Василий Верстюк.

Ольга – дочь Господа Бога



скачать книгу бесплатно

Потом, когда люди встречались друг с другом, они стали подавать друг другу руки и пожимали их. Подавали правую руку, это рукопожатие было приветствием.

Но смысл этого приветствия и этого рукопожатия был в том, чтобы убедиться, что у другого человека нет камня и он тебя не убьёт.

Так как охотой и всеми делами этого рода занимались только мужчины, то и рукопожатие было только среди мужчин.

И так дальше, всё, что открывал человек, было для пользы человека, но также было направлено и против него самого.

И даже в самое первое время если человек что-то придумал, сделал с Божьей помощью, то это он делал для всего человечества.

Господь Бог открывал что-либо кому-то одному, а потом уже этот человек передавал свои знания другим людям, и все учили друг друга тому или иному ремеслу. И так из поколения в поколение.

Так человек стал плавить металл. Так кто-то открыл и сделал колесо. Потом стали делать возы и телеги. Потом кому-то дал Господь дар – и тот сделал велосипед.

Один человек сделал из металла машину, другой – трактор. Короче, человечество столько всего пооткрывало, что дошло до того, что люди стали ездить и летать, даже в космос.

Принято говорить «человек придумал», «человек сделал», но не каждому человеку дано что-то открыть, что-то сделать.

Скажем, человек придумал религию, человек написал Библию. Сейчас ни учёные, ни историки не могут доказать, когда зародилась религия, когда был рассвет христианства.

Говорят, что вроде бы христианство возникло в IV веке, но другие доказывают, что оно уже было и раньше.

В Библии предусмотрено всё, чтобы человечество жило и размножалось и люди не причиняли друг другу никакого зла и вреда.

И для того, чтобы человечество продолжало своё существование, Господь Бог дал людям открыть религию, написать Библию.

Это было необходимо для того, чтобы человечество помнило, что есть Господь Бог, который наблюдает за человечеством, руководит человеком и помогает ему.

И только религия и Библия помогли людям дожить до сегодняшнего дня.

Господь Бог дал человеку всё на земле: живи, радуйся, наслаждайся жизнью, но при этом не делай вреда другому. И тогда Господь продлит тебе жизнь до глубокой старости.

В наше время всё делает наука. Всё делают учёные, и они всё открывают. И так как всё, чего достигло человечество, делают люди, то многие ошибаются и говорят, что всё сделал человек, и не верят в Господа Бога.

Но не все, в основном люди верят в Бога. В основном всё, что было открыто или сделано, было сделано мужчиной. Все учёные, все конструкторы – в основном мужчины.

Но это не значит, что мужчины умнее женщин. Есть много женщин, которые намного умнее мужчин.

Но Господь дал женщине основное призвание на земле – рожать детей. Господь сотворил только первых людей, а дальше человечество размножается само. И рожает женщина-мать.

Так что тот мужчина, который говорит, что он выше или умнее женщины, есть мужчина глупый, так как этого мужчину тоже родила женщина.

Женщина с болью и криком рожает детей, и после родов она становится ещё счастливее и начинает любить ещё больше своего мужа и своих детей.

И нужно помнить, что всё, что окружает нас, всё, что сотворено Господом Богом, всё, что сделано хорошего на земле руками человека, – это всё для человека.

Основное и самое дорогое на земле – это человек.


***

Расскажу, что сказала Олина мать, моя жена.

До Ольги она родила уже двоих детей: старшую дочь Женю и сына Ивана.

Родила нелегко, но была счастлива.

Ольгу она родила очень легко и быстро. Она сказала: «Так можно рожать много детей».

После Ольги, через десять лет, она родила младшего сына Василька. Ей было уже сорок два года.

Когда она была беременна, врачи ей говорили, что надо прервать беременность, хотя всё проходило нормально.

Просто сказали, что в таком возрасте не рожают. Но жена не согласилась с врачами и сказала: «Я буду рожать».

Роды были трудными, но она родила естественным путём – и всё прошло хорошо.

Хочу сказать, что у Олиной мамы, моей жены, очень нежное тело. Например, если я возьму её за руку выше локтя или дотронусь за ногу чуть-чуть, то сразу же появляется синяк.

Поэтому я к ней отношусь очень нежно.

Когда она рожала Василька, её держали за руки и за ноги. И когда я через пять дней забрал её с сыном домой, то все её руки и все её ноги были в синяках.

Когда она разделась и я увидел синяки, то спросил, что это такое. Она ответила, что родила с большим трудом, но всё позади, всё пройдёт и это нестрашно.

Она сказала: «Я очень счастлива, и ты не понимаешь, какое это счастье – родить человека». Я сказал: «Спасибо тебе», – обнял и поцеловал её. Она сказала: «Спасибо и тебе, ты тоже в этом участвовал».

Мы были очень счастливы и радовались жизни.

Многие люди не понимают, что самое дорогое на земле – это человек.

У родителей самое дорогое – это их дети. У детей – родители, дедушки, бабушки.

А всё остальное – деньги, драгоценности, дома, машины, яхты, острова и другие вещи (можно очень долго перечислять) – это всё даётся человеку временно, как бы во временное пользование.

Всё это Господа Бога нашего. Бог может что-то дать человеку, но и в любое время может это забрать.

Так при жизни человека. Но когда человек уходит из жизни, он ничего не забирает с собой.

Человек с Божьей помощью достиг на земле очень многого. Много всего пооткрывал, многое сотворил.

Многие люди ошибаются, думая, что человек может всё. На самом деле человек без Господа Бога бессилен и представляет собой слабое беспомощное существо.

Человек без Господа Бога может творить и делать только то, что уже открыто ему Господом Богом, или творить и делать то, что ему позволяет делать Господь Бог.

Очень многого на земле Господь не открыл человеку. Господь показывает, что очень многого человек не знает и не может противостоять неизвестному.

Господь Бог предупреждает человечество и показывает свою силу. Человечеству нужно понять, что главное заключается в том, что нужно почитать Господа Бога и не делать вреда другому.

Всё записано в Библии. Жизнь на земле вечная. Но не для людей, которые впали в неверие и которые творят зло. Для этих людей действительно будет конец света.

***

Хочу рассказать про Ольгиных дедушек и бабушек, и про прадедушек и прабабушек, и про прапрадедушек и прапрабабушек. Про кого я знал и про кого мне рассказывали.

Расскажу про себя: я земной отец Ольги. Родился я в селе Марьяновка, на Украине. Мои отец и мать – это дедушка и бабушка Ольги. Они родились в этом же селе.

Мои бабушки и дедушки – это Ольгины прабабушки и прадедушки. И они родились тоже в этом селе.

Где родились мои прадедушки и мои прабабушки, которые являются Ольгиными прапрадедушками и прапрабабушками, неизвестно, и в селе об этом никто не знал.

Моего отца звали Иваном, а мать зовут Ольгой. У них было нас двое: брат Николай и я. Мои отец и мать любили друг друга и любили нас.

У моего отца была мать, и звали её Текля. Я её хорошо помню, это моя бабушка по отцу. Отец у моего отца был Пётр, это мой дедушка. Но мой отец его не помнит, потому что был маленький, когда того не стало. И поэтому моего дедушку Петра я не знал.

Отца моей матери звали Моисей, а её мать звали Анной. Это мои дедушка и бабушка по линии матери. Деда Моисея я помню хорошо, а бабушку Анну не помню, потому что она умерла, когда я был совсем маленький.

Далее я вам поведаю то, что мне рассказала бабушка Текля, когда я подрос и стал понимать.

Но это рассказывала только бабушка Текля, об этом, кроме неё, никто не знал, и в селе об этом никто не ведал. Она говорила, что это легенда.

Бабушка Текля рассказывала, что село Марьяновка, где мы жили и родились, было раньше большим городом по тем временам. Она говорила, что в этом городе жило где-то тысяч восемь-девять, а может быть, и больше. Ей это рассказывала не её мать, а её бабушка.

Мать бабушки Текли звали Рояль, а отца Омельян. Это мои прабабушка и прадедушка. Омельян жил, ещё когда я был маленький, но я его не помню.

Итак, рассказ моей бабушки Текли, который ей рассказала её бабушка, потому что мать бабушки Текли не хотела вообще про это говорить.

Как я говорил, город был большой и назывался Марьян. В этом городе занимались всяким разным ремеслом. Но однажды в этот город приехало много турок, целое войско. Они никого не трогали и остановились вроде как проездом.

Это войско турок стояло в городе целый день. Все они были с саблями и на лошадях. Они точили свои сабли и подковывали лошадей. Там, где они остановились, была большая поляна.

В это время одна девчонка, которой было лет девять-десять, играла возле солдат. Эта девчонка была очень красивая, и она понравилась одному из солдат, который говорил на украинском языке.

Этот солдат сказал этой девчонке, чтобы она ничего никому не говорила, кроме своей семьи. И чтобы её семья незаметно ушла из города, чтобы они ничего с собой не брали, разве что немного еды. Чтобы могли где-нибудь вне города переждать. Потому что ночью всех людей вырежут и никого не оставят, вырежут даже младенцев.

И эта семья ушла.

За селом была огромная сопка. Все знали, что это была могила. При мне там находили много человеческих костей. Но никто не знал, откуда эта могила.

Бабушка Текля рассказывала, что всех людей вырезали, а город сожгли. А потом уже люди заселялись кто откуда. И на этом месте стало уже село, и его назвали Марьяновка.

В этой местности была плодородная земля, и в селе Марьяновка занимались земледелием и скотоводством.

Когда я уже ходил в школу и делился со своими ровесниками рассказом бабушки Текли про село и про могилу – об этом никто не знал, ни они, ни их бабушки, ни их дедушки.

Говорили, что, возможно, была какая-нибудь эпидемия, которая являлась причиной происхождения этой огромной могилы.

Бабушка Текля говорила, что помнит, что когда она была маленькой, то было очень много пепла, который свозили к речке. Таким образом освобождали территорию от пепла и от остатков сгоревшего города под строительство новых домов.

Бабушка Текля показывала мне то место у речки, куда свозили всё сгоревшее. И показывала место, где жила та девчонка, которая спасла свою семью.

На том месте, где жила эта девчонка, была большая ёлка. И ещё бабушка Текля говорила, что после этого происшествия на этом месте построила дом и жила совсем другая семья.

У бабушки Текли была старшая сестра и два младших брата. Родителей бабушки Текли звали Омельян и Рояль.

В своё время бабушка Текля вышла замуж. Её мужа звали Пётр. По рассказам бабушки, он воевал до женитьбы и потерял ногу. Где именно он воевал, я не помню. Про него бабушка рассказывала очень мало, помню только, что его семья была очень богатая в то время.

В семье бабушки Текли и дедушки Петра родились два сына – Иван и Яков. Иван – это мой отец, а Яков – его брат.

Бабушка Текля с 1905 года рождения, и, когда мой отец и его брат были маленькие, у них убили отца Петра, то есть моего деда. Это произошло в страшный 1933 год, на Украине, когда был страшный голод.

Про это время рассказывал мой отец Иван, он запомнил это время надолго. В этот период у них вообще не было еды. Ели только бурьян и в основном траву, которая называлась лебеда. Из неё варили супы и таким образом питались, чтобы выжить.

Но в это время был не только голод, но и холод. В километрах двух-трёх от села был лес. Многие люди, у кого не было чем топить, ходили в лес, собирали сухие ветки, делали вязки дров, клали на спину и приносили домой. Таким образом топили, готовили пищу и согревались.

Ходила и бабушка Текля, носила дрова, и так они топили, готовили пищу и так согревались. Но один раз бабушка Текля упала, сломала руку и не смогла больше носить дрова. Тогда стали топить чем придётся. Собирали всё, что горит, – всякую траву, мусор и даже коровье и лошадиное дерьмо, короче, всё, что находили.

И дал Господь, что они выжили: и мой отец Иван, и его брат Яков. В это сложное время отцу было лет пять, а Якову три с половиной года. Потом было уже немного полегче. Был свой земельный участок, и там сажали картошку. Но вначале сажали не картошку, а картофельную кожуру, которую давали люди, потому что ни своей картошки, ни своей картофельной кожуры не было. И вырастала картошка.

Потом, когда отец немного подрос – ему где-то было лет семь, а может, и того меньше, – то тогда уже были колхозы и его взяли на работу – гонять лошадей по кругу. Он говорил, что была такая механизированная молотилка. Гоняли по большому кругу лошадей: было длинное бревно и лошади тянули один конец бревна по кругу, а другой конец был вделан в колесо, которое крутило эту молотилку.

В эту молотилку закидывали части развязанных снопов и таким образом отбивали зерно от соломы. Работа отца была гонять лошадей, чтобы крутилась молотилка. Было две лошади, которых он не только гонял, но и кормил и поил. Отходы от зерна, которыми кормили лошадей, ему давали в качестве оплаты за работу. Но после голода это было великое счастье. Из этих отходов от зерна, где попадалось и само зерно, делали супы, кашу и даже стряпали лепёшки. Так что в семь лет мой отец уже кормил и свою мать, и младшего брата.

Возле села протекала речка, и в то время в речке водилось много рыбы. Но отец Иван и его брат Яков были совсем маленькие и не умели ловить рыбу. Когда отцу было лет шесть, кто-то его научил ловить рыбу, и они с братом стали рыбачить. Речка была рядом с их домом.

С каждым годом, когда подрастали и отец Иван, и его брат Яков, становилось жить всё лучше и лучше. За работу стали давать зерно, которое мололи, а из полученной муки пекли хлеб.

У моего отца – Олиного деда Ивана – было очень трудное детство, но он выжил.

Это дедушки и бабушки по линии моего отца, Олиного деда Ивана.

***

Теперь расскажу про мою мать, Олину бабушку. Звали её Ольга. Родилась она в большой семье и, как и мой отец Иван, в селе Марьяновка. Её отца звали Моисеем, а мать Анной.

В семье Mоисея было четыре дочери и один сын. Моя мать Ольга была самая младшая в семье. Моисей был хозяйственным человеком. У них было своё хозяйство и много земли. Они занимались земледелием – выращивали пшеницу. Но так как власть менялась, то Моисея заставляли вступать в колхоз. Но он не хотел. Пока не отобрали у них всё и насильно не заставили вступить в колхоз. Моя мать была маленькая, но запомнила, когда у них увели со двора корову и забрали всё зерно.

У Моисея было пятеро детей: старшая дочь Мария, потом дочь Настя, потом сын Пётр, потом дочь Ирина и только потом самая младшая дочь Ольга – это моя мать. Им тоже было трудно в 1933 году, когда был голод. Но если сравнивать с моим отцом Иваном, то можно сказать, что им было намного легче, потому что дед Моисей был ещё и хороший мастер – он умел крыть крыши соломой или очеретом. Именно из очерета в то время изготавливалась кровля. И за эту работу ему давали продукты. А у кого сильно бежала крыша, то приходилось, несмотря на голод, её ремонтировать, и надо было что-нибудь дать за работу. Дед Моисей был согласен на всё, что ему давали за работу, брал всё, что ему только могли дать. Дед Моисей работал много и по всем сёлам поблизости. Так жила моя мать в детстве, им тоже было очень трудно, потому что у них была большая семья.

После 1933 года стало полегче. Стали работать старшие сёстры и брат моей матери. Потом старшие сёстры Мария и Настя повыходили замуж, моя мама Ольга нянчила у них детей. Но вскоре и сама начала работать.

Про родителей деда Моисея и бабушки Анны я знаю очень мало. Кто они были и откуда, моя мать Ольга не рассказывала, потому что сама не знала. Знаю только, что у деда Моисея был брат и звали его Тропак. Он жил дольше Моисея, но, был ли он старше или младше Моисея, я не знаю. Он приходил к нам и рассказывал, что их отец – его и Моисея – был немой. Поэтому и его, и Моисея дразнили – сын немого. Но этот Тропак говорил, что он один раз подслушал, как разговаривали его отец и мать. Они говорили на другом языке. А немым их отец прикидывался, потому что не знал украинского языка. А кто именно он был, никто не знал. Тропак говорил, что они почему-то скрывали это даже от детей.

Дед Моисей ещё играл на скрипке. В то время он был известный музыкант в округе. Сын Моисея, Пётр, играл на балалайке и научил младшую сестру Ольгу – мою мать. Сын Моисея Пётр был очень видный парень. Волосы у него были рыжие с отблеском, как бы позолоченные. Но никто его не называл рыжим. Ещё Пётр был хороший плотник. Он сделал своими руками большую деревянную кровать, которая у нас была очень долго. Ещё он сделал большую длинную скамейку и очень красивый деревянный стул. Пётр любил своих сестёр, и сёстры любили его.

После 1933 года люди только отошли от голода и стали жить намного лучше, но пришла война 1941 года. Сразу же после начала войны на фронт ушёл муж старшей сестры Насти – Иван. Иван был очень хороший человек. Они с женой любили друг друга очень сильно, и у них был маленький сын.

У Марии, старшей сестры моей матери Ольги, был муж Марко, но его на фронт не взяли. Он работал на железной дороге и был хороший специалист.

Пётр, мамин брат, пошёл на фронт в 1942 году, так как был 1924 года рождения. Моя мать Ольга, как и мой отец Иван, была 1927 года рождения. Их в 1942 году взяли в трудовую армию, хотя они были ещё детьми. Они копали окопы на границе с Молдавией и в самой Молдавии. Они не были на передовой, но были недалеко от фронта. Копали окопы, чтобы в случае отступления войск им бы не пришлось окапываться самим. Таким образом помогали фронту. Труд был очень тяжёлый – была определённая норма на человека – каждый должен был прокопать сколько-то метров. У них в руках была постоянно лопата или кирка.

Там познакомились мои отец и мать. Это дедушка и бабушка Ольги. У них не только была тяжёлая работа – копать окопы, – но ещё они при этом подвергались атакам с воздуха, так как были бомбёжки. При этих атаках им приходилось прятаться. В таких условиях они работали – страх смерти и непосильный труд. Единственное – они не голодали, так как их кормили, чтобы они могли работать. Мальчишкам давали где похуже грунт, ну а девчонкам где полегче. Моя мать рассказывала, что отец Иван заканчивал свою норму постоянно позже всех. С ними ещё был парень постарше их, которого звали Григорий и который был из соседнего села. Этот Григорий болел, у него была астма или что-то другое, так как он постоянно кашлял. И моя мать с девчонками после своей нормы постоянно помогали и моему отцу Ивану, и этому Григорию.

Ещё мои мать и отец рассказывали, что в это время они видели своими глазами, как в небе постоянно летали аисты и в клювах держали кисть винограда. Им рассказывали, что в Молдавии, недалеко от того места, где они рыли окопы, был концлагерь военнопленных. И что птицы летали над лагерем и бросали людям кисти винограда. Людей к концлагерю не подпускали. Если кто-то подходил, то сразу же расстреливали. Потом, уже после войны, это стало символом Молдавии: аист с кистью винограда в клюве. Было вино и коньяк молдавского производства, где на этикетке был изображён аист с кистью винограда в клюве. Но это всё было уже позже – после войны. Говорят, сам Господь Бог посылал аистов в концлагерь, и таким образом некоторые люди выжили и были освобождены потом.

На фронте погиб Иван – муж Насти, сестры моей матери. Пришла на него похоронка. И было даже письмо от друга Ивана, который был очевидцем того, как Иван погиб. Но Настя не верила и всё думала и надеялась, что он вернётся. Так сильно она его любила.

Позже, когда немца погнали в 1944 году, уже не нужно было копать окопы. А для того, чтобы идти с войсками, они были ещё слишком молоды.

Пётр, мамин брат, воевал и писал письма с фронта. Один раз он прислал письмо, в котором была молитва, которую ему дала одна женщина в Польше. Она сказала, чтобы он носил эту молитву постоянно при себе и эта молитва защитит его. Он переписал эту молитву и переслал её сёстрам. Молитва называлась «Сон Пресвятой Девы Марии».

Все сёстры тоже переписали эту молитву и носили её с собой, потому что все они верили в Господа Бога.

Потом, к концу войны, семье Моисея пришло письмо с фронта, что их сын Пётр пропал без вести. Чуть позже, через неделю или две, пришла похоронка, что Пётр погиб. Но ни одна сестра не поверила, что он погиб, потому что они его сильно любили.

После войны очень много было людей-предсказателей, которые по фотографиям определяли, жив человек или нет. И говорят, что эти люди предсказывали в основном правду. Они не требовали большой платы, а брали всё то, что им могли дать. Это была серьёзная работа, и обманывать людей они не могли и не хотели, потому что боялись Господа Бога.

Все сёстры гадали на своего брата Петра. И ни одна из гадалок не сказала, что он мёртв и что его нет. Все говорили, что он живой и что он где-то далеко. А о муже Насти, маминой сестры, говорили, что он мёртв.

Потом, после войны, вышла замуж ещё одна сестра – Ирина. И она вышла за того самого Григория из соседнего села, который вместе с моим отцом и моей матерью копал окопы, с которым они были вместе в трудовой армии. Так что они его знали хорошо.

Позже поженились и мои родители – отец Иван и мать Ольга. Они любили друг друга по-настоящему и были счастливы. Хотя после войны ещё было очень трудно. Они очень много работали. Потом у них родились дети. В то время была большая детская смертность. Умер, не успев пожить, их первый сын. Потом, в 1951 году, родился мой старший брат Николай. А в 1953 году родился и я.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6