Василий Сахаров.

Тропы Трояна



скачать книгу бесплатно

Итак, что есть в наличии? Украшенный парой непонятных символов гранитный камень – одна штука. Назначение его неизвестно, и, предположительно, он обозначает вход на тропы Трояна, или под ним что-то зарыто. Плюс сундук, тоже одна штука. Предположительно, хранилище секретов Всеслава Брячиславича. Я за всем этим сюда как раз и пришёл, так что, Вадим Сокол, не теряйся, чувствуй себя как дома, но не забывай, что ты в гостях и рядом две непонятные девахи с дротиками.

Ладони опустились на покрытый ржавчиной замок. Рывок! И ничего. Металл звякнул, но не поддался. Не беда. Меч из ножен. Оплетённая кожей рукоять обхватывается двумя руками, а затем замах и удар.

Дзан-г-г! – прокатился по помещению звук разрубленного металла, одну дужку я всё же расколол. После этого снова попробовал поработать руками, и замок поддался. Кусок железа упал наземь, а клинок вошёл в щель под крышку. На мгновение я замер и попробовал представить, что лежит внутри. Золото и бриллианты, древние магические артефакты или оружие? Нет. Наверняка книги и записи князя, это я уже определил заранее. Однако чего гадать? Можно ведь посмотреть.

– Ну, «он сказал „Поехали!” и взмахнул рукой», – сам себе под нос прошептал я и рывком поднял крышку сундука.

Ржавые петли скрипнули, и крышка откинулась, ударившись о стену. Я заглянул внутрь и обнаружил, что сундук полон какой-то сероватой трухи. Клинком поворошил эту смесь из клочков кожи, бумаги, бересты и какой-то ткани и выхватил только один более-менее целый фрагмент, на котором были видны размытые влагой буквицы. Больше в сундуке ничего не оказалось, зато дно было покрыто мышиными норками – вот, значит, кто все знания уничтожил.

В общем, разочарованию моему не было предела. Но с другой стороны, а чего я ожидал? Брячиславич умер сорок семь лет назад, и с тех пор это место люди не навещали. Разве только лесные девы, но они – дети природы, а я говорю о наследниках великого полоцкого князя. Отсюда итог: знаний нет, и остаётся надеяться только на то, что я смогу найти выход на волшебный путь самостоятельно. Но соваться туда без подготовки не хочется, мне ведь не пятнадцать лет, чтобы шкурой своей почём зря рисковать. Выходит, точку перехода локализовать, наверное, можно, а использовать портал нельзя. Так? Точно так. Хотя есть иной вариант: поймать местных дриад и потолковать с ними по душам. Возможно, они дадут пару дельных советов, конечно, если плохого не задумают и станут со мной разговаривать.

Я приблизился к двери и оглядел открытое пространство. Ни единого подозрительного движения. На деревьях лесных дев, наверное, уже нет, и где их искать, не ясно. Но зато у меня есть живойт, который сможет их отыскать.

Рука нырнула в карман куртки, и уж послушно уместился на ладони. Я вынул его на свет, соприкоснулся с ним частичкой своей души, сформировал образ лесных дев и отдал ему мысленную команду:

«Найди их!»

Живойт меня понял и, что характерно, послушался. Его тело изогнулось, и прямо с руки он метнулся в траву.

Миг – и его нет. Только покрывающий землю зелёный ковёр пару раз шелохнулся, и более ничего. Но я был с ним и, закрыв глаза, ощущал себя частью ужа, который отполз недалеко, поскольку девушки, чьи образы глазами змея воспринимались очень смутно, были совсем рядом. Одна пряталась за углом избушки, а другая находилась на крыше, прямо над входом, словно хотела меня поймать. Я их по-прежнему не чувствовал, и это стало меня несколько беспокоить, слишком привык использовать свои таланты, как в бою, так и в мирное время, а тут – раз, и они отказали. Ну и ничего. В любом случае этих лесных девочек возьму, а потом мы потолкуем о том, кто они, откуда, что здесь делают и какими знаниями обладают.

Отпустив живойта, который сделал своё дело, я вобрал в грудь воздуха, выдохнул и прошептал:

– Давай, Вадим. Работай.

Ножны с мечом упали на пол, при мне остался только кинжал. Вся надежда на повышенную скорость реакции и руки, ведь задача взять пленных, а не убить противника. Так что вперёд!

Глава 6

Полоцкое княжество. Лето 6656 от С. М. З. Х.


Рывок! Ладони зацепились за верхний край двери, и я подтянулся. Ещё рывок! Я на крыше, и передо мной стоит лесная дева, девушка лет двадцати, может, чуточку старше, волосы светлые и выгорели на солнце, в левой руке два дротика, а в правой ещё один, который готов для броска. Перекат к условному противнику! Над головой просвистело древко, и, вставая, левым плечом я ударил дзяучонку в живот. Она задохнулась и стала сгибаться. Я обхватил её тонкую шейку ладонями и слегка придушил будущую пленницу, которая сразу же обмякла. Хорошо. Один – ноль в пользу команды гостей, но матч ещё не окончен.

– Ива! – донёсся снизу обеспокоенный голос второй лесной девы. – Где он?!

«Где-где, – мелькнула в голове весёлая мысль, – сказал бы я тебе, да не люблю хамства без причины».

Я подошёл к краю крыши, как раз туда, откуда доносился голос следующей жертвы. Прислушался. Тихо. Но она здесь, это факт, и я прыгнул вниз.

Короткий полёт, благо не высоко. Приземление и очередной перекат. В то место, куда я упал, воткнулся ещё один дротик. Отлично! Подъём, и я снова на ногах. Моя очередная противница совсем ещё малолетка, лет пятнадцати, курносая, лицо в конопушках, а сулица в руках дрожит. Блин! Тоже мне, боец. Хотя, если бы не наработанные реакции и чутьё на опасность, получил бы я дротик под рёбра, и это было бы весьма неприятно. Так что недооценивать никого не надо, ибо даже дети могут быть опасны.

– Брось сулицу! – потребовал я от лесной девы и шагнул на неё.

– Не подходи! – закричала она с дрожью в голосе.

Ещё шаг. Между нами метра три, и дзяучонка отступает. Сулица вот-вот полетит в меня, но я не жду. Прыжком преодолеваю разделяющее нас расстояние и выбиваю древко из девичьих рук. Затем выкрутил девице руку так, чтобы она не вырвалась, и уложил её лицом вниз.

А дальше всё было просто. Ремень с ножнами со штанов девушки долой, кисти рук ей перетянул и в хижину. Затем вновь поднялся на крышу и занялся старшей лесовичкой. Связал, спустил тело на землю и опять-таки в пещеру, тьфу, конечно же под крышу.

Присел. Смотрю на живые трофеи. По внешнему виду типичные славянские девушки, молодые и миленькие. Вот только в мужской одежде, и эмоции невозможно прослушать. И дабы не терять времени, я начинаю допрос: надвигаюсь на младшую девчонку, которая зыркает на меня исподлобья, и спрашиваю:

– Кто вы и зачем следили за мной?

Молчание и обиженное сопение. Пленница отвечать не хотела – понятно, и я стал прикидывать, как бы её раскрутить на информацию без применения пыток. Но в этот момент пришла в себя вторая девушка, которая произнесла:

– Хочешь разговора, обращайся ко мне.

– Вот как? – Я присел уже перед старшей лесной девой. – Что же, давай пообщаемся. Кто вы?

– Воспитанницы святара Бойдана Волка, хозяина окрестных лесов. Меня зовут Ива, а её, – она кинула взгляд на младшую, – Зоряна.

– И далеко отсюда ваш волхв?

– Не очень.

– Ну и зачем вы за мной следили?

– Бойдан послал… – Девушка помедлила и продолжила: – Тебя ещё в Витебске приметили и там же почуяли, что ты ведун. Вот Бойдан и захотел узнать, куда и зачем ты едешь. Мы не думали тебе как-то навредить, и в мыслях такого не было…

– Это хорошо, – прервал я девушку. – Значит, мирно разойдёмся. Но развязывать вас я пока не буду, не обессудь, красавица. Побеседуем, а там видно будет.

– Мы в твоей власти.

Ива смерила меня каким-то оценивающим и на удивление спокойным взглядом, а затем опустила глаза, и я возобновил вопросы.

– Ты знаешь, что это за место?

– Знаю.

– И о тропах Трояна, наверное, слышала?

– Да.

– А как на них выйти?

– Просто. – Девушка кивнула на камень: – Приложи к нему руку и иди. Только далеко не уйдёшь, страшно там.

– Это понятно, но я к этому готов. Сама-то на тропах бывала?

– Нет. Нечего мне там делать. Да и вообще, живым там не место, жуть одна.

– Давно вы за мной присматриваете?

– Третий день.

– А почему я вас не почуял?

– Мы в родных лесах, и они нас защищают. Тебе, чужаку, не понять, хоть ты и ведун.

Я задумался над словами девушки и пришёл к выводу, что она права. Как ни крути, но здесь я чужак. Впрочем, как и большинство венедских волхвов и ведунов. Ведь, несмотря на общность крови, западные и восточные славяне имеют отличия, которые сразу в глаза не бросаются, но они есть. Да, все мы родня. Да, есть общий язык и своя письменность. Да, кто не верит в Христа и чтит старых богов, является язычником. Однако не всё так просто. Восточная ветвь язычества и венедская – разные пантеоны. Следовательно, культура у нас несколько иная. Как пример: у варягов и тех же полян имелись общие боги – Святовид-Сварог, Велес, Перун, Лада, Макошь и Морена. Но при этом рядовые руянцы знать не знали, кто такой Даждьбог или владыка лесов Святобор, а жители Поднепровья не понимали, кто таковы Поревит, Поренут, Радегаст или Яровит. Это то, что на поверхности, а имеется множество мелких нюансов. А кривичи, которые являются потомками киммерийцев (готов-кимвров), вобравших в себя несколько балтийских родов и получивших через своих князей и их дружинников немалую толику варяжской крови, – вообще отдельная тема, и у них свои культы, о которых мне известно очень и очень мало.

Вот как-то вспоминал христианские секты, и здесь примерно то же самое. С той лишь разницей, что язычники не убивают представителей других родовых верований, а мирятся с ними и признают право сородичей на уважение других богов. Разумеется, лишь в том случае, если речь не идёт о каких-то непотребствах или культах открытого поклонения смерти. В этом наша сила – в уважении других людей и свободе выбора. Но в этом же, как ни странно, наша слабость, ибо верования не универсальны. А раз нет единства, зачастую это ведёт к разделению, расколу и удалению представителей одного народа друг от друга. Об этом я впервые узнал, когда с новгородским волхвом Берестом пообщался. А далее мысль развилась, когда делал прикидки на поход в земли почитателей Морены венделей. Но затем пришла война, и мне стало не до того. Все мои измышления насчёт верований славянских племён опустились на дно памяти, а теперь они всплыли, ибо меня назвали чужаком.

Впрочем, я отвлёкся, и надо вернуться к лесным девам и нашей беседе. Я задавал Иве один вопрос за другим и многое узнал о том, как и чем живут последние оставшиеся в пределах Полоцкого княжества святары, а также их воспитанники, дзяучонки и ведуны, часть из которых похищалась из семей ещё во младенчестве или родители сами отдавали их волхвам. Так прошло два часа, я напоил девушек водой, а в конце разговора, который уже стал меня утомлять, спросил старшую лесовичку:

– Я могу увидеться с вашим волхвом?

– А тебе зачем? – Девушка сверкнула глазами.

– Знаний ищу.

– Если отпустишь меня и подругу, то увидишь Бойдана. Он сам к тебе придёт.

– А не обманешь?

– Больно надо, – фыркнула Ива.

Конечно, можно было оставить одну девицу в заложниках. Но это признак недобрых намерений и недоверия. Да и не по воинскому укладу с девицами драться или как-то их примучивать, ведь я не на войне. Первичную информацию с лесных дев получил, интерес ко мне прояснил и скользкие темы обозначил, а дальше – куда кривая судьбы вынесет. Захочет Бойдан появиться, поговорим, а нет – ничего страшного. Сам с порталом постараюсь разобраться. Ведь какое-то понимание уже имеется, и пленница кое-что поведала, и если я не смогу пройти по тропам, то оставлю это перспективное направление на потом.

– Идите. – Я развязал Иву и кивнул на её подругу, которая за всё время нашей беседы не проронила ни единого слова: – Забирай младшую и уходи.

Ива поднялась, растёрла затёкшие кисти рук, освободила от ремня Зоряну, и, подхватив свои сулицы и ножи, дзяучонки молча выскочили за дверь.

Скрипнули ржавые петли, и девушки понеслись через поляну. Они скрылись среди деревьев, а в избушку заполз живойт.

«Вернулся, – подумал я, глядя на ужа. – Значит, подружимся».

Приближался вечер, и я вспомнил, что сегодня ещё ничего не ел. В животе заурчал голодный зверёк, и я распаковал рюкзак. Вещи в одну сторону, а продовольствие и фляги с водой в другую. Сполоснул руки, расстелил на сундуке чистую тряпицу и поужинал. Лучок и чесночок, копчёное мясо и половина большого рыбного пирога, купленного в одной из деревень возле тракта. Запил всё это водичкой, посмотрел, как живойт поглощает маленький кусочек оленины, и прибрался.

Пока ел, на землю опустились сумерки. Я прислушался к звукам леса – и снова ничего. Тишина. Птиц нет, и зверьё не ходит. Только листья на деревьях шумят, да в траве что-то ворохнулось, наверное, полевые мыши, падлюки такие, уничтожившие книги Всеслава. Хотя наверняка этого сказать нельзя. Ведь если за местом присматривают святары и лесные девы, то очень может быть, что все записи у них, а в сундуке специально накиданный мусор. Опять же не верится мне, что в потайном месте больше ничего не было. А раз так, то вещи, находившиеся здесь ранее, после смерти Всеслава аккуратно прибрали. И то, что Ива на вопросы о книгах и свитках отвечала уклончиво, данное предположение подтверждает.

Однако нечего гадать. Надо думать, что делать дальше. День прошёл, а результат от поиска минимальный. Правда, в запасе ещё двое суток, но тратить сорок восемь часов на ожидание, что, возможно, появится святар, который на халяву поделится знаниями и даст мне мега-меч, добавляющий славному ведуну Вадиму Соколу +20 храбрости и +40 силы, было глупо. Поэтому, раз спать не хочется, займусь исследованием камня.

Решение принято. Я поправил ножны с мечом, подтянул ремень, а по руке скользнул живойт, который уместился на левом плече. И я приблизился к камню, протянув к нему раскрытую правую ладонь. Пустота. Никаких колебаний воздуха, свечения, загробного голоса или знаков, которые говорили бы о том, что камень является входом на тропы и как-то активировался. Ладно. Сделаю следующий шаг. Ладонь легла на причудливый узор на камне, и моментально всё моё тело пронзила резкая боль, словно от сильного удара электричеством.

– А-а-а!!! – не сдержавшись, закричал я. В глазах потемнело, а зубы прокусили язык, и на мгновение я лишился слуха.

Во рту солёный привкус – это кровь из языка, которая стекает в гортань. В ушах звон, но зрение понемногу возвращается, и, смахнув рукавом набежавшие слёзы, я моргнул и сдержал очередной крик, обнаружив, что нахожусь не в избушке, а на тропе Трояна. Вокруг густой серый туман, на вид вязкий, и, кажется, только коснись его – и всё, пропал. Он захватит тебя, будто паутина, втянет в себя, а потом, подобно кислоте, растворит бренное человеческое тело и саму душу. Первое впечатление – дрянь, ибо от этой непонятной субстанции исходила опасность. Однако в остальном всё было примерно так, как я себе и представлял. Под сапогами неширокая дорожка, которая на общем безрадостном фоне кажется светлой полосой. Над головой нечто тёмное с крапинками звёзд, наверное ночное небо. А за спиной уже знакомый мне камень, на который можно положить ладонь и вернуться обратно в реальный мир.

«А может, ну их, эти тропы? – проскочила в голове мысль, но тут же пришла следующая: – Э-э-э, нет, Вадим Андреевич. Долой трусость. Вступил на тропу, так хотя бы пройди до следующего знака и посмотри, куда он тебя выведет. Ты ведун или где?»

– Да уж, – прошептал я, – ведун, не поспоришь. Ибо назвался воином Яровита, будь добр, соответствуй.

Я шагнул вперёд. Подошва наступила на твёрдую поверхность дорожки, и я замер. Норма, можно двигаться далее.

Следующие шаги я делал уже без опаски. Прошёл десяток метров, остановился, а затем оглянулся и увидел, что позади тоже туман. Камень пропал, и на миг я едва не поддался панике. Появилось желание рвануть обратно, и вот тут-то чародейская дорога и стала меня испытывать, как сегодня утром на болоте проверял моих варягов защитный рубеж потайного места.

– Вадим! Помоги мне! – услышал я голос своей первой жены, которая погибла в автомобильной аварии, и моё тело едва не совершило прыжок в туман, на помощь той, кого я любил и всегда помнил. – Вадим! – опять донёсся знакомый голос, в котором было страдание и отчаяние. – Спаси! Мне плохо и страшно!

Душа застонала и стала разрываться на части. Я стиснул рукоять клинка и огляделся. Однако туман был непроницаем, и я выкрикнул:

– Кто ты?! Выйди! Покажись! Зачем ты говоришь голосом моей жены?! Ну же, явись! Я не боюсь тебя!

Разум понимал, что я кричу зря. Однако не всегда человек поступает разумно, и это отличает его от бездушной твари. Поэтому всё, что я мог, – это кричать. Я угрожал и злился, боялся и потрясал оружием, но с тропы при этом не сошёл, и это было моим спасением.

Женский голос смолк, а я не знал, сколько прошло времени – пять минут или несколько часов. Это было не важно, и, как только морок прекратил психологическую атаку, я продолжил путь, не повернул назад, а двинулся вперёд.

Ещё пара десятков шагов пройдена – и снова голоса.

– Лейтенант, прикрой! – бьёт по ушам громкий окрик старшего разведчика-пулемётчика Сидора, который погиб на Кавказе.

– Вспышка слева! – вторит ему мой инструктор по стрелковой подготовке из училища.

– Соколов, к доске! – строго произносит классный руководитель.

Голоса менялись, и я слышал всех, кого когда-то знал и перед кем испытывал хотя бы малейшее чувство вины, и избавиться от навязчивого морока не было никакой возможности. Даже уши затыкал. Но куда там! Возгласы, команды и панические окрики били в самое сердце и отзывались в нём желанием кинуться на помощь людям, чьи лица услужливая память воскрешала передо мной. Но хуже всего пришлось, когда я услышал голоса своих погибших детей.

– Папа! Папочка! Нам холодно! Мы замерзаем! Здесь страшно и темно! Где ты?!

Слышать эти жалобные детские голоса, которые я никогда не забывал, было мукой, какую даже самому заклятому врагу не пожелаю. Поэтому я был на волоске от безумного поступка. Но я выдержал, не поддался мороку. Кстати, живойт помогал. Лишь только я отклонялся от намеченного маршрута, как он издавал резкий посвист, и это немного приводило меня в чувство. Так вот я и шёл. Змей свистел, душа разрывалась на части, а ноги упрямо, метр за метром, преодолевали расстояние, и наконец справа от меня оказался следующий путевой знак, такой же камень, как и в избушке Всеслава, но узоры другие. Голоса смолкли, а я без колебаний приложил руку к валуну и через боль, которая вновь затмила разум, вышел в мир Яви.

В этот раз переход произошёл чуточку легче, и я восстановился быстрее. А когда смог оглядеться, то обнаружил, что с тыла валун, а я нахожусь в сухом подвале, в коем не так давно были люди, ибо на стоящих вдоль стен бочонках находилась ещё теплая свеча, а в воздухе витала смесь запахов пота, воска и пыли. В общем, помещение рабочее. Но вот вопрос: а где оно находится? Пока не добудешь языка и не присмотришься к обстановке, не разберёшься. Поэтому, поднявшись по узкой лесенке, я толкнулся в широкий лаз под потолком.

Дух-х! – крышка дёрнулась, но не поднялась, ибо наверху был прочный запор.

Ладно. Я спустился обратно и приступил к осмотру. Бочки, как правило, стандартные, примерно по пятьдесят литров каждая, в них залито какое-то душистое масло. Значит, это хозяйственное помещение. Однако ответа на мой вопрос, где же я нахожусь, как не было, так и нет. И тогда я решил в щель между крышкой лаза и полом выпустить живойта, дабы он осмотрелся. Только сделать это не успел.

Наверху заговорили люди. Я замер без движения и прислушался к их разговору.

– Ты точно слышал шум? – спросил мужик, судя по густому басу, тучный человек в возрасте, с одышкой.

– Да-да, – ответил ему молодой звонкий голосок. – Крышка лаза сильно дёрнулась. Наверное, это чёрт.

– Один раз крышка вздрогнула?

– Да.

– А точно в подвале больше никого не было, когда ты уходил?

– Отец Николай, вроде бы никого за спиной не оставил. Масло взял, как отец Никодим велел, запор накинул и выскочил. Но темно ведь было и страшно.

Молчание, а затем удар по люку, и тот, кого молодой называл отцом Николаем, воскликнул:

– Кто ты?! Именем Господа отвечай! Сатана?!

«Кажется, я где-то в монастыре, – подумал я. – Но это и неудивительно. Ведь я уже отмечал, что точки перехода, как и любые иные точки силы и намоленные места, привлекательны для постройки храмов. Ну а коли так, то надо или уходить, или хитрить и добывать информацию. Пока опасности нет, значит, следует разобраться, где я и что со мной. Опять же не факт, что портал сработает. Вдруг он по какому-то графику включается? Я ведь этого пока не знаю».

– Это я, Иван.

Мой голос был глух и неразборчив. Имя назвал самое распространённое, и, если храм, куда меня выкинуло, большой, наверняка в нём отыщется парочка Иванов.

– А что ты там делаешь? – Священнослужитель, эмоции которого я смог уловить, несколько расслабился.

– За маслом спустился, а потом меня случайно закрыли. Крикнул вслед, да меня не услышали, охрип, что ли.

Бац! – отец Николай дал молодому пареньку, который его привёл к подвалу, затрещину и сказал:

– Дурачина и раззява. Что же ты Ивана закрыл? Открывай болезного быстрее.

– Понял.

Мальчишка откинул в сторону запор, а отец Николай сошёл с люка, и я рванулся из ловушки. Крышка откинулась, и я выскочил наверх. Передо мной двое. Полный бородатый брюнет с упитанным лицом и в чёрном подряснике, а рядом худой паренёк, кожа да кости, в латаной длиннополой рубахе.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27