Василиса Грунина.

Ужас Великой Половины



скачать книгу бесплатно

– Тебе не дано увидеть всё моими глазами, – вздрогнув, Сибел побледнел ещё больше и перевёл глаза на остроконечный шпиль храма творца, возносившегося над всеми прочими постройками города, лежащего перед ним.

– Ах, ну да! Как же я мог забыть, что мне, смертному, никогда не понять тех простых истин, которые доступны твоему великому разуму, – Грэгор старался говорить спокойно, однако его желание сломать брату каждую кость в теле было столь велико, что тот, словно бы кожей ощутив ненависть своего пленника, покачнувшись, сделал шаг назад.

Ральд, напротив, подошёл ближе, явно собираясь вмешаться, однако был остановлен жестом нового господина.

– К сожалению, наш разговор лишен смысла, – Сибел сглотнул подступивший к горлу ком и продолжил, – Но я пришёл вовсе не для того, чтобы смеяться над твоим поражением, а чтобы попрощаться… Ты объявлен изгоем. Я не стану вредить тебе, если ты покинешь Грандир завтра же. Никто из лучших представителей Великой Половины, находящихся в союзных нам странах, не должен иметь с тобой никаких дел, иначе будет страдать от последствий.

– Как благородно! – желаемая интонация не далась принцу, голос его прозвучал сипло и бесцветно. Каждое слово Сибела доносилось до молодого человека словно удар хлыста.

Брат коротко взглянул на Грэгора в последний раз и, отвернувшись, нетвёрдой походкой направился к двери. Когда пола его одеяния, мелькнув, исчезла за стеной, Ральд ковырнул носком сапога рыхлую землю, и, сплюнув, совершил несколько пассов рукой – один заставил обездвиженного принца уткнуться лицом в грязь, а второй вышиб из его лёгких воздух. На лице мага залёг отпечаток изощрённого удовольствия. Он медленно приблизился и стал наблюдать, как вздуваются желваки на шее пленника, пока не убедился, что тот лежит без сознания.


Глава 4

Иомир


Иомир сидел на колченогом табурете за столом Эонеровой ложбины – самого сомнительного, должно быть, питейного заведения Грандира. Он старался не выделяться. Посетителями таверны являлись, в большинстве своём, наёмники, «слетающиеся» в город со всей Великой половины, дабы испытать судьбу на отборе в королевские войска, после чего отправиться вместе с ними к Железным вратам, а оттуда в один из многочисленных форпостов, охраняющих границы от бесконечных потоков разной погони, ползущей с Ужаса Великой половины. Или наняться в охрану торгового каравана, которые в изобилии спешили туда же, дабы не дать залежаться солидному жалованию в карманах воинов.

Находиться здесь было небезопасно, в том числе и старым клиентам. Но Иомир чувствовал себя вполне комфортно. После пяти лет, проведённых на гномьих рудниках, он в совершенстве владел языком, которым пользуются наёмники, а его внешний вид говорил о большом проигрыше в Перст судьбы или об иной какой неприятности.

Казалось, он глубоко задумался. Однако привычный взгляд молодого мужчины не упускал ни единого жеста, а ухо – ни единого слова, сказанного в шумном полумраке.

Вот большая компания вооруженных до зубов головорезов празднует успешное дело. Один из них поглядывает на остальных «отдыхающих» глумливым взглядом, ища об кого бы почесать кулаки. Через два стола в углу сидят ещё трое и вид у них довольно кислый, а значит, будет потасовка.

Это не отпугнуло бы Иомира, если бы он успел услышать или увидеть что-нибудь полезное, что помогло бы ему понять, как заработать денег, которые были ему так отчаянно нужны, однако постепенно надежды на поживу канули всуе, и он решил покинуть будущее место кровавых событий до их начала.

Он уже протянул руку, чтобы сделать последний глоток из замызганной кружки, когда дверь отварилась и на пороге возник человек, увидеть которого в подобном месте было равносильно тому, чтобы увидеть Высшего на субботней ярмарке. Поэтому руку до цели он так и не донес, опустив её на липкую столешницу, и едва заметно подавшись вперёд от удивления.

Потрёпанный и всклокоченный, со злой ухмылкой и недобрым огнём в глазах, перед ним стоял принц Грэгор. Иомир помнил его довольно хорошо. Ещё вначале своей короткой и невесёлой жизненной истории, он учился вместе с Грэгором в Соколином Гнезде – первой и единственной школе военного искусства, открытой дедом Теолина. И откуда его, Иомира, потом вышибли за то, что не вышел ростом. В душе парня было всколыхнулась детская обида на многочисленные шуточки про то, как его мамаша, мол, согрешила с гномом. Но потом рот непроизвольно расплылся в ироничной усмешке, потому как за этими воспоминаниями вереницей потянулись те, в которых настоящие гномы на рудниках питали к нему гораздо большую симпатию, чем к остальным узникам, а со временем и вовсе перевели на должность помощника заведующего хозяйством шахты.

Молодой мужчина попытался представить, что в этой забытой небом дыре потерял сиятельный наследник престола, но так и не смог. Сомнению не подлежало только одно – ничего хорошего пребывание здесь парню явно не сулило.

Рука Иомира сама собой легла на рельефную рукоять гномьего кинжала, единственного, но весьма полезного имущества, которым он обладал по воле судьбы. Не то, чтобы в душе молодого мужчины родилось к наследнику некое подобие сочувствия, просто упускать шанс озолотиться на защите венценосной задницы он не собирался.

Однако принц по наитию сделал то единственное, что могло спасти или, по крайней мере, временно сохранить его лощеную шкурку в данную минуту – громко приказал хозяину заведения нести выпивки для всех.

В зале, где и без того никогда не было тихо, поднялся одобрительный гул десяток луженых глоток.

Рука Иомира временно расслабилась. Глядя как Грэгор, не таясь, направляется к соседнему столику, он отчаянно старался придумать план действий на тот недалёкий момент, когда у гуляющих наёмников пройдёт эйфория от бесплатного пива.

Он тешил надежду, что заблудший наследник не сделает ничего лишнего, но через несколько минут напряженного, почти звенящего покоя, наглядно убедился, что такого удачного стечения обстоятельств ждать было глупо. К принцу подошла пышногрудая разносчица и поставила на грязный стол кувшин с пивом. Мокрый сосуд ещё не успел закончить расплёскивать мутно-коричневую жидкость, когда Грэгор, схватив её за подол юбки, с хриплым смешком усадил к себе на колени.

Иомир мысленно застонал. И не ошибся. События начали разворачиваться гораздо быстрее. Из-за стола, где по-прежнему веселились наёмники, поднялся тот самый бритый налысо тип, который хотел драки. Он, пошатываясь, развернулся и, не говоря ни слова, метнул нож в Грэгора. На какое-то мгновение сердце Иомира замерло, после чего забилось в утроенном темпе. Лезвие блеснуло в пальце от головы принца, тюкнулось в стену и зашаталось из стороны в сторону. Официантка завизжала и, с удивительной прытью высвободившись из объятий клиента, бросилась к спасительной стойке. Грэгор, же, пребывающий в очень странном для наследника престола настроении, с рыком вскочил и напоказ опрокинул тяжёлый деревянный стол.

Повисла пауза, которая не могла продлиться долго. Иомир понимал, что действовать нужно прямо сейчас, не теряя драгоценные секунды. Глубоко вздохнув, он встал и, покачиваясь, обошёл стол, делая вид, что хочет пересесть в более спокойную часть зала. Потом, достигнув середины разделявшего Грэгора и лысого наёмника расстояния, по-детски распахнул глаза, запнулся о собственный сапог и упал на покрытый объедками липкий пол.

Это помогло выиграть где-то минуту. Раздались грубые смешки, кто-то подошёл и, пнув его сапогом под рёбра, затем протянул руку, помогая встать. Ещё миг, и лысый, сделав шаг вперёд, оказался к беглому рудокопу почти вплотную.

– Зря ты сюда зашёл, мы таких наглых не любим. Думал пивом нас с потрохами купить? – он сплюнул себе под ноги и оглянулся на приятелей. Те одобрительно заулыбались.

Однако Грэгор, казалось, не понимал ситуации, в которую попал. Его злая ухмылка стала ещё шире и он, достав из ножен свой изящный клинок, медленно двинулся вокруг стола.

Корчась от боли и наблюдая за тем, как молодой человек искушает судьбу, Иомир ощутил всю безнадёжность его положения. Если принцу хватит глупости затеять драку с наёмниками на их территории, то вряд ли у него найдутся сочувствующие. Он пересчитал людей в таверне. Много. Ох, как много.

Скрипнула дверь. Едва заметно повернув голову, Рудокоп увидел ещё одного нежданного посетителя Эонеровой ложбины – высокого бугая с причёской под коррийского всадника, одежда которого без труда выдавала происхождение. Незнакомец тревожно оглядел полутёмный зал, беззвучно выругался, после чего сделал несколько шагов вперёд и замер, положив руку на оголовье меча.

Лысый скосил на него глаза и, лениво сплюнув ещё раз, заорал.

– Эонер! Эй, Эонер! Пора делать уборку, у тебя сегодня по таверне всякая гнусь так и ползает!

Он, было, потянулся, чтобы зачерпнуть рукой горсть квашеной капусты из полупустой миски, которую забыли убрать после того, как заказавший покинул заведение. Но не успел. Всё пришло в движение. Словно кто-то дёрнул за рычаг и привёл в действие шестерни, открывающие затворы шлюза.

Лицо Грэгора перекосилось от ненависти и омерзения, он замахнулся, чтобы отсечь лысому голову, но того не подвела реакция, и наёмник мёртвой хваткой вцепился в запястье противника, свободной рукой дотянувшись таки до злополучной миски и разбив её о голову молодого человека.

Незнакомец, оценив обстановку, бросился прикрыть правый бок друга, одинаково ловко орудуя кулакам и лезвием, чтобы удержать на расстоянии нескольких врагов.

Иомир быстрым движением всадил свой кинжал в живот ближайшего соседа, и тот грузно осел на пол. Затем, увернувшись от прямого удара в челюсть, беглый рудокоп схватил стул и закрылся им. Один из нападающих, плотный, бородатый детина с сальными волосами, сделал несколько попыток достать его через нежданный «щит» и, не преуспев, сменил тактику, резко потянув стул на себя. Иомир этого и ждал, он со всей силы толкнул предмет в том же направлении. Ножка больно вошла детине в поддых, на некоторое время выведя его из игры. Второй, стареющий мужик с оплывшим глазом, отпихнул приятеля локтем в сторону и попытался сблизить дистанцию, чтобы переломать рёбра более маленькому противнику, просто заключив его в свои «объятья». Но Иомир вовремя выставил кинжал и, как мог, старался не допустить подобного исхода событий. Он шаг за шагом отступал назад, лихорадочно пытаясь найти какую-нибудь лазейку в глупейшей передряге, в которую ему доводилось попадать.

К счастью, удача определённо сегодня была на его стороне. Всё бы кончилось весьма плачевно, если бы хозяин, привычный к подобным развлечениям своих клиентов, не послал мальчишку за стражей. Скрипучая дверь отворилась как раз в тот момент, когда нога беглого рудокопа запнулась за ножку стола, поваленного Грэгором в начале.

Фигура командира отряда в кожаном доспехе с круглыми пластинами на груди, животе и спине излучала смертную скуку. Он таскался по таким питейным заведениям каждый божий день, разнимая дерущихся наёмников и прочий сомнительный сброд за кругленькую сумму жалования. Тем не менее, когда его глаза упёрлись в принца, поводящего своим начищенным до блеска клинком из стороны в сторону, а затем, скользнув правее, опознали рядом с ним его двоюродного брата, то невольно расширились.

Секунду он колебался, слухи о событиях, произошедших во время коронации, уже просочились через замковые стены, но природная сообразительность взяла верх, и служитель закона решил действовать по обстоятельствам, то есть для начала унять драку.

– Эй! Всем опустить оружие! – крикнул он зычным голосом, – Если хотите здесь ошиваться, то и ведите себя как люди.

Он обхватил широкий ремень, точно стараясь придать словам больше весомости, и сделал шаг вперёд, пропуская в таверну своих ребят. Впрочем, это были уже лишние меры, при виде стражи, наёмники опустили оружие и, оглядываясь на злополучную троицу, с руганью вернулись на свои места. Им явно не хотелось встревать в неприятности в таком «рыбном» месте, как Грандир.

Капитан стражи удовлетворённо покивал и, бросив на принца ещё один быстрый взгляд, вышел вон вместе со своей «свитой».

Друг Грэгора вытер разбитую губу тыльной стороной ладони, его слегка водило из стороны в сторону, затем дёрнул зло глядящего себе под ноги наследника за плечо и пошёл к двери. Уже на пороге он оглянулся и сказал, обращаясь к Иомиру: «Пойдёшь с нами».


***

После душного помещения таверны, где и окон-то не было, на улице оказалось чудо как хорошо. Дул освежающий вечерний ветер, отгоняя назойливые мысли о еде и ночлеге. С некоторых пор любое проявление живого мира вокруг поднимало Иомиру настроение не хуже бочонка хорошего пива.

Он потянулся до хруста в суставах и послушно зашагал вслед за принцем и его товарищем к двум лошадям, охраняемым тощим, долговязым подростком, сосредоточено разглядывающим насекомое, ползающее по его ладони.

– Я Трор, – бросил, не оглядываясь, новый знакомец Иомиру. Он подошёл к парнишке и кинул ему мелкую монетку. Тот буркнул что-то благодарственное и поплёлся вниз по улице, не отрываясь от своего занятия.

– Иомир.

–А ты не пальцем делан, Иомир. Спасибо за помощь, – он перевёл взгляд на друга, который демонстративно смотрел в сторону. – Есть у меня для тебя работа – охранять полоумного, справишься?

Мужчина усмехнулся и тактично ограничился кивком для ответа.

– Грэгор! Не зли меня, хватит на сегодня, – Трор вскочил в седло и подал руку другу, – поехали.

Они пересекли полупустые вечерние улицы Грандира, озаряемые мерцающим светом немногочисленных чадящих факелов, миновали южные ворота города и выехали на широкий тракт, рассекающий необъятное поле, на самой кромке которого густой тенью чернел лес. Стало совсем темно, но лошади, ехавшие, судя по всему, знакомым маршрутом, успешно трусили в направлении деревьев. Иомир гадал про себя, куда Трор везёт их. Если к человеческому жилью, то понятно, в противном случае, не логично ли было бы заночевать на берегу Траэдина? Несколько раз он порывался спросить, но тишина, нарушаемая лишь мелодичной перекличкой свиристов33
  Свирист – мелкая полевая птица.


[Закрыть]
, сомкнулась вокруг них так плотно, что слова застревали у него в горле.

Прошло, должно быть, чуть больше часа, когда Иомира по лицу хлестнула первая ветка. Они свернули с дороги по невидимой в траве, но безошибочно определённой Трором тропинке.

Воздух стал сырым и тяжёлым, мошкара налетела с кровожадностью ракхов.

– Уже почти на месте, – бросил Трор, точно почувствовав нарастающее нетерпение спутника.

И точно, через несколько минут между деревьями замелькал огонёк, который вблизи оказался светом, исходившим из единственного окошка, маленького, но аккуратного дома, окружённого грубым частоколом.

На крыльце появился пожилой, но крепкий, хорошо сложенный мужичок, который помахал им рукой и не спеша двинулся навстречу.

– Мы вас целый день, почитай, ждали, – сказал он, вместо приветствия, – вся семья уже спит. Если есть захотите, то в печке для вас оставлено.

– Да, задержались маленько, – подтвердил Трор, натягивая поводья.

– Идите в дом, только не шумите сильно, – мужичок поклонился Грэгору и повёл лошадей к небольшому сараю, видневшемуся чуть поодаль.

Оказавшись на земле, Иомир почувствовал себя намного увереннее.

– Где мы? – спросил он у Трора. Грэгора, не проронившего ни слова с момента событий в таверне, он уже почти не замечал.

– Это главный Хранитель покоя лесов Грандира, – парень усмехнулся, увидев выражение лица собеседника, – неплохо звучит, да? Нам очень повезло, что он был добрым другом короля Теолина. Бьюсь об заклад, ты уже слышал о последних событиях.

Иомир о последних событиях не слышал, да и какой был у него шанс услышать, если в город он пришёл только накануне вечером. Тайком, как и положено беглому рудокопу, пробравшись через пол страны. Он не раз думал, о том, сколько опасностей таит в себе пребывание в столице, прямо под носом у тех, кто выдрал из его жизни пять лет. Но удержаться от соблазна не смог.

Молодой мужчина вопросительно поднял бровь и переступил порог жилища, такого уютного и безопасного в океане шумящей темноты.

– Ты бы уши хоть иногда чистил, – удивился Трор, – Король Теолин скончался, мир его праху, и Грэгор, само собой, должен был занять его место. Но тут случилось то, чего мы ожидать не могли. Сибел предал брата и устроил мятеж, – он наклонился и достал из печи горшок, полный ароматной тушеной кабанины с картошкой.

– Это многое объясняет, – отозвался Иомир, сглатывая набежавшую слюну и оглядывая комнату в поисках мисок.

– Да, хм…бурное помешательство Грэгора в таверне, например, – Трор бросил раздражённый взгляд на побратима, который занял лавку в углу и теперь всё так же молча лежал, разглядывая низкий потолок, – я не смогу остаться надолго. Того и гляди меня хватятся и тогда…– он замялся и тяжело вздохнув, плюхнул горшок на стол. – Надеюсь тебе можно доверять за хорошую плату, потому как ему велено покинуть Грандир в течение нескольких дней. А я пока не придумал, куда ему идти, он-то сам не очень помогает, как видишь.

– Ты можешь мне верить, – Иомир хмыкнул и принялся накладывать еду, которая в данную минуту волновала его намного больше судьбы опального наследника, – мы с ним, как бы это сказать… в одной лодке.

– Отлично – отлично, – Трор задумчиво покивал, не задавая лишних вопросов, – я приеду завтра, ближе к вечеру, проследи, чтобы он не пошёл искать «приключений», – мужчина ещё немного постоял, уперев руки в край стола, и ушёл.


***

Иомир привык вставать затемно. Во-первых, потому, что на рудниках не особо поваляешься в постели, а во-вторых, ночёвки в полях и лесах приучили его покидать привал до того, как проснутся возможные свидетели.

Грэгор лежал в той же позе, что и накануне, разница состояла только в том, что теперь глаза принца были закрыты, а лицо разгладилось и приобрело спокойное выражение.

Оказалось, что и семья лесника уже на ногах. Возле стола суетилась не потерявшая ещё привлекательности женщина, расставляя миски и покрикивая на двух вертлявых мальчишек, крутившихся под ногами.

Иомир слез с печки и попытался потихоньку выйти из дома, чтобы не нарушать привычный уклад жизни обитателей, но женщина его заметила и усадила за стол. Она постоянно говорила, но совсем не раздражала этим. Напротив, казалось, Айна, так её звали, владела каким-то тайным искусством успокаивать и убаюкивать. Её слова растекались по телу, обволакивая сознание и рождая тёплое чувство в груди, словно ты вернулся, наконец, домой, к любимой матери из далёких и бессмысленных скитаний.

Позже, когда проснулся Грэгор, её «магия» подействовала и на него. Взгляд принца стал менее потерянным, и он начал кивать в ответ на вопросы. Иомир поймал себя на мысли, что сам уже почти считает маленьких сорванцов своими братьями и один раз едва сдержался, чтобы не задать им трёпку, когда они разбили кувшин с водой.

Ближе к вечеру вернулся Трор. Он привёз с собой кое-какие вещи, необходимые в дороге, тёплую неприметную одежду и провизию. Но самое главное – он привёз «лекарство» для побратима. Несколько увесистых бурдюков с вином оттягивали его плечо.

Хозяин дома выделил им сарай под «посиделки» – тот самый, где обретались лошади. Когда стемнело, они расположились на куче соломы и распечатали дорогой напиток.

– Расскажи, кто ты вообще и откуда, – попросил Трор, после того, как со смехом описал историю своего возвращения в замок накануне вечером, – и не бойся, я не побегу рассказывать о твоих грехах Сибелу.

– Да тут и говорить-то особо не о чем, – Иомир немного помялся, а когда заговорил, в голосе его помимо воли мелькнула горечь. Он встряхнул русой копной волос, помолчал и продолжил, – Я был подростком , когда отец погиб в пограничной стычке с Ракхами. Мать после него тоже недолго прожила, и я решил податься в Соколиное гнездо. Удивился, когда взяли. Только вот удивляться пришлось недолго – после первых же испытаний выгнали, ростом не вышел. Потом попробовал навязаться в подмастерья к оружейнику, тот взял, но предупредил, что кормить не будет. А есть хотелось. Вот и начал подворовывать. Один раз не повезло, схватил стражник на глазах у какого-то лорда, и отправили меня к гномам на рудники. Там и прожил пять лет, пока не сбежал. Хотя пожаловаться не могу, гномы со мной не так уж плохо обращались, – он хмыкнул и приложился к бурдюку.

– Значит ты неприкаянный. А я было подумал, что наёмник, – Трор откинулся на соломе, подложив руки под голову, – а что дальше делать будешь, думал?

– Надеялся подыскать заработок в Грандире, а потом…Не знаю, на рудниках ходили слухи, что маги из Нерумата всегда рады самоубийцам, готовым сунуться в Ужас Великой Половины за компонентами для амулетов. К тому же Нерумат не выдаёт счастливцев, которые сумели добраться до его границ.

– Затея опасная, – побратим принца задумчиво смотрел на потолочные балки, – В последнее время из Ужаса ползёт много разных тварей. Да и Ракхи уж больно бойко возятся. Там явно что-то происходит.

– Спокойно в гиблых землях никогда не было, – Иомир пожал плечами, – только с клеймом выбирать особо не приходится, рано ли, поздно – везде достанут. А так, если повезёт, заработаю достаточно, чтобы свести эту штуку, – он раздражённо потёр красную метку на запястье.

– Я пойду с тобой, – словно гром среди ясного неба прозвучал голос Грэгора.

Беглый рудокоп недоверчиво поднял брови, до сих пор он услышал от принца едва ли десяток слов.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6