектов сближает естественнонаучное и гуманитарное познание, стирая жесткие границы между ними.

Что же дает философия науки человеку, который ее изучает, не будучи специалистом в этой области? В современный прагматический век от изучения чего-то обычно ждут непосредственной выгоды. Какую же выгоду может получить от философии науки тот, кто работает либо стремится работать в науке, над ее конкретными проблемами? Могут ли молодые ученые отыскать в философии науки некий универсальный метод решения проблем, своего рода «алгоритм научного открытия»? Философия науки не ставит своей обязательной задачей чему-то учить в конкретной научной сфере. Она не формирует специально никаких конкретных рецептов или предписаний, она объясняет, описывает, но не предписывает. Разумеется, любое описание деятельности, в том числе и деятельности ученого можно рассматривать и как предписание – «делай так же», но это может быть только побочным результатом философии науки. Можно сказать, что философия науки в наше время преодолела ранее свойственные ей иллюзии в создании универсального метода или системы методов, которые могли бы обеспечить успех исследования для всех наук во все времена. Она выявила историческую изменчивость не только конкретных методов науки, но и глубинных методологических установок, характеризующих научную рациональность. Философия науки в настоящее время показала, что сама научная рациональность исторически развивается и что доминирующие установки научного сознания могут изменяться в зависимости от типа исследуемых объектов и под влиянием изменений в культуре, в которые наука вносит свой специфический вклад. Но значит ли это, что философия науки вообще бесполезна для ученого? Нет! Разумеется, не значит.

Можно ли работать в сфере науки, не понимая, что она собой представляет в целом? Вероятно можно, хотя и до определенных пределов. Однако, если вы ставите перед собой творческую задачу дальнейшего развития той области, в которой работаете, то здесь вам уже понадобятся и представления о предыдущих этапах и закономерностях ее развития, и знание смежных областей, и многое другое, т. е. трудно даже предусмотреть, что вам при этом может понадобиться. Неопределенность предполагаемой предварительной информации – это особенность творческих задач.

Таким образом перед нами тавтология: если вы точно знаете, что вам понадобится для решения задачи, значит, задача не является творческой. Поэтому философия науки не нужна научному ремесленнику, не нужна при решении типовых и традиционных задач, но подлинная творческая работа, как правило, выводит ученого на проблемы философии и методологии. Подлинный ученый нуждается в том, чтобы посмотреть на свою область исследования со стороны, осознать закономерности ее развития, осмыслить ее в контексте науки как целого, нуждается в расширении своего мировоззренческого кругозора. Философия науки дает такой кругозор.

Можно подойти к вопросу и с несколько иных позиций, с позиций ценностных ориентаций, с токи зрения осмысления человеческой жизни. Если поставить вопрос, а способна ли нас удовлетворить работа в своей узкой специальной проблеме без осознания более глобальной цели, без понимания того процесса, участником которого мы являемся? Ответ один, не способна. А это значит, что любой ученый нуждается в понимании того, что такое наука и научное познание, в понимании глобального исторического познания. Именно решению поставленных задач и служит философия наук, как философская дисциплина.

Если мы обратимся к истории формирования и развития философии науки в целом, то следует выделить ряд этапов ее эволюции. Можно сказать, что начало философии науки весьма условно: проблематика философии науки (структура и развитие научного знания) восходят еще к Платону и Аристотелю, предпосылки и истоки философии науки следует искать в философии Ф. Бэкона и Р. Декарта.

В работах Ф. Бэкона говорится о необходимости восстановления наук на основе очищения их от схоластической философии. Основатель философии эмпиризма сетовал за создание «нового органона познания» на основе индуктивного метода и научных экспериментов.

Основоположник западноевропейской рациональной философии Р. Декарт выступал за соединение экспериментов и математики. Как известно, именно с указанного синтеза научного эксперимента и математики и берет свое начала классическая наука Запада. Существенный вклад в формирование философии науки внесли классики немецкой философии И. Кант и Г. В. Ф. Гегель.

И. Кант в конце XVIII в. задает вопрос, как возможны априорные синтетические суждения в чистой математике, теоретическом естествознании и в философии, и отвечает весьма положительно. В понятиях И. Канта решение указанных задач означало возможность математики, теоретического естествознания как подлинных наук. Заслуга Гегеля состоит в том, что он не только создал научный диалектический метод познания, но и предложил своеобразную классификацию наук.

В самостоятельное направление философия науки оформилась во второй половине XIX в. в деятельности первых позитивистов. Вдохновленные гигантскими успехами науки, они связывали именно с ней задачи подлинного постижения мира. Именно во второй половине XIX в. проблемы строения, оснований и функций научного знания становятся главными в философии. В этот период эволюции философии науки появляется понятие о главной составной части научного знания – научной теории. Из проблематики чувственного опыта выделяются специфические для философии науки понятия: эмпирическое знание, наглядность, аналогии, научный закон, математика и т. д.

Формированию философии науки как дисциплины способствовали следующие условия:

– наука к этому времени сформировалась в относительно самостоятельную социальную сферу, благодаря прикладным исследованиям;

– была поставлена проблема логического обоснования и изложения математического анализа;

– были уточнены вопросы о том, что такое научная теория, роль в ней механической модели и как она соотносится с экспериментом;

– стал осознаваться процесс разделения культуры на научную и художественно-гуманитарную, т. е. разведения научного знания морали и морали.

Можно сказать, что на первом этапе развития философии науки в фокусе ее внимания оказалась проблематика, связанная с исследованием психологических и индуктивно-логических процедур эмпирического знания.

На втором этапе эволюции философии науки (1900–1920) содержание его определялось в основном осмыслением революционных процессов, происходивших в основаниях науки на рубеже XIX–XX вв. Центральными фигурами данного этапа стали как философы, так и выдающиеся ученые (Э. Мах, М. Планк, А. Пуанкоре, Э. Кассирер, А. Эйнштейн). Это предопределило то обстоятельство, что главным предметом анализа стали содержательные основоположения науки (прежде всего теории относительности и квантовой механики).

Третий период эволюции философии науки (1920–1940) можно обозначить как аналитический. Он во многом воодушевлялся идеями Л. Витгенштейна и определялся программой анализа языка науки, разработанной классическим неопзитивизмом (Венский кружок и Берлинская группа – М. Шлик, Р. Карпан, Ф. Франк, Г. Рейхенбах и др.).

Четвертый период развития философии науки (1940–1950). В этот период публикуются научные исследования философа У. Куайна, британского специалиста в области методологии наук К. Поппера, а также работы американского физика и историка науки Т. Куна, британского специалиста в области физической химии и методологии науки М. Полани. В работах перечисленных авторов была дана критика неопозитивизма, эмпирического редукционизма и началось изучение логики научного объяснения и научного исследования.

На пятом этапе развития философии (1960–1970) сформировалась следующая тематика:

– социокультурный подход к проблеме оснований научного знания;

– метафизические измерения науки; соотношение философии и истории науки;

– проблема роста научного знания;

– соотношение научной и ненаучной рациональности;

– стали разрабатываться такие понятия как «неявное знание», «парадигма», «традиции и новации» и другие. На шестом этапе эволюции философии науки сформировались два направления в развитии постпозитивизма;

– анализ эпистемологических оснований выдвигаемых моделей наук (Т. Кун, И. Лакатос, Ст. Тулмин);

Критика философии науки и даже отрицание философского и общекультурного ее значения (П. Фейерабент и Р. Рорти).



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6