Василиса Грунина.

Ужас Великой половины. Творец



скачать книгу бесплатно

Великий лес


Сизая дымка всё ещё мерцала в воздухе, распространяя сладковатый запах. Грэгор лениво помахал рукой, помогая её клочкам уплыть в сторону. Он сидел на высокой кровати с резной спинкой, в которой угадывались очертания могучего дерева. Затылок мужчины удобно покоился между его ветвей. Вестник появился, когда принц уже собирался ложиться спать, и прогнал дремотный покой, царивший в его душе.

Послание было вновь от Трора. Побратим уже сообщал о странных вещах, которые происходят в Грандире. О Ракхах, которые разорвали перемирие после своего нападения на Нерумат, о том, как Сибел выбивался из сил, пытаясь сохранить мир в стране, не уронив честь Гардаров, и о том, как набеги старых врагов неожиданно прекратились. Однако, на сей раз, подобное затишье никого обмануть уже не могло.

Грэгор задумчиво дунул на последние завитки тумана и, вздохнув, поднялся со своего ложа. Просторная, светлая комната, в которой он находился, на первый взгляд была обставлена весьма бесхитростно. И всё же, знающий глаз без труда понимал, какую ценность имеет каждый предмет в гостевых покоях дома Илдариона.

Обогнув кровать, принц подошёл к большому стрельчатому окну, занимавшему всё восточную стену. Он распахнул изящные створки, и в лицо ему дунул прохладный, ночной ветер. «Пора бы и честь знать, – мужчина сделал шаг, ступая на миниатюрную террасу, откуда живописная долина, где дремала столица криеллов, была видна почти целиком, и облокотился на ограждающие её перила, – Иомир прав, я немного загостился тут».

Грэгор усмехнулся про себя. Перед его глазами проплыли воспоминания о прошедших месяцах. После осады города магов, они с другом остались помогать Кирделу. Отлавливали небольшие группы нечисти в Нерумате и соседних землях, делали вылазки в Ужас. Пару раз к перевалу подходили небольшие отряды ракхов, но ни один из них так и не осмелился напасть. Потом принц всё же решился отправить весть Каяне, и Высшая прислала помощника, чтобы переправить их с Иомиром в Сивунгард. Примирение с Илдарионом было ярым, они долго кричали друг на друга, выпуская накопившуюся горечь, и никто не решался помешать такому невиданному «разговору» смертного с владыкой пятого рода. Когда же оба истощили запас эмоций, Высший предложил гостям приют, чтобы вместе найти ответы на вопросы, которые словно грозовая туча висели над их головами с момента окончания ритуала. Принц не мог отказаться от подобной чести. Не мог и беглый. Однако спустя месяц бесплодного поиска намёков на обещанную драконом угрозу, Иомир вернулся в Нерумат. Он приглашал Грэгора с собой, и когда тот сказал, что остаётся, с ухмылкой предположил, что друг «подсел на Великий лес». Тогда мужчина сделал вид, что не понимает, о чём идёт речь, однако, это было притворство. Город словно приглушал его мысли, успокаивал сердце, заставляя забыть всё дурное…

Грэгор запрокинул голову, наслаждаясь тем, как она наполняется прозрачностью и чистотой осени. Вестник. Было в нём ещё кое-что, что делало послание непохожим на остальные.

« Трор говорит об извержении вулкана, которое грядёт на юго-востоке Земель вольных11
  Земли вольных – необычное государство. Согласно истории, оно возникло на месте, где 600 лет назад была война между Мироденом и Свилидаром. Жестокие бои шли в течение 20 лет, в результате, часть воинов и магов с обеих сторон поддержала недовольство мирных жителей, когда помогла устроить им восстание и объявить по трети земель обеих стран свободной территорией. Считается, что в Землях вольных нет законов и власти, однако это не совсем так. «Заветы совести», по которым живут местные, вполне можно считать сводом негласных законов, а форма управления страной близка к стратократии.


[Закрыть]
. Это более чем странно, учитывая, что именно там находится один из величайших храмов Создателя и то, что именно туда отправили окаменевшее тело Роноста после ритуала, – на запястье мужчины упала большая, холодная капля, некоторое время он наблюдал за тем, как волнуются серебристые травы Сивунгарда, а его белокаменные мостовые темнеют от влаги, – похоже на тропу из крошек, что мы искали».

Вернувшись в свои покои, Грэгор плотно закрыл окно и повалился на кровать, закинув руки за голову. Чем дольше он думал о вестнике, тем отчётливей чувствовал, как через плотный слой «ваты», поглотившей остроту его жизни в последнее время, просачивается нечто до боли знакомое – жажда действия, новизны, радости. Он больше не хотел покоя и неожиданно осознал, что мысль о том, чтобы покинуть Сивунгард не вызывает у него прежней тоски. Теперь мужчину постепенно наполняла энергия, по которой он успел соскучиться. «Странные вещи подымают мне настроение, однако, – Грэгор приподнялся, устраиваясь поудобнее, – осталось только понять, как теперь заснуть».


***


Принца разбудило пение больших птиц с длинными лиловыми перьями и бархатными рожками, обосновавшихся на перилах террасы. Криеллы звали их «Нагирельд» – вестники утра. Свет заполнял комнату подобно густому мёду, не оставляя ни единого шанса заблудшей тени. Первое время на Грэгора восход в этом доме производил сильное впечатление, но сейчас привычка взяла своё, и он лишь тряхнул головой, протирая глаза. К тому же, за ночь ощущение возврата к себе настолько усилилось и окрепло, что заместило собой любование призрачной красотой долины.

На причудливом столике в изголовье лежали два аккуратных свёртка – льняная сорочка и плотные шерстяные штаны, принесённые неуловимым опекуном, которого приставил к гостю Илдарион. В небольшой нише, напоминающей отдельную комнату, находилась каменная чаша. Над ней согнулась чайка, из клюва которой струился поток чистой холодной воды, стоило только сложить птице крылья. Приведя себя в порядок, мужчина несколько десятков раз отжался, чтобы скинуть избыток энергии и, одевшись, отправился на поиски владыки.

Полукруглая, пологая лестница, выполненная так, словно представляла собой монолитный ствол дерева со ступенями, вела в просторную переднюю, откуда можно было попасть в другие помещения через короткие стрельчатые переходы. Внизу Грэгор встретил криеллку, одетую в серебристо-зелёные цвета дома, девушку направили будить гостя, и она, сопроводив его до столовой неслышно удалилась.

С наступлением осени, небольшая, уютная зала, стены которой скрывались под лёгкими тканями бежевых оттенков и были увиты густым плющом, закрывалась от холодных ветров ставнями. Илдарион сидел в кресле поодаль от накрытого к завтраку стола и, облокотившись на подлокотник, читал толстую книгу в алом переплёте. Заметив человека, Высший поднял глаза.

– Ты выглядишь другим, – сказал он вместо приветствия, откладывая фолиант, – к тебе возвращаются силы.

– И это не укрылось от твоих глаз, – мужчина почтительно кивнул.

– Думаю, ты мог бы привыкнуть, что такие вещи для меня вполне очевидны, –Илдарион с интересом склонил голову на бок, – что произошло?

– Я получил весть от побратима. «Пророк» проснулся, – принц немного виновато пожал плечами.

– Интересно, – криелл улыбнулся дочери, которая появилась в проходе за спиной Грэгора, и жестом пригласил обоих к трапезе, – неизвестно, к чему это может привести, ибо, насколько я понимаю, храм Создателя был построен рядом с вулканом не случайно.

– О, да, – мужчина усмехнулся, – по легенде гора проснётся, когда Он будет недоволен. К тому же, именно там покоится Роност.

– Трудно представить, чтобы всё это было совпадением, – Высший откинулся на спинку, задумчиво изучая ножку бокала с разбавленным вином, – И всё же, беды в том, что ты испытываешь радость от возможности получить ответы, я не вижу.

– Быть может, – перевёл тему Грэгор, не желая копаться в себе, – стоит отправиться в Земли вольных.

– Стоит. Я подыщу тебе сопровождающего, – эхом отозвался Илдарион, – так дорога займёт куда меньше времени.

– Кхм, – Каяна отложила прибор, так и не притронувшись к еде, – отец, можно я пойду с ним?..

Выражение лица и поза владыки остались прежними, но его рука непроизвольно сжала салфетку, лежавшую рядом. Криеллу была неприятна просьба дочери, и Грэгор догадался о причине лишь после того, как холодный взгляд Илдариона скользнул по ним обоим.

За то время, пока принц гостил в Сивунгарде, Высшая часто гуляла с ним, рассказывая легенды, истории, от которых у него шла кругом голова, охотно спорила на любые темы и с неподдельным любопытством узнавала о других расах. Можно было с уверенностью назвать их друзьями. Но даже мысль о возможности «иных» отношений казалась Грэгору нелепой.

«Понятно, что Илдарион заботится о единственном чаде, но его домыслы похожи на…кощунство, – принц боролся с улыбкой, которая пыталась бесцеремонно взобраться на губы, – Да и портить отношения с криеллами сейчас, было бы крайне глупо».

Он сделал глубокий вдох и положил руку на колено Высшей, которая, не заметив перемены в настроении отца, продолжала уговаривать его.

– Владыка, возможно, ты не доверяешь мне, однако прошу, не обижай подозрениями ту, что всегда была верна своему народу.

Воцарилась звенящая тишина. Каяна оборвала себя на полуслове и непонимающе посмотрела на Илдариона.

– Полагаю, ты прав, – наконец выдавил тот, немного расслабляясь.

– Что происходит?

Некоторое время девушка продолжала надеяться, что кто-нибудь объяснит ей случившееся, затем, догадавшись обо всём самостоятельно, вздрогнула, и, побледнев, медленно поднялась со своего места.

– Спасибо за пищу, отец.

– Каяна, постой! – криелл с грустью посмотрел во след удаляющейся фигуре, залитой утренним светом, и, нарушая длинную паузу, обратился к гостю, – извини за эту сцену.

– О, я видел вещи похуже, – Грэгор, наконец, проиграл сражение с улыбкой, и она растянулась во всю ширь, – я поговорю с ней, если позволишь.

– Раньше мы были гораздо ближе, чем теперь… – на обманчиво молодом лице Илдариона мелькнул след возраста, заставляя принца невольно поёжиться.

– Думаю, она не всегда тебя понимает, – произнёс он, помолчав, – Каяна делает всё возможное, чтобы ты был счастлив, а в ответ получает меньше доверия, чем заслуживает.

– Ты наблюдателен для человека, – Высший благодарно кивнул, – но поймёшь меня только после того, как родишь своих детей.


***


После того, как решение было принято, а первые шаги на пути к цели намечены, Грэгором овладело нетерпение. Мысленно он уже был на другом краю Великой половины, в Нерумате, и говорил с Иомиром о последних новостях. В Сивунгарде принца теперь держали только нехитрые сборы да обещание поговорить с Каяной. Найти которую оказалось немного сложнее, нежели принц надеялся.

Обойдя весь дом Илдариона и тридцать три раза пожалев о том, что не является Высшим, мужчина вспомнил ту самую поляну, где она врачевала его от ран и куда неоднократно приводила впоследствии, во время прогулок. «Должно быть, это место много значит для неё. Нужно только его найти», – Грэгор вышел на улицу.

Солнце светило ярко, наполняя жизнью всё вокруг – от невесомых былинок в кристальном воздухе, до сверкающих каплями росы серых камней, там, где их не прятала буйная зелень. Однако холодный ветер уже трепал макушки деревьев, налетал сквозными порывами, пробирая до костей, играл с листьями, пытаясь сорвать их с родных веток и унести прочь, в пучину бурной реки, шумевшей по левую сторону от обители Владыки.

Мужчина завязал волосы в тугой хвост и огляделся по сторонам. Перед ним спускался к Сивунгарду пологий склон, по которому струилась мощёная песчаником дорожка. Где-то внизу она становилась шире, разливалась, замедляя свой бег, точно хотела налюбоваться причудливыми садами, полянами и перелесками, полукруглыми арками и сокрытыми за ними, в тени раскидистых многовековых деревьев, лёгкими, словно бы воздушными постройками.

Неожиданно, впервые за долгие месяцы, Грэгор почувствовал себя здесь чужим. Всё, что окружало его, дышало жизнью и красотой, которая не умещалась больше в сердце смертного. Он знал, что поздней осенью криеллы земли позволят листьям пожелтеть, а упасть с веток только ранней весной, чтобы сразу же набухли свежие почки, знаменуя собой начало нового цикла. В тот день у Высших будет большой праздник. Мужчина твёрдо осознавал, что хочет ощутить кожей трескучий мороз и хлопья первого снега. Хочет вновь насладиться тем, что смертен, чувствуя сопричастность к большому таинству жизни.

Принц вздохнул и расправил плечи. «Кажется, Великий лес отпускает меня. Оно и к лучшему», – он повернулся к Сивунгарду спиной и обошёл дом Илдариона по дуге, чтобы очутиться на своеобразном заднем дворе, представляющем собой небольшой парк с беседкой.

Эта часть холма заканчивалась обрывом, по которому вниз вела крутая лестница.


***


Предчувствие не обмануло Грэгора, и Каяну он нашёл именно там, где искал. Девушка сидела неподвижно, как восковая фигурка, облокотившись на толстый ствол дерева. Было похоже, что криеллка не заметила его присутствия, хотя громкие шаги должны были выдать мужчину с головой.

Тихо кашлянув, он выждал ещё пару секунд, а затем, подойдя ближе, присел рядом.

– Я неплохо тебя изучил, правда?

– Наверное, – уголки губ девушки дрогнули, расплываясь в грустную усмешку. Она моргнула, возвращаясь к реальности и, совсем по-человечески, сморщила нос.

– Что произошло между тобой и отцом за завтраком? – принц сорвал высокую травинку и сунул один её конец в рот, – мне казалось, что ты давно привыкла к причудам Илдариона. И даже мне ясно, что владыка просто не может обуздать желание уничтожить любого, кто может причинить вред его дочери.

– Да, я знаю…иногда, – привычным движением Каяна стала перебирать длинный локон, – но порой становится невыносимым то, как он лишает меня своей жизни, права на выбор в одних ситуациях, награждая ответственностью за судьбу целого народа в других. Ты понимаешь?

– О, да! – мужчина сардонически рассмеялся, – понимаю. И ты, надо признать, справляешься куда лучше меня в своё время. И всё же, рискну предположить, что дело не только в этом.

– Не только, – Высшая помолчала, и заговорила с напором, точно доказывала свою правоту, – Ты ведь не знаешь, почему с нами не живёт моя мать?

Грэгор молча мотнул головой.

– Она ушла…вернулась на Скрытую половину22
  Скрытая половина – другой континент, где живут остальные четыре рода криеллов.


[Закрыть]
, и отец считает её поступок предательством. Так же, как и я. Но в такие минуты, как сегодня утром, я думаю, что Илдарион боится, что тоже его брошу.

– Звучит нелепо, – принц иронично поднял бровь, – особенно после того, что ты уже совершила для всего мира.

– Подчас мы слепы, когда дело касается близких.

– Поговори с ним, – мужчина мягко толкнул девушку плечом, – уверен всё гораздо проще, чем кажется.

– Обязательно, – Каяна выпрямила спину, сбрасывая остатки минутной слабости, и вновь стала похожа на саму себя, – спасибо.

Беседа была явно окончена и Грэгор, поднявшись на ноги, тактично оставил Высшую наедине с мыслями.


***


Вернувшись в свою комнату, принц достал из резного сундука, стоявшего у противоположной от кровати стены, заплечный мешок, о котором так давно не вспоминал, что теперь на миг усомнился, так ли он выглядел прежде. Уложил тёплое одеяло, небольшой котелок, связку амулетов, пару вестников и прочую нужную мелочь. Затем, надев дорожные сапоги, пояс с ножнами и тёплый плащ, подбитый мехом, окинул быстрым взглядом гостевые покои и, в последний раз пройдясь мимо стрельчатого окна, привычным движением проверил, как выходит клинок из ножен.

«Нужно бы потолковать с Илдарионом о провианте», – напомнил себе он, уже покидая комнату, чтобы проститься с владыкой.

Высший находился в своём кабинете не один. Издали заслышав дробные шаги человека, он попросил своего визитёра выйти ему навстречу, и высокая, двустворчатая дверь распахнулась раньше, чем мужчина приблизился.

Остановившись в проходе, Грэгор внимательно глянул на криелла, который с улыбкой пригласил его войти. Черты лица юноши были ему смутно знакомы и, не дождавшись подсказки, принц заговорил первым.

– Я видел тебя раньше.

– Да, меня зовут Лоранд. Я помогал вам с Илриэль бежать из плена Роноста, – огромные серые глаза знакомого изучали гостя доброжелательно и сочувственно.

– Ах, да! Прости, что не вспомнил твоего имени сразу же, – Грэгор протянул руку, приветствуя его.

– Лоранд сопроводит тебя в земли вольных и, если потребуется, придёт на твой зов потом, – пояснил Илдарион от книжных полок, занимавших всю дальнюю стену кабинета, чистого и светлого, как и все прочие помещения его дома, – как только что-нибудь поймёшь…

– Я дам знать, – принц вежливо склонил голову, – могу ли я просить о небольшом запасе еды?

– Конечно, отыщи кормящую33
  Кормящая – название должности экономки у криеллов.


[Закрыть]
, – Высший оглянулся на юношу, который молча шагнул в направлении камина, выполненного из мерцающего серебристыми прожилками белого камня, и пропал, – могу ли я сделать ещё что-либо?

– Нет, Владыка, – Грэгор изобразил на лице притворный ужас, – твоя помощь и без того была гораздо больше той, на которую я смел рассчитывать.

– Что ж, – Илдарион едва заметно улыбнулся в ответ, – тогда пусть Создатель хранит тебя.

Земли вольных


В Обинхор, маленький город, раскинувшийся неподалёку от храма Создателя, Грэгор попал в разгар дня. Лоранд привёл его в укромное местечко, подальше от любопытных глаз, и дорога до поселения заняла около получаса. На прощание криелл отдал мужчине деревянную фигурку, изображающую раскидистый ясень, на цепочке, пояснив, что капли крови будет достаточно, чтобы призвать Илдариона. Принц хотел было пошутить о том, что Высшие, похоже, неравнодушны к этой жидкости, но вовремя осёкся, решив, что может обидеть чьи-нибудь нежные чувства.

От идеи повидаться для начала с Иомиром Грэгору так же пришлось отказаться. Как ни крути, а выдёргивать друга всякий раз, когда призрачный хвост Роноста покажется на горизонте, было бы весьма себялюбиво.

Солнце стояло высоко и, несмотря на осень, припекало довольно сильно, так что плащ приходилось тащить на плече, но к той минуте, когда впереди показались крепкие, приземистые дома, мужчина и без него порядком упарился. «В Грандире скоро будут первые заморозки, – он втянул ноздрями запах сена, яблок и жареного мяса, который путеводной нитью струился от жилья, заставляя ноги идти быстрее, – они там что, празднуют извержение?»

Никакой ограды или забора в Обинхоре не было. Сразу же за крайними постройками начинались холмистые луга с низкорослой, желтоватой травой, нисходящие к берегу полноводной Ресницы, текущей от самого Лошадиного глаза с одной стороны, и храма Создателя, монолитной громадой царящего на горизонте, у подножья Пророка, с другой.

Земля тут была довольно бедной – сплошной песок да суглинок, поэтому местные жили ремеслом, кроме оружия, посуды и ковров, частенько промышляя бусами, кольцами и другими поделками из лап краба-пескуна. Небольшой зверёк вместе со своими массивными, очень прочными и красивыми, будто бы отлитыми из драгоценного металла когтями, позволяющими зарываться в твёрдую почву, выбрал крайне опасное место для жизни.

Над вулканом курился плотный белый пар, и Грэгор отвёл взгляд, ощутив липкий холодок на спине. Улицы были пустынны, и в один миг он даже понадеялся, что благоразумные жители Вольных земель покинули обречённый край заблаговременно, но настырный запах мяса, а также вполне отчётливый шум и гомон, доносившийся спереди, говорили о другом.

Довольно простые, зато многоцветные, двух-трёхэтажные дома теснились по обе стороны, окружая пёстрым коридором, отчего принц невольно подумал, что покраской жилищ в Обинхоре, видимо, восполняют нехватку зелени. Наконец, булыжная мостовая пошла в гору, и через пару минут его глазам открылась обширная площадь, на которой собрался весь город.

Людей было точно комаров на болоте, они сидели на каждом крыльце, телеге или балке, топтались на месте, распихивая друг друга локтями, чтобы лучше видеть то, что происходило в центре на деревянном помосте. И посмотреть было на что. Возвышение плотным кольцом окружали мужчины и женщины в пурпурных одеждах храма, а на самой площадке, картинно раскинув руки, стоял высокий, очень худой человек с гривой рыжеватых волос, который необычайно зычным для своего тщедушного тела голосом читал вдохновенную проповедь.

Позади помоста горели костры, над которыми висели сочные свиные туши, переворачиваемые добровольцами, всецело занятыми процессом. Там же можно было разглядеть и множество бочек с вином, лежащих друг на друге.

Грэгор присвистнул: «Для такого пира нужен хороший повод. Если верить слухам о Землях вольных, то местные даже перед лицом угрозы, подобной вулкану, едва ли станут разбазаривать последнее, – размышления оборвал хмурый, мускулистый мужик, ощутимо толкнувший его, размашистым шагом уходя с площади. Принц поморщился, разминая ушибленное плечо, и тут же рассмеялся, – соскучился по людям, да?»

Отойдя в сторону, чтобы не привлекать внимания, Грэгор прислонился к нагретой за день стене и прислушался к тому, что говорил проповедник, которого про себя он сразу же нарёк космачом.

– Они дали нам знак! Знак, что Создатель гневается. Никто не посмеет отрицать, что гора проснулась, ибо люди нарушили ход вещей. Волю его детей – Творцов, которые призвали дракона, чтобы покарать недостойных! – он простёр похожие на сухие ветви руки к толпе, в которой раздался одобрительный гомон, – сегодня, пейте и ешьте! А завтра, мы понесём самое ценное к храму, чтобы доказать свою верность Творцам и тогда, беда минует нас!

«Что за околесицу он городит? – сумбурные излияния проповедника вызвали у принца раздражение вперемешку с дурнотой, – неужели они этому верят? – сильный толчок сотряс землю. На мужчину посыпалась солома с крыши, и, очистив от неё голову с лицом, он увидел, как тут и там жители Обинхора помогают друг-другу подняться на ноги, воздух зазвенел от детского плача и женских криков, – Ракш его дери, конечно да».

– Не бойтесь! – возликовал космач, – Ибо я не вру вам.

Ответом ему послужил стройный хор голосов. Грэгор в недоумении наблюдал, как ближайшие к нему горожане уверенно кивали головами, тихо переговариваясь между собой.

«Всё гораздо хуже, чем казалось. В жизни такого единодушия не видел. И это при том, что я был на совете старейшин криеллов, – он бросил взгляд в ту, сторону, где курилась верхушка Пророка, – интересно, сколько в запасе времени?»



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

Поделиться ссылкой на выделенное