Василика Фаленто.

Квинтэссенция



скачать книгу бесплатно

– Мистер Маккен, вы будете снимать какую-нибудь сумму?

Джек вышел из ступора, будто проснулся, и с трудом выдавил из себя:

– Нет. Спасибо.

– Всего хорошего, мистер Маккен. Всегда рад вас видеть, – доброжелательно, насколько это было возможно, ответил клерк и тут же вернулся к делам старушки.


Покинув банк, он долго шёл по тротуару, почти забыв про то, куда направлялся утром. Причиной тому стали разблокированные счета и странный остаток. Ему с трудом верилось, что долги погасил вчерашний поздний визитёр. «Скорее всего, старший брат после телефонного разговора с матерью спохватился и пополнил счета».

Джек подошёл к велопрокату, оплатил аренду велосипеда и отправился в путь.

На улице было оживлённо. Катающихся на велосип и роликах было очень много. Спустя полчаса он понял, что слишком давно не катался так подолгу, а еще в очередной раз ему пришла мысль, что хорошо бы бросить курить. С жутким сердцебиением и сбившимся дыханием Джек присел на скамейку передохнуть.

Не успел он отдышаться, как за спиной раздался тихий спокойный баритон.

– Ну, как там у нас дела в банке?

Джек обернулся и увидел того самого чудака, что вчера морочил ему голову.

– А, это Вы! Как обычно, подкрадываетесь незаметно. Вы мне напоминаете чеширского кота из «Алисы в стране чудес» – появляетесь незаметно и по частям. Сначала бабочка, потом нелепый костюм, и только потом ваша скромная персона.

Бабочка в этот раз была другой, еще нелепее вчерашней. Та была хотя бы в горошек, а сегодня – в фиолетовый цветочек.

– Что ты, я ещё и не так могу появляться. А то, что незаметно – это ты зря. Я здесь уже битый час тебя жду. Ну как там, в банке? «Скорую» не вызывали?

Джек отвернулся от собеседника и скорчил гримасу. Его больное самолюбие не выносило ироничных шуток свой адрес.

– По крайней мере, я узнал, что у меня нет белой горячки.

Фрай рассмеялся.

– Да, белой горячки нет. У тебя хуже! И неизвестно, как дальше пойдут твои дела. Это я про твоё здоровье.

Лицо Джека побелело.

– Знаете ли, уважаемый Фрай… Больше всего на свете я не люблю прозрачных намёков. Например, таких как… А додумывайте-ка сами! Можно конкретнее?

Чудак в бабочке никак не отреагировал на агрессивное высказывание. Начищая свой правый ботинок, щеткой для обуви, он продолжил:

– Конкретнее ему захотелось… Ты мне лучше скажи: получил ли предоплату?

Джек посмотрел на собеседника с нескрываемым удивлением.

– Это вы сейчас про что? И вообще, откуда взялась эта обувная щетка?

Фрай аккуратно взял его под локоток:

– Это я про 253 тысячи долларов, что лежат на твоём счёте. И про то, что все твои долги покрыты.

Джек замер и впал в ступор. Во все услышанное было трудно поверить.

– Так это вы?

Фрай громко рассмеялся.

– Кто же ещё? Может быть, твои друзья, что разбежались как крысы по щелям в поисках более достойной компании?

На этих словах добрый волшебник вдруг вскочил и хлопнул его по плечу.

– Вон она едет.

Давай, живей, садись на велик и – за ней. Только без особого напора!

Толстой щетиной, той же щетки для обуви, Фрай провел по ботинкам своего собеседника несколько раз.

– Так-то лучше будет, не люблю пыльные ботинки.

– Нет, сначала ответьте на вопрос: о чем вы намекали, я про моё здоровье?

– Отвечу после того, как решишь мою проблему. Лишний стимул тебе не помешает. Так быстрее справишься. Вон та блондинка с рюкзаком за спиной. Да быстрей же! Она спортсменка, её так просто не догонишь.

4

Джек быстро вскочил на велосипед и помчался за девушкой. Догнав, стал держаться позади неё на расстоянии трёх метров, чтобы получше разглядеть.

«Спортсменка, значит… Уже неплохо», – улыбаясь, подумал Джек.

Рассмотрев хорошо сложенную спортивную фигуру, решил посмотреть ей в лицо. Поравнявшись, сделал вид, будто хочет обогнать, и, нажимая на тормоза, всячески преграждал ей путь, не позволяя его объехать – надеялся, что девушка заговорит или хотя бы его обругает. Но проехав несколько метров, понял, что едет уже в гордом одиночестве, так как его спутница пересекла проспект и уже ехала по другой стороне улицы в обратном направлении. Джеку пришлось повторить чужой манёвр. Он опять поравнялся с незнакомкой и решил уж точно завести непринуждённую беседу.

– Девушка, я за вами гоняюсь почти всё утро. Давно не видел в нашей округе таких прелестных дам.

Она ехала молча, игнорируя всё сказанное Джеком. Он же настойчиво продолжал:

– У вас такая красивая фигура, что невозможно проехать мимо.

Девушка остановилась. Медленно достала салфетку, протёрла потные ладони. Вид у неё был недовольным: её явно раздражал назойливый поклонник. А это, кстати, Джека очень сильно удивило и здорово задело.

Он посмотрел на неё с особым любопытством коллекционера и, полагаясь на свой жизненный и весёлый опыт, оценил, что ситуация непростая.

Джек делил женщин на три категории: 1. Тех, с кем можно провести одну ночь; 2. Тех, с кем можно встречаться от одного месяца до трёх, дарить подарки и всячески баловать, потом с лёгкостью бросить; 3. Тех, с кем приходится долго общаться, пройти все тесты на тему «А нужен ли ты ей?» Затем, возможно, что-то и получится, но, скорее всего, ты попадёшь в копилку под названием «Друзья».

Как и любой мужчина (хотя, возможно, есть исключения), он предпочитал короткий путь. Поэтому два первых варианта он использовал активно, а третьего старался избегать.

Как назло, злодейка судьба подкинула ему в самый не подходящий сложный жизненный момент третий вариант. Он сразу понял, что свои деньги получит не раньше, чем через полгода, и уже начал сильно сомневаться, получит ли их вообще. Неожиданно возникла мысль: «А не сбегать ли в банк и не снять ли быстренько хотя бы ту сумму, что лежит на счёте сейчас?» – но спортивный интерес, а скорее всего, хорошо скрываемые амбиции, заставили Джека не убежать, а всё-таки попытаться разговорить даму.

– У вас такие проницательные глаза, будто в них океан, а я в нём купаюсь.

На этот раз девушка не заставила долго себя ждать с ответом:

– Я смотрю, мало того, что вы идиот. Вы ещё и мечтатель.

Джек ожидал услышать что угодно, но не таких резкостей. Немного оторопев и вспомнив про свои миллионы, взял себя в руки и продолжил беседу.

– Возможно, вы и правы, я действительно веду себя как идиот. Но в этом виноват не я, а ваша красота.

– Вы знаете, что самые гнилые и глупые люди на свете – это льстецы?

При этих словах она ухмыльнулась и внимательно посмотрела на него. Джек не отводил взгляда, он был смел и напорист, как вдруг заметил, что в отражении её зрачков с безумной скоростью пролетел локомотив. Он резко обернулся. Но за его спиной не было и намека на железную дорогу.

«Пожалуй, померещилось от волнения» Подумал Джек, во всяком случае, именно так он себя успокоил.

– Что вам нужно от меня?

Спросила спесивая, молодая спортсменка, прищуривая один глаз.

– Да просто хотел познакомиться. И все!

Отвечая на вопрос девушки, ухажер велогонщик старался не особо смотреть в глаза.

– А лучше способа не нашли? По-моему, даже кролики знакомятся намного оригинальнее.

– А вы, я вижу, с характером?!

– А вы, я вижу, бесхарактерный. Всего хорошего!

– Ну, вот и познакомились, – бросил он уже вслед уезжающей молодой особе, так как она, не дослушав ответа, оседлала велосипед и умчалась на большой скорости, громко крикнув на прощанье – «СЛАБАК!»

Джека такое знакомство позабавило. Он уселся на свой велик и ринулся в погоню. Ему показалось, что они не договорили. И к его персоне так относиться никому не позволительно. Он заставит себя уважать, даже если это никому не нужно, кроме него самого.

Но вот что странно… Обладая характером редкого самоуверенного наглеца, он не мог долго смотреть ей в глаза. Хотя глаза у неё действительно красивые. Синие и улыбающиеся. Даже если бы он с ней вообще не разговаривал, по взгляду понятно, что она смеется над ним. Это и удивило всегда уверенного в себе наглеца.

«Возможно, я старею и сдаю позиции, – подумал Джек. – Надо бы догнать её».

Но, догнать было невозможно. После двухчасовой езды, которую сложно было назвать прогулкой, он окончательно решил бросить курить.

5

Получив от жизни очередную оплеуху, Джек пребывал в подавленном состоянии. Он не понимал, что происходит. «Видимо, действительно старость подкрадывается, – думал он. – Ну, ничего! Брошу курить, завяжу со спиртным, займусь спортом».

Как только он подумал о спорте, тут же вспомнилась вчерашняя велопробежка. Джек скорчил недовольную физиономию.

Вечером, покачиваясь в кресле-качалке у камина, он смотрел на красно-синие языки пламени. Вид горящих потрескивающих дров успокаивал его.

Неожиданно, громкие звуки битой посуды на кухне нарушили покой. Что-то упало и разбилось. Дома у Джека в столь поздний час никого не было, гостей он не ждал.

Он прошёл на кухню. Тишина. На полу – осколки разбитой чашки. Как она упала, непонятно. Джек пошёл в уборную за веником и совком. По дороге померещилось чьё-то присутствие, будто кто-то дышит ему в спину. Оглянулся – никого. Собрав мусор, решил выпить горячего чаю с мёдом, который, по мнению мамы, успокаивающе действовал на его психику. Отхлебнув глоток ароматного чая, хозяин дома расположился на кухонном диване и погрузился в грустные мысли.

Недолго Джек пребывал в гордом одиночестве. Громкий голос нарушил тишину и покой в его доме:

– Забыл предупредить…

Это была говорящая микроволновая печь, дверца которой превратилась в большой рот. Этот огромный рот и начал беседу. Непривыкший к незваным гостям и подобному зрелищу Джек был сильно удивлен и на какое-то время потерял дар речи. Микроволновка же в свою очередь дружелюбно улыбнулась:

– Так вот, пока ты слушаешь и не перебиваешь, я тебе вот что скажу…

Как только Джек узнал голос доброго волшебника, он тут же пришёл в себя, поправил свои волосы, что еще минуту назад встали дыбом от страха и резко перебил микроволновою печь.

– Фрай! Прежде чем вы продолжите свой монолог, прошу Вас: примите, пожалуйста, человеческий облик. Потому, как разговаривая с микроволновой печью, я чувствую себя полным идиотом!

– Может, ты и есть идиот? – ответил назойливый незваный гость, уже сидя в кресле-качалке и покуривая длинную кубинскую сигару.

В этот раз Фрай появился одетым по-домашнему. На нём был длинный домашний халат из мягкой бордовой замши, под халатом – рубашка с бантиком в горошек.

– Может быть. Я об этом раньше как-то не задумывался.

– То, что ты идиот – даже младенцу известно. Потому как только идиот может сесть на мотоцикл друга и разогнаться до безумной скорости, не имея никаких навыков мотоциклетного вождения.

Оторопев от услышанного, Джек ощутил звон в ушах. В глазах потемнело, сознание помутилось, сердце застучало громче. Казалось, оно сейчас выпрыгнет наружу. он побелел и навзничь упал на пол.


Очнувшись в своей кровати, Джек чувствовал лёгкое недомогание и тупую боль в голове справа. Рядом в том же кресле всё ещё сидел гость.

– Я всё-таки надеялся, что вы мне приснились…

– Это, видимо, твоя самая заветная мечта – увидеть меня во сне, – иронично заметил Фрай.

– Самая заветная мечта – не видеть вас вообще.

Резко ответил хозяин дома зажмуриваясь от головной боли.

– Э-э-э, нет. Мы же заключили сделку.

– А что со мной произошло? Почему я отключился?

– Не знаю. Может, ты беременна? Говорят, у беременных бывает такое, они падают в обмороки.

– Ваши примитивные шутки невыносимы. Вы пришли, а вернее, нарисовались с каким-то важным известием? Так известите меня, пожалуйста, и удалитесь из моего дома. Могу я хотя бы ночь провести вне вашей компании? – отрезал Джек, не поднимая головы от подушки (тупая боль в голове всё ещё не отпускала его).

– Да я вообще-то ненадолго зашёл. Так, чайку попить. А вот в силу своей невоспитанности хозяин дома сам чайку и не предложит.

– У меня есть оправдание – вы явились без приглашения. Причём, как невоспитанный человек, вы это делаете регулярно.

– Так вот, я продолжу беседу. Если позволите, разумеется.

– Да, пожалуй. Продолжайте.

Фрай чуть задумался, рассматривая Джека, будто взвешивая в голове информацию, которую необходимо правильно и доступно преподнести.

– Я забыл тебя кое о чём предупредить. При лунном свете моя дочь превращается в иное чудное создание, отличное от того, что ты видел сегодня утром…

Джек забыл про боль в голове и выгнул правую бровь от удивления. Фрай поймал его любопытный взгляд.

– …внешний вид которого вызывает у людей в лучшем случае шок, а в худшем – летальный исход.

При этих словах Джек вскочил с кровати и раскричался:

– Т-а-а-а-к, всё-таки она уродина! Вы меня обманули! Я так и знал, что именно этим всё закончится!

– Нет, нет, ты не так понял. Ты, собственно, мне и нужен только для того, чтобы решить именно эту проблему. Просто предупреждаю тебя, чтобы от увиденного ты не лишился рассудка.

– Как это гуманно с вашей стороны. И всего-то лишь при лунном свете…

– Да. Безлунной ночью она нормальная и обыкновенная. Как все.

– Так в чём же смысл?

Фрай улыбнулся. И затушил сигару о пепельницу.

– Смотрел мультик «Шрэк»?

– Ха-ха. Допустим…

– То есть, ты в свои сорок два ещё и мультики смотришь?

– Хватит глумиться. Ближе к делу.

– Ну, так вот. Чтобы она никогда больше не обращалась в чудовище, ей нужно влюбиться. Если она искренне влюбится в земного человека, то останется в этом облике навсегда. Понимаешь?

– Не совсем.

– Она превратится в божью тварь. Это намного лучше того, кто она сейчас.

– А кто она сейчас?

Тут Джек ненароком глянул в пол. У Фрая из-под халата торчали не ноги, это были копыта. Одна конечность с копытом спокойно лежала на другой.

Джек рухнул на кровать и ещё внимательнее поглядел на гостя.

– Фрай, у вас копыта-а-а-а!

Гость спокойно посмотрел вниз и не нашёл там ничего удивительного:

– Ну и что? Копыта как копыта. На себя посмотри… Ой! Смотрите-ка, ноги!

– Ноги – это нормально. А вот копыта… Как я раньше не заметил?

– Да ты много чего раньше не замечал. Вот сейчас подумай о своей жизни и как следует, да и призадумайся…

– Хватит нравоучений. Вы не ответили на вопрос. Кто ваша дочь сейчас?

Добрый волшебник набрал воздуха и ответил:

– Она, так сказать, метис. Мама её – гарпия, а папа…

Тут Джек замер и превратился в одно гигантское ухо.

Фрай оценил это и мерзко ухмыльнулся.

– Смотри-ка, и не перебивает. Так вот, а папа её – простой сатир.

– Это… К-как это?

– Да вот так.

– Гарпии и сатиры – это из мифов!

– Ну, нет! Не такие уж мы и мифы, если я сижу здесь и имею честь разговаривать с тобой. Да ещё покрываю все твои долги в банке.

Джек на секунду замолчал.

– Теперь понятно, почему вы всё время ухмыляетесь и глаза ваши всегда смеются. Кстати, у доченьки – ваши глаза. Та тоже ухмыляется. Веселая семейка, ничего не скажешь.

– Да, всё хорошее у неё от меня, а вот характер то мамин, – распевно произнёс добрый папочка, вытягивая правое копыто вперёд.

– Ну, знаете ли… Будь у неё ещё и ваш характер, я бы вообще повесился!

– Да ты не торопись. Всему своё время, – улыбнулся сатир.

– Слушайте, Фрай. Вы всё какими-то загадками говорите. Хватит меня пугать, в конце концов.

Гость смотрел пристальным стеклянным взглядом и ухмылялся, будто ему доставляло удовольствие пугать этого избалованного проходимца. Выдержав паузу, пожилой сатир продолжил:

– Так вот. Просто не выходи с ней на улицу при лунном свете. Держи ситуацию под контролем.

– Уж постараюсь, – ответил Джек, голова которого была готова закипеть от объемной информации, которую невозможно переварить за ночь. – А как с ней вообще разговаривать? Она же как ёжик – хамит, посылает, вся такая стервозная.

– Надо найти подход. Понимаю, трудно, но и оплата за старания немалая.

Глаза Джека заблестели, он посмотрел на гостя взглядом озорного подростка.

– Расскажите, чем её можно зацепить. Есть какие-нибудь ключики?

Лицо сатира стало серьёзным. Он вытянул руку и порывисто провёл ею по своим курчавым волосам, из которых, еле заметно пробивались небольшие рожки. Потом вздохнул и ответил:

– Есть. Несмотря на стервозность, она добрая. Любит детей, животных, растения, свою мебель.

– Минуточку!.. Мебель как-то ни к месту. Мебель – это неодушевленный предмет.

Фрай поднял на него прозрачные голубые глаза, от взгляда которых потянуло холодом и ненавистью.

– Это ты так думаешь…

Джек не стал возражать, решив не тратить время на болтовню и препирания.

Сатир снова достал сигару из футляра, надкусил кончик, прикурил, взял ее двумя огромными пальцами и осторожно поднёс ко рту. Выпустив клубок дыма, задумался, снова затянулся и произнёс:

– Она может обратить на тебя внимание из чувства жалости. Создай ситуацию, чтобы тебя можно было пожалеть.

– М-м-м… Надо подумать.

– Ещё она любит искусство, архитектуру. Если всё-таки найдёшь повод пригласить ее на чашечку кофе, заведи непринуждённую беседу на тему Лувра или Собора Святого Семейства. Ты всё-таки образованный и эрудированный человек, сможешь поддержать разговор на эту тему.

– О-хо-хо… Вот и первый комплимент. Всё-таки я не законченный идиот.

– С законченным идиотом она не будет даже разговаривать. Ты не идиот. Ты просто раздолбай.

– А с раздолбаем будет?

– Некоторые люди могут закрыть глаза на многое, в том числе на твои внутренние и внешние недостатки, если ты интересный собеседник. Поверь мне. Нам всем не хватает живого общения. Рассмеши её, придумай что-нибудь.

Джек почесал затылок. По его виду было понятно, что его уже давно не заботило то, как обольстить девушку. Обычно мысли на тему «Как расставить ловушки и капканы?» больше заботили его дам.

– А ещё лучше – предложи съездить куда-нибудь вместе, в Европу или Бразилию.

– Может, во Францию?

Фрай одобрительно кивнул.

– Можно и туда. Она любит путешествовать. Не слышал про дам, которые отказались бы от поездки во Францию. Да, и не забудь про обычные ухаживания: цветочки, пирожные, вино. Женщины любят, когда за ними красиво ухаживают, хоть и делают вид, что не обращают на это внимание. Обращают, поверь. Уж я-то знаю в женщинах толк, – сказал Фрай с видом большого знатока.

Джека позабавила последняя фраза. Его учить, как ухаживать за дамами… Ну, уж дудки. Он снисходительно посмотрел на старичка и решил съязвить.

– Вы? Представляю удивление тех женщин, когда после конфетно-цветочного этапа вы доходите до постельно-подушечного. «Ой, у вас копыта? Как это нестандартно, как это заводит!» Если у вас вместо ног копыта, то мне даже страшно себе представить, что ж тогда вместо детородного органа?

Фрай спокойно ухмыльнулся:

– Ты удивишься, но вместо детородного органа у меня… детородный орган.

Джек подумал о том, что он слегка перегнул с остротами, позабыв о серьезной возрастной дистанции между ним и гостем. А также, о том, что тоже когда-то станет пожилым мужчиной и будет рассказывать – как «это» было в молодости. Ему стало немного стыдно. Но, не на долго, лишь на мгновение. Старикан его страшно раздражал, и он ни в коем случае не собирался извиняться.

– Хорошо. Теперь вопрос, который меня тяготит. Мне уже сорок два. А ей? Она же молодая…

Фрай опять ухмыльнулся.

– Не хочу тебя расстраивать, но она в разы старше тебя. На внешность то не смотри.

– Я и не смотрю. Только что я разговаривал с микроволновкой. И всё-таки, сколько ей лет?

– Женщинам такие вопросы не задают.

– Я сейчас не женщине вопрос задал! – уже с раздражением заметил хозяин дома.

– Спроси у неё сам. Выглядит она на 28—30. И мне кажется, тебе этого достаточно.

– Ха! Я уже слышу её ответ на этот вопрос.

Фрай улыбнулся. В его глазах появилась неуловимая теплота, словно он вспомнил свою дочурку.

– Да, и ещё. Если она потащит тебя в постель, упирайся как можешь. Пока она в тебя не влюбится, этого делать нельзя. Всё пойдёт насмарку.

– Вот как… Ну вы, дяденька, задачки задаёте… Я ж не деревянный, в конце концов.

Фрай запустил правую руку в карман и достал гигантскую булавку размером сантиметров в десять.

«И для каких же целей такие булавочки используются?» – поразился Джек.

– Сейчас объясню, для каких. Пристегни её на одежду, как почувствуешь, что уже не контролируешь ситуацию. Пока булавка на тебе, девушка к тебе не притронется. Ты у неё вызовешь лишь рвотный позыв, а у тебя не возникнет никакого плотского желания.

– Рвотный позыв от меня? – вскрикнул Джек и непроизвольно посмотрелся в зеркало.

– Не от тебя, а от булавки! На расстоянии в полметра она ничего не почувствует. Держи дистанцию.

– А как я пойму, что уже пора?

– Слушай, ты что, никогда не влюблялся? – нервно спросил Фрай, оторвавшись от спинки кресла.

Джек задумался, перебирая школьные и студенческие годы. Ему не пришёл на память ни один эпизод из жизни, когда бы он был влюблён.

– Так… Кто-то нравился. Но вот чтобы голову потерять от чувств – такого не было. Никогда.

– Ты сам-то как считаешь – это нормально? Тебе сорок два, а у тебя – ни детей, ни семьи. Что у тебя за спиной? В общем, картина ясна. Вы с моей доченькой – два сапога пара!

– А что, она тоже никогда?..

– Никогда. Но она и не хочет. У неё хотя бы есть причина и оправдание, в отличие от тебя. Для неё это закончится земной жизнью. Она боится быть такой как все!

– А сейчас она – не как все? Ах, ну да… Конечно, не такая как все. Она просто чудовище. Ей что, нравится быть чудовищем?

Фрай с ухмылкой посмотрел на заносчивого умника:

– Видишь ли, она не только превращается в чудовище. Есть ещё кое-что. Настоящее чудовище сидит внутри, а днём прячется в её теле. То есть настоящий облик виден только при лунном свете. Важно другое – обладая немалой силой, Глория легко может заставить человека смеяться, петь, танцевать тогда, когда ей надо и так, как ей надо. И не только человека.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6