Василий Сахаров.

Кромка



скачать книгу бесплатно

– Ладно, понимаю, что не все так просто, как мне кажется. Но почему не договориться с теми людьми, которые в Каменец товары поставляют?

– Это вопрос не ко мне. Однако думаю, что все упирается в деньги и ценности. Никто на Земле просто так суетиться не станет. А у нас не так уж и много золота и драгоценных камней, которые на той стороне принимают. Опять же у княжеской дружины многое есть: и рации, и броня, и мины, и орудия, и новейшие автоматы с пулеметами. Но их приоритет – оборона горных перевалов и контроль территории. У купцов имеются телефоны и автотранспорт, а в Каменце – электричество и некоторые блага цивилизации. Так что торговля идет, хоть и со скрипом.

Снова молчание, мерный шаг по грунтовке, и я опять спросил:

– Елена, у развалин Ирмы ты говорила про светлую защиту. Можешь ответить, что это?

– Вера людей, собранная в единое целое и раскинутая кольцом вокруг поселка. Мощные ведуньи могут провести обряд, и не особо сильная нежить несколько лет не будет иметь сил для проникновения за охранный периметр. Но это очень тяжелый и опасный труд, поэтому за него берут плату. Староста Ирмы денег пожалел и за это поплатился – не только сам к Врагам пошел, но и своих близких туда отправил.

– А индивидуально от нежити как-то защититься можно?

– Про амулеты и талисманы подумал?

– Да.

– Они есть. Кто-то крестики христианские носит, другие землю родную в мешочке и камешки всякие, а третьи – скандинавские и славянские руны. Но по большому счету это слабая защита. Главная броня вот здесь. – Женщина прикоснулась раскрытой ладонью к груди в районе сердца. – Если силен человек духовно и постоянно развивается, слабая и средняя нежить ему не страшна. А коли глуп, труслив, жаден и завистлив, ему ничто не поможет, ни амулеты, ни артефакты, которые повольники иногда в развалинах находят.

– Чего-то я не понял. Ты говоришь, что есть светлая защита вокруг поселков, и тут же сама себе противоречишь, утверждая, что все решает внутренняя сила человека. В чем подвох?

– В том, что каждый повольник и воин, который постоянно сталкивается со злом и готов дать ему отпор, является самостоятельной и самодостаточной личностью, которая сама выбирает путь по жизни и отвечает только за себя. А поселок, деревня или городок – это община. И в каждом сообществе людей в любом населенном пункте народ живет разный. Понимаешь?

– Кажется, да.

– Вот и получается, что одни люди делают добро, живут чисто, спокойно и этим крепят светлую защиту вокруг поселка. А другие, по большей части не со зла, а из зависти или глупости, подтачивают ее. Бросил в спину соседа косой взгляд – и забыл про него, а в защите деревни появилось маленькое серое пятнышко. Позавидовал один ребенок другому – еще одно. Не поделили бабы мужика или наоборот, мужики женщину – и снова пятно. Проходят годы, и появляется брешь, через которую нежить и нечисть в души обычных людей, не являющихся профессиональными воинами или духовными подвижниками, легко тропинку находит.

– Теперь ясно.

Светлая защита воина – в его знаниях о мире и уверенности в себе, своего рода духовная броня. И он сам по себе как сообщество, только в общине сотни и тысячи людей, а он одиночка. Верно?

– Да.

– Ух-х-х! – Я выдохнул. – Сложно это все принять.

– Ничего, со временем все поймешь, было бы желание, а нет, так и не надо ничего. Большая часть жителей Каменецкого княжества и прилегающих земель об этом не думает. Для них основа всей жизни – что происходит здесь и сейчас. А что потом будет – не очень-то и важно.

– Елена, а можно еще вопрос?

Женщина улыбнулась:

– Правильно про тебя Миша сказал, что ты не в меру любопытный, но это хорошо. Девять из десяти новичков молчат в тряпочку, сопли жуют и плачут. А ты не такой – крепкий и основательный. Сразу понял, что возврата нет, и теперь в новом мире точки опоры для себя ищешь. Задавай свои вопросы.

– Как думаешь, чем мне лучше всего в Каменце заняться?

– Не знаю.

– Спрошу иначе. Куда я могу податься и к кому пристроиться?

– Вот это уже нормальный вопрос. – Ведунья на ходу вытянула вперед левую руку и стала загибать пальцы. – Первое конечно же повольники. Преимуществ много, свобода, воля и неплохие заработки. Но за это надо рисковать жизнью и здоровьем, а пенсионного страхования и профсоюзов у нас нет. Если получишь травму, остаток жизни будешь у дороги сидеть и побираться. Второе: можно попробовать пристроиться к купцам или в княжескую дружину. Там относительно тихо, сытно и спокойно. Но вот беда: шансы твои невелики, поскольку в подобные структуры берут только своих, проверенных и с чистой родословной. Чтобы и папа был на виду, и мама рядом, и семья большая из старожилов. Ведь это гарантия преданности человека. Третье: в примаки пойти, то есть влиться в уже сложившуюся крепкую семью. Мужиков у нас постоянно не хватает, а ты парень видный, и тебя сразу возьмут, только желание изъяви. Женишься на девке хорошей или вдовушке молодой и будешь работать на благо новых родичей. Со временем тебе дом поставят, дети появятся, и все наладится. Четвертое: ты можешь стать колонистом. Из Каменца каждый год люди уходят, лучшую долю ищут. А у тебя есть оружие, и в бою ты себя показал, значит, не пропадешь. Ну и пятый вариант – податься в рудничные рабочие. Платят на разработках немного, но постоянно. А если план будешь выполнять, то премию дадут, и со временем до мастера поднимешься. В общем, обычная рабочая жизнь. Смена, труд, отдых, простые забавы, прием пищи по расписанию и спокойный крепкий сон.

– А больше вариантов нет?

– Их много, но эти пять самые очевидные.

Помолчав, я обдумал слова Елены и сказал:

– Наверное, я с вами останусь. Опасно, конечно, и я это осознаю. Но как только сестру вспомню и все, что с ней маньяк и его друзья сделали, чтобы демона покормить, меня от ненависти распирает. А потом приходит понимание, что покоя мне не будет.

– Мстить собрался?

– Месть – не главное. Просто я считаю, что не должен взрослый мужик в горах отсиживаться, когда на Земле и Кромке людей, словно скотину, на куски режут. Не смогу я спокойно спать, зная, что за рекой зло жирует и беда ходит. Поэтому в Каменце осмотрюсь и тогда решу, какой путь выбрать. Но, наверное, буду с вами.

– Это правильно. Не торопись. Подумай…

Вскоре повольники сделали большой полуденный привал, и после обеда Кольцо выдал мне долю от тех денег, которые получил от братьев Курочкиных. На мою ладонь легли пять серебряных чеканных кругляшей, каждый весом по десять грамм. С одной стороны монеты изображена гора с остроконечным заснеженным пиком, а с другой – перекрещенные мечи и надпись на русском языке: «Каменец».

– Это что за деньги такие? – спросил я командира повольников.

– Каменецкий рубль, – ответил Кольцо, – основное платежное средство на всей территории княжества. Чеканится в Каменце, на монетном дворе купца Демина. Точно так же, как медная монета. В рубле десять медных монет.

– А что на один рубль можно купить?

– Сорок патронов, месячный запас продовольствия на одного человека или полный комплект хорошей зимней одежды.

– Ничего так. Нормально.

– Для начала неплохо.

Кольцо отошел, и я спрятал рубли во внутренний карман куртки. После чего вожак поднял людей, и мы продолжили путешествие к Перуновым горам.

Дорога по-прежнему была спокойной: ни мутантов, ни чертей, ни разбойников. И к вечеру без неприятностей группа добралась до Низины, окруженного частоколом большого села.

На подходе нас встретил вооруженный патруль из местных жителей, которые проводили повольников в поселение. И, уже находясь за стенами, а затем отдыхая в трактире, где ко мне то и дело подходили люди, которые интересовались новостями на Земле, я смог посмотреть на жизнь крестьян вблизи.

Что сказать? В общем и целом то, что я увидел, мне понравилось. Но в то же самое время вызвало в душе некоторые противоречивые чувства. Вроде бы в Низине тихо и спокойно, настоящая сельская идиллия с пропагандистской картинки. Однако как-то все непривычно и убого. Электричества нет, радио нет, автотранспорта нет, а из оружия местные жители носили всякое старье, вроде автоматов и винтовок времен Второй мировой войны с незначительными вкраплениями потрепанных АКМ и АК. А чуть только всерьез стемнело, селяне поспешили поскорее закрыться в домах, и наружу до утра никто старался не выходить.

«Ты готов жить, как эти крестьяне? Работать в поте лица своего, а ночами всего бояться? – отправляясь в баню, где можно помыться и постираться, спросил я себя. И ответ пришел сразу: – Нет. Это не для меня. Особенно после того, что я увидел в Ирме и поместье Курочкиных. А значит, пока есть силы и я молод, можно побродить по лесам-горам с повольниками и повоевать с нежитью. Возможно, тогда я смогу спокойно спать и не видеть во сне истерзанное тело сестры и погибших в их собственном доме охотников? Не знаю. Но хотелось бы в это верить».

11

Одетый в темно-коричневый сюртук с круглым позолоченным погоном на левом плече пограничный чиновник, древний подслеповатый дедушка, прищурившись, посмотрел на меня и спросил:

– Фамилия?

– Курбатов, – ответил я и кинул взгляд на сидящего у входа в небольшую комнатку Мишу Ковпака, который подмигнул мне, мол, не дрейфь.

– Так и запишем. – Старик открыл лежащий перед ним толстый потертый журнал в серой кожаной обложке и, взяв обычную китайскую шариковую ручку, вписал в него мою фамилию. После чего он задал следующий вопрос: – Имя?

– Олег.

– Отчество?

– Борисович.

– Год рождения?

– Одна тысяча девятьсот восемьдесят девятый.

– Специальность есть?

– Нет.

– Кем работал на Земле?

– Тротуарную плитку делал.

– Очень хорошо. – Дедушка одобрительно кивнул и продолжил: – В армии служил?

– Да. Полтора года. Рядовой в роте охраны.

– Кто за тебя ручается?

От двери отозвался Миша:

– Степаныч, ну елки-моталки… понимаем, что тебе скучно. Но и нас пойми. Мы с дороги, а ты тут бюрократию развел. За парня ручаюсь я, Михаил Андреевич Ковпак, и Кольцо, он же Евгений Германович Кольцов. Ничего противозаконного при парне нет – отвечаю, и он не пособник, так что все путем.

– Ладно. – Чиновник захлопнул журнал и, достав из ящика стола несколько скрепленных вместе листов бумаги, протянул мне. – Держи. Это анкеты. Заполнишь и завтра принесешь. После чего внесешь в княжескую казну один каменецкий рубль и получишь удостоверение личности. Все ясно?

– Да. – Я согласно кивнул и взял листы.

– Вот и хорошо. – Степаныч кинул поверх анкет небольшой бронзовый жетон с номером и перекрещенными мечами, а затем добавил: – Это временный пропуск в город. Если стражники или дружинники потребуют удостоверение, предъявишь. С оружием по городу в открытую не ходи – это штраф. За воровство – рудники. За смерть другого человека, если в ней виновен ты, ответишь своей жизнью. По остальным преступлениям – разбирательство. В общем, веди себя как человек. Не встревай в местные разборки. Не препятствуй дружинникам. Честных горожанок за интимные места не хватай. На улице пьяный не валяйся. Дури не ищи. И прежде чем что-то сделать, думай. Тогда все будет хорошо.

– Понял. Могу идти?

– Иди. – Я подобрал с пола рюкзак и направился на выход, а чиновник окликнул Ковпака: – Миша останься, разговор есть.

Я вышел в коридор, а далее на крыльцо. Здесь, дожидаясь Ковпака, остановился и осмотрелся. Крепкое двухэтажное здание пограничной управы находилось на пологом перевале, в четырех километрах от окраины города Каменец, и вид с вершины открывался восхитительный. Слева укрепления княжеской дружины, которые перекрывали дорогу в город. Мощные доты, рвы, заграждения из колючей проволоки, множество минных полей по склонам и закрытые позиции артиллерии, тяжелых гаубиц и 120-мм минометов. За ними несколько добротных зданий, пограничная управа, казарма, подземный склад боепитания, госпиталь и радиоузел с большой мачтой. А вниз идет ровная асфальтовая дорога. Она спускается в окруженную со всех сторон горами уютную долину и упирается в новую линию обороны, высокие крепостные стены, за которыми и находился Каменец, богатый город с населением в шестьдесят тысяч человек, из которых только две трети находились на поверхности. А где еще треть? Понятно где, в пещерах, которых в долине видимо-невидимо. Под толщей камня, где спрятаны главные богатства княжества. Оранжереи, в которых местные жители издавна выращивали грибы, зарыбленные пруды, склады и подземная гидроэлектростанция. И все это – только центр княжества, который расположен в приграничье лишь по той причине, что построен вблизи неплохо изученной точки перехода на Землю. А дальше, в других долинах, находятся заводики, рудники и рабочие поселки, по сути, небольшие феодальные вотчины. И все это Каменецкое княжество, крупнейший русский анклав на Кромке.

– Эх! Хорошо! – полной грудью вдохнул я чистый горный воздух и улыбнулся.

– Новичок? – заметив мое поведение, спросил стоящий рядом с крыльцом княжеский дружинник, крепкий мужик лет тридцати в бронежилете, с АКСом на правом плече и в сдвинутом набок черном берете.

– Да, – подтвердил я, – новичок.

– Где перешел?

– На правом берегу Тихой.

– Серьезно… – Дружинник оглянулся по сторонам, покосился на мой рюкзак и спросил: – На продажу что-то есть?

– Нет, пустой я.

– Врешь, наверное. – Караульный усмехнулся. – Рюкзак хороший, одежда добротная, и ты при оружии. Такие люди пустыми не бывают.

Я хотел ему ответить, но появился хмурый и явно чем-то недовольный Миша, который по-свойски поздоровался с дружинником, перекинулся с ним парой слов и кивнул в сторону радиоузла:

– За мной.

Закинув на плечо легкий рюкзак, я догнал Мишу, пристроился рядом и спросил:

– Что-то не так?

– С тобой все так. Удостоверение получишь завтра и можешь быть свободен. А вот у нас, кажется, проблемы.

– Какие? – задал я резонный вопрос.

– Герман, отец Кольца, оторвался от мертвецов и перебрался на левобережье Тихой выше по течению. Радоваться надо, особенно командиру. Но Герман сообщил, что из лесов к берегу стягиваются дикари, нежить и нечисть, в несколько раз больше, чем обычно. Значит, наверняка они постараются форсировать реку и перейдут в наступление.

– И что?

– Ничего. Князь убедил Германа подписать контракт. Задача – в течение двух месяцев, до наступления серьезных холодов, удержать один из каменецких дальних форпостов, крепость Лику. А раз мы в его отряде, то завтра вместе с двумя взводами дружинников наша группа снова отправляется в дорогу. Жаль. Я хотел отдохнуть и расслабиться. На недельку с девками местными забыться. Но не судьба.

– Получается, что вы уйдете и я сам по себе?

– Конечно.

– Но я ведь с вами собирался остаться…

– Оставайся. Подойдем к Кольцу, скажешь, что принимаешь его предложение, и все. А он в казарме тебя в списки внесет, и ты станешь бойцом из отряда Германа.

– А как же обучение, подготовка, экипировка?

– Чепуха это, ведь мы – не регулярная армия. Выжил раз, другой, третий, перед товарищами чист, навыки по ходу дела наработал – вот и все. Некому и некогда с тобой заниматься. Так что решай все сам и сейчас. Если ты с нами, тогда завтра начинается служба, а нет – извини и подвинься. На ночь тебя в казарме приютят, а с утра выметывайся и сам по жизни шагай.

Я задумался, кинул взгляд на раскинувшийся внизу город, который благодаря линиям электропередач выглядел словно старинная крепость, перестроенная на новый лад. После чего вздохнул и принял окончательное решение, кем мне быть в новом мире:

– Миша, я с вами останусь.

– Вот и хорошо, – не поворачиваясь и продолжая шагать к зданию, над которым покачивалась на свежем ветру радиомачта, сказал повольник и добавил: – А насчет экипировки и подготовки не переживай. В казарме у нашего отряда свой отсек, жилые комнаты, артелка, оружейная комната и склад. Там подберем тебе что-то нормальное, автомат или нарезной карабин. А тренинг будет в полевых условиях, в крепости, которую нам придется беречь, словно родную маму.

– Уяснил.

Мы подошли к зданию, где находился узел связи. И практически сразу из него вышел Кольцо. Он находился в самом благодушном настроении, и Миша спросил его:

– Жив Герман?

– Ага! – Кольцо радостно улыбнулся.

– И теперь нам к Лике топать придется?

– Да, – сказав это, Кольцо вопросительно кивнул Ковпаку: – А ты откуда знаешь?

– Степаныч вестями поделился. Типа по дружбе.

– Хм! У тебя везде друзья.

– Такой вот я человек. – Миша пожал плечами, а затем положил правую ладонь на мое плечо и сказал: – Кстати, вожак: Олег желает стать повольником в нашем отряде. Так что принимай бойца.

Кольцо поймал мой взгляд, я его выдержал, и командир уточнил:

– Точно все решил?

– Точно, – ответил я без колебаний.

– Ну сам смотри. В списки отряда тебя внесу. Снаряжение и новое оружие тебе подберем, и завтра в полдень мы снова направимся к Тихой. Условия наши ты знаешь, в дороге тебе все рассказали. Рядовому стрелку с оружием или равнозначной заменой, как у тебя, полная доля от контракта или добычи. Ветерану, – кивок на Мишу, – пять долей. Лидеру группы – десять. Командиру отряда – тридцать. Харч наш, но и свой запас имей. Боеприпасы наши. Приказы выполняются беспрекословно. В общем, все стандартно. Принимаешь условия и работаешь, а дальше как судьба сложится. Понравится – с нами останешься. А если мирной жизни захочешь, никто удерживать не станет. По окончании текущего контракта каждый боец имеет право получить свои вещи и полный расчет, после чего уйти. Но не раньше, ибо подобное расценивается как дезертирство, и это деяние карается очень сурово. А поскольку в нашем маленьком обществе спрятаться особо негде, наказание практически неотвратимо. Понятно излагаю?

Я согласно мотнул головой:

– Так точно!

Кольцо был удовлетворен, и снова в разговор вступил Ковпак:

– Ну что, командир, отправляемся в казарму?

– Да, – прищурившись, Кольцо посмотрел на полуденное солнце.

– А где Елена и Серж?

– Они нас ждать не стали. – Командир подкинул на плечах армейский ранец, удобнее перехватил автомат и указал стволом на двухместные велорикши неподалеку. – Пошли.

Никогда ранее я не ездил на велорикше, но понятие, что это, естественно, имел. Мы с Мишей уселись в небольшую узкую коляску. Несколькими медными монетами Ковпак расплатился с возницей, молодым жилистым парнем, и вскоре транспортное средство, которое помимо Китая и прочих азиатских государств нашло применение в ином мире, сверху вниз, по отличной дороге, покатилось к городу. Соединенная с крепким советским велосипедом «Украина» повозка норовила постоянно набрать излишнюю скорость, но водитель вовремя нажимал на тормоза, так что аварии не произошло.

Мерное покачивание повозки на рессорах успокаивало и немного убаюкивало. Пейзаж вдоль дороги до самых городских стен был однообразным. Поросшие выгоревшей на солнце травкой покатые склоны, украшенные табличками «Осторожно, мины!», а также чахлый вечнозеленый кустарник. И, глядя на все это и приближающийся Каменец, я задумался и спросил себя, а правильно ли все делаю? Но после недолгих размышлений пришел к логичному выводу, что назад уже не отступишь. Я сам рвался посчитаться с демонами, их рабами, боевыми тварями и пособниками, а значит, мой жизненный путь – тропа повольника. И если я останусь в Каменце, то здесь мне ничего не светит, ибо, как и в каждом человеческом сообществе, одиночке без связей, знаний и денег в городе выжить сложно. А поскольку я новичок, который в местных реалиях разбирается очень и очень слабо, все просто. Как только у меня закончатся полученные от братьев Курочкиных рублики, я все равно буду вынужден примкнуть к какому-то сильному сообществу, скорее всего, к тем же самым повольникам. Но вот в чем дело: если Кольцо, Мишу, Елену и Сержа я уже знал и понимал, каковы порядки в отряде Германа, с другими людьми все придется начинать с нуля, а это не всегда легко.

«Прочь сомнения, ты все сделал правильно, – рассматривая окрестные достопримечательности и приближающиеся крепостные стены, подумал я. – Выбор очевиден, и ты его сделал. Правда, несколько раньше, чем планировал, но в этом нет ничего страшного. Ну не увидишь всех прелестей Каменца, так и бог с ними. Если выживу, через пару месяцев, когда отряд Германа отработает свой контракт, вернусь сюда и вот тогда удовлетворю свое любопытство».

Велорикша въехала в городские ворота и остановилась.

Водитель и Миша показали дружинникам, мужикам в броне, касках-сферах и с автоматами, свои удостоверения, зеленые книжицы, напомнившие мне свидетельства о рождении, которые выдавались гражданам Страны Советов, а я предъявил бронзовый медальон. Дружинники сделали отметки в своих бумагах, пропустили транспортное средство в город, и я закрутил головой по сторонам. Однако увидеть что-то интересное не успел. Велорикша повернула от ворот налево и спустя пару минут остановилась перед отгороженной от города дополнительной стеной крепостью.

Это была казарма повольников, про которую Серж и Миша в дороге вспоминали как о райском месте. Мы покинули велорикшу, встали на тротуар и дождались командира. Кольцо подъехал быстро и сразу постучал в окованную металлом калитку. Она отворилась, и здесь повольники вновь предъявили свои удостоверения, а я – соответственно металлический кружок с циферкой и гербом Каменца.

Охранники, пожилые седоусые деды, натуральные запорожцы, только при современных пистолетах и в камуфляже, отставные повольники на службе местного хозяина, авторитетного в прошлом вольного командира Юры Арбалета, службу несли хорошо. Подобно дружинникам, они отметили гостей в журналах и попросили каждого расписаться. Все делалось быстро и сноровисто, Кольцо и Мишу здесь знали с самой наилучшей стороны и на территорию пропустили без волокиты, а я был с ними, и это снимало многие ненужные вопросы.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29