Василий Сахаров.

Кромка



скачать книгу бесплатно

– Суки! Где вы?! – прокричал я, выходя наружу, словно какой-нибудь герой без многих так необходимых каждому человеку для сохранения жизни и здоровья извилин головного мозга.

Шаг на крыльцо. Я встал в полный рост. И напротив себя увидел мутанта. Практически точную копию убитого Курочкиным смилодона, который подобно капле ртути перетекал из одного положения в другое и, играя рельефными мышцами, не спеша приближался к крыльцу.

Бах! Ствол карабина выплюнул злой свинец, который впился в тело мутанта. Поразительно? Ничуть. С пяти метров в упор промазать сложно. Пуля размозжила зверю кость правой передней лапы. Но мутант, не обращая никакого внимания на рану, бесшумно и грациозно взвился в воздух.

Бах! Вторая пуля встретила огромную кошку в воздухе и ударила ее в грудь. И хотя этот заряд не смог убить или остановить смилодона, он сбил его выверенный точный полет. После чего тело доисторического хищника, которого немного видоизменила и подправила магия демонов, приземлилось рядом с крыльцом.

До мутанта было не более метра, и, практически уперев ствол карабина в оскаленную морду, не медля ни секунды, я выстрелил в третий раз.

Бах! Разогнанный силой сгоревшего пороха кусочек свинца в форме пули с полостью по центру впечатался в лоб зверя и проломил ему лобовую кость.

Смилодон издал дикий рев. Он умирал, но был живучим существом, и его организм хотел пожить еще немного, а инстинкт приказывал дотянуться до двуногого врага с огненной палкой в руках. Однако я не сомневался и не колебался, а делал все механически и не обращал никакого внимание на то, что происходило вокруг. Автоматные очереди. Рык второго зверя, оказавшегося на подворье Петра Курочкина. Визг Елены, которая едва ускользнула от лап мутанта и одним прыжком взлетела на низкий скат крыши. Крики повольников. Все это меня не занимало. Мне было некогда, я не мог отвлечься, и, наверное, именно это и помогло такому неопытному бойцу уцелеть. А иначе зверь дотянулся бы до меня в любом случае.

Бах! Вновь приклад сотряс плечо. Продолговатый темно-коричневый патрон отлетел в сторону, и четвертая пуля ударила «кошку» в оскаленную пасть, сломала ей зубы и разбила челюсть.

Новый крик боли смилодона, и мой последний выстрел, предназначенный только для этой твари, в которой лично для себя в этот миг я увидел средоточие всего мирового зла планеты с непривычным названием Кромка.

Бах! Пятая пуля перебила хребет бьющегося в корчах мутанта, и зверь, резко дернувшись, застыл на месте.

Я вновь нажал на спусковой крючок. Однако ничего не произошло. Магазин был пуст, и рука, спокойно и уверенно, как если бы я половину своей жизни был заядлым охотником на монстров и крупных хищников, потянулась в карман куртки, достала запасной магазин, и я перезарядил оружие. После чего впервые с момента, как вышел наружу, оглядел подворье.

Дождь усилился, и видимость ухудшилась. Тем более что близился вечер. Однако я заметил повольников, и все они были живы. Серж выглядывал из-за двери крепкого бревенчатого амбара.

Кольцо и Миша стояли у стены дома невдалеке от меня, и в паре метров от них лежал еще один мертвый мутант. А Елена сидела на крыше, и, судя по выражению ее лица и тому, что лук выпадал из подрагивающих женских рук, она была испугана.

«Надо же – оказывается, она может бояться», – удивился я, а затем посмотрел туда, куда был направлен взгляд ведуньи, и разглядел на заборе нечто большое, темное, лохматое и рогатое.

«Черт! – догадался я и скомандовал себе: – Огонь!»

Бах! Бах! Бах! Ствол гладкоствольного полуавтоматического карабина, в Европе и Америке по всем классификациям проходившего как штурмовое ружье, задергался в руках. Заряды крупной картечи стали полосовать забор и сидящее на нем чудовище, которое, увидев женщину, вожделенную для него добычу, готовилось спрыгнуть во двор. Рубленый свинец влипал в бревна и корежил сухое дерево. Основной заряд на пятнадцати метрах рассеивался, но часть все же попадала в цель.

Подвывая, черт резким прыжком отпрыгнул назад, за преграду. И вслед ему полетела граната РГД, которую кинул Кольцо. За стеной раздался взрыв и снова послышался вой подраненной рогатой твари. А затем, пробивая шум дождя, послышались громкие шлепки копыт по лужам. Видимо, монстр убегал к лесу.

После этого повольники, ни один из которых больше не желал входить в испоганенную кровавой вакханалией избу Курочкиных, быстро стянулись к амбару. Здесь мы укрылись от дождя, и Миша Ковпак выдохнул:

– Блин! Снова без потерь! Вот это нам везет!

– Да, – произнес Кольцо, оглядывая своих товарищей, – пока везет. Но неизвестно, сколько этих тварей вокруг. Ваши предложения, господа повольники?

– Ночь в любом случае придется здесь провести, – отозвался Серж, – а с утра по дороге уходим на Каменец.

– Согласен, – поддержал его Миша, – нам здесь задерживаться нельзя.

Елена, которая еще не отошла от шока, отвернулась и промолчала, а меня никто и ни о чем не спрашивал.

– Решено, – подвел итог короткого совета Кольцо, – остаемся здесь на ночь. Дежурим по двое. Дверь – на запор. – Серж и Миша направились во двор, а командир положил ладонь на плечо Елены и, наклонившись к ней, полушепотом спросил: – Ты в порядке?

– Почти… – выдавила из себя женщина.

– Тогда соберись. Ночь может быть очень опасной.

– Постараюсь.

Женщина уткнулась лицом в колени, а Кольцо посмотрел на меня и сказал:

– Хорошо действовал. Глупо, конечно, но без сомнений. Это тебя и спасло. Ты понимаешь, что был на волосок от гибели?

Я согласно кивнул:

– Понимаю.

– Вот и ладно. Из тебя, кстати сказать, хороший повольник может выйти. Пойдешь ко мне в группу?

– Посмотрим. – С ответом я решил не торопиться. – Предложение заманчивое, но я еще не определился, что мне в этом мире делать. Дойдем до Каменца, там ответ дам.

– Принято.

Мы стали готовиться к наступлению дождливой и темной осенней ночи. Все шло своим чередом, но в седьмом часу в уже закрытые ворота особняка Курочкиных постучались. А затем из-за стены раздался уверенный и смешливый окрик молодого мужчины:

– Батя, открывай! Сыны с дочкой приехали, из Каменца подарки привезли!

Следом еще один мужской голос:

– Собак не слышно. Брат, что-то неладное.

Повольники, услышав голоса, рассредоточились вдоль стен, мало ли, вдруг это ловушка. Однако подвоха не было. В особняк вернулись двое сыновей Петра Курочкина и его дочь. Они ездили в главный город Каменецкого княжества за покупками: патронами, одеждой, спичками и солью.

Младших членов семейства, которое было истреблено нежитью, впустили за ворота. Парни, увидев повольников, схватились за оружие, древние, но вполне рабочие пистолеты-пулеметы МР-38, но узнали Кольцо и немного успокоились. А что было потом, можно не рассказывать, поскольку и так все понятно. Молодые люди возвращаются домой, и что же они здесь видят? Разоренное жилище, зверски убитых родственников и изнасилованную рогатой тварью мать. Это горе! Это беда! Это утрата! Это крах! А еще это память и желание отомстить за своих близких.

9

Дождливая осенняя ночь накрыла своим темным сырым покрывалом леса вдоль реки Тихая. Где-то на берегу дотлевали бревна и доски, которые еще сутки назад были стенами домов, амбарами, частоколом поселка Ирма и причалами. В лесных чащобах бежали к Перуновым горам черти. Мутанты подкарауливали людей вдоль дорог и тропинок. А дикие животные, чуя присутствие на своей территории нечисти и крупных саблезубых хищников, мигрировали подальше от этих мест.

Что касается меня, вечером я лег спать. Однако мне приснился кошмар, и восполнить потерянный за день запас сил не получилось. А после полуночи вместе с Еленой и Мишей я заступил в караул. Под одним из навесов, который примыкал к дому Курочкиных, невидимый для тех, кто мог попытаться проникнуть во двор со стороны леса, с карабином в руках присел на дубовый чурбак и приступил к наблюдению.

Прошел час, и все спокойно. Холодный дождь продолжал поливать землю, и мне было скучно. Опасности я не чувствовал. Елена и Миша, которые находились в амбаре, шум не поднимали, значит, у них тоже все в норме. Мне хотелось курить. Но сигареты закончились еще вчера, а в группе Кольца табаком никто не баловался. Поэтому, тяжко вздохнув и подумав, что с курением скорее всего придется завязывать, я хотел встать и пройтись. Вот только не успел. Из дома вышли вооруженные древними немецкими пистолетами-пулеметами братья Курочкины, восемнадцатилетний Вадим и двадцатипятилетний Никита. Они остановились на крыльце, увидели расположившегося на входе в амбар Мишу Ковпака, и прошли под навес.

Я находился в тени. Поэтому кряжистые и похожие на своего погибшего батьку лесовики меня не заметили. И, укрывшись от дождя, они начали разговор, а я стал невольным свидетелем их беседы. А поскольку сразу не вышел, позже высовываться смысла не было. Братья могли подумать, что я их специально подслушивал.

– Родители погибли, и что нам теперь делать, брат? – спросил старшего родича Вадим.

– Окрестности чистить, – ответил Никита, – и на берегу реки новый поселок ставить. Места здесь отличные и прикормленные. Ирма с реки жила, а теперь здесь только мы. К чему это говорю, понимаешь?

– Не совсем.

– Причалы в любом случае будут восстанавливать. Ирма к княжеству самый близкий речной форпост, и всякий кто по Тихой сплавлялся, всегда в поселке останавливался и за это платил.

– А мы тут при чем? Зачем нам поселок отстраивать? За родню мстить надо, кроваво и жестоко.

– Понимаю тебя и поддерживаю, но ты, братец, балда. Повторяю – вокруг никого, кроме нас. Значит, мы можем застолбить место и свою общину организовать. А когда силенок поднакопим, тогда и о мести подумаем.

– Самим нам Ирму не восстановить. – В голосе младшего послышалась неуверенность в собственных силах.

– Это понятно, поэтому, когда завтра повольники дальше к горам пойдут, сестру с ними отправим. А с нею письмо дядьке Никифору в Низину отошлем. Он со своими мужиками и охочими людьми сюда быстро прибежит, и вместе с ними мы мутантов перебьем, вряд ли их тут много. Так что с этим делом еще до первого снега управимся, особенно если дядька своих охотничьих собак приведет.

– А черти?

– Наверняка рогатые уже к другим поселениям побежали, а если они еще здесь, нам найдется чем их встретить.

– Дядька Никифор хоть и родня, но просто так стараться не будет, ты его знаешь.

– Знаю, но нам есть чем с ним расплатиться.

– Чем? Шкурками или корешками лесными?

– Нет, тем добром, что от ирманцев осталось. Про лесные схроны забыл, которые поселковый староста в прошлом году делал, а мы за ним проследили?

– Да, забыл…

– Вот. А там стволы, боеприпасы, продовольствие и одежда. Да и рублики серебряные, если поискать, наверняка сыщутся.

– Верно. Тогда, может быть, с Кольцом поговорим? Предложим ему часть добра из тайников, а он нам поможет мутантов разыскать и прихлопнуть?

– Думал про это. Но у Кольца только четыре человека, один из которых новичок и один раненый. Мало их, и они чужаки. А дядька Никифор со своими сыновьями и кумовьями, какие ни есть, все же родственники, которых можно в долю взять. Поэтому сестру отправим в Низину, пусть с теткой сидит. А сами близким погребальный костер организуем, дом вычистим и лесные тайники проверим. Горевать и раскисать сейчас никак нельзя – это бабский удел. А наше предназначение в ином, чтобы выжить и фамилию продолжить. И поэтому мы постараемся использовать ситуацию на благо нашей маленькой семьи.

– Как скажешь, Никита. – Вадим шмыгнул носом. – Но надо с повольниками по-людски расстаться. Они здесь неплохо повоевали, двух монстров убили, чертенка подранили и из нашего добра ничего не взяли. Хотя могли нас прихлопнуть и все, что есть, себе забрать.

– Нормально все будет. У бати под домом тоже кое-что на черный день зарыто, так что отдаримся.

– Хорошо. – Младший брат помедлил и задал следующий вопрос: – А что потом будет, когда мы на ноги встанем? Месть?

– Именно. Будут деньги и оружие, наймем повольников и на правый берег пойдем.

– И когда это произойдет?

– Кто знает, брат? Через год, два или три. Не важно. А важно то, что мы сможем с тварями посчитаться. Но так, чтобы самим уцелеть. Такой ответ тебя устраивает?

– Да.

– Ты со мной?

– Конечно.

Братья Курочкины замолчали и вновь вернулись в дом, а я подивился тому, как быстро они оклемались от горя. Но, поразмыслив, пришел к выводу, что Кромка меняет людей, которые видят смерть чуть ли не каждый день, и многие привычные для меня нормы морали здесь не более чем пустой звук. А что делать? Полиции здесь нет. Волшебники из МЧС во главе со своим министром в голубом вертолете не прилетят. Регулярная армия как таковая отсутствует. И тем же самым братьям Курочкиным надеяться можно только на близких и на самих себя. Вот они и суетятся. Повольников хотят проводить, а сами пустое после жителей Ирмы место застолбить и их наследие «прихватизировать». Хм! В общем-то верно поступают. В Низине, следующей деревне по дороге к горам, или в Каменецком княжестве они никто и звать их никак. А на берегу Тихой, несмотря на многие опасности, братья сами по себе и являются вольными людьми. Здесь все на поверхности, даже для меня, новичка на Кромке.

За размышлениями незаметно пролетела ночь, и наступило утро. Дождь прекратился, и выглянуло солнышко. Повольники позавтракали, и появились Курочкины. Никита передал Кольцу тяжелый кошель с серебряными монетами и договорился с ним, что мы сопроводим его сестру Настю в Низину. Миша Ковпак и Серж получили в дар, так сказать, от чистого сердца, по три рожка патронов, Елене достался отрез материи, какая-то синтетика с Земли, а мне преподнесли высокие шнурованные ботинки, последний писк местной охотничьей моды.

10

Группа Кольца покинула поместье Курочкиных и продолжила путь к пока еще невидимым горам, а Вадим и Никита остались на месте. До деревни Низина около тридцати километров по узкой грунтовой дороге. Расстояние небольшое. Небо на время очистилось от туч, а небесное светило быстро сушило грязь. Опасности не наблюдалось. Поэтому повольники и Настя, миловидная семнадцатилетняя шатенка с бледным заплаканным личиком, шли не торопясь. Вместе с Еленой я замыкал колонну, мерно шагал, был погружен в свои мысли и совершенно не ожидал, что немногословная ведунья обратится ко мне.

– Благодарю, – не оглядываясь, сказала женщина.

– Что? – не понял я и оглянулся на ведунью в мужской одежде и с мечом на боку, настоящую валькирию с картинки какого-нибудь Бориса Вальехо или Луиса Ройо, только в одежде и без бронелифчика.

– Я благодарна тебе за то, что вчера ты не растерялся и выстрелил в рогатого.

– Не за что. – Я на ходу дернул плечом и поправил ремень карабина.

– Ты не прав. Есть за что. Если бы ты промедлил, черт оказался бы во дворе и наверняка прорвался ко мне. А я… – Елена поморщилась и добавила: – Была не в форме.

– Странно, я думал, что такая сильная и волевая женщина, как ты, не боится никого и ничего.

– У каждого человека имеются фобии и страхи, которые выбивают его из колеи и заставляют делать глупости. Мой страх – это рогатые.

Пару минут мы шли молча, и я решил, что, если Елена первой начала разговор, может быть, с ней получится поговорить о Кромке и местном обществе, и рискнул спросить:

– Елена, а можно задать пару вопросов?

– Спрашивай.

– А ты в самом деле ведунья?

Женщина усмехнулась, и обращенная ко мне половина ее лица, которая была украшена шрамом, дернулась.

– Да, я ведунья.

– А что это значит?

– Тебе просто объяснить или сложно?

– Конечно, попроще. Я мистикой, эзотерикой и магией никогда не интересовался, для меня это сказки, так что объяснения всерьез могу не понять.

– Хорошо. Объясню на пальцах. – Елена сделала круговое движение указательным пальцем и произнесла: – Что ты видишь вокруг?

– Дорогу. Следы колес в подсыхающей грязи. Деревья. Кусты. Птиц. Небо. Солнце.

– Правильно. А я вижу в несколько раз больше тебя, могу определить, что это за деревья, кусты и птицы, а еще знаю, когда небо вновь затянут тучи и пойдет дождь. Я ближе к природе. Поэтому могу видеть многое из того, что скрыто от глаз людей технологического мира, которые привыкли полагаться на автоматы, пушки, танки, самолеты и компьютеры. А раз так, то я могу считаться ведуньей. Подобные мне люди, осколки старого языческого мира, стараются не уничтожать природу, не хапают больше, чем это нужно, и живут с нею в мире. А взамен мать-природа одаривает нас знаниями и своими секретами, повышает шансы на выживание и через нас помогает всем людям.

– Действительно, все просто.

– А в мире нет ничего сложного. Люди сами себя ограничивают многими нелепыми запретами, а потом удивляются, что ничего нельзя сделать.

– Ясно. – Я продолжал движение и задал Елене новый вопрос: – Скажи, а домой, на Землю, точно нельзя вернуться?

– Все говорят, что нет, и я не видела ни одного, кто бы ушел с Кромки живым и здоровым. Многие пытались, но получалось это только у наших далеких предков.

– Значит, был кто-то, способный проходить через порталы обратно?

– Да, были такие люди, давным-давно, примерно пять веков назад. Но как они это делали, никому не известно. Может быть, в других анклавах знают секрет. А у нас в Каменце и других окрестных общинах это знание утеряно.

– Елена, а демоны и упыри – они кто?

– Такие же расы разумных существ, как и люди. Они живут в своем мире, в том самом, который принято считать Нижним, и сюда их ссылают в качестве наказания и для того чтобы они добывали пищу. Так говорят легенды, а пленные из пособников это подтверждают.

– Значит, они, как и мы, пытаются выжить?

– Выходит, что так.

– А почему тогда с ними нельзя договориться? Кромка вроде бы большая, места всем хватит.

На мгновение от неожиданности, а может быть, от нелепости моего вопроса женщина остановилась. Затем, снова усмехнувшись, зашагала дальше и ответила:

– Чепуха это все. Для демонов мы пища, а никто не будет договариваться с едой. Вот тебе простейший пример. Ты голоден и, вооружившись ружьем, вместе с собаками идешь в лес. Там ты убиваешь кабана, разделываешь его и обеспечиваешь себя и свою семью мясом. Самое вкусное оставляешь себе, а кости и жилы кидаешь псам. Это нормально?

– Вполне.

– Вот и подумай. Для демонов, упырей и прочих тварей Нижнего мира мы с тобой и есть лесные кабаны, злобные и опасные, но питательные звери. Только питаются они душами, нашим страхом и кровью, а мясо отдают своим домашним животным и полукровкам.

– Но ведь мы люди! У нас есть разум, общественные нормы, законы, правила, философия и технические изобретения!

– И что? У кабанов, на которых ты идешь охотиться, тоже есть какой-то примитивный разум, и в своем обществе они живут семьями. Это не отменяет того факта, что с каждой взрослой особи можно получить двести килограмм мяса и кожу. Такое же отношение и к нам. Ну и что с того, что мы можем огрызнуться? Ничего. Демоны и прочие сильные твари бездны посылают к нам своих прирученных животных, и потери несут в основном они.

– А если организовать большой поход на демонов и уничтожить парочку?

– Думаешь, ты один такой умный? Были уже такие походы, и не единожды. Вот только толку с них немного. Хотя за минувшие семьсот лет писаной истории Каменца только нашим анклавом были уничтожены семь демонов и шесть серьезных упырей, которых на Земле принято называть вампирами. Но это все не просто так, а через серьезные людские потери. И по большому счету каждый поход оканчивался ничем. Поскольку на место одной уничтоженной твари из Нижнего мира приходила новая, и все начиналось сначала. Демон или упырь создает армию, и вновь льется кровь людей, воинов и повольников, а десятки и сотни мирных жителей вереницами плетутся на правый берег Тихой. В общем, получается какой-то замкнутый круг.

– Елена, а почему с Земли помощь не вызвать?

– Как? Написать письмо президенту России или в ООН? Кто этому посланию поверит? И если поверят, что дальше?

– Как это «что»? Общественность узнает о порталах и точках перехода. Их станут исследовать, а сюда пришлют продовольствие и мощное вооружение. Танки, самолеты, вертолеты, артиллерию, ракетные установки, радары и многое другое.

– Знаешь, Олег, я не специалист по Земле, а местный житель, женщина, которая хотела жить тихо и спокойно, но лишилась семьи и стала ведуньей-бродяжкой, гуляющей с повольниками. – Машинально Елена прикоснулась к шраму на щеке и продолжила: – Но я знаю, что правительства нашей родины в курсе, что есть Кромка, и точки перехода исследуются уже больше трехсот лет. При этом никто не торопится оказывать нам безвозмездную поддержку. Были попытки отправлять сюда танки и броневики, но для них требуются топливо и запчасти, и по местному бездорожью на них особо не разгонишься. Аэропланы присылали, а демоны их сбивали. Многое уже было, и в конце концов про нас предпочли забыть. Официально нас нет, значит, земные правительства не обязаны тратить силы и средства на наше содержание. А широкая общественность, про которую ты говоришь, может быть опасна.

– Чем?

– А ты только представь, сколько сюда самого разного народа может рвануть! Психопаты, религиозные фанатики, безумные ученые и исследователи, экстремисты, экстремалы-адреналинщики и многие другие. За примером далеко ходить не надо: Алексеевская республика. Миша тебе не рассказывал, как она образовалась?

– Нет.

– В 1918 году с территории Украины на Кромку провалился один из крупных бандитских отрядов, сборная солянка из белых, красных, уголовников, петлюровцев, анархистов и еще не пойми кого. Общая численность около тысячи стволов. Перенос прошел нормально, и они оказались на Кромке. Оружия много, назад вернуться нельзя, баб нет и работать никто не желает. Зато рядом поселения мирных жителей, которые на одном месте почти девятьсот лет прожили. Бандюганы собрались, посовещались, а потом началась кровавая вакханалия и грабеж. Несогласных к стенке, мужиков в рабы и на рудники, а женщин – сам понимаешь, куда и зачем. Или коммунары, которых сюда в 26-м году прислали. Две сводные стрелковые дивизии красногвардейцев, которые решили, что построят на Кромке светлое будущее. Сначала все нормально было. Тогда как раз последний большой поход за Тихую организовали и несколько дальних разведывательных рейдов за Перуновы горы. А потом они как давай местных эксплуататоров и кулаков отстреливать… Никому мало не показалось, и вот тогда-то мы узнали, что такое диктатура пролетариата. Заметь, это только два случая, самых заметных, а ведь есть много мелких. В позапрошлом году на берегу Дананского моря человек объявился, тоже новичок, как и ты. Мирный и тихий, спокойный интеллигент и бывший врач. Значит, может быть полезен. Крестьяне его приютили, обогрели и накормили, а он, тварь, в одну ночь половину села вырезал и в лес ушел. Его, правда, догнали и прикончили, но людей не вернешь, они умерли. Такие вот дела, Олег.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29