Василиса Грунина.

Ужас Великой Половины



скачать книгу бесплатно

Казалось, внутри того сорвалась какая-то невидимая резьба, высвобождая накопленный гнев и отчаяние. Грэгор вскочил на ноги, прошёлся несколько раз по сараю, ломая и роняя всё, что подворачивалось на пути.

Испуганно заржали лошади, во дворе залаяла собака. Не говоря ни слова, Трор подошёл к побратиму и наградил его крепкой оплеухой. Тот развернулся и ответил ударом в челюсть. Через минуту они уже катались по земле, усыпанной опилками, ломая то, что было не доломано и осыпая друг друга ударами. Иомир со вздохом поднялся и наблюдал за происходящим, ласково поглаживая мягкие шеи скакунов.

Когда всё успокоилось и друзья, тяжело дыша, повалились на солому, Грэгор стал гораздо больше похож на живого человека, чем раньше. Его взгляд приобрёл ясность, а движения осмысленность, что бесконечно радовало Трора, судя по довольным взглядам, которые он кидал на потрёпанного принца.

– Я не шутил, я пойду с тобой, коли ты говорил серьёзно, – повторил тот, смотря на Иомира взглядом осла, твёрдо решившего, что не двинеся туда, куда велит хозяин.

– Погоди, не пори горячку, – поморщился побратим, – мы что-нибудь сообразим. У Храла вполне безопасно – ты же знаешь.

– Знаю, но если буду сидеть на месте, то просто сойду с ума. Или попробую пробиться в замок, чтобы задушить Сибела во сне, – в глазах Грэгора снова полыхнул яростный огонь, но молодой человек взял себя в руки и упрямо тряхнул головой, заставляя его отступить, – Или ты предлагаешь мне догнивать где-нибудь в тихом уголке? Лучшим представителям Великой Половины со мной запрещено даже говорить! Остаётся либо навсегда покинуть мир людей, – он горько усмехнулся, – либо пойти служить на один из кораблей свободных княжеств, либо освоить профессию плотника и осесть где-нибудь в землях Вольных.

Воцарилась напряжённая тишина. Трор поднял с земли палку и принялся рассеянно ковырять твёрдую землю. А Иомир стал обдумывать туманный план похода в Ужас Великой половины как вполне реальную затею. Он понимал, что Грэгор не в себе, но решил, что его это не касается. В конце концов, принц – давно не мальчик, он отлично владеет мечом, и Высшие знают, каким ещё оружием. В таверне он показал себя совсем неплохо. Если им повезёт, то по дороге они найдут ещё попутчиков, а если даже и нет…За прошедший месяц судьба улыбалась ему, Иомиру, чаще, чем за всю предыдущую жизнь.

– Хорошо, – неожиданно подал голос Трор, – но позволь тебе напомнить, что такое Ужас Великой половины. Да и нашему новому другу, думаю, кое-что будет полезно узнать, – он помолчал, отбросил свою палку и продолжил, – Когда-то очень давно магов было намного больше, чем сейчас. Они управляли огромным государством, куда входил не только Нерумат, но и Ужас Великой половины, который не был ещё столь ужасен, земли ракхов, которые не были пока ракхами, гиблые топи, которые опять же таковыми не являлись…А столица этого государства, между прочим, располагалась прямёхонько там, где сейчас находится главный лагерь наших заклятых врагов.

Маги были сильны и с каждым днём их знания и сила прирастали. По своему могуществу они стремились сравняться с Высшими, а потом, кто знает, может быть и с самим создателем, – Трор прочистил горло, отхлебнул из почти опустевшего бурдюка и заговорил снова, – Управлял этим государством лорд-маг. И вот, в один злосчастный день, в его ополоумевшую голову пришла идея – создать хранилище силы, которое было бы всегда под рукой на случай войны. Желающих напасть на магов нашлось бы на Великой половине мало, угрозу для них могли представлять разве что драконы, если бы увидели какой-то смысл в подобной суете, однако переубедить лорда Нерумата не удалось. Были среди магов, конечно, и разумные люди, которые пытались остановить своего правителя, но, к сожалению, они остались в меньшинстве, а значит – не были услышаны. И через некоторое время в нынешней столице ракхов была отстроена железная пирамида, куда каждый день стекались чародеи, чтобы напитать её драгоценной энергией.

– Почему железная? – заинтересованно спросил Иомир, наблюдая как Трор встаёт, чтобы размять ноги.

– Кто знает, я не силён в этом. Закончилось всё тем, что драконы, и правда, решили прибрать к «рукам» пастбища, которые находились на месте гиблых топей. Совет Королевской Крови начал паниковать. Лорд-маг же обрадовался, что появилась, наконец, возможность испытать свою игрушку. Он приказал ковену сильнейших просто высвободить накопленную за многие годы силу и направить её на крылатых врагов. Однако что-то пошло не так. Толи маги не справились с энергией, запертой в тесном хранилище, толи неправильно поняли приказ, но сила просто хлынула во все стороны, калеча и навсегда уродуя людей и животных, создавая неведомых тварей и уничтожая города… С драконами, конечно, тоже было покончено, – Трор невесело ухмыльнулся, – магам пришлось отступить, в итоге им удалось сохранить только небольшой осколок бывшей империи, где располагался один из дальних замков. Обитатели же столицы и многих верст вокруг мутировали в ракхов – уродливых, агрессивных тварей. Пастбища превратились в гиблые топи, но больше всего досталось прекрасным зелёным рощам и полям, которые теперь называются Ужасом Великой половины. А вот жителям Ульфхельма повезло. До них дошла лишь небольшая волна. Именно тогда они приобрели особенность терять зримый облик, испытывая сильные эмоции.

– Отличная идея – рассказать нам на ночь пару старинных легенд из летописей, – Грэгор открыл глаза и привстал на локте.

– Как знаешь, подохнешь, назад можешь не приходить, – огрызнулся Трор.

– Считай меня своими глазами, – молодой человек примирительно похлопал друга по плечу, – сам говорил, что происходит нечто странное. Я куплю в Нерумате вестник44
  Гномы владеют магией рун, секреты которой считают своим наследием и держат в секрете. «Вестник» является одним из рунических заклинаний и представляет собой фантома, (обычно птицу) который доставляет послание в виде образов до адресата. Активироваться может только тем, кому руна была передана магом.


[Закрыть]
и буду держать тебя в курсе.

Трор в очередной раз тяжело вздохнул и открыл дверь, чтобы глотнуть свежего воздуха.

– Смотрите ка, почти рассвело. Мне пора бы и честь знать.

Он стал собираться в обратный путь, но уехал, только добившись от Грэгора обещания, что тот не будет «пороть горячку» и даст ему время.


***

Когда решение было принято, Грэгором овладела странное спокойствие, по крайней мере, так казалось со стороны. Целыми днями он ходил по окрестным лесам, помогая Хралу заниматься повседневными делами, если те казались ему интересными, перенимал и пытался использовать некоторые охотничьи приёмы, открытые добродушным лесником. По вечерам же они долго просиживали с Иомиром над картой мира, которую привёз Трор вкупе с другими припасами во время одной из своих регулярных вылазок. Пытались составить самый безопасный маршрут до границы, а оттуда и до Нерумата.

В конце концов, было решено идти вдоль одного из рукавов Траэдина, разделявшегося на двое недалеко от Грандира. Одна часть великой реки продолжала свой неспешный бег на восток через Велгорию, унося за собой многочисленные торговые суда, другая же устремлялась южнее – в коррийские степи, и движение по ней почти отсутствовало. Благодаря широкому тракту, что пролегал чуть западнее, здесь можно было встретить только лодки из рыбацких деревушек и хуторов.

Иомир, впервые за долгое время увидевший свои перспективы дальше, чем на несколько дней, и, наконец, почувствовавший относительную безопасность, был почти счастлив. Он подолгу бродил, дыша полной грудью весенним воздухом, наполненным сладковатыми запахами леса, лежал на небольшой поляне за домом, подставив лицо ласковому солнцу и освежающему ветерку… Беглый чувствовал себя так, словно внезапно вынырнул из глубокого омута. Его сердце то и дело заходилось беспричинной радостью, а по телу волнами разливалось колючая энергия, отдаваясь на кончиках пальцев.

На четвёртый день Трор приехал попрощаться. Они с отцом возвращались домой, в Туманную гавань.

Побратимы долго разговаривали и условились о встрече спустя месяц в Нерумате, куда сын для Теогара поедет якобы за оберегами попутного ветра для королевского флота.

После прощальной пирушки, Грэгор с Иомиром целый день мучились похмельем, Айна отпаивала их настойкой из солнцеголовиков и горючего древоеда, а Храл посмеивался в бороду.

Дальше оставаться у гостеприимного Хранителя покоя лесов уже не имело смысла. Всё необходимое было собрано, а заплечные мешки упакованы. И через день с восходом солнца они тронулись в путь.


Глава 5

Берега Траэдина


Храл проводил своих гостей до шустрой речушки, торопливо бегущей навстречу Траэдину, у берега была привязана крепкая, недавно покрашенная лодка. Переправив их на другой берег, он тяжело вздохнул и, проворчав что-то об отсутствии «царя в голове», пожелал удачи.

Поначалу Грэгор шагал вслед за Иомиром , глубоко погрузившись в свои мысли. События, произошедшие после «коронации», казались ему в последние дни далёкими и какими-то «глухими», точно голова сама заблокировала доступ к ним, поперёк воли своего хозяина. Иногда откуда-то изнутри всё ещё поднимались волнами злость и горечь, но бороться с ними стало проще, стоило только силком вернуть себя к реальности.

Когда взошло солнце и сквозь кроны деревьев полились рассеянные лучи, настроение у молодого человека понемногу исправилось, он вдруг с удивлением ясно понял, что вполне может испытывать удовольствие от едва начатой новой главы жизни и, впервые за долгое время, чувствовать себя живым на трезвую голову. Словно в груди подёрнулась плёнкой болезненная рана, и дыхание обрело хрупкую лёгкость.

За день они планировали пересечь лес и уйти на некоторое расстояние от развилки Траэдина. И сперва задача казалась легко осуществимой, но

к полудню просторный сосновый бор перешёл в лиственный лес, путь всё чаще стали преграждать поваленные деревья, к тому же местность вдруг перестала быть ровной, как будто заскучала от однообразия и решила побаловать себя холмами и буераками.

От реки старались далеко не уходить, она то и дело рябила солнечными бликами по левую руку. Иногда с запада налетал ленивый ветер, пробирая до костей и напоминая, что до лета ещё далеко.

За весь день путники не встретили ни одной живой души, Однако к вечеру появилось неприятное ощущение внимательного взгляда в спину. И если до этого разговор то начинался, то обрывался, повинуясь размеренному ритму шагов, теперь стих окончательно.

Начали сгущаться сумерки, когда впереди показался просвет, за которым лес обрывался.

– Кажись добрались, – облегчённо выдохнул Иомир, ускоряя шаг.

Последний отрезок пути прошли на едином дыхании, несмотря на то, что пришлось преодолевать крутой подъём. Почти на вершине холма лес неожиданно обрывался, уступая место поросшей разнотравьем долине, где величественный Траэдин разделялся надвое, унося свои воды к далёким горам, которые огибал по обе стороны.

– Интересно, часто ли в этом конце леса бывает Храл? – выравнивая дыхание, спросил Иомир.

– Думаю пару раз в год. Чаще не имеет смысла, здесь уже давно не происходило ничего примечательного. Наверное, с тех самых пор, как Драконий Хребет опустел. Гиблые топи далеко за трактом, а он хорошо охраняется, – Грэгор непроизвольно обернулся на лес, – У тебя нет чувства?…

– Что за нами наблюдают?– продолжил его мысль товарищ, – Я поэтому и спросил.

Они начали спускаться в долину, стараясь забирать на юг. Через пару часов последние лучи солнца погасли за горизонтом и, наткнувшись на три невысоких дерева у берега, которые переплелись кронами, образовав некое подобие полога, путники решили, что это подходящее место для ночёвки.

Костёр разводить не стали. Во-первых, было уже слишком темно, чтобы искать дрова, а во-вторых, близость речного перекрёстка не давала покоя. Грэгор вызвался дежурить первым.

Ещё когда они гостили в доме лесника, молодой мужчина часто думал о том, стоит ли доверять беглому, и, в конце концов, пришёл к выводу, что присматривать за ним придётся.

У Иомира же веских причин опасаться общества Грэгора не было, и он, завернувшись в одеяло, быстро уснул.


***

Привалившись спиной к бугристой коре, принц некоторое время разглядывал его темнеющий силуэт, перебирая в уме всё, что знал о зверях и полуразумных существах, которые могли водиться в этой местности. С момента, когда путники покинули лес, ощущение взгляда в спину пропало, но тень тревоги всё продолжала напоминать о себе.

Стояла абсолютная тишина, не считая плеска воды, редких порывов ветра да стрекотания кузнечиков, доносившегося с разных сторон. И Грэгора постепенно сморил сон.

Проснулся он от шумного дыхания и тихого порыкивания. Неприятным ознобом ползало по коже чувство опасности. Молодой мужчина нащупал в мягкой траве ножны и, стараясь обойтись без резких движений, вытянул из них клинок. Дыхание стихло.

Осторожно приоткрыв глаза, Грэгор увидел на фоне светлеющего неба массивный контур зверя – не то волка, не то гигантского кабысдоха, который склонился над разодранными заплечными мешками.

Тварь почуяла, как что-то изменилось, и теперь смотрела прямо на него, обнажив клыки, величиной с половину ладони.

Грэгор проворно вскочил на ноги. Его сердце гулко билось о рёбра. Теперь он отчётливо видел, что это покрытое жёсткой серой шерстью чудовище с куцым обломком хвоста было слишком велико для волка. К тому же, будучи волком, зверь не стал бы уходить так далеко от леса. А значит перед ним стоял воллог.

Парень внезапно вспомнил, как давным-давно, ещё будучи мальчишкой, он мечтал найти древнего пса и победив его в бою, обрести верного защитника на всю жизнь. Но теперь, оказавшись в глуши, один на один с огромным животным, он предпочёл бы избежать подобной встречи.

Зверь низко склонил ощеренную голову и вздыбил загривок. Время, казалось, остановилось, каждый миг неторопливо тёк по венам. Наконец, Грэгор, сделав над собой усилие, шагнул назад и, сделав оборот клинком, оглушительно свистнул.

Это спровоцировало воллога. Он растянулся в длинном прыжке, целясь противнику в горло. В последний момент Грэгор успел податься в сторону, перекатившись по мокрой от росы траве.

Свист разбудил Иомира. Не зная, что делает, спутник нашарил первый попавшийся тяжёлый предмет, которым оказался мешавший во сне булыжник, и швырнул его, попав воллогу по хребту. Пёс зарычал громче и дёрнул головой в сторону новой цели, давая Грэгору драгоценные секунды.

Что было сил, он кинулся вперёд и, отбросив оружие в сторону, схватил зверя за горло, всем весом наваливаясь и пытаясь подмять его под себя.

– Ума лишился? Что ты делаешь? – заорал Иомир, бросаясь на помощь.

– Это…воллог…– прохрипел принц. От напряжения вены на его шее вздулись, а лицо покраснело.

Зверь начал поддаваться двойному натиску и вскоре Грэгор сидел у него на груди, тяжело дыша и вытирая лоб тыльной стороной ладони.

Поведение пса резко изменилось. Теперь он лежал расслаблено, поводя мордой из стороны в сторону и принюхиваясь к каким-то одному ему различимым запахам.

– Одуреть можно! – нервно рассмеялся Иомир, вставая, – И правда – воллог. Я думал, они давно вымерли.

– Я тоже, – Грэгор слез с груди пса и тот, поднявшись, отряхнулся и потрусил к воде пить, – как он здесь оказался?

– Хороший вопрос, но думаю, пока он останется без ответа.


***

Собирались не спеша, попутно обсуждая события ночи и гадая, каким образом воллог мог появиться в Грандире. Сам гигантский пёс вольготно разлёгся в ногах принца и дремал, чутко шевеля треугольными ушами.

Он успел избавить друзей от доброй половины припасов, которых теперь осталось лишь на пару дней. Вяленое мясо, сыр и хлебные лепёшки «утонули» в его желудке, а их остатки послужили путникам завтраком. Не тронул голодный едок только крупу, которую Грэгор с Иомиром сиротливо пристроили поверх тёплых одеял.

С рассветом тронулись в путь. Идти стало легче, несмотря на многочисленные ложбины и балки, тянувшиеся вдоль берега. День выдался солнечным, терпкий запах травы и луговых цветов душистым облаком обволакивал, погружая в дремотное забытьё. Впереди открывался величественный вид на широко раскинувшуюся реку, обманчиво спокойную и неторопливую. На левом берегу вдалеке синели горы.

Воллога решено было назвать Татем, он то убегал, то появлялся вновь, чтобы навернуть пару кругов почёта вокруг неторопливых двуногих и, убедившись в их наличии, снова отправиться по своим делам.

Со временем, по правую руку снова завиднелся лес, оттесняя луга к берегу, и путники решили остановиться засветло, чтобы не подходить слишком близко к чаще. Спустившись на широкий берег укрытый песчаным откосом, Грэгор скинул заплечный мешок.

– Хорошее место, думаю, нам подходит, – он с наслаждением потянулся, разминая плечи.

– Да, ничем не хуже прочих, – Иомир хмыкнул, в свою очередь, освобождаясь от поклажи, – пойду за дровами схожу, а ты у нас «великий охотник» – вот и сообрази что-нибудь поесть.

– Интересно, чем же ты питался, когда добирался из рудников до Грандира? – иронично спросил принц, перевязывая волосы в тугой узел и склоняясь над речной гладью, от которой тянуло холодом.

– Частенько ничем не питался, тебя такой вариант устраивает? – не оборачиваясь вернул ему вопрос беглый, исчезая за вершиной откоса.

Грэгор усмехнулся и опустил лицо в ледяной поток. Вода сняла усталость и взбодрила его. «Что ж, по крайней мере, присматривать за Иомиром теперь будет воллог», – он выпрямился и с удовольствием сделал пару движений, разминая руки.

В такой местности должны были водиться некрупные птицы, гнездящиеся в траве, но поймать их быстро без лука он не видел никакой возможности.

Покопавшись в мешке, Грэгор обнаружил моток тонкой верёвки, которая навела его на мысль. Через пол дня пути им должна была встретиться деревня, а значит где-то неподалёку вполне можно наткнуться на рыбацкие сети.

Словно из ниоткуда возник Тать и ткнулся ему головой в живот, сбивая дыхание.

– Тише, малыш, ты великоват для таких нежностей, – Грэгор потрепал жёсткий загривок, – сожрал всю нашу еду, вот иди, лови теперь новую.

Воллог лениво помахал обрубком хвоста и, не найдя что ответить, ретировался.

Решив поискать сети, Грэгор пошёл вдоль берега вниз по течению. Траэдин матово искрился в закатных лучах, словно бы в насмешку, по его поверхности то и дело пробегала рябь, и раздавался звучный «бульк», однако следов пребывания рыбаков всё не было. Через час бесполезных блужданий уже почти стемнело, и молодой человек принял решение поворачивать обратно, но тут уловил боковым зрением темнеющий на фоне прибрежных камышей силуэт.

Сделав пару шагов в его направлении, Грэгор резко остановился и непроизвольно выдохнул – «оуу». На самой кромке воды лежал труп. Посиневшее и раздувшееся тело, мерно покачивающееся в прибое.

Судя по одежде, это был тот самый рыбак, следы пребывания которого принц так долго искал.


***

На стоянке весело полыхал костёр. Иомир держал в руках длинную ветку, на которую была надета куропатка. Увидев приятеля, он улыбнулся и помахал ему рукой.

– Откуда? – рассмеялся Грэгор, протягивая озябшие руки к огню.

– Да вот Тать порадовал, – беглый кивнул на безмятежно спящего неподалёку воллога.

– Однако! – Грэгор достал одеяло и устроился по другую сторону костра, – Ты не поверишь, но перед тем, как уйти, я отчитал его за то, что он лишил нас еды.

Иомир поднял голову и бросил растерянный взгляд на собеседника.

– Это может быть совпадением?

– Не знаю.

– Может воллоги были созданы магами? – неуверенно предположил он.

– Нет, они были здесь задолго до того, как пришли мы. Когда-то на этих землях обитали «другие». Но про них уже ничего не известно, молодой мужчина подкинул в огонь корявый сук и проследил взглядом за снопом искр, плавно улетающих в ночное небо.

– А откуда появились маги? – нарушил воцарившуюся тишину Иомир, – Они вообще люди?

– Люди-люди, – снисходительно улыбнулся Грэгор, – летописи говорят, что маги – это далёкие потомки от смешенных браков с Высшими.

– Быть не может, – фыркнул парень, – из того, что я слышал о Высших…

– То были «другие» люди, вероятно они были лучше нас и больше похожи на них.

– Откуда ты всё это знаешь? Если мне не изменяет память, ты был не самым прилежным подростком, – Иомир поднял с земли веточку, подержав её над огнём, проткнул сочное ароматное мясо, – Готово.

– Как видишь, кое-что всё же… – Грэгор оборвал сам себя, – постой, ты сказал «если не изменяет память»?

– Мы вместе учились в Соколином Гнезде, недолго, – признался спутник, протягивая ему половину дымящейся птичьей тушки.

– Вот как? – принц, удивлённо поднял бровь, принимая из его рук еду.

Иомир с удовольствием впился зубами в куропатку.

– Да, мив тещен.

Как ни старался, молодой человек не мог вспомнить лица, которое могло бы принадлежать его спутнику в юности. Словно в насмешку, память услужливо предлагала сотню других лиц, вызывая тупую ноющую боль в груди. Грэгор устало закрыл глаза. От костра исходило блаженное тепло, бесконечная вереница смутных образов уносила принца всё дальше в небытие и, наконец, он забылся тревожным сном.


Про свою давешнюю находку Грэгор вспомнил только тогда, когда они с Иомиром покинули место ночёвки. Спутник удивился тому, как о таком вообще можно было забыть, и задал вопрос, который, видимо от усталости, не пришёл в голову другу: «почему труп оказался выше по течению, чем дом рыбака?»

Это был уже вторая загадка за несколько дней, не имевшая ответа. Правда ответ мог найтись в деревне, до которой оставалось всего миль десять, и они условились поспрашивать в ней местных.

Лесом идти не пришлось, иногда он подступал к воде совсем близко, но большую часть пути держался поодаль, шумя на ветру и раскачивая стройными вершинами.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6