Василиса Грунина.

Ужас Великой Половины



скачать книгу бесплатно

Грэгор расхохотался и, охнув от боли, схватился за голову. Осторожно, чтобы она не раскололась надвое, встал с кровати и решил проблему с опохмелом проще, отпив прямо из кувшина.

В дверь осторожно постучали, и в покои проскользнула миниатюрная девушка, такая хрупкая и незаметная, что казалось, любой порыв ветра может подхватить её и унести прочь. Она вежливо улыбнулась и попыталась поставить на специальный парапет большой таз с тёплой водой. По сравнению с ней таз казался огромным, и Грэгор едва сдержал порыв подбежать к ней и освободить от непосильной ноши.

Справившись со своей задачей, она утерла лоб рукавом и согнулась в поклоне.

– Лиара, разогнись, пожалуйста. Мы же договаривались, что ты не обязана столь показательно от меня отдаляться, – Грэгор постарался улыбнуться девушке в ответ как можно теплее и принялся с удовольствием умываться.

– Я и не отдаляюсь, – тихо, но твёрдо сказала девушка и подала ему полотенце.

–Ну, подчеркивать то, что ты там начала подчеркивать, – молодой человек фыркнул и сделал несколько круговых движений руками, разминая мышцы.

– Я следую правилам, сегодня ваша жизнь сильно изменится, – уже без тени улыбки сказала она и настойчиво протянула Грэгору костяной гребень для волос. – Кстати, что-то подсказывает мне, ваше величество, что вы так и не удосужились раздеться, когда ложились спать.

– Какое потрясающее сочетание показной вежливости и сварливости, – он снова рассмеялся и, взяв из рук девушки гребень, подошел к большому, старинному трюмо в узорчатой кованой оправе. – С годами ты всё больше становишься похожа на свою мать.

– Вам виднее, ваше величество, – Лиара покраснела и сердито потупилась.

– Зря ты бесишься, твоя мать – лучшая из женщин и, между прочим, моя кормилица, – Грэгор скосил глаза, чтобы посмотреть на реакцию собеседницы.

– Вы пользуетесь её привязанность к вам. Я, между прочим, была бы на её месте с вами намного строже, – она скрылась в проёме, занавешенном плотной бархатной тканью и несколько мгновений спустя появилась с парадным нарядом для коронации.

– Ого! Милая Лиара, куда же подевалась твоя почтительность, так сильно бросавшаяся в глаза при встрече? – насмешливо поднял бровь Грэгор, последний раз проводя гребнем по густым, светлым волосам и завязывая их в тугой узел на затылке. Из глубины зеркала его придирчиво разглядывал красивый молодой человек со скуластым лицом, большими серыми глазами и прямым носом.

– Мне кажется, что вам стоило бы оставить волосы как есть, конский хвост – причёска не совсем подходящая для коронации, – девушка глубоко вздохнула и принялась разглаживать простони на кровати, пытаясь скрыть раздражение.

– Ты любишь меня – признайся! Как жаль, что я не могу ответить тебе взаимностью, ведь ты для меня как сестра. Маленькая сестрёнка, которая вечно всем недовольна, – Грэгор стянул с себя мятую рубаху в засохших пятнах непонятного происхождения и натянул принесённую Лиарой – чистую и накрахмаленную сорочку. – Кстати, как новый король я разрешаю себе появиться на коронации с такой причёской, какой захочу.

– Послушай, Грэгор, – отбросив прежний тон и подойдя вплотную к нему, сказала девушка, – в замок с самого утра съезжаются знатные гости, многие из них проделали долгий путь.

Я не попрекаю тебя тем, что ты не уделил и секунды своего драгоценного времени, чтобы организовать их встречу, но я заклинаю тебя Высшими, будь с ними вежлив и мил! Одна твоя дурацкая шутка может привести к непоправимым последствиям. Об остальном, хвала небу, есть кому позаботиться.

Она развернулась так резко, что подол платья взметнулся и закрутился вокруг стройных ног. Уже дойдя до двери, Лиара снова посмотрела на Грэгора и наставила на него маленький пальчик.

– Ты должен быть в тронном зале через три часа после полудня и ни минутой позже! Иначе, иначе…, – она задохнулась от возмущения, – и не путайся под ногами у тех, кто занят делом, работы сегодня невпроворот!

Когда хлопнула тяжелая дубовая дверь, оббитая железом, Грэгор от души расхохотался и вернулся к переодеванию. Ему нравилось доводить Лиару, в гневе она становилась такой милой.

Надевая кожаные брюки взамен тех, что принесла девушка, он думал о том, как просто всё было в детстве. Ему вспомнился один погожий июльский день, когда они сбежали из замка и отправились выше по течению реки ловить рыбу. Потом началась гроза и они со смехом принялись искать себе укрытие, а когда их нашли стражи во главе с нервным стариком, приставленным следить за благополучием королевских отпрысков, Лиара взяла всю вину на себя, сказав, что сама уговорила его на побег. Ей пришлось целый месяц выгребать навоз на конюшнях, чтобы отработать провинность.

В дверь коротко постучали.

– Этим визитам не будет конца, – Грэгор подмигнул своему отражению. – Входи, волчонок, я узнал тебя по запаху.

– Добрый день, ваше величество, – Сибел склонил голову и замер, сложив руки за спиной.

– Опять этот официальный тон, надеюсь, что хотя бы ты не станешь меня отчитывать, – Грэгор кинул быстрый взгляд на брата и продел руку в рукав чёрного камзола, украшенного тонкой серебряной вышивкой.

– Меня опередили? – Сибел иронично изогнул бровь и сделал несколько шагов, обходя комнату по кругу.

– Лиара. Ворвалась сюда как маленькая сердитая комета и обещала меня выпороть, если я вовремя не явлюсь на коронацию, – он поймал второй рукав и, закончив одеваться, расправил плечи.

– Она всегда мне нравилась, – брат улыбнулся краешком губ и, сделав ещё несколько шагов, провёл рукой по эфесу висевшего на стене меча.

– Как я выгляжу? – Грэгор повернулся несколько раз то одним, то другим боком к зеркалу, пытаясь разглядеть себя со всех сторон.

– Достойно. Я бы изменил детали, но, в общем и целом неплохо, – Сибел помолчал, как бы раздумывая, и заговорил снова. – Ты сбежал вчера с совета. Помоги мне понять, что движет твоими поступками.

Грэгор испытал укол раздражения. Он развернулся к своему визитёру. Сибел был почти на голову ниже его. Тёмные волнистые волосы, тонкие черты лица, бледная, чуть не прозрачная кожа, словно брат никогда не выходил на солнце. Трудно себе представить человека менее подходящего на роль его брата, как по внешности, так и по характеру. И всё же отец умудрился подобрать этого волчонка в шатре шамана ракхов двадцать лет назад.

– Ты, конечно же, понимаешь, что это не твоё дело?

– А ты, конечно же, понимаешь, что такой король может стать последним для нашей многострадальной страны? – тон Сибела оставался ровным, но глаза стали холодными.

– О, да! Тебе определённо виднее. Ты не пропустил ни одного этого бессмысленного совета. Везде таскался за отцом, наверное, надеялся, что тот сделает наследником тебя. Но просвети же меня, идиота, чем поможет Грандиру если я начну вести себя так же.

– С превеликим удовольствием, ваше величество! – теперь Сибел почти выплёвывал слова, запрокинув голову, и сжимая попеременно, то правую, то левую руку в кулак. – Дело не только в «бессмысленных» советах. Всегда есть люди, готовые с радостью взять на себя обязанности правителя. Ты не проявляешь уважения к тем, кто теперь тебе равен. На твою коронацию съехались наши союзники, те, кто управляет сильными или слабыми, но вполне реальными государствами. Однако я ни разу за прошедшие дни не видел твоего светлого образа рядом с ними. Не заметил, чтобы ты пожимал им руки, осведомлялся о здоровье их родственников или делил с ними ужин. Зато я помню, как вы с Дарлаком притащили позавчера с охоты огромную тушу кабана. – Помолчав несколько мгновений, он горько рассмеялся.

Грэгор представил себе, как укладывает брата на лопатки прямым ударом в челюсть. Этот удар, наверное, убил бы его. Злость постепенно отступала.

– Ты, сердитый карлик, забыл упомянуть, что перед этим я две недели пробыл на границе, – он сделал несколько шагов и потрепал Сибела по голове. – Войны не будет. Грандир уже много веков закрывает «грудью» наших союзников от злобных орд ракхов.

– И сможет делать это и впредь, являясь буферной зоной, – брат отстранился и сделал несколько шагов назад.

– Успокойся, уж что-что, а драться я умею. Хочешь, и тебя научу? – крон-принц вернулся к зеркалу и поправил воротник камзола. – Тебе не кажется, что чего-то не хватает?

Не говоря ни слова, Сибел развернулся и почти выбежал из комнаты.

Оставшись наедине с собой, Грэгор побарабанил пальцами по гладким доскам столика, стоявшего рядом с кроватью, достал грубый ларец кости варлака и выудил из него золотой перстень с крупным рубином. Надев украшение на палец, он ещё раз повернулся перед зеркалом и, удовлетворённо кивнув, пошёл искать экономку.

До коронации оставалось ещё несколько часов, и он не собирался тратить их на разговоры с очередным докучливым доброхотом. Ему необходимо было узнать, приехал ли брат отца, наместник Туманной гавани со своим сыном. На Теогара ему, по правде было плевать, а вот Трора он не видел уже несколько месяцев и успел соскучиться.

Однако искать мать Лиары не пришлось. Пройдя несколько десятков шагов по гулким коридорам, он увидел долговязую фигуру Ральда, спешащего в обратном направлении. Маг вежливо поздоровался и склонился в полупоклоне. После короткого вынужденного разговора, он указал длинным, сухим пальцем в сторону гостевого крыла и удалился.

Грэгор воспрял духом. Пообщаться с тем, кто его понимает, выпить с ним вина в укромном месте – вот именно то, чего он желал больше всего.


***

Они встретились на пороге покоев, отведённых для Теогара и его сына.

Трор сильно изменился за те несколько месяцев, которые они с Грэгором не виделись. Обрил налысо голову, оставив посередине короткую щетку волос, на манер коррийских всадников, а на лице отрастил аккуратную бородку. Он широко раскинул мускулистые руки и сжал друга в медвежьих объятьях, как будто пытаясь переломать ему все кости. Тот не остался в долгу и приветствие быстро переросло в шуточную потасовку. Когда они разошлись, смеясь и отдуваясь, новый камзол крон-принца несколько потерял свой товарный вид.

– Я уж думал, что ты не зайдёшь проведать своего побратима перед коронацией, – густым, хрипловатым голосом «прокаркал» Трор.

– Не посмотреть на твою наглую морду было бы слишком тяжелым испытанием для короля, – Грэгор огляделся по сторонам и кивнул в сторону окна, располагавшегося прямо напротив двери. – Пошли, найдём местечко поспокойнее, я пока не готов расшаркиваться с дядей.

– Ну, пошли, – ухмыльнулся друг, и они зашагали по боковому коридору, в обход возможного скопления людей.

– Сделай милость, заскачи по дороге на кухни и возьми бутылочку чего-нибудь покрепче, я не хочу светиться.

–Что, нервишки пошаливают, ваше величество?

– Сегодня меня всё утро наставляли на путь истинный. Сначала Лиара, потом Сибел, – Грэгор закатил глаза к потолку и ускорил шаг.

– Волчонок ещё жив? – Трор положил руку ему на плечо. – Подожди здесь, я быстро. Он остановился возле гобелена, скрывающего винтовую лестницу, ведущую вниз – на кухни. Ей обычно пользовались слуги, чтобы сократить путь до гостевых покоев.

– Куда же он денется? – усмехнулся наследник в спину побратима.

Спустя несколько минут тот показался снова, держа в руках большую запотевшую бутыль и, подмигнув Грэгору, потряс ею в воздухе.

– А помнишь, как мы в детстве его пытались проучить за то, что он вечно сидел за своими книжками, но нам никогда не удавалось его отловить. Как будто нюхом нас чуял, подлец.

– Да, помню. Теперь он решил, что я недоразвитый и пришёл учить меня уму-разуму.

– Ему бы девку потискать, может тогда успокоится, – Трор раскатисто засмеялся.

Они вышли на залитую солнцем террасу. Внизу суетились люди. Слуги носили из погребов продукты и наводили последний марафет перед праздником. Марта, которую он собирался разыскивать полчаса назад, кричала на плешивого конюха, который склонив голову, покорно «впитывал» упрёки. Отовсюду слышался шум, музыка и ржание коней.

Грэгор сделал несколько шагов в сторону и встал так, чтобы его не было видно.

– Тебе ведь всё равно идти на коронацию. Так что я на твоём месте постарался бы собраться с духом, – Трор сочувственно толкнул друга в бок.

– А помочь мне в этом может только наша маленькая подружка, – Грэгор тяжело вздохнул и указал глазами на бутылку в руках побратима. – Почему Марта ругает конюха?

– Отец подарил тебе лучшего скакуна из нашего семейного табуна. Он очень привередливый и ест только пшено, а ваш конюх, видимо, попробовал накормить его соломой, – сквозь зубы проговорил Трор, вынимая зубами плотно засевшую пробку.

– Отличный подарок, – Грэгор кивнул и сделал хороший глоток вина.

– Да, только с подвохом. Наши жеребцы подпускают к себе тех, кого сочтут достойным. Тебе придётся попотеть после того, как он привыкнет и поуспокоится.

– Ты же знаешь, что я оседлаю его сегодня же! Когда закончится церемония и можно будет повеселиться.

– Догадываюсь, – Трор довольно осклабился. – Нас ждёт славная пирушка.

– Мою коронацию запомнят! – Грэгор отсалютовал другу бутылкой.

– А что у тебя вчера произошло с главным советником. Он рассказывал отцу, что ты обличил его «великим доверием» и при этом крайне гадко улыбался.

– Да, пустяки. Просто поручил ему самому разбираться с железными рудниками. Видимо ему это пришлось по душе.

Трор допил остатки вина и грустно вздохнул.

– Да, славное пойло, – рассмеялся Грэгор. – Но не переживай, мой друг, сегодня к твоим услугам будут все мои винные погреба.

– Тебе пора идти. Лиара бегает по двору и по виду она готова кого-нибудь придушить, – парень вышел на самый край террасы, чтобы получше рассмотреть происходящее внизу. – Готов?

– Готов, – Грэгор постарался разгладить камзол, пострадавший от их недавней потасовки. – Да.

Трор присвистнул и, пригнув голову, шагнул в проход с терассы. Секунду помедлив, Грэгор последовал за ним.


***

От Большого зала великих торжеств захватывало дух. Его огромное помещение со сводчатым потолком, терявшимся где-то высоко над головой, зеркальные полы из коррийского мрамора, причудливые и величественные статуи прежних королей Грандира – всё это поражало воображение, заставляя чувствовать людей собственную ничтожность. Тем более в такой день, когда он был украшен золотыми канделябрами, тяжёлыми полотнами из бархата, гербами и прочими атрибутами большого праздника.

Гости выстроились вдоль стен, перешёптываясь и пытаясь разглядеть происходящее через головы впередистоящих. Кроваво-красный ковёр рассекал зал на две половины, а по нему от дверей к возвышению под массивными полотнищами флагов, медленно шёл будущий король.

Грэгор делал каждый шаг, замирая на несколько секунд, как того требовала традиция. Воздух звенел от громкой, величественной мелодии, члены королевского совета с непроницаемо возвышенными лицами ожидали его подле ступеней, по которым он должен был подняться, чтобы склонить голову перед верховным магом союзных государств, призванным наделить короля властью над телами подданных и служителем Создателя, призванным наделить его властью над их же судьбами.

Всё это было настолько серьёзно и торжественно, что Грэгор прилагал немыслимые усилия, дабы сохранить подобающее выражение лица. Его губы то и дело непроизвольно складывались в язвительную ухмылку и тогда, он старательно превращал её в благодушную улыбку, обращённую к тому или иному незнакомому лицу в толпе.

Он не раз и не два бывал с отцом на подобных приёмах и всё равно сейчас чувствовал себя персонажем комической сценки из репертуара уличных лицедеев. Ему казалось, что вот-вот из-за спины сухопарого мага в длинной алой хламиде выскочит весёлый воин с деревянным мечом, и сюжет развернётся в противоположную сторону.

Чтобы как-то отвлечься Грэгор начал разглядывать хорошо знакомый герб семьи Гардаров с изображением огромного пепельного волка, чья бархатная лапа покоилась на груди тёмной фигуры, лежащей в неестественной позе. «Интересно, кого пытался изобразить неведомый художник? Если ракха, то волку явно польстили», – мысль возникла в голове и тут же ретировалась, испугавшись собственной неуместности.

Наконец он достиг конца ковровой дорожки и упёрся взглядом в непроницаемо-почтительное лицо главного советника. Тот помедлил секунду и склонился в поклоне, его примеру тут же последовали остальные члены совета и придворные, имеющие отношение к управлению страной. Грэгор кивнул и прижал ладонь к сердцу, давая понять, что увидел и оценил их почтительность.

Они расступились, пропуская его к ступеням, по которым кронпринц поднялся и, повернувшись ко всем собравшимся лицом, опустился на колени. Сзади послышались тихие шаги, и Грэгор услышал мягкий, но удивительно властный голос верховного мага.

– Пусть солнце светит всем собравшимся сегодня, чтобы засвидетельствовать великое событие! На священный престол Грандира по воле неба и праву крови готов взойти Грэгор – сын Теолина. Есть ли среди лучших из обитателей Великой Половины те, кто готов оспорить его право на это? – маг сделал паузу и положил тяжёлую, тёплую ладонь на плечо молодого человека. – Думайте! У вас есть время до завтрашнего вечера, когда на том же самом месте я передам ему символы власти. А пока встань, наследник, принеси клятву верности своему народу!

Грэгор поднялся с колен. Теперь его сердце тяжело грохотало о рёбра, ноги казались ватными, а всё тело словно чужим. Перед глазами невольно возникали и таяли образы, в которых он, как и его отец совсем недавно, часами сидит над кипой бумаг, пытаясь понять, как решить проблему мора скота в какой-нибудь отдалённой деревне, до хрипоты спорит с генералами, приехавшими с пограничья, чтобы доложить о подозрительной активности ракхов, принимает высоких гостей в душной, пропахшей благовониями комнате… Он почувствовал, будто угодил в хорошо расставленную ловушку и теперь падает…

«Ракш побери, этот чересчур торжественный зал и маг с его речами сведут меня с ума!» – кронпринц расправил плечи и, с усилием сделав глубокий вдох, взглянул на пёструю толпу гостей.

– Я благодарен всем, кто почтил меня честью и стал свидетелем того, как Судьба улыбнулась этой стране. Я, новый король, клянусь, что отныне и до конца своих дней я не буду знать иных забот, кроме забот о благе Грандира. Каждый день и каждую ночь, отпущенную мне, я проведу в делах на благо её процветания и безопасности, – Грэгор перевёл взгляд на седеющую голову главного советника, сверкавшую лысиной прямо под ним, и подумал, что было бы забавно на неё помочиться. Он открыл было рот, чтобы сказать следующую фразу из длинной и туманной клятвы короля, но вдруг понял, что та напрочь вылетела из головы. Медлить было нельзя и кронпринц, улыбнувшись, произнёс первое, что пришло на ум. – Я клянусь, что каждый, кто считает это место своим домом – станет для меня членом семьи, достойным заботы и уважения.

В зале раздались шепотки, люди обсуждали вольность, допущенную эксцентричным наследником Теолина. На одних лицах застыли улыбки, на других – недоумение. Верховный маг сделал шаг вперёд и его властный голос быстро вернул торжественную тишину.

– Я рад, что будущий король говорит от сердца, однако, закон требует, прозвучала именно та клятва, которую произносили поколения его предков, – он повернул к нему спокойное, надменное лицо, по которому совершенно невозможно было определить эмоции, и велел, – повторяй за мной.

Когда Грэгор договорил то, что от него требовалось, маг произнёс традиционную формулу передачи ему власти над жизнями подданных и, согнувшись в полупоклоне, сделал несколько шагов назад, уступая место служителю Создателя.

Одетый в белоснежнее одежды человек ободряюще улыбнулся и, положив руки на плечи наследника, стал задавать ему традиционные вопросы, на которые полагалось всегда отвечать «да». После этого он так же, как и его предшественник, произнёс формулу передачи власти и последовал за магом.

Грэгор не успел задуматься над тем, что же делать дальше, как увидел, что по ступеням к нему поднимается главный советник. Глядя на его хищную ухмылку, он невольно вспомнил недавнюю беседу с Трором на террасе.

Чиновник, в свою очередь, повернулся к гостям и громогласно поприветствовал нового короля, после чего порывисто «клюнул» его в руку и быстро ушел. Зал наполнила громкая музыка, гости бесконечной вереницей тянулись к помосту, чтобы пожать или поцеловать десницу новому правителю. Церемония закончилась намного быстрее, чем Грэгор ожидал, и это его бесконечно радовало.


***

Официальная часть приёма по случаю коронации продлилась весьма недолго. Когда все медовые речи были пролиты в уши нового короля, а захмелевшие представители правящих родов подрастеряли первоначальный блеск и точно выверенные манеры, Грэгор поспешил удалиться на собственный праздник.

Во внутреннем дворе замка были расставлены столы с теми же блюдами и винами, что и в зале, где остались «лучшие обитатели Великой Половины». Только здесь атмосфера была намного более свободной и раскованной.

Здесь царили шум и веселье. Грэгор сразу почувствовал, как отпускает его ощущение, будто теперь от него ничего уже не зависит. Словно стальной обруч, охвативший грудь, внезапно лопнул, и свежий вечерний воздух наполнил лёгкие, опьяняя и будоража кровь.

Король рассмеялся и свистнул, что было мочи, оглушая друзей, увлечённых кто разговором, сопровождаемым громким гоготом и бурными жестами, кто тисканьем податливого женского тела, кто шуточной дракой.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное