Василий Сахаров.

Тропы Трояна



скачать книгу бесплатно

Серия «Наши там» выпускается с 2010 года


© Сахаров В. И., 2016

© Художественное оформление серии, «Центрполиграф», 2016

© «Центрполиграф», 2016

* * *

Предисловие

Никогда до этого произведения я не писал предисловий. Но в этот раз это придётся сделать, дабы сразу снять ненужные вопросы и ограничить споры. Однако прежде всего напоминаю, что я не профессиональный историк, а любитель древностей и сочинитель, который в своё удовольствие пишет фантастику, фэнтези, а также, по мере сил и интереса, выстраивает альтернативы.

Итак, для начала давайте рассмотрим, что же такое тропы Трояна и кто таков сам Троян? Вариантов достаточно много. Но чтобы быть кратким и не утомлять читателей, которые могут разобраться в теме самостоятельно, надо рассмотреть основные.

Номер 1.

Тропа Трояна – это тракт, сродни Великому шёлковому пути, который пролегал по Италии, Балканам, Малой Азии, Днепру, Кавказу и Дикому полю. А сам Троян – это некий мифический славянский царь, который правил великой державой и являлся одним из столпов древней працивилизации.

Номер 2.

Тропа Трояна – это монумент, который установил римский император Траян на Балканском хребте в ознаменование своей победы над даками. И эта теория поддерживается теми, кто считает, что Рим и восточные славяне тесно сотрудничали и, возможно, даже были единым народом.

Номер 3.

Тропа Трояна – это дорога, которая шла вдоль Трояновых валов, они же Змиевы, на Поднепровье. Данные валы не выдумка, они воздвигались на границе степных и лесостепных просторов. Поэтому любой желающий может увидеть их фотографии в Сети и даже посетить. А поскольку вдоль этих валов должны были постоянно двигаться патрульные отряды и какие-то обозы, то дорога в любом случае имелась.

Номер 4.

Тропа Трояна – это путь самосовершенствования, идя по которому человек в состоянии достичь уровня бога или хотя бы приблизиться к нему.

Номер 5.

Тропа Трояна – это всего лишь красивая поэтическая метафора из «Слова о полку Игореве». Века Трояновы, соответственно, период расцвета язычества. А земля Троянова конечно же Киевское княжество и земли восточных славян.

Таковы основные гипотезы. Однако у меня имеется собственное мнение, которое базируется не только на «Слове о полку Игореве» и древних славянских преданиях, но и на логике. Если лезть в дебри, то можно написать отдельную книгу, большую и толстую, с картинками, схемами и многостраничными цитатами из самых разных текстов. Но кто её станет читать? Не очень много людей. Да и мне это скучно. Так что излагаю суть.

Согласно легендам о князе Трояне, которого некоторые считают богом, выходит, что он потомок Триглава. Трёхликий Триглав богом был достаточно жёстким и своенравным, но полезным для людей, ибо отвечал за ПРОСТРАНСТВО и ВРЕМЯ. Троян, точно так же как и его небесный предок, выходил к людям только ночами и не любил солнечный свет.

Ну и, кроме того, он мог легко преодолевать огромные расстояния. Поэтому, лично для меня, логично предположить, что славянский князь и потомок бога мог использовать некую транспортную систему предков. И что же это за система? Да просто всё. Это телепорты. Ведь как-то князь-чародей Всеслав Брячиславич за один только день добирался из Киева в Полоцк? И это уже не легенды говорят, а летописи, в коих вновь всплывает тропа Трояна, которая тесно сплетается с именем легендарного полоцкого князя. Кроме того, в истории, которую мы знаем, неоднократно отмечались случаи, когда люди входили в какое-то место, а появлялись за тысячи километров от него и не понимали, как это произошло. Конечно, возможно, всё проще, и это всего лишь какие-то природные аномалии. Но если древние люди знали об этом, то могли использовать их в своих интересах.

Вот такой расклад, который, как мне кажется, нормально ляжет в основу моего очередного фантастического романа с элементами альтернативы.

Пролог

Константинополь. Весна 1148 от Р. Х.


Покрытая сухой старческой кожей рука приподняла с шахматной доски пешку и передвинула её на одну клетку вперёд. После чего игрок, седой бородатый мужчина в чёрном подряснике священнослужителя и с массивным золотым крестом на груди, посмотрел на своего оппонента, который пригласил его в свой дворец.

Этого священнослужителя звали Николай Музалон, и вот уже полгода, с подачи императора, он был патриархом всех восточных христиан. А смотрел он на своего государя и покровителя, русоволосого, но смуглого, словно азиат, Мануила Комнина, который недавно перевалил рубеж в тридцать лет и был вдвое моложе Николая Четвёртого. Что, впрочем, не мешало ему обращаться к патриарху по-свойски, поскольку они были знакомы давно и делали общее дело, старались возвысить Восточную Римскую империю, сдерживали натиск мусульман и расширяли влияние ортодоксального христианства на соседние государства.

Император не любил спешки в игре, во время которой часто разговаривал с близкими людьми о делах государства. Вот и сейчас повелитель империи не торопился, а поймал взгляд патриарха, дождался, пока он опустит глаза, и сказал:

– С границы сообщают, что вскоре в Константинополь прибудет посольство германцев. А ещё моя супруга Берта Зульцбах получила письма от своих родственников из Германии. И они пишут, что в Священной Римской империи смута. После смерти Конрада Третьего и разгрома крестоносцев все, кто сохранил хотя бы какое-то количество воинов, сцепились в драке за потерявшие владетелей земли. А молодому королю Генриху Беренгару не хватает сил, чтобы обуздать своих вассалов.

Патриарх медленно кивнул:

– Мои источники подтверждают это. Однако Генрих справится. Не сам, конечно, потому что он ещё мальчишка. Но рядом с ним дядя, Фридрих Одноглазый, который поможет племяннику.

– Ну да, конечно. Но это лишь в том случае, если по германцам не ударят соседи.

– Франки и венгры?

– Они самые.

– Эти могут. Однако нужно ли нам это?

– Не думаю. – Император сделал ответный ход. – На короля Людовика Седьмого нам надавить нечем, а вот венгры хоть и не любят нас, но к моему и твоему мнению прислушиваются. Поэтому мы с тобой, Николай, должны употребить всё своё влияние, чтобы они не напали на германцев.

– Это будет сложно сделать, ведь угры – вассалы империи лишь номинально. Хотя ваша матушка была дочерью их короля, а нынешний государь венгров вам родственник. Да и влияние нашей церкви на них не так велико, как бы нам того хотелось.

– И всё же нам нужно нацелить венгров на другое направление.

– А куда?

– На Балканы, где с их помощью мы сможем раздвинуть границы империи. Уграм, конечно, тоже кое-что перепадёт, но главные завоевания будут нашими.

– Со своей стороны я постараюсь сделать всё, что только возможно.

– Хорошо. – Мануил проследил за ответным ходом патриарха и вздохнул: – Знаешь, Николай, чем больше я размышляю над тем, что произошло на севере, тем больше радуюсь разгрому католиков.

– Почему? – Патриарх, который знал Мануила с самой ранней его юности, когда он был всего лишь четвёртым наследником императора Иоанна, не удивился его словам.

– Думаю, что, если бы крестоносцы двинулись в Святую землю через наши владения, нам пришлось бы встать на их сторону и это вызвало бы объединение мусульман. Наверняка на востоке провозгласили бы «священную войну» против неверных, и полчища последователей пророка, забыв обо всех своих разногласиях, накинулись бы на христиан. Ну а так пока всё неплохо. Краса ислама и покоритель Эдессы атабек Имад ад-дин Зенги убит собственным слугой, коему он пригрозил смертной казнью. Поэтому его потомки делят наследство, а натиск на Иерусалимское королевство и Антиохию ослаб. Наши союзники Данишмендиды, что Ягы-басан, что Айе ал-Дин, по-прежнему ищут нашей дружбы и точат клинки на султана сельджуков Масуда. И всё это в то время, когда брат султана Арап находится в Константинополе и собирает для похода в Иконию наёмные войска. В Киликии мелкие эмиры грызутся за крохотные клочки земли. Крестоносцы боятся Зенгидов и не наступают на нас, хотя не так давно князь Раймундо Антиохийский отобрал у меня несколько пограничных замков, и пришлось высылать против него серьёзный флот. А король Сицилии Рожер Второй, который собирался атаковать наши владения в Далмации, Иллирии и Южной Греции, по слову папы римского, послал своих воинов в Испанию и Святую землю. Вот и получается, что разгром Крестового похода для нашей империи благо. Мы сберегли своих воинов, не потратились на содержание крестоносцев и не разрушили выгодные союзы с мусульманами.

– Да, – согласился с Мануилом патриарх. – Однако проблем всё равно хватает.

– Само собой, – кивнул император. – Идеал недостижим. Вот если бы нам удалось договориться с папой об унии двух церквей, Восточной и Западной, тогда да, можно было бы сказать, что Бог присматривает за нами и помогает своим верным последователям.

– Не богохульствуй, – нахмурился Николай.

– Ладно. – Император еле заметно усмехнулся. – Но хотелось бы знать твоё мнение о возможности договориться с Римом.

– Папы никогда не пойдут на такой шаг.

– Почему?

– Ты требуешь слишком большой светской власти, словно древний римский император, и над Востоком, и над Западом, а католикам это не нужно, ибо сильная власть опасна для церкви. Кхе-кхе! – Музалон закашлялся. – Я тому пример. Ты захотел и сделал меня патриархом, а пожелаешь, сможешь изъять у церкви все её богатства. Так уже случалось при прежних императорах, хотя бы Никифора Фоку вспомнить. Да и твои законы об ограничении количества земель, какими может владеть церковь, свидетельствуют против тебя. А захотят ли кардиналы, аббаты и сам папа римский находиться в подчинении светской власти? Конечно же нет.

– А если я умерю свои аппетиты и дам церкви послабления?

– Вряд ли это поможет. Ведь католики тоже не простаки и желают заполучить жирный кусок. Они требуют власти над всеми христианами, а это уже не подходит нам, ибо слишком велики различия между двумя ветвями христианства, и мы, ортодоксы, не желаем, чтобы нами руководили из Рима. Впрочем, зачем я тебе это говорю? Ты и без меня всё прекрасно знаешь и понимаешь.

– Всё так. Однако я не теряю надежду, что когда-нибудь мы вновь объединимся. – Мануил помолчал, тяжко вздохнул и спросил Николая: – А что у нас с Русью? Я слышал, у нашей церкви возникло некоторое недопонимание с новым великим князем. Это верно?

– Да, государь. Власть в Киеве захватил переяславский владетель Изяслав Мстиславич, и он, воспользовавшись тем, что после низложения Козьмы Аттика в Константинополе девять месяцев не было патриарха, протолкнул на пост митрополита своего человека.

– Надо же, – по губам императора пробежала улыбка, – он поступил так же, как и я, молодец. Жаль только, что он не на нашей стороне.

– Это прискорбно. Однако наше присутствие на Руси всё же весьма ощутимо влияет на политику русских, и церковь рано или поздно, но вернёт всё на круги своя.

– Ты уверен в этом?

– Более чем.

– Помощь понадобится?

– Как всегда, людей не хватает.

– Ты их получишь, и разберись с этим поскорее, ибо Русь для нас очень важна.

Патриарх всё понимал и беспокойство императора разделял. Утратить влияние на богатые и многолюдные русские княжества, которые обеспечивали империю дешёвыми товарами и мехами, наёмными воинами и паломниками, а помимо того часто прикрывали ромеев от набегов дикарей-половцев, было бы сильным ударом. Допустить этого нельзя, но и действовать наобум тоже не следовало. Особенно после того, как венеды, коим помогали новгородцы, смогли остановить западных крестоносцев.

Тем временем император передвинул очередную фигурку, всадника на коне, и произнёс:

– Тебе шах, Николай.

Музалон посмотрел на доску и понял, что партия проиграна. Его король оказался в ловушке.

– Признаю свой проигрыш.

– Вот то-то же. – Довольный собой Мануил встал из-за стола. – Увидимся через пять дней, и будь готов представить доклад о том, что сделано по венгерским и русским делам.

– Обязательно, мой государь.

Николай Четвёртый поднялся вслед за императором. Мануил Комнин поцеловал ему руку, а патриарх перекрестил его, и они расстались. Покидая дворец, Музалон уже стал прикидывать, что он должен сделать в первую очередь, дабы воля императора, который имел все задатки стать Великим, была выполнена.

Глава 1

Зеландия. Весна 6656 от С. М. З. Х.


Ночью мне приснился сон, мутный какой-то и нездоровый. Вроде бы я попал в трясину, которая засасывает меня. Мои руки цепляются за ветки чахлого мокрого кустарника и соскальзывают, опоры нет, вокруг темно, и я хочу позвать кого-нибудь на помощь. Но густая болотная жижа попадает в рот и забивает гортань. После чего тьма сгущается, и я, напоследок различив озарённое призрачным светом лицо старого Векомира, который склонился надо мной, с головой погружаюсь в бездну…

На этом моменте я проснулся, и по глазам ударил яркий солнечный свет. В моём доме стояла тишина, и чистый воздух был напоён ароматами сушёных трав, которые Нерейд регулярно подвешивала по углам жилых помещений. Неприятный бредовый сон, который неизвестно чем или кем был навеян, отступил. В душу вновь вернулось спокойствие, и, посетовав, что проспал рассвет, я сел на кровати и задумался.

Итак, начинается новый день моей жизни, и я, некогда подполковник Вадим Андреевич Соколов, который несколько лет назад провалился в двенадцатый век от Рождества Христова и трансформировался в витязя Вадима Сокола, могу сегодня ничего не делать и никуда не спешить. Крестоносцы, которые потерпели сокрушительное поражение под стенами города Волегоща, нас не тревожат и, покидая построенные на венедских землях укрепления, спешат на родину, в Германию, Францию, Англию и Италию. Датчане сидят в своих ютландских владениях и о войне с нами не думают, а ляхи заняты местными разборками. Вот и выходит, что непосредственная опасность Венедии не грозит и есть возможность отдыхать, любить своих жён, старшую Нерейд и младшую Дарью, воспитывать детей, укреплять владение на острове Зеландия и отстраивать основанный мной город Рарог.

Однако не судьба, ибо я человек беспокойный и тревожный. На дворе начало месяца травня (май), и приближается срок моего отправления на Русь. Так что с отдыхом, наверное, придётся завязывать. От крестоносцев мы отбились – это факт. Однако они всё равно вернутся. Может, через десять лет, может, через пятнадцать или двадцать, сие не известно, но война с ними продолжится. Ведь мы непримиримые враги. И чтобы выстоять, требуется чётко это понимать и готовиться к продолжению боевых действий, становиться сильнее, набирать воинов, ковать оружие и изобретать новое, учить людей и вести поиск союзников.

Всё это очевидно. Поэтому, сразу по окончании военной кампании, которая получила название Северная война, я решил посетить княжества восточных славян и постараться привлечь их на сторону язычников. Я понимаю, что сделать это не просто. Но трудности меня не пугают. Вот бесноватых католиков остановить и тёмного злодея Бернара Клервоского прикончить – это да, была проблема. А с русскими, хоть они официально и христиане, думаю, договоримся. Поскольку не чужие люди, и общие интересы у нас имеются. Ну и кроме того, покойный полоцкий князь Василько Святославич открыл мне, где находится тайный схрон и святилище его предка Всеслава Брячиславича. Тайна меня гложет, не даёт покоя, и я намерен вскрыть тайник, ибо есть некоторое понятие о том, что там может находиться.

О книгах или древних артефактах при этом как-то не думаю. Главное – это выход на тропу Трояна, древнюю транспортную систему небожителей. Правда, известно мне про неё немного, и думаю, даже волхвы из Арконы о тропе не очень много знают. Но одно можно сказать сразу. Это некая установка или система, которая позволяет понимающему человеку с даром ведуна в считаные минуты перескакивать тысячи километров. Как там, в «Слове о полку Игореве», сказано? Кажется, примерно так: «Вот когда бы ты, соловей, эти полки щёкотом своим воспел, мыслию скача по дереву, умом летая под облаками, свивая славу давнего и нынешнего времени, волком рыща по тропе Трояной через поля на горы».

Однако об этом немного позже. Перед новым походом поговорю с волхвами и обязательно посоветуюсь с Векомиром, который сильно болеет и всё больше слабеет, и лишь после этого приму окончательное решение…

Я встал, привёл себя в порядок, спустился вниз, позавтракал и прошёлся по городу, который жил мирной жизнью. Затем вернулся домой, засел в кабинете, вытащил свои записки и до полудня решил заниматься делами. Сначала прикинул, какие товары повезут торговые суда из Рарога в земли новгородских поморов, которые живут на берегах Студёного моря. Далее подсчитал, сколько воинов поведёт в Ла-Манш командир «Карателя» Ранко Самород. А потом вновь переключился на своё путешествие в русские княжества и окончательно определился с составом отряда. Решено, пойду на двух драккарах, на «Святославе» и «Перкуно». А с собой возьму пруссов Поято Ратмировича, воинов Ивана Ростиславича Берладника, половину чёрных клобуков, лесовиков Калеви Лайне и четыре десятка варогов. По штатам экипажи будут забиты, и первым городом, который мы посетим после Новгорода, станет Полоцк, где я надеюсь проникнуть в потайное место Всеслава-чародея и завладеть его секретами. И только затем придёт черёд политики.

Кстати, насчёт политической ситуации. Что же творится в русских пределах? Хм! Как что? В землях восточных славян в полную силу бушует гражданская война. Там два основных лидера, вокруг которых и происходят главные действия. Первый – суздальский князь Гюрги, он же Юрий Владимирович, в крещении Георгий, по прозвищу Долгорукий, сильный и хитрый лидер, неплохой военачальник и ярый сторонник единения с Константинополем. Другой – бывший князь Переяславский, а ныне великий князь Киевский Изяслав Мстиславич, в крещении Пафнутий, умный и рассудительный человек, который захватил великое княжение в обход всех правил. И если прикидывать расклады, кто, где и чей, то получаем следующее. За Долгорукого стоят изрядно ослабевшие Ольговичи, которых направляет Святослав Ольгович, Суздаль и Владимир, верный вассал Византии галицкий князь Владимирко Володаревич, коему заграница ближе и роднее Киева, а также родичи по матери половецкие ханы и часть наёмных бродников. На стороне Изяслава киевляне, переяславцы, новгородцы, рязанцы, смоляне, языческое племя голядь, чёрные клобуки и родственник, венгерский король Геза Второй.

По большому счёту, мне не симпатичен никто из этих двух князей. Оба преследуют свои цели, укладывают в земельку русских людей, сжигают города и разоряют поселения, и всё ради власти и собственных амбиций. Однако других знаковых фигур на Руси пока нет, и в данном случае вступает в ход правило, что враг моего врага может стать моим другом. А поскольку с Ольговичами и Гюрги, по понятным причинам, мне не по пути, а с Мстиславичами нет никаких споров, а даже наоборот, я знаком с Мальмфридой Мстиславной, родной сестрой Изяслава, то кашу придётся варить именно с ними. Опять же Изяслав – великий князь, и его слово пока весит поболе слова Долгорукого. Ну и кроме того, Мстиславич ратует за создание национальной церкви, и нам, венедам, это на руку. Потому что с русским митрополитом договориться реально, а вот с византийским засланцем практически невозможно.

Кстати, надо бы коснуться этого вопроса подробней, дабы ситуация прояснилась. До недавнего времени все киевские митрополиты назначались из Константинополя. Как правило, они являлись греками и проводили в жизнь политику, которая была выгодна ромеям. Изяславу Мстиславичу это было не по нраву, и когда он занял Киев, то вскоре собрал Собор русских епископов и предложил на пост митрополита своего человека, калугера (уроженца Калуги) Климента Смолятича. И вот тут-то, как мне сообщили торговые партнёры ладожские Соколы, жизнь и показала, кто есть кто, потому что мнения Собора разделились. Феодор Белгородский, Онуфрий Черниговский, Евфимий Переяславский, Феодор Владимирский, Иоаким Туровский и Дамиан Юрьевский поддержали великого князя, а значит, для меня эти люди, как минимум, патриоты, хоть и христиане. А Нифонт Новгородский, Мануил Смоленский (ромей) и Козьма Полоцкий (тоже ромей) обозвали своих товарищей епископов волками и Климента Смолятича не признали.

Такие вот дела, и для меня, как представителя Венедии и верного витязя бога Яровита, Изяслав Мстиславич ближе, чем его противники. А чтобы меня приняли при дворе великого князя как своего, я попросил у Мальмфриды Мстиславны рекомендательное письмецо для брата. Правда, бывшая датско-норвежская королева до сих пор не ответила, но, думаю, она меня не кинет. А коли отмолчится и сделает вид, что знать меня не знает, то и не страшно. Вадим Сокол сам по себе фигура весомая, и выйти на контакт с великим князем мне совсем не сложно.

Далее всплывает новый вопрос. А каков мой план? Сам с собой я могу быть честен, и ответ на поверхности. Плана нет, ибо не хватает точной информации, и я не знаю, что сейчас происходит на востоке. Да, есть некоторые сведения от купцов и венедской разведки. Однако все данные устарели минимум на полгода, а полагаться на известную мне историю уже нельзя, ибо она изменилась. Люди, которые должны были жить, могли умереть, а тот, кто был убит в бою, живёт и ни о чём плохом не думает. И если в известной мне реальности Юрий Долгорукий в конце концов одержал победу, так как Изяслав умер, то в текущей наверняка всё сложится иначе. По этой причине необходимо лично на месте разобраться, что к чему, посмотреть на главных фигурантов вблизи и только затем планировать свои действия. Но конечная моя цель, к которой я пойду по трупам и сметая любые преграды, ясна и понятна. Русь должна выпасть из сферы влияния Византии и обрести одного правителя, а Изяслав на эту роль подходит, ибо он был одним из первых русских князей, кто стал именовать себя царём. И если удастся с ним договориться, то надо сплести интересы Киева и Арконы в один крепкий узел, да так, чтобы беды Венедии воспринимались на Днепре как свои, и, наоборот. В единстве сила – это непреложная истина, и, пока родственные друг другу славянские племена будут стоять заодно, никакой папа с крестоносцами и никакие византийцы с огненосными дромонами нам не страшны…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27