Василий Тименков.

Из чего же…



скачать книгу бесплатно

Василий Тименков

Игнатий Кутько


Из чего же…


Н. Новгород, С.-Петербург

2016 г.


Василий Тименков и Игнатий Кутько

Фото Тихоновой П., 2013 г.

Предисловие.


Куртуазный маньеризм,

Пресловутый реализм,

Непонятный символизм,

Сладкий сентиментализм,

Слишком дерзкий футуризм

И наивный романтизм –

Это все не для меня,

Все, что я пишу – хуйня!


Вы не смейтесь, я серьёзно,

Плакать тоже как-то поздно.

Так сложилось в нашем веке –

Нет поэта в человеке.


Все так пошло, тривиально,

Рифма слишком уж банальна,

Атрофировала Сеть

В нас душой уменье петь.


Так что предлагаю я

Гордым именем Хуйня

Звать, что создал человек

В чёрный двадцать первый век.


И, может, через сто веков

На уроке про Кутько

Скажет школьник-онанист:

"Он славный был поэт-хуйнист!"


Игнатий Кутько. 12 октября 2013 г.


Ненависть



***


Ёбаная мода на хуйню,

Окружив меня со всех сторон,

Заглушивши трёпом болтовню,

Выклюет глазёнки у ворон.


Разметав повсюду shit и срам,

Заперев меня в сети wi-fi,

Уведёт с собой туда, где нам

Обещал Билл Гейтс когда-то рай.


Окопавшись где-то в Суринам,

Потеряв всех женщин точку лжи,

Постит ежедневно в Instagram

Selfie свой над пропастью во ржи.


Знаю, вижу в пыли Сатану.

Просто я всё больше устаю.

Я из всех мод знаю лишь одну –

Ёбаную моду на хуйню.


Василий Тименков, 6 октября 2016 г.


***


Вы так честны,

Я так наивен.

Вы все больны,

Здесь врач бессилен.


Наш мир так глуп,

Он мчится к краху.

Я слишком груб?

Идите на хуй.


Игнатий Кутько, май 2014 г.


***


Зря вы подняли головы вверх:

Оттуда я срал, срал на вас всех.


Насрал килограмм – не много, не мало.

По усам текло, а в рот не попадало.


Игнатий Кутько, 17 января 2014 г.


***


Вам всем объяснить – огромные муки, –

Что я – гений творчества, а вы – просто суки.


Василий Тименков, 17 января 2014 г.



Любовь


Сумую.


Невже я себе не спасу?

Я не можу згадати слів,

Що описали б її красу.

Але серце від чар не закрив.


I тепер я не знаю сну,

У мріях проходить весь час.

У всіх бачу тільки одну.

Я дуже сумую без Вас!


Игнатий Кутько, 14 декабря 2014 г.

Сумасшедшая любовь.


Мне кажется, что ты придумана мною,

Что я – просто псих, а ты мне приснилась.

Но я соглашусь быть с такою мечтою,

Пускай даже разума тело лишилось.


Тобою я брежу, живу я тобою.

И мой сумасброд дал жизнь романтизму.

Я слаб, я болею своею любовью,

Пусть такая любовь и сродни онанизму.


Я стал наркоманом, и ты – мой наркотик.

Я – собственной слабости раненый пленник.

Надеюсь, ты этого бреда не против.

Люблю тебя очень.

Твой шизофреник.


Василий Тименков, 3 февраля 2014 г.

***


Пропитан воздух осенью,

Всё плачет под дождём.

Деревья шкуры сбросили,

Рассталися с теплом.


А листья пляшут, кружатся,

Затеяв с ветром спор.

А солнце так и хмурится,

За тучей пряча взор.


И плачет небо серое,

Прощаясь с синевой.

А ты уйдёшь, наверное.

А я навеки – твой.


Василий Тименков, ноябрь 2013 г.-ноябрь 2015 г.

Холодно.

Холодно. Вышел во двор – и налево.

В чье-то окно пустота залетела.

А, это мое. Ах, как бы при встрече

Не сделать мне вид, что её не замечу.

Не думал, что будет так страшно расстаться.

Не плакать, Игнат! Ты должен держаться!


Вот тот ресторан, где первая встреча.

Вот дождь, под которым укутал ей плечи.

Вот парк, вот театр, вот ваша весна.

И в каждой витрине она лишь, она!


На горе, понурый, зашёл в магазин.

Я знаю, что бросил, но больше нет сил…


Вернулся домой – меня встретит эхо.

Рассылка знакомым: "Don't come. Я уехал".

Залил все глаза, но легче не стало.

И утром всё так, как еще не бывало.


Лишь опохмелился – и вновь понеслась!

А к вечеру: "К чёрту она мне сдалась!"


Звонок – нет ответа – по полу осколки

Мобильного гаджета. Книжные полки

Сорвал со стены, порвал её книги.

И в мусор зачем-то отправился Игги.


Упал, среди хлама отрубился, в слезах.

Ко мне приходи ты хотя бы во снах…


Игнатий Кутько, 13 февраля 2014 г.

***

Я стих напишу и песню спою

Про то, что я больше тебя не люблю,

Про то, что теперь на тебя не дрочу,

Что в срочном порядке мне нужно к врачу.

Что свет не зажёгся, сгорела Земля,

Что я запретил говорить себе "бля",

Что срал я на нормы, на горы, поля,

Что нет никого мне дороже меня.


Но правду я вновь утаю от тебя.

Я снова стесняюсь, я вновь размазня.

Про то, как страдаю, о том, как люблю

Я не напишу и, увы, не спою…


Василий Тименков, 24 ноября 2013 г.


Память и вера.


О тебе уж забыли и сердце, и почки.

Почему ж всё тебе посвящаются строчки?

Казалось, забыли и кости, и плоть,

Но чувств я своих не могу побороть.


Забыли соседи, подруги твои

Про эти прекрасные, светлые дни.

Забыл даже Бог и забыл Сатана

Про то, что случилось с нами тогда.


А я всё пишу и пишу про тебя,

Про то, о чём больше не помнит Земля,

Не помнят такси и не помнит метро,

Лишь помнит бумага и верит перо…


Игнатий Кутько, 15 января 2014 г.

***


Нет, я не дам себе погибнуть, в прекрасных утонув очах,

В твоих объятиях закован, как будто в прочных кандалах.

Не дам я овладеть сознаньем столь ласковым на слух словам

И обмануть себя не дам я твоим прекраснейшим губам.


Я столько раз себе твердил уж, что в мире вовсе нет любви,

А как я яро отрицал, что в моих глазах огонь – не ты.

И все это лишь от боязни – от страха потерять тебя,

Ведь мое общество опасно небесно чистым существам.


Но в сотый раз я умираю, утопнув в голубых глазах,

Ведь лишь дурак бы отказался пропасть в столь мягких кандалах,

И, может быть, я идиот, даю раз так собой играть,

Но коль вы б знали, как прекрасно от губ любимой погибать…


Василий Тименков, апрель 2013 г.

Ты будешь жить.


Но как ещё?

Без слёз и без обиды?

Без правды, но в покое и любви?

Я обречён

Однажды быть убитым,

Как ни кричи, ни лги и ни моли.


Вдруг всё пройдёт?

Но это будет завтра.

А что с сегодня делать, ты скажи?

Я смерть, я лёд,

И всё это внезапно,

Но нужно – во спасение души.


Ты будешь жить,

Со мной иль нет – неважно,

Ты будешь жить, и это – главный приз.

Порвётся нить,

Уйдёт корабль бумажный,

Ты будешь жить – а с остальным смирись.


Пусть я уйду,

Пусть не приду я снова,

Но это – лишь одна из многих глав.

Прими беду,

Держись одной основы:

Ты будешь жить, пусть даже я неправ.


Василий Тименков, 11 декабря 2015 г.


Стих не о политике.


Король снимает с головы корону,

Роняет на пол скипетр и плащ.

Держал он долго эту оборону,

Но здесь отныне только боль и плач.


То детище, что он пригрел когда-то,

Что было для него, как жизнь и свет,

Вдруг выросло, и стало маловато

Ему владений, собранных за восемнадцать лет.


Оно подняло бунт, бунт был подавлен.

Настало благодати восемь дней.

Затем враг с новой силой был направлен,

И в этот раз был он в сто крат сильней.


Король побит, из королевства изгнан,

А детище его под свой контроль

Взяло страну. И был указ им издан,

Чтоб был повешен завтра же Король.


Король раздавлен, грустен, обессилен…

Не стал он ждать последнего утра…

Пришёл он сам к обещанной могиле

Под громогласное народное «ура»…


Василий Тименков, 8 декабря 2014 г.


Протест

Деньги власть.


Входят без стука, стучатся без входа.

Что для вас значит слово «свобода»?

Так соблазняет запретная страсть –

Время делить деньги и власть.


Честная ложь и ложная правда.

Мы знаем лучше, что всем вам надо.

Нам всё не нужно, нам бы лишь часть –

Время делить деньги и власть.


Святая война за религию мира.

Масло готово, не хватает лишь сыра.

Никто не даёт, значит, надо украсть –

Время делить деньги и власть.


Сильные люди, безвольные толпы.

Война всё растёт, готовьте окопы.

Война – это прибыль. Война – наша страсть.

Время делить деньги и власть.


Небо в алмазах, земли в дерьме –

Летайте свободно, но только во сне.

Выше взлететь – больнее упасть.

Время делить деньги и власть.


Счастливая жизнь, животное счастье.

Придумаем миф о святом педерасте.

Толпа, как стена, – за ней не видать,

Как делим мы деньги и власть.


Василий Тименков, 2 марта 2014 г.

Жизнь – бой.


Иду по жизни, иду вперёд

Одной дорогой, одной тропой.

Торопит время, труба зовёт,

За годом – годы, за боем – бой.


Упал – не страшно. Встаю. Я цел.

И снова стены бью головой.

Ещё не близится мой предел.

Я бьюсь – то значит, что я живой.


Забудь про слабость. Таких здесь нет.

Тот, кто не сдался, тот, кто в пути,

Уже победу принёс на свет,

Уже достоин свой флаг нести.


У тех, кто выбрал такой сюжет,

Одна дорога, одна тропа:

Есть только правда, сомненья нет.

Забей на бога. Поверь в себя.


Игнатий Кутько, 14 мая 2014 г.


Бог жесток.


Бог жесток. Миллиарды смертей и болезней,

Сотни тонн экскрементов в миллионах подъездов,

Прелесть лжи ослепляет немые глаза,

Не скажешь, что против, значит, ты – за.


Педофилы, убийцы, несчастные случаи,

Неудачи, несчастья, злоба, оружие,

Некрофилия, похоть, гуро, порнография.

Есть ли тонкая грань между «фи» и приятием?


Бесконечные войны, бесконечные толпы,

Желтоватость пустынь – за Всемирным Потопом,

Астероидный дождь через тысячу лет,

Через сотню – парад распылённых планет.


Политический лидер, или два, или десять,

Бесконечные сотни ненужных профессий,

Шарлотаны, фашисты, нацисты, менты,

Надо всем этим гадством стоишь молча ты,


Не поморщив лица, ни моргнув на секунду,

Без усилий из мира делаешь груду.

Глупость, серость, нелепость замерь на глазок

Бог жесток. Ты есть Бог.


Василий Тименков, 28 сентября 2016 г.

Всего лишь…


Ты – всего лишь заготовка,

Ты прообраз их раба.

"Я свободен!" – чёрта с два!

Эта "правда" – лишь уловка.


Ты – всего лишь их придумка,

Ты таков, как надо им.

Надо ж быть таким слепым,

Чтоб довериться ублюдкам!


Ты – всего лишь ваты ком,

Ты – в руках их цепких кукла.

Твоя честь давно затухла,

Мозг давно забит гнильём.


Ты – запуганный плебей

На патрициев пирушке,

Ты в глазах их – просто шлюшка,

Бессмысленный мешок костей.


Ты – всего лишь элемент,

Но пора бы сделать выбор.

Будь готов! Дерись, как тигр,

Чтобы зваться Человек!


Игнатий Кутько, 18 января 2014 г.

Про зверьков.


В конце любой строки

Так грозно восклицают

Двуногие зверки,

Что счастья не бывает.

А я в ответ скажу:

«Взгляните на природу,

Сходите в хвойный лес,

Вдохните этот воздух.

А можно и не так:

С друзьями прогуляться,

Не пьяно и всю ночь,

Чтоб лишь в рассвет расстаться.

Пока идёшь домой,

Поднять на небо взгляд.

Тогда поймёшь – мир твой,

А счастье в мелочах».


Но не хотят унять

Зверьки дрянное эго.

Всё стали отрицать:

Любовь, красу – без брега.

И сразу возникает

Вопрос весьма логичный:

Так что ж не отрицает

Зверёк сей необычный?

Не отрицает войны,

Разврат, несчастье, слёзы

И видит не живые –

Засохшие лишь розы.

И их великий разум

Не может догадаться,

Что чтоб отвергнуть, надо

Хотя бы попытаться


Увидеть и услышать,

Почуять, прикоснуться,

Открыться – лишь тогда вам

Позволит окунуться

Природа в это чудо,

Где почва дышит небом,

Где каждый светлый день

За тихой ночью следом –

И всё так восхищает,

Хоть кажется обычным –

И снег, и летний дождик,

Казавшийся привычным.

Упёрты, как бараны,

Зверюшки эти наши.

Линней поторопился,

Их sapiens назвавши…


Василий Тименков, 13 апреля 2014 г.


Романтичность. Чувственность


Колыбельная.


Спокойной ночи! Пусть тебе приснится

Волшебный сад под белою луною

И мановением крыла волшебной птицы

Морфей тебя возьмёт в свои покои.


Спокойной ночи! Сон пусть будет светлым,

И не нарушит сказку ни малейший шорох.

Руки прикосновеньем незаметным

Пусть унесёт тебя в мечты твоей просторы.


Спокойной ночи! Спи, дитя, не бойся –

Отгонят страхи звёзды в темном небе.

И ангелы, что сны наши разносят,

Твою качают тихо колыбельку…


Игнатий Кутько, 5 ноября 2013 г.

Луна.


Луна, луна! Твои объятья,

Твой ласковый и тусклый свет

Подскажут мне на всё ответ:

Никто, никто не знает счастья…


Никто из тех, кто потерял,

Никто из тех, кто приобрёл,

Кто к наслажденью путь нашёл,

Его и близко не видал.


Кто был единожды любим,

Кто сотни раз бывал любимым,

Кто был отчаянно красивым

И кто был до уродства злым…


Никто из них не знает счастья,

Коль не узнал твой тусклый свет.

Никто не получил ответ,

Коль не бывал в твоих объятьях…

Луна, луна…


Игнатий Кутько, 14 марта 2014 г.

Ива.


Ветер сдувает с травинок росу,

Где-то волнуются нивы.

Я в своём тихом печальном лесу

Рос одинокою ивой.

Дождь напевал мне о дальних краях

Голосом нежно-плаксивым.

Слушая песни, тонул я в слезах,

В сердце въедались мотивы.

Ночью мечтал я крыла обрести,

В гости отправиться к звёздам.

Помню, луна мне кричала: "Лети!"

Или был сон это просто?

А вековые дубы-колдуны

Вечно меня наставляли:

"Лучше у озера ивой расти,

Чем мёрзнуть в космической дали".


Так я и рос, прикреплённый к земле,

Мира совсем не видавши.

Но одной ночью в глубоком во сне

Вдруг приключился мираж мне:

Странствовал я в незнакомом краю,

Там, как рассказывал ветер:

Солнце и радость, и песни поют

Дети, счастливые дети!

Кружатся стаи невиданных птиц,

Трель соловья раздаётся,

А хоровод молодцов и девиц

Красками так и смеётся!


Больше не видел я эту красу,

Лишь вспоминал всё тоскливо…

И в этом хмуром дремучем лесу

Рос я плакучею ивой…


Василий Тименков, 15 апреля 2014 г.

За любовь.


Я любую тоску и ненастье,

Если надо, залью без остатка.

Бьёт судьба и слабеет хватка.

Пей же, печень, за любовь и за счастье.


Жизнь в насмешках не знает меры,

Бьёт поддых, по лицу, по почкам.

Но не нужно здесь ставить точку!

Бейся, сердце, за любовь и за веру.


В жизни я пребольшой невежда,

Как Земля меня только носит?

А, плевать! Пока смерть не спросит,

Буду жить я за любовь и надежду.


Василий Тименков, 24 апреля 2014 г.

Манекен.


До чего же прекрасно это созданье,

Что кружится в танце, песней звеня.

Ах, кажется, я потерял бы сознанье

От чувств, коль была бы душа у меня!

Она же всё кружит, поёт и смеётся,

И вновь пробуждает во мне красоту.

Чему-то чудному в груди всё неймётся…

Ах, что это? Что это? Я не пойму…


И, песней своей пробуждая тревогу,

Она заставляет меня умолять

Богов, чтоб задвигались руки и ноги,

Чтоб я этот вальс смог бы с ней станцевать.

Не знаю, что это со мною творится,

Но твёрдо уверен я в мысли одной:

Я мог бы ожить и мог бы влюбиться,

Побудь эта девушка дольше со мной…


Но счастье не вечно, послышался топот

Спешащей на распродажу толпы…

Я вновь опустел… Но вдруг слышу я шёпот:

«До вечера, милый, чуть-чуть потерпи».


Василий Тименков, 27 февраля 2015 г.


Рефлексия


***


За горизонтами высот,

Где смерть танцует танго,

Моя любовь во сне живёт,

Посапывая сладко.


За горизонтами судьбы,

Где солнце, снег и слякоть,

Плывут растаявшие льды,

Пытаясь не заплакать.


За горизонтами всех бед,

Щадящих наши души,

Живёт мечта, которой нет,

И крик, меня зовущий.


За горизонтами небес,

Живущих в моём сердце,

Я утопил копну чудес,

Сжигая, чтоб согреться.


За горизонтами меня,

Где нет ни прав, ни правил,

Я вышел в тень из сентября,

Лишь душу там оставил.


Василий Тименков, 19 сентября 2016 г.

Я нажил честь.


Я перестал упорно верить в бога.

Я перестал все веры отрицать.

Мне жить невероятно одиноко,

Но способ я ищу от всех бежать.

Я пережил и голод с булимией,

И лютый холод с бешеной жарой.

Но так и не найдя своей стихии,

Я нажил честь, чтоб быть самим собой.


Влюбляясь сотни раз и ненавидя,

Я слышал ненависти и любви слова.

Я много знал и многого не видел.

Я крепок был, ломаясь на "раз-два".

Бывая холоднее льда и снега,

Сжигал огнем, душив до слёз, как дым.

Я жил в тоске, познав всю прелесть в негах,

И нажил честь собою быть самим.


Пусть я никто, пусть в бедной кислой жизни

Лишь морфий и вино мои друзья,

Я, уходя навек, судьбе капризной

Смогу воскликнуть гордо "Я есть я!"


Василий Тименков, 15 июня 2015 г.

Окно.


Нет, вам не суждено

Дать счастья для меня.

Уйду от вас в окно.

Ля-ля-ля.


Смелее! Не шутя!

Лишь шаг вперёд – и вниз!

Башкою зацепя

Карниз!


Скажите жизни «нет!»

Вдохните темноту.

Откроется ответ.

Ту-ту-ту.


Что там, с той стороны,

У смерти за стеной?

Горячие котлы

Иль покой?


Иль пухом небеса?

Иль пухом ли земля?

Иль просто темнота?

Знать нельзя.


Лишь опытом себе

Откроешь сей секрет.

Шагай же по тропе!

Но нет.


Опять проклятый страх,

Опять в коленях дрожь.

Читает смерть в глазах:

"Не трожь!"


Но вот опять момент,

Ты смотришь из окна

И думаешь: "Ответ

Вот же! На!"


Но рядом человек,

Не чуждый, и вообще,

Еще пятнадцать штук

Таких в душе.


Быть может, и всплакнут,

А надо ли оно?

Нет, мысли подождут.

Закрыл окно.


Да, стоит подождать,

Пока не убедят,

Что на похоронах

Мой гроб не заслезят.


Игнатий Кутько, 18 мая 2014 г.

Осины.


В лесу печальном плакали осины:

Забрала осень золотой покров.

Пред чарами её они бессильны,

И с тем смирились они вновь.


Тоскливо им и одиноко:

Покинули их цвет и красота.

Остались с голыми ветвями только,

В душе у них лишь пустота.


Мне жалко их: они так беззащитны

С их тонкими и хрупкими стволами.

В осенней темноте их слез не видно,

Но ветер воет меж ветвями.


Придёт зима вот-вот и слез осколки

Поднимет и укроет их тела.

А там и до весны совсем недолго,

И вновь вернётся к ним листва.


Ничто не вечно в этом грустном мире,

И всё, что дышит, всё же умирает в нём.

Но новое взойдет на их могилах

И не исчезнет, пока мы живем!


Василий Тименков, Дарья Грибина, 5 ноября 2013 г.


***


То самое чувство, когда больше нет слов,

Когда хочется просто взять и напиться,

Дрожь пробирает аж до кости мозгов,

Или как там обычно вообще говорится?


Когда просто один, когда просто ничей,

И не знаешь к кому с этой болью прийти,

Когда нужно бежать, но куда и зачем?

Когда больше не веришь, что всё впереди.


Когда веришь в любовь, а она в тебя – нет,

Когда сердце разбито на кучу осколков,

Когда смыла вода планы, что на песке

Вырисовывал ты с тою милой девчонкой…


И когда тот огонь, что, как правило, грел,

Начинает тебя обжигать изнутри,

Когда, думаешь: «Вот он, тот самый предел,

И уж не за чем больше куда-то идти».


Василий Тименков, 8 апреля 2013 г.


Юмор


Censored.


В одном укромном уголке,

О коем в нашем городке

Никто не знает (спросишь, где –

Тебе ответят: "Я не знаю!"),


Сформировалась группа лиц,

Весьма конкретных честных лиц,

Коль глянешь ты на их девиц,

Не сбережешь своих ушей.


Коль хочешь в их войти кружок,

Ты правила блюди, дружок:

Ты алкогольное не пей

И не води сюда чужих.


Когда возьмешь у них ты в долг,

Будь добр возвратить всё в срок,

И у своих ты не воруй,

А то тебе отрежут руку.


Любую низость пресекай,

Тех, кто слабей, не обижай,

А коль убьешь кого, тогда,

Сомненья нет, тебе конец.


Коль с ними хочется тебе

Дружить, то помни, что везде,

Будто они другой все расы,

Зовут их дружно "негодяи".


Но если парень ты крутой,

И ты покажешь, что ты свой, –

Ты принят. Значит, улыбнись,

Ведь в их кругу быть хорошо!


Игнатий Кутько, 5 ноября 2013 г.

Зимний конфуз.


Со мной недавно приключился случай:

Холодной, жгучей зимнею порой

Сидел в кустах я, воздвигая монумент могучий,

Негромко проклиная род людской.


Какой-то праздник близился, не помню:

То ль Новый Год, то ль даже Рождество.

Прохожие туда-сюда шныряли предо мною,

В то время пока рвалось монументом естество.


И вдруг подходит ко мне милая девица,

И голос ангельский заботливо спросил:

«Вы что, упали?» – перестал я корчить лица

И, улыбнувшись вежливо, в ответ я вопросил:


«С чего вы взяли? Всё со мной в порядке.

Едва ли стоит ваших беспокойств

Моё здесь нахождение. Де-факто,

Я лишь пережидаю тут мороз».


Соврать не получилось натурально,

И девушка тревожно изрекла:

«Нет, с вами точно что-то ненормально».

Оторопел я с этих слов слегка.


«Пойдёмте, отведу я вас в больницу», –

Не унималась девка, и давай меня тянуть

За руку. Я едва опять не скорчил лица

И попытался лёгонько девицу оттолкнуть.


А дальше был конфуз неимоверный:

Упал я в кал, а девушка – назад.

И вдруг повеял ветерок неверный –

До носа девушки донёсся сильный смрад.


Девица убежала, а я сидел, унижен,

Вновь в мыслях матом кроя род людской.

Ну, хорошо хоть снег, а не грязище,

Как то бывает осенью или весной.


Игнатий Кутько, 11 декабря 2014 г.

1 января.


Прошлогодняя водка – верна информация.

В новый год всех вас ждёт интоксикация.

И здесь нет дележа по мастям и породам.

Он настигнет и вас. Всем пизда. С новым годом.


Игнатий Кутько, 28 декабря 2013 г.


Одиночество


Одиночество.


Я всех вас вертел на хую.

И краской на белой стене:

“No one is such lonely as you” –

Как кровью… Так нравится мне.


И фото бродячих котов,

Которым уже не брести.

Нет, это не странность мозгов,

А просто мы с ним так хотим.


И правдой плевал я в лицо,

И милости я не просил.

За это прослыл подлецом?

За это я сукой прослыл?


Поэтому ль вы обойдёте

При встрече меня стороной.

За это вы тихо шепнёте

“Мудак” за моею спиной?


Но вновь обольют меня гнилью,

И вновь им сойдёт это с рук.

Садись, одиночество, выпьем,

Ведь ты – мой единственный друг…


Василий Тименков, 4 февраля 2014 г.

Одиночество 2.


Не помню, чтоб было когда-то так плохо.

Я смят, я раздавлен, я слаб, я в слезах.

Я мог бы и дальше шутить, что мне похуй,

Но мозг протестует – так больше нельзя.


Прости, что сейчас пред тобой в таком виде…

Мужчины не плачут… но это же вздор!

Сказал это тот, кто жизни не видел.

Бесчувственность – это уже приговор.


А врач мне вчера сказал, что я болен,

Сказал, что я псих и, быть может, умру.

Я этим хотел поделиться с тобою,

Но где ты – та, с кем я сейчас говорю?


Ушла, испарилась, пропала бесследно.

Ну вот, теперь точно пора умирать.

Покинул последний меня собеседник…

Лишь белые стены, окно и кровать…

_____


Не помню, чтоб было когда-то так плохо.

Мне так одиноко, но теперь уже похуй…


Василий Тименков, 20 февраля 2014 г.

Одиночество 3 (Пятеро).


Мне всё надоело, за днём день грустней,

Мне б в ящик дубовый залечь поскорей.

Нет сил побороться за счастье и рай,

Зачем продлевать же такую печаль?


И исповедь пьяная ночью коту –

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2