Василий Сахаров.

Тропы Трояна



скачать книгу бесплатно

– Красивая столица у русских.

– Да, – едва кивнул Зальх.

– Жаль только, что здесь схизматики живут. – Винер искоса посмотрел на Зальха и добавил: – Но это ничего. Придёт наш час, и мы обратим этих тёмных людишек в истинную веру или уничтожим их.

– Это будет не при нашей жизни, – произнёс Седрик.

– Согласен. – Рыцарь улыбнулся краешком губ, проводил долгим взглядом молодую красивую киевлянку, которая прошла по улице мимо латинян, вновь стал серьёзным и спросил Зальха: – Что дальше, командир?

– Нас ожидает Новгород, Лотар. Ромеи со дня на день дожмут местного царька Изяслава, и он выпустит на свободу епископа Нифонта и его людей. Вот с ними-то мы и отправимся на север, где займёмся настоящим делом.

Винер замолчал и тяжко вздохнул:

– Как же мне не хватает святого Бернара! Он погиб, и без его мудрости, уверенности и понимания из моей души словно вынули важный кусочек. Теперь там пустота, и она не может быть ничем заполнена. Нет радости и нет света, и вера моя заметно пошатнулась. Ведь Бернар должен был победить! Однако тёмные силы оказались сильнее. Как так, Седрик? За что Господь забирает лучших из нас, а грешники, язычники, сатанисты и схизматики бродят по земле, дышат воздухом, едят, спят и размножаются? Ответь мне, брат-рыцарь.

Зальх чувствовал то же самое, что и Винер. Но он был командиром и не мог показать свою слабость. Поэтому ответил сдержанно и без эмоций:

– Господь велик в мудрости своей, Лотар. Он постоянно испытывает нас, а значит, смерть великого человека и подвижника – это очередное испытание нашей верности. Наверняка Бернар сейчас подле Господа и наблюдает за нами, и он гордится своими паладинами, которые являют миру пример стойкости и покоряются воле папского престола. Смирение – вот одна из главных добродетелей настоящего воина Господа, и мы идём по тому пути, который нам уготован.

– Ты, конечно, прав, Седрик. Но всё же мне не по себе.

– Всем нам тяжело, брат. – Зальх положил ладонь на плечо Винера и кивнул в сторону постоялого двора, где паладины остановились вместе с ромеями: – Идём.

И два паладина направились вниз по улице…

Вечер прошёл как обычно. Паладины были немногословны, поужинали, помолились и отправились на покой, в свои комнаты на втором этаже постоялого двора, который принадлежал одному из греческих купцов и являлся штаб-квартирой ромейской разведки в Киеве. Рыцари ушли, а Седрик немного задержался и пообщался с пресвитером Исааком, который подтвердил, что вскоре великий князь Изяслав выпустит епископа Нифонта. Потом он поднялся к себе, вошёл в узкую одноместную каморку, зажёг свечу и разделся. Затем повесил на стену подаренное ему папским легатом медное распятье, опустился перед ним на колени, сложил на уровне груди ладони и привычно зашептал молитву:

– Огради меня, Господи, силою животворящего креста Твоего и сохрани меня в эту ночь от всякого зла. В руки Твои, Господи, Иисусе Христе, Боже мой, предаю дух мой. Ты же благослови меня и помилуй и жизнь вечную даруй мне.

Аминь.

Всё как обычно. Слова молитвы перед сном прозвучали, и Зальх хотел подняться. Однако в этот момент он почувствовал, как остатки волос на его обожжённой голове, эти жалкие клочки, начинают шевелиться, а внутри его, в районе солнечного сплетения, образуется тяжёлый комок, который не даёт ему встать. Все мышцы тела свела судорога, и ладони прилипли друг к другу. Взгляд был направлен на крест, и отвести его в сторону невозможно.

«Господи, что со мной?!» – мысленно воскликнул рыцарь и дёрнулся, только ноги, как и всё тело, не слушались его. А затем произошло чудо.

Деревянная стена расплылась перед взором паладина, и в ней образовался круг, размером с человеческую голову. Это пространство было заполнено непонятным вязким туманом и вскоре стало обретать черты лица. Миг. Другой. И Зальх узнал того, кто предстал пред ним.

– Учитель, ты не покинул нас! – вытолкнуло из себя пересохшее горло Седрика, который увидел перед собой Бернара из Клерво.

Лицо умершего аббата было таким, каким рыцарь его запомнил, задумчивым и сосредоточенным. А прежде чем Зальх успел спросить посланца высших сил (никем иным призрак быть не мог), что он может сделать для торжества истинной веры, Бернар сказал:

– Зальх, ты не выполнил своё предназначение, и потому я здесь.

Губы Бернара шевелились, но голоса рыцарь не услышал – слова прозвучали в его голове, и Седрик воскликнул:

– Что я не сделал, учитель?! Скажи мне! Молю тебя! Ответь!

– Ты не убил богомерзкого ведуна Вадима Сокола, и это послужило причиной моей гибели. Значит, ты причастен к этому, Седрик.

– Прости меня, учитель! – На глаза паладина навернулись крупные слёзы. – Я не смог…

– Молчи и слушай меня, фон Зальх, – оборвал призрак оправдания Седрика, и рыцарь, сомкнув губы, поклонился вестнику Господа, а Бернар продолжил: – Времени мало. Мне трудно находиться в реальном мире, который погряз во грехах и ждёт Страшного суда, а потому запоминай с одного раза. Вскоре этот колдун окажется в Киеве, и вам, моим паладинам, необходимо отыскать его и уничтожить. Любой ценой. Но не вздумайте кидаться в драку сразу. Выждите удобный момент, найдите слабое место проклятого язычника, обретите союзников и нанесите свой смертельный удар. Такова воля Господа, Зальх, и если ты оплошаешь, то гореть тебе в геенне огненной.

– Я всё понял, учитель.

Хлоп! Рыцарь моргнул и обнаружил, что стена вновь стала прежней. Деревянная поверхность, и на ней распятие. Никаких признаков тумана и ничего необычного. И только горячие слёзы раскаяния, которые текли по горелым щекам Зальха, были свидетельством того, что видение ему не померещилось и он снова разговаривал со святым Бернаром.

Глава 5

Полоцкое княжество. Лето 6656 от С. М. З. Х.


Я посмотрел на Хорояра Вепря, одного из варягов охранного десятка, который возглавил моих телохранителей вместо оставшегося в Рароге вагра Немого. Он бесшумно вынырнул из темноты, остановился рядом, и я спросил его:

– Что в деревне?

– Тихо, – ответил воин. – Нас никто не видел, и суеты никакой нет.

– Хорошо. Ждём дозорного от дороги и, если там чисто, выходим.

Варяг кивнул и отошёл в сторону, к своим подчинённым, а я вновь лёг на конскую попону и прикрыл глаза.

Ночь. До рассвета ещё примерно час. Слева от нашей тихой, неприметной лесной стоянки Западная Двина, которая несёт свои воды в Венедское море, и деревушка Волчья Тропа, небольшое поселение с полусотней жителей. Справа – покрытое лесом болото, в глубине которого находится схрон Всеслава Брячиславича и его тайное капище. А позади – тракт и город Полоцк, где сидит зять киевского правителя Изяслава Мстиславича князь Рогволд Борисович, не сын покойного Василька Святославича, а представитель другой ветки полоцких Рюриковичей.

Вокруг тишина, всё спокойно, даже птицы не поют, что весьма необычно. Но меня это не пугает, а раз так, то с первыми солнечными лучами, которые упадут на землю, моя группа начнёт движение, и я уверен, что серьёзных проблем не возникнет. Ведь наше путешествие по землям кривичей (крывычей) было лёгким и, можно сказать, приятным, а это добрый знак. Дорога сама стелилась под копыта лошадей, и нами никто особо не интересовался. Ну, едут воины, по виду наёмники, каких сейчас на Руси много, не шалят, оружием не бряцают, никого не грабят и дорожные сборы платят исправно. Вот и ладно. Правда, в Витебске (местное самоназвание Вицебск) городской наместник настоял, чтобы мы заехали к нему в гости. Ради этого пришлось немного изменить маршрут и перебираться на левый берег Двины, при этом варяги были готовы к драке, мало ли что. Однако всё обошлось. Наместник предложил остаться у него на службе, но я ответил, что мы хотим встать под руку князя Рогволда, а значит, должны ехать дальше, в Полоцк. Такой ответ его удовлетворил.

После встречи с хозяином Витебска мы продолжили своё путешествие вниз по течению реки. Благо вдоль берегов проложены дороги и стоит немало деревень. Поэтому лошадей мы не утомляли, и я мог вблизи посмотреть, как и чем живут местные жители, которые мне понравились. А объяснялась моя симпатия тем, что в большинстве своём потомки кривичей спокойные и уравновешенные люди, до сих пор язычники. Они почитают священные дубы Волаты и намоленные чародейские камни Дзеды, делают подношения лесным девам-дзяучонкам, держат в домах змей-живойтов, уважают волхвов-святаров, коих я не видел, но постоянно чувствовал, и стараются жить в мире с природой. И она, наша мать, им помогает. А полоцкие священнослужители с этим двоеверием мирятся, ибо болот вокруг и глухих лесов много, и немало последователей Христа сгинуло в топях без всякого следа. Вот и выходит, что срабатывает принцип отбора. Кто крестом трясёт и проповеди гневные произносит, тот долго не живёт, ибо с ним происходит несчастный случай. А понимающие люди сидят в храмах и занимаются своими делами, отпевают умерших, говорят о добре, учат детей, и этого им хватает.

Наконец мой небольшой отряд, обойдя Полоцк, вышел на место между болотами и рекой. Варяги готовы пойти за мной куда угодно, хоть в пекло, хоть в болото. Настроение у всех бодрое, и я не исключение. Подремал, перекусил – и готов к подвигу. Дурных предчувствий нет, хотя пару раз я пожалел, что не взял с собой сапсанов, которые могли оглядеть окрестности с высоты и сориентировать меня на схрон. А потом я подумал, что всё сделал правильно. Соколы – птицы дорогие, а я нахожусь в образе простого солдата удачи, который ищет непыльную работёнку, и мне они по чину не положены. Хотя можно было их спрятать. Но в рюкзаке птиц долго возить нельзя, им свежий воздух нужен. Так что сожаление пришло и ушло, и я в норме.

Чу! Внимание! Из леса приближается человек, и я просканировал окрестности. Всё в норме, и, если судить по эмоциям, это второй разведчик, который следил за дорогой. Мы его ждали, поэтому беспокоиться не о чем. Однако он был чем-то сильно встревожен, а значит, увидел нечто странное или подозрительное. Может, варяг заметил дружинников князя, которые обнаружили наши следы и двинулись за отрядом? Хотя шли мы по лесу осторожно, ведь за плечами немалый опыт партизанской войны. И, вероятно, рядом крутятся местные священнослужители, которыми командует епископ Козьма, коего по настоянию ромейского императора привёз с собой на Русь князь Василько Святославич? Тоже вариант. А если нет, то что тогда? Не знаю, и гадать бесполезно. Поэтому следовало дождаться появления воина и услышать его доклад.

Хрясь! – рядом хрустнула сухая ветка, и на небольшой полянке появился варяг, окинул стоянку взглядом и облегчённо выдохнул, а затем быстрым шагом подошёл ко мне.

– Что на дороге? – задал я ему вопрос.

– На тракте чисто. Но… – Он замялся, и я поторопил его:

– Не жмись, говори, что не так.

– Вождь, – бывалый вояка, прошедший десятки горячих схваток с врагами и переживший войну с крестоносцами, кинул опасливый взгляд на лес, – рядом кто-то есть. Я сидел у дороги и ощущал на своей спине чей-то взгляд.

– Взгляд был враждебным?

Варяг пожал плечами:

– Не могу сказать, вроде бы нет.

– Ясно. Отдохни. Скоро выходим.

Я снова остался один и попробовал найти объяснение беспокойству воина. Однако на ум ничего не пришло. Вот разве только за нами присматривают лесные девы, которых считают воспитанницами леших и засевших в самых дремучих дебрях непримиримых святаров… Это запросто, так как место рядом непростое, за ним в любом случае кто-то должен присматривать. А поскольку тайных агентов церкви или княжеских егерей не наблюдалось, то это могут быть местные волхвы или дзяучонки. Опасно ли это? Вряд ли, но, если к нам кто полезет, того мечами встретим, а ежели с добром подойдут или ограничатся простым наблюдением, то и мы никому зла не причиним.

Тем временем полянку озарил солнечный свет. Наступил рассвет, пора выходить.

Я встал. Воины стянулись ко мне полукругом, и я заговорил:

– Значит, так. Здесь остаются три человека. На них забота о лошадях. Сидеть тихо и не шуметь, и тогда нас не приметят, потому что местные жители сюда не ходят. Остальные идут со мной в болото. Если какой-то непорядок, беспокойство накроет или морок объявится, вернётесь обратно, а я пойду один. Ждать меня три дня и три ночи. Постараюсь управиться с делами пораньше, но может сложиться так, что я задержусь. Тогда меня не ждите. Уходите на соединение с Ратмировичем и Берладником, они знают, что дальше делать.

Воины молчали. Они были не согласны с моим приказом, ибо не привыкли бросать своих, и общее мнение высказал Хорояр Вепрь:

– Вадим, ты не прав. Мы не оставим тебя.

– Ты желаешь оспорить приказ? – В моём голосе появились жёсткие командные нотки.

– Нет. – Хорояр покачал головой. – Однако…

– Тогда выполни, что я тебе сказал. Три дня и три ночи, а потом уйдёте.

– А ты?

– Я не пропаду. Не за смертью в эти края пришёл, а дабы знания получить. Понятно?

– Да.

– Тогда собираемся и выходим.

Стоянка осталась позади. На плечах рюкзак, а на теле заправленная в высокие сапоги брезентовая горка. Левая рука свободна, правая сжимает длинную ровную палку. Под ногами еле заметная тропка, которая петляет по болоту, воздух наполнен запахами гнили и мокрых трав. Прошли примерно двести метров. Затем ещё сотню и ещё столько же. Вокруг глухая тишина, которую нарушает только шум наших шагов, звяканье оружия и тихие голоса варягов.

Если мой расчёт верен, вскоре начнётся испытание. Группа войдёт в защитную зону, которая окружает тайник, и какие сюрпризы нас ожидают, я могу только догадываться. Впрочем, и так всё понятно. Страх, видения, галлюцинации, резкое ухудшение самочувствия и провокация на неадекватные поступки. Мощные ведуны окружают свои схроны и лёжки именно таким набором, и Всеслав Брячиславич, если верить князю Василько, ничего нового не придумывал.

Словно вторя моим мыслям, раздался громкий вскрик одного из варягов:

– Смотрите!

Правая ладонь машинально перекинула палку-слегу в левую руку и схватилась за рукоять меча, и я резко оглянулся. Варяг смотрел в сторону покрытой редкими и чахлыми деревьями трясины, и в его глазах был неподдельный ужас.

– Что там?! – окликнул я воина.

– Бушуй, побратим мой! К себе зовёт! Это же он, разве вы не видите?! Вон он, мёртвый, с развороченной грудью, мне рукой машет!

– Это видение, ведь он погиб, когда мы на Лабе с германцами прошлой осенью сцепились, – попытался образумить одурманенного варяга Хорояр.

– Зн-н-наю. – Слегка посиневшие губы воина подрагивали. – Но вот же он стоит! Эй, Бушуй! Иди к нам!

Разумеется, мы никого не видели. Бушуй, по прозвищу Осина, был хорошим бойцом, и я его помнил: крепкий рубака и отчаянный человек. Но он погиб, я сам видел, как конный рыцарь насадил тело воина на копьё. Следовательно, перед его побратимом морок.

– Бушуй! – снова воскликнул варяг и махнул рукой. – Я сейчас! Держись, брат!

Выкрикнув это, воин бросился в трясину. Однако его соседи справа и слева были начеку и поймали товарища, сбили варяга в грязь и скрутили. Но лишь только они его повязали, как морок накрыл другого воина, и он молча, словно так и надо, не говоря ни слова, шагнул в болото и моментально провалился по пояс. Слава светлым богам, морок действовал не на всех, по крайней мере, пока, и этого тоже вытащили. После чего, оглядев своих грязных и напуганных бойцов, которые не боялись реального противника, но тушевались перед призраками, я решил, что, пока защита потайного места не накрыла всю группу, воинам надо уходить, и отдал Хорояру приказ вернуться на стоянку.

В этот раз командир телохранителей не спорил. Он кивнул, воткнул в тропу свою слегу, как знак, обозначающий границу, и повёл варягов обратно на сушу. А я, проводив их взглядом, продолжил свой путь к намеченной цели.

Под сапогами хлюпает жижа, и я иду осторожно. Шаг. Другой. Третий. Остановка. Палка бьёт по тропе, и опять мелкими шажками вперёд. Никаких миражей я не вижу, и призраков нет, видимо, защита меня пропускает. Однако появилось ощущение, будто на меня кто-то смотрит. Попробовал нащупать наблюдателя своей ведовской сутью, но неудачно. Ничего. Ровный фон – ни зверья, ни тем более людей. Да и ладно, желает кто-то на меня смотреть, его дело, а я иду дальше.

Еще сотня метров позади, и прямо передо мной появился островок, такой чистенький и ухоженный, что это сразу бросается в глаза. Деревья, древние могучие ясени и дубы, словно аллея, высажены вдоль тропинки, а рядом в болото стекает ручей с чистой и прозрачной водой. Очередной морок? Не похоже. Значит, скорее всего, это место, где находится святилище. Я близок к цели. Ура-ура! Глядишь, уже вечером вернусь к своим варягам. Однако загадывать наперёд не стоит.

Очередной шажок, и в этот момент над тропой с посвистом «фить-фьюить!» пролетело что-то продолговатое, словно арбалетный болт, и упало рядом со мной.

«Что за хрень?!» – мысленно воскликнул я, и в руке оказался меч. Но биться было не с кем. Снова послышался посвист, и я, опустив взгляд, обнаружил на тропе живойта, крупного ужа с блестящей гладкой кожей и красным гребешком на голове. Змейка замерла, она не шевелилась и, подняв мордочку, как мне показалось, с любопытством смотрела на меня. И если раньше я не обратил бы на ужа никакого внимания и просто отбросил бы его прочь со своего пути, то сейчас попробовал вступить с ним в контакт. Ведь за плечами есть опыт общения с сапсанами и Змиуланом, тоже змеем, хоть и демоном. Кстати, если верить древним легендам, Змиулан из этих самых мест, а живойты – его дальние родичи.

Спокойствие. Ровное дыхание. Тело расслаблено, и веки полуприкрыты. Часть души высвобождается и, подобно облачку, отделяясь от меня, летит к голове живойта. На миг в глазах темнеет, и всё получается! Есть контакт! Ай да молодец ведун Вадим! Не зря учился и кое-что усвоил.

Я моргнул и обнаружил, что смотрю на себя со стороны, глазами змея, и это очень непривычно, поскольку всё искажено и видится очень мутно. Но это не важно. Главное – пролистнуть воспоминания ужа и понять, почему он преградил мне путь, и это получается легко и свободно. Живойт молод, ему не более месяца, но он уже кое-что видел, в частности святилище Брячиславича, которое находится за аллеей, и лесных дев, двух молодых светловолосых девушек в мужицких штанах и рубахах, которые прямо сейчас, сжимая в руках короткие сулицы, наблюдали за мной из зелёных дубовых крон. А привлёк я внимание живойта своим запахом. От меня, оказывается, до сих пор исходит запах Змиулана, который не чувствуют люди, а для ужа это знак высшего существа-прародителя. Правда, живойт этого не понимал, ибо разума у него, по меркам человека, не было. Но ему он и не нужен, ибо есть инстинкты.

Всё! Хватит! Я вернул часть себя обратно в родное тело и краешком глаза посмотрел на деревья, где в густой листве находились лесные девы. Что им нужно и как они отреагируют на моё появление, неизвестно. Однако возвращаться назад с пустыми руками я не намерен, впрочем, воевать с девчонками, которые мне не враги, тоже не хотелось. Значит, пока я их не вижу и не замечаю, агрессии не проявляю и делаю вид, что так и надо. Решено. Именно так и поступлю. Вот только ужика с собой заберу, полезный помощник. Разум с ним сливается легко, и он может пролезть в любую щель, так что пригодится.

Наклонившись, я протянул живойту руку. Змейка подползла поближе, её раздвоенный язычок прошёлся по моей коже, а затем она скользнула по руке вверх, переместилась на предплечье и замерла. Несколько секунд она сохраняла неподвижность, а потом спустилась в боковой карман куртки. Молодец. Грамотная змейка. Залезла, как она считает, в нору, и теперь будет отдыхать. А надолго она со мной или нет, время покажет. Захочет, уползёт, а нет – пусть остаётся, одним разведчиком у меня больше.

До островка оставалось всего ничего, метров сорок, и это расстояние я преодолел быстро. Здесь опять остановился, замер под деревьями так, чтобы лесные подруги не могли меня задеть своими дротиками, если у них появится такое желание, и попытался прощупать их эмоции. Однако ничего не вышло. Опять ноль, фон чист, ни единого живого существа, и непонятно, то ли это зависит от места, в котором я оказался, то ли от самих лесных дев. Ладно, разберусь с этим вопросом попозже.

Я двинулся дальше по тропе и миновал зону возможного обстрела сулицами. Девушки себя не выдали, ни один лист не дрогнул, а я вышел на чистое пространство, где мне открылась покрытая невысокой травкой поляна, которая со всех сторон окружена деревьями. Из-под земли рядом с тропой бьёт родник, а в нескольких шагах от меня нечто непонятное: обложенный невысокими камнями круг, а в центре его покосившаяся избушка с резной волчьей головой над входом и ровной односкатной крышей без дымохода. И не жильё, ибо нет амбаров и отсутствует печная труба, хотя можно и через дверь дым выводить, и не зимовье, и не сторожка. Но и не капище, поскольку нет идола и отсутствует алтарь. Странно это, но сие не проблема, я и не такое видел.

Оглянувшись и не заметив опасности, вошёл в ограду из камней, а затем в избушку. Людей внутри, само собой, не было, очага тоже и никакой мебели. Зато возле стены обнаружился окованный стальными полосами сундук с навесным железным замком (по нынешним временам очень дорогая вещь), а напротив него – врытый в земляной пол большой валун. Тянуть время смысла не было, и, обойдя вокруг избу-времянку, я скинул рюкзак с продовольствием, водой и вещами и приступил к делу. И начал с ревизии того, что имеется.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27