Василий Зеленов.

Тайное общество по борьбе с ненормальностью. Том 2



скачать книгу бесплатно

Глава 1. Мир печальный и мрачный?

Покинув одно подземелье, они оказались в другом. На этот раз всё было совершенно иначе. Тепло и льющийся откуда-то сверху свет заменили собой предшествующий холод и мрак. Эта подземная пещера хоть и не была рукотворной, но носила явные следы пребывания здесь человека (или каких-то иных разумных существ). Под Вратами всё так же находился гранитный постамент с текстом на непонятном языке; часть ближайшей к Вратам стены – высотой примерно в семь метров, – была тщательно выровнена и отполирована чуть ли не до зеркального блеска. На это место нанесли причудливые узоры, напоминающие каких-то диковинных бабочек, и изображения фантастических тварей. Без мест их обитания, да.

Чего пещера была лишена, так это стального купола в форме яйца над Вратами. Видимо, создатели подземных катакомб посчитали, что его достаточно только на той стороне. Довольно странное решение, сводящее на нет всю идею не допуска проникновения сверхъестественных существ из одного мира в другой. Клим подумал было, что купол в пещере просто разрушили, но подтверждения этому в виде металлических обломков обнаружить не удалось. Другое дело, если только здесь тщательно прибрались после разрушения купола. Однако доказательств тому тоже найдено не было.

Внимательно изучая новую для себя обстановку, Клим запрокинул голову кверху. В потолке зияла большая дыра в форме равнобедренного треугольника, через которую в пещеру проникал свет и просматривалось небо необычного бирюзового цвета с розовым отливом. Были видны неторопливо плывущие кучевые облака.

Под ногами был неровный каменистый пол, частично усыпанный мелким желтоватым песком и разнокалиберными ракушками. Клим подобрал одну, повертел её в руках и бросил обратно. Ракушка не представляла собой интереса – подобные им легко находились в реке.

– Хм…

Хмыкнув, Серафима-Тильда, глава и основательница «Тайного общества по борьбе с ненормальностью», обошла пещеру вдоль стены и остановилась напротив того места, где были узоры и изображения неведомых зверушек. Они привлекли её внимание прежде всего своей красотой и изяществом исполнения. Она с младых лет питала слабость к всевозможным витражам, фрескам и орнаментам.

– Хм…

Девушка хмыкнула вновь. Вероятно, увиденное её настолько поразило, что она потеряла способность описывать свои впечатления. Этой способностью она и раньше не могла похвастаться.

Пока Серафима была поглощена разглядыванием образца народного творчества, Клим выключил фонарик, в котором не было больше никакой необходимости, и стянул с себя изодранный и грязный дождевик. Надобность в последнем тоже отпала. Пещеру отличали тепло и сухость. Вдобавок здесь было поразительно чисто – настолько, насколько это вообще возможно в естественном природном образовании. Убрав фонарик, дождевик и пластмассовый пистолет в рюкзак, Клим подошёл к Серафиме.

– Ну? Как тебе?

– Хм… Ты разговаривать вообще разучилась?!

– А если не в двух буквах?

– Восторг и восхищение.

– И не в двух словах.

Серафима оторвалась от созерцания настенной живописи и посмотрела на Клима.

Взгляд её чёрных глаз пробежался по лицу парня и вновь переместился на исписанную стену.

– У тебя вообще чувства есть? – спросила девушка.

– При чём здесь мои чувства? – не понял Клим.

– При том! Мы только что прошли через Врата! Впервые очутились в другом мире! Неужели ты ничего по поводу этого знаменательного события не испытываешь?

Казалось, девушка готова была разбушеваться из-за того, что её товарищ недостаточно эмоционален. Клим обдумал слова Серафимы и пришёл к выводу, что в чём-то она права.

– Хм… Чёрт!

– Вот и я о том же.

Теперь они вдвоём уставились на настенное полотно, совершенно позабыв о третьей участнице своей экспедиции.

Призрак девушки – Замурованная Ольга, – покружив по пещере, вернулся к постаменту с Вратами. Прочитав имеющуюся на нём надпись, Ольга переменилась в лице, на котором отразилось неподдельное удивление и… что-то ещё.

– Поразительные зверюги, – сказал Клим. – Неужто они все здесь обитают?

– Наравне с ненормистами? – Серафима потёрла рукоятью пластикового пистолета висок. – Вот уж сомневаюсь.

– У твоих сомнений есть обоснования?

– Есть. Ненормисты ведь искажают сущность живых существ и предметов. Если этот мир принадлежит им, то вряд ли они оставят в нормальном состоянии хоть кого-то или что-то. Держу пари, половина из нарисованных здесь зверей уже вымерла сотню лет назад.

– На этот раз я с тобой соглашусь.

– То есть в предыдущие разы ты был со мной не согласен?

– Я уж и не помню. Наверное.

Серафима издала презрительное «ха!». Клим про себя порадовался, что она не разразилась гневной, преисполненной пафоса речью. Парень продолжал рассматривать рисунки, которые обладали какой-то магической притягательностью и вызывали смешанные чувства. И вроде бы многие из них были сделаны несколько неряшливо, но при этом они приковывали взгляд, который чрезвычайно трудно было отвести. Даже при самом беглом осмотре становилось видно, что все изображённые диковинные животные выполнены в едином стиле. Художник у них наверняка был один.

Здесь имелись зверушки, которые отдалённо походили на некоторых представителей земной фауны. Но основная масса представленных существ больше смахивала на обитателей ночных кошмаров. Одного взгляда на них хватало, чтобы понять, что они – самые настоящие хищники.

– Ну, что у вас тут новенького? – поинтересовалась подлетевшая Ольга.

– Наскальная живопись, – в один голос ответили Серафима и Клим.

– Какие чудные зверушки. И миленькие узорчики.

– Ути-пути, – поддразнивая Ольгу, тоненьким голоском произнесла Серафима, сложив губы бантиком. – Чудные зверушки и миленькие узорчики в классненькой пещерке. Поверить не могу, что двести лет назад именно так и разговаривали!

Ольга постучала кулаком по лбу и обратилась к Климу:

– Как ты с ней общаешься? Превозмогая.

– Ну…

– Общение со мной лёгкое и приятное, – категорично сказала Серафима. Ты сама в это веришь?

– Ты невозможная до колик, – нагловато заявила Ольга. – Слишком много о себе думаешь. И не поспоришь.

– Я бы поспорила. Напрасно.

– Спорь со стеной. У меня нет желания этим заниматься.

– Слив засчитан.

– Жарко-то как!

Громким восклицанием Клим решил прервать очередной кризис в отношениях своих спутниц. А сколько их ещё будет! Но жарко было на самом деле. В куртке Клим чувствовал, что начинает потеть.

– И впрямь… – кивнула Серафима.

– Тепло иль холодно – мне всё едино, – сказала Ольга. Изображая полнейшее безразличие, она скрестила руки на груди и отвернулась.

Клим снял с себя куртку, небрежно её скрутил и засунул в рюкзак. Серафима повторять за ним не стала, убрав только дождевик и не пригодившийся пока пистолет.

– Что теперь? – спросил парень.

– Надо выйти из пещеры и посмотреть, что там снаружи.

– Мы ведь хотели уничтожить Врата, ты не забыла?

– Я – нет. Но увидеть другой мир хотя бы одним глазком должна перед этим. Кто знает, возможно, второго шанса и не представится.

– Подозреваю, что об опасности бесполезно говорить.

– Да, побереги силы.

Впрочем, Клим и сам начинал осознавать, в каком месте они оказались. Это не другой город или страна, и даже не другой континент. Это совершенно иной мир, и он, скорее всего, удивит. Любопытство пересиливало здравый смысл, который не слишком активно предостерегал от опрометчивых поступков. Куда уж ещё опрометчивее!

– Ладно, если только одним глазком, – сдался Клим.

– Я бы не позволила вить из себя верёвки, – вставила Ольга.

– Из тебя и верёвки-то не выйдет, – сказала Серафима. – Ты бесполезна.

– Ты не мог бы сделать мне одолжение? – девушка-призрак подплыла к Климу.

– Какое? – с опаской спросил парень.

– Убей эту чернявую. Хочу навешать ей тумаков, когда она станет призраком.

– А сейчас слабо?! – вспыхнула Серафима.

– Если вы не прекратите, то я сам убьюсь!

Климу уже порядком надоели девчачьи разборки. Внутри у него начинало клокотать. У них серьёзная, ответственная и опасная миссия, а две мадемуазели и не думают униматься. Как ни старайся, а их и силой не унять. Оказаться меж двух ругающихся девушек – худшее, что может случиться с парнем. Ситуация, финал которой невозможно предсказать. Сейчас девушки ругаются и приходится их разнимать, а уже через минуту ты оказываешься общим врагом. Которого самозабвенно избивают всем, что под руку подворачивается!

– Пойдём, надо осмотреться, – махнул рукой парень.

Чем дальше вглубь пещеры они удалялись, тем темнее становилось. Пришлось даже включить фонарик и светить им себе под ноги, чтобы случайно обо что-нибудь не споткнуться. Или на кого-нибудь не наступить. Серафима и Ольга, видимо, на время закопали топор войны. Они следовали за Климом и были тише воды и ниже травы.

Неровные и шероховатые стены пещеры имели желтоватый цвет и внешне походили на песчаник. На их поверхности торчало множество странных острых выступов, напоминающих иглы. Некоторые достигали метра в длину. Если со всего маха налететь на такой, то он запросто проткнёт тело насквозь.

– Как думаете, они естественного происхождения или их воткнули наши предки? – Клим дотронулся указательным пальцем до одной из игл.

– Их слишком много, чтобы быть искусственными, – сказала Серафима. – Да и зачем их втыкать в стены?

– Я тоже могу спросить, зачем им появляться просто так.

– Спроси у матушки-природы.

– Спрошу обязательно. Главное, не забыть предварительно записаться на приём.

– Не назвала бы я этот мир печальным и мрачным, – полушёпотом произнесла Серафима.

– Это мы ещё наружу не выходили, – сказал Клим.

– И что там будет? Бесконечная пустыня?

– Риторический вопрос.

– Я знаю, не обязательно мне об этом сообщать.

– Мне стоило сперва слетать на разведку, прежде чем отправляться в путь, – сказала Ольга.

– Не утруждайся.

– Не буду.

Разговор прервался, тишина вновь наполнила пещеру. Единственными звуками были шорох песка под ногами да хруст ракушек, которые трескались и ломались, когда на них наступали.

Клим склонялся к мнению, что исследование разного рода подземелий и пещер – это удел спелеологов. Здесь было неуютно. Даже сырое и тёмное подземелье, из которого они пришли, не вызывало такой дрожи в коленях, хотя мрачности ему было не занимать. Наверное, потому, что оно находилось в родных и знакомых местах.

– Вижу свет, – сообщила Серафима.

Маленькое белое пятнышко маячило где-то вдалеке. Если прикинуть, то идти до него примерно минут пять, но могло оказаться и гораздо больше – в темноте, несмотря на освещающий путь фонарик, трудно было точно прикинуть расстояние.

Ольга без предупреждения устремилась вперёд, не дожидаясь своих спутников. Серафима пробормотала что-то нечленораздельное. Должно быть, негодовала, что не она первая увидит поверхность иного мира, решил чуждый тщеславию Клим. Ему лавры первопроходца были отнюдь не нужны. Он по-прежнему хотел быстро уничтожить Врата, перекрыв ненормистам путь на Землю, а затем вернуться домой.

– Кстати, – сказал Клим, – мы так и не прочитали надпись на постаменте. Там должно быть написано, как закрыть Врата.

– Ничего страшного, – Серафима ускорила шаг. – Вернёмся, тогда и прочитаем.

– Надо было сделать это сразу. Что если придётся совершать какой-нибудь ритуал с применением различных предметов, которые можно найти только вне пещеры?

– В таком случае выберемся на поверхность ещё раз. Невелика трудность.

– Затянем процесс, дождёмся ненормистов.

– Боишься?

– Неоправданный риск это по твоей части, а не моей.

– Любой риск оправдан, если на кону судьба человечества.

– Для переживающей за людей ты чересчур легкомысленна.

– А ты брюзга.

Ответить было нечего. Да и любой ответ не имел смысла. На каждый аргумент у Тильды находился контраргумент. И пара козырей в рукаве в виде потрясающего упрямства и невероятной твердолобости, а когда и они не имели должного эффекта, в ход шло обыкновенное игнорирование всякой логики и здравого смысла. Эта девушка была поистине непрошибаема.

Ольга, стрелой домчавшаяся до выхода, вернулась обратно. Выглядела она крайне возбуждённой и изумлённой, что особенно было заметно по её резким движениям и быстрым перемещениям туда-сюда.

– Там такое! – девушка-призрак попыталась жестами изобразить увиденное, но вышло это у неё весьма посредственно. Одно было ясно – за пределами пещеры находится что-то невиданно грандиозное.

– Сейчас мы сами увидим, – буркнула Серафима. – Перестань мельтешить перед глазами, а то у меня уже голова кружится.

– Совершенно невероятно! – воскликнула Ольга, будто не расслышала, что ей сказали. – Снаружи какое-то гигантское чудо-юдо!

– Насколько гигантское? – спросил Клим.

– Огроменное! – Ольга подняла одну руку вверх, а другую опустила вниз. Нужно было иметь буйную фантазию, чтобы представить этот жест, как попытку описания чего-то «огроменного».

Ольга всячески подгоняла Клима и Серафиму, желая, чтобы они тоже увидели то, что увидела она, словно от этого зависела чья-то жизнь.

– Ты уверена, что твоё чудо-юдо не опасное? – поинтересовался Клим.

– Не совсем, – честно призналась Ольга.

– Главное, чтобы мы успели сбежать в случае чего.

– Пессимизма у тебя хоть отбавляй, – сказала Серафима. – Фу быть таким.

– Кто-то должен иметь холодную голову на плечах. Если у тебя напрочь отсутствует инстинкт самосохранения, то это вовсе не означает, что и у других такая же проблема.

Серафима цокнула языком и укоризненно покачала головой.

Самому себе Клим честно признался, что немного побаивается выходить наружу. Да и само нахождение в пещере его тоже отнюдь не радовало. В иных обстоятельствах (где не фигурировало бы ограждение человечества от сверхъестественных опасных существ) он бы с радостью прогулялся по иному миру, каким бы мрачным и печальным тот ни был. Но в настоящее время все чувства парня походили на сжатую до предела пружину, готовую в любой момент резко разжаться. Он посмотрел много фантастических фильмов, где отряды исследователей с Земли прибывали на новую, ранее неизведанную планету, чтобы погибнуть там от лап и зубов местной фауны (а иногда и не менее кровожадной флоры). Клим не хотел оказаться в схожей ситуации. Жаль, что с нами нет персонажа, которого обычно съедают первым.

Наконец, они остановились у выхода из пещеры. Когда-то имевший природное происхождение, он тоже оказался обработан человеческими руками. К стенам были прибиты ссохшиеся доски, создавшие некое подобие дверного косяка. Установленное посередине толстое бревно разделяло выход на две половины и заодно поддерживало собой широкую металлическую пластину с насыпанной на неё грудой камней.

Предназначение данной конструкции было очевидным. Разглядывая её, Серафима задумчиво потёрла подбородок и произнесла:

– Занятно…

– Если выбить бревно, то камни завалят вход, – сказал Клим. – Наверное, для того, чтобы к Вратам никто не смог подобраться.

– Что ж они не завалили его сразу?

– Потому что не успели?

– Почему? По кочану!

– У кого из нас есть дар ясновидения?

– Я не умею заглядывать в прошлое. Только в очень недалёкое будущее.

– В таком случае не задавай мне вопросов, на которые я не могу ответить, ибо знаю ровно столько же, сколько и ты.

– Я знаю чуточку больше. Есть ли польза от твоих знаний?

– Давайте выходить, – прервала беседу Ольга.

Их взорам предстала местность, усеянная множеством разных по высоте холмов. Одни издали напоминали простые кочки, другие можно было с чистой совестью назвать горами. Выход из пещеры располагался почти у самой вершины одного из бесконечных холмов.

Растительности поблизости практически никакой не было, исключение составляли маленькие приземистые кустарники, разбросанные то тут, то там по одному и небольшими группами. Они имели тоненькие, изогнутые под разными углами веточки со светло-коричневой гладкой корой и редкими фиолетовыми листками овальной формы.

Над головой было уже знакомое бирюзовое безоблачное небо, на котором сияли два солнца. Одно большое и голубое, занимающее приблизительно седьмую часть небосвода, второе – раза в два меньше и зелёное. Оба солнца находились рядом друг с другом.

– Ничего себе! – ахнула Серафима. – Ущипните меня, их два!

– Такое не каждый день увидишь, – Клим оказался более сдержан, хотя зрелище его тоже поразило.

К немалому удивлению их обоих, на светила можно было смотреть, не опасаясь за своё зрение. Голубое и зелёное сияния были мягкими и не резали глаза, как будто это и не солнца вовсе, а циклопические светильники, закрытые светофильтрами. Глядя на них, Клим по привычке сделал над глазами козырёк из ладони, но сообразив, что в этом нет необходимости, опустил руку.

Спустя пару минут, по-прежнему находясь под впечатлением от двух небесных светил, они наконец увидели чудо-юдо, о котором говорила Ольга. Это было огромное существо, внешне сильно похожее на земного кашалота. От последнего его отличали белая кожа, два хвоста и длинные перепончатые крылья вместо грудных плавников. Существо неторопливо и величаво рассекало воздух над холмами, издавая громкие булькающие звуки, разлетавшиеся по округе. Оно напоминало какой-то старинный фрегат, который плыл по безбрежному океану, но Климу больше нравилось сравнение с подводной лодкой, пробирающейся на полном ходу через толщу воды.

– Кашалот с крыльями, – хриплым голосом проговорила Серафима. – Теперь нет сомнений, что ненормисты славно потрудились в этом мире.

– Может, он с рождения такой, – предположил Клим.

– Ещё скажи, что его лучший друг – это горшок с петунией.

– Вряд ли здесь найдутся такие цветы. Впрочем, как и горшки. Хотя полностью исключить их существование в здешнем мире нельзя.

– Если мне не изменяет память, то этот кашалот нарисован на той полированной стене возле Врат.

– Да, точно, нарисован.

– Ещё там были клыкастые четырёхлапые твари, покрытые чешуёй.

– К чему ты это сказала?

– Встретим ли мы их здесь? Да они выглядят как стопроцентные хищники!

– Надеюсь, что нет. Там, знаешь ли, много всяких чудовищ изображено. Если мы каждого из них встретим, то не проживём и получаса.

– Будет тебе. Уверена, что не все существа кровожадные. К тому же мы пришельцы из другого мира.

– И как это нам поможет?

– Нас не должны есть.

– Ага, так тебя и послушают. Молча съедят, тщательно пережуют и переварят.

Немного отвлёкшись от разговора и созерцания двух солнц и крылатого кашалота, Клим заметил, что отлетевшая в сторонку Ольга со странным выражением лица смотрит на свои руки. Парень подошёл к ней и спросил:

– Ты чего?

– Я… – Ольга пребывала в некоторой прострации.

– Разглядываешь свои руки так, будто они и не твои вовсе.

– Ты их видишь?

– А не должен?

– В дневное время суток привидения становятся невидимыми. Помнишь, я тебе говорила.

Сейчас, когда Ольга упомянула об этом, в памяти Клима всплыл их сегодняшний разговор в школе. Призраки сами по себе имеют возможность становиться невидимыми, но и дневной свет делает их таковыми.

– Я не исчезаю, – проговорила Ольга. – Это очень странно.

– А если сама попробуешь это сделать, получится? – спросил Клим.

– Возможно… Сейчас узнаем.

Ольга не делала никаких телодвижений, а просто молча растаяла – не постепенно, становясь более прозрачной, а в один короткий миг. Клим напряг зрение, силясь хоть что-то разглядеть, но его попытки были тщетны.

– Ну как? – раздался голос девушки-призрака.

– Я тебя не вижу, – ответил Клим.

– Получается, работает, – Ольга вновь появилась на прежнем месте.

– В другом мире и законы другие.

– Наверное. Я прям нутром чую, что всё здесь устроено иначе. Мне это не очень нравится.

– Мне тоже.

Чувства, испытываемые Климом сейчас, были сродни тем, что испытывает человек, который впервые в жизни очутился за границей. Совершенно новая окружающая обстановка, толпы незнакомых людей, иные правила и устройство быта – все эти вещи кружат голову и в некоторой степени угнетают. Что касается Серафимы, то её, казалось, всё это наоборот заводило. Сейчас черноволосая девушка сидела на корточках перед кустиком и срывала с него листочки, складывая их в карман куртки.

– Зачем они тебе? – полюбопытствовал Клим.

– Гербарий сделаю, – ответила Серафима, не отрываясь от своего занятия, и тут же спросила: – О чём перешёптывались?

– Мы не перешёптывались, – сказал Клим, – а обсуждали невидимость Ольги.

– С ней что-то не так?

– Призраки невидимы при солнечном свете, однако Ольга никуда не пропала.

Очень жаль. Клим ожидал, что Серафима ответит в таком, привычном для неё духе, но вместо этого она коротко сказала:

– Интересненько.

После чего вернулась к своему занятию. Парень молча пожал плечами, думая, что срывать листья с неизвестного растения голыми руками довольно опрометчивый поступок. Они вполне могли оказаться ядовитыми. К тому же это ведь мир ненормистов, кто знает насколько сильно они исказили местную флору и фауну.

Собрав достаточное количество листочков, Серафима поднялась и, отряхнув руки, сказала:

– Давайте-ка спустимся вниз.

Клим ожидал подобный поворот, потому сразу же озвучил собственные невесёлые мысли:

– Хочу заметить, что мы в мире ненормистов. Если по какой-то причине ты об этом позабыла. Чем дальше от Врат мы отойдём, тем хуже для нас будет, когда «палочники» нападут.

– Нападут – отобьёмся, – беззаботно ответила Серафима.

Она явно провоцировала спор, к которому Клим морально подготовился лишь частично, поскольку по-прежнему не знал степень упрямства главы и основательницы тайного общества.

– Напомню, водяных шариков у тебя только двадцать четыре. Что станешь делать, если ненормистов окажется больше? Скажем, сотня, или даже больше – тысяча.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

сообщить о нарушении