Василий Сахаров.

Кромка



скачать книгу бесплатно

– Значит, простое выживание?

– Можно сказать и так. Науки не развиваются, технологий особых нет, и оружие по большей части с Земли, в основном старье и хлам. И если прикинуть общее количество людей на три тысячи километров вокруг нас, в лучшем случае это пара миллионов. Да и те либо в горах, где легко оборону держать, либо на большой воде.

– Миша, а ты почему от людоловов ушел?

– Надоели законы звериные. Захотелось среди нормальных людей пожить, и я спокойно эмигрировал. Благо за десять лет от рядового быка до районного капо поднялся и меня никто не останавливал. Слишком много желающих занять мое хлебное место.

Я замолчал, обдумал слова повольника с криминальным прошлым и задал новый вопрос:

– А что со мной теперь будет?

– Сам решай. – Ковпак пожал плечами и подбросил в огонь толстый сухой сучок. – Был бы ты на территории Алексеевской республики, то тебя, скорее всего, сразу бы отловили, вещички отобрали и посадили на цепь. Потом шахта и кайло, и рубил бы ты руду до тех пор, пока не помер. Но тебе повезло. Ты оказался на нейтральной земле. Тебя не сожрали мертвяки, которых привлек амулет, бывший у пособника. И ты оказался у нас. А у повольников закон – людей понапрасну не убивать, и теперь ты с нами. Доберемся до Ирмы, и будешь свободен. Захочешь, останешься в поселке, крепкие мужики там всегда нужны. А будет желание, отправляйся с нами в Каменец. Там горы, теснины, крепкие города, стражники и относительно спокойно. Нежити нет, а рабочие руки в цене. Живи и радуйся.

– Наверное, я с вами пойду.

– Не торопись. Побудешь в поселке, отдохнешь и пообщаешься с местным старостой. Он тебе девку справную под бочок подложит, и, может быть, ты там навсегда останешься.

В голосе Ковпака появились веселые нотки. Но мне было не до веселья и шуток. Каждый новый ответ повольника побуждал к новым вопросам, и я продолжил расспрашивать своего собеседника:

– А кто такие пособники?

– Твари без мозгов и на всю голову больные люди. Если конкретней, то предатели рода человеческого. Сатанисты, мечтатели, которые желают бессмертия или каких-то неординарных способностей, сумасшедшие, маньяки и прочее отребье. Такие людишки жаждут получить силу, власть, уверенность в себе, и все на халяву. Поэтому они ищут чего-то чудесного или магического, и многие из них в результате своих поисков выходят на порталы. Внутрь они не заходят и на Кромку не перемещаются – чуют, что это аномальная зона и она опасна. Однако пока есть связь между мирами, демоны могут с ними общаться. И дальше, как правило, все по накатанной колее. Кровавые ритуалы и много мистики, пособники демонов объединяются в секты, и начинается полный беспредел. Похищаются люди, которых перебрасывают прямо в лапы нежити, а твари бездны делятся со своими сторонниками малой толикой силы. Но, по-моему, все это мелочь. И порой мне кажется, что дело в другом.

– В чем?

– Демоны готовят на Земле плацдарм и для этого сколачивают своих сторонников в крепкие структуры.

А предатели ищут выходы на тех, кто подбрасывает нам оружие и снаряжение. Тем самым они пытаются отсечь нас от родины и лишить поддержки. После чего всех людей на Кромке уничтожат, и демоны начнут наступление на Землю. И хотя это дело на очень долгий срок, твари из адовой бездны не спешат. Они практически бессмертны, и года значат для них не очень много. Поэтому демоны могут позволить себе долгосрочное планирование на века. – Миша допил чифир и сказал: – Еще пара вопросов – и отправляйся спать. Завтра вдоль реки вырубки пойдут, на реке топляк попадаться будет, и тебе придется его отталкивать.

– Понял. – Я согласно мотнул головой. – А повольники чем занимаются?

– Всем чем угодно. Обороняют поселения, когда демоны переходят в наступление. Кстати, подобное происходит все чаще. Сопровождают торговые караваны в республику и к Дананскому морю. Ведут дальнюю разведку и ходят по нейтралке, где в древних руинах можно найти немало интересного. Отлавливают мародеров и диких кочевников. А когда нет работы или желания идти в поход, живут как обычные люди.

– А вы чем занимались и как возле портала оказались?

– С какой целью интересуешься? – Миша подозрительно прищурился.

– Любопытно.

Ковпак потер кончик носа и сказал:

– Ладно. Это не секрет, поэтому отвечу. Мы из отряда Германа. Он, между прочим, отец Кольца. В отряде у него полсотни стволов, и мы собирались выйти к развалинам древнего городка посреди лесов. Однако не дошли. По пути нас перехватила группа мертвяков с парой мелких бесов. И нам пришлось драпать. Отряд ушел в одну сторону, а мы вчетвером отбились и оказались вблизи точки перехода. Увидели пособника. Елена его почуяла и пристрелила без всяких раздумий, а потом ты появился.

– А как здесь с деньгами?

– Золото не в чести, все основные расчеты – серебром. В Каменце монеты чеканят, а в республике кусочки серебра рубят. Патроны тоже валюта. Но это все в больших анклавах, а в поселениях расчет по бартеру.

– А с бумажными деньгами что?

– Хочешь знать, сможешь ли ты на свои рубли что-то купить?

– Конечно.

– Это только в Каменце, да и то если договоришься с купцами, которые контакты на Земле имеют. Но многого не ожидай. Сумма у тебя плевая и ради нее никто суетиться не станет.

– Ясно.

– Тогда закругляемся. Утомил ты меня своими вопросами. В Ирму доберемся, засядем в трактире, вот там от местных все и узнаешь. Особенно если пивка им выставишь…

Ковпак остался у костра, а я отправился на отдых.

Ночь прошла. Снова наступило утро. И повольники продолжили свое путешествие. Река по-прежнему была спокойна, хотя погода стала портиться. Небо начало затягиваться темными хмурыми тучами, и с северо-востока задул холодный пронзительный ветерок. Вскоре небеса должны ударить по земле холодными дождевыми струями. Но до этого времени повольники надеялись добраться до поселения и укрыться от непогоды под крышей гостеприимного сельского трактира. Вот только все вышло совсем не так, как они думали.

Когда до Ирмы оставалось около двух километров, Елена насторожилась и стала всматриваться вперед. Повольники последовали ее примеру, и вскоре мы увидели, как над лесом в небо поднимается черный столб дыма.

– Ирма горит, – сказал Кольцо. – Это не к добру. Просто так пожар возникнуть не мог, не такой в поселке староста, чтобы это допустить.

Больше никто ничего не сказал. Плот продолжал свое движение вниз по течению, и повольники стали готовиться к бою. Они надевали разгрузки, затягивали ремни и проверяли оружие, а я последовал их примеру, снарядил магазины и подтянул лямки рюкзака. Впереди было что-то нехорошее, но по какой-то причине я был спокоен и воспринимал все происходящее вокруг точно так же, как и повольники, не нервничая и без излишней суеты.

7

За триста метров до поселка Ирма река Тихая делала крутой поворот. И обычно на мысу, который вдавался в реку, находился наблюдательный пост местных жителей. Но когда повольники покинули плот, который завис на песчаной отмели, а затем по узкой извилистой тропинке взобрались на трехметровую кручу, здесь никого не оказалось. На большом одиноком грабе, который стоял в окружении густых кустов, имелся сколоченный людьми помост. Рядом кострище с еще теплой золой, а невдалеке находился спрятанный в кустарнике навес с двумя лежаками. Вот только сами наблюдатели отсутствовали. Это было странно, но вполне объяснимо. В поселке возник пожар, и караульщики наверняка направились туда. Хотя по всем местным правилам хотя бы один человек должен оставаться на месте.

Впрочем, о том, что происходит в Ирме и куда делись наблюдатели, повольники пока не гадали и вслух ничего не обсуждали. Они были людьми действия и реалистами, которые предпочитали опираться на факты, а не на догадки. Поэтому делали то, к чему их приучила жизнь. Миша и Елена, а вместе с ними и я заняли оборону вокруг граба. А Кольцо по набитым на дерево плашкам ловко взобрался на дерево и посмотрел в сторону черных дымов, которые медленно поднимались в хмурое и неласковое небо. После чего он спустился вниз и, передернув затвор своего АКСа, сообщил:

– Ирма и причалы на берегу реки уже догорают. Живых людей не видно. Трупов тоже. Струги и расшивы отсутствуют.

– Значит, скорее всего, дикари с правого берега поработали, – подвел итог Миша.

– И нечисть, – добавила Елена, которая, словно зверь, втянула в себя воздух.

– Наверное, – согласился Кольцо и взмахнул стволом автомата в сторону тропы, которая через заросли выходила к поселку. – Пошли посмотрим, что там и к чему. Может быть, живых найдем.

Следуя один за другим, мы направились вдоль реки к Ирме, и вскоре оказались перед открытым пространством. Оружие у всех наготове. Кусты заканчивались, и в просветы между ними можно разглядеть находящееся на высоком холме поселение, первое, которое я увидел на Кромке.

Что я ожидал увидеть? Наверное, нечто пасторальное и напоминающее деревни российской глубинки. Стоящие рядами избы, хатки или домики, колодец и крашеные заборы из штакетника. Однако передо мной предстал настоящий острог, который еще вчера прятался от внешнего мира за крепким и высоким частоколом из бревен. Настоящий маленький форт, где деревянные строения тесно лепились одно к другому, и сейчас они вместе с оградой и большими тяжелыми воротами полыхали жарким пламенем. А от поселения к реке шла прямая грунтовая дорога, которая упиралась в догорающий широкий причал.

Повольники молча смотрели на руины. Прошло две минуты, и тишину прервал Миша Ковпак, который оглядел окружавшие тропу кусты и сказал:

– Ну что, так и будем здесь стоять или попробуем разобраться, в чем дело?

Кольцо мотнул головой:

– Пойдем.

Оставив в кустах раненого Сержа, группа вышла на поле. После чего, обшаривая пространство вокруг себя стволами, мы выдвинулись на истоптанную множеством следов и с капельками крови дорогу. Здесь Миша наклонился к земле, что-то увидел и удовлетворенно хмыкнул. Затем он спустился к догорающим причалам, остановился и снова устроил осмотр, а затем продвинулся немного вверх по склону, вернулся к товарищам и произнес:

– Точно дикари, демонские прихвостни. Сотни две, не меньше. Пришли на лодках с правого берега. Ночью проникли в поселок. Всех жителей повязали и с собой уволокли. Ушли часов пять-шесть назад. Только как-то легко все сделано: ни трупов, ни поклажи брошенной – ничего, кроме крови.

Бритоголовый крепыш посмотрел на Елену, и она, ногой откинув с обочины дурно пахнущий кусок засохшего дерьма, добавила:

– С ними мутанты были и черти, а во главе бес не из слабых. Потому все так легко и получилось. Я старосте еще в прошлом году говорила, что вокруг поселка надо светлую защиту обновить, а он, жадина, монет пожалел. Бес с мутантами наверняка к воротам подошли. Караульщикам глаза отвели, и мужики сами проход открыли. А дальше как обычно. Людей в постелях тепленькими взяли, и они пошли в лапы Врага.

– Хм! Давно такого не было, лет десять точно, – сказал Кольцо. – Расслабились наши селяне. Привыкли люди, что пособники и одичавшие мрази на наш берег не выползают. Вот и получили по полной. Однако непонятно, почему дикари так быстро ушли и большого грабежа не устроили.

Женщина пожала плечами:

– Видимо, они чего-то опасались, или, скорее всего, их бес подгонял. Но оружие и самое ценное дикари в любом случае уволокли.

– Да. Наверное, так все и было. – Кольцо посмотрел на окованные металлическими полосами ворота поселения, которые наконец-то упали и взметнули ввысь целую тучу пепла с искрами, тяжело вздохнул и отдал приказ: – Уходим. Выживших в любом случае нет, после беса таких быть не должно. Идем в поместье Петра Курочкина, может быть, там кто-то есть. Скоро дождь пойдет, и дикари могут вернуться, на развалинах пошакалить. Да и мутантов с чертями что-то не видать. Этих тварей наверняка на правобережье не забирали, а здесь как расходный материал и заслон оставили.

Командиру никто не возражал, он говорил дело, и началось движение. Повольники забрали свою заплечную поклажу и двинулись вверх по склону. С наветренной стороны обошли догорающее поселение, при этом трупов или уцелевших жителей не обнаружили. После чего вышли на широкую грунтовую дорогу и спустя десять минут оказались в дубовом лесу.

Впереди двигался Кольцо, а за ним следом Елена, я, Серж и Миша. Но вскоре, примерно через километр, Серж начал заметно слабеть. Я ему помог, забрал у повольника не слишком тяжелый рюкзак и, пристроив на левую руку, встал с ним рядом. Однако еще через пару километров раненому стало совсем плохо, и группа остановилась на лесной обочине. Ведунья начала отпаивать бойца каким-то настоем, а Кольцо ушел вперед.

Тишина. Я присел рядом с Ковпаком и спросил его:

– Миша, а кто такие бесы?

– А сам как думаешь? – вместо ответа наблюдавший за дорогой крепыш тоже задал вопрос.

– Не знаю. Бес – он как черт?

– Нет. Черти волосатые, с крупными рогами и очень сильные. Они во многом минотавров из греческих мифов напоминают. Парнокопытные твари, которые пытаются спариваться со всеми живыми и неживыми существами, находящимися в зоне досягаемости полового члена. Мужиков они без всякой жалости на куски рвут, а на человеческих женщин специально охотятся. Поэтому наши бабы их очень боятся. Настолько сильно, что этого никакими словами не описать. Женщинам лучше умереть, чем к ним в плен попасть. В общем, черти – почти животные, бесполезные, жестокие, гибкие, ловкие, похотливые и глупые. Демоны этих тварей вместо сторожевых и гончих собак используют. Сажают рогатых на невидимую цепь, и они за подконтрольной территорией наблюдают или по лесам за жертвами бегают. Но как бы этих тварей ни приручали, они все равно норовят на волю сбежать.

– А бесы?

– Бесы – это полукровки. Плод союза человеческой бабы и демона. Твари хитрые и опасные, хоть и не особо мощные. Рост чуть более метра, кожа красного цвета, сморщенная и очень прочная. Рожки маленькие, ножки кривые, а за спиной рудиментарные крылья. Зато руки длинные и когти отличные, до пятнадцати сантиметров бывают. Если увидишь такого, не ошибешься.

– А чем бесы опасны?

– Эти твари – хорошие гипнотизеры и соображают неплохо. Поэтому они своего рода младший командный состав в дружинах демонов, в мирное время ведут разведку, а в походах руководят отрядами монстров и дикарями. Ну и кроме того, бесы могут телепортироваться на небольшие расстояния, метров на пять, в реальном бою это сильное преимущество. Так что если с ними столкнешься, необходимо постоянно двигаться. Причем так, чтобы бес твой следующий шаг не предугадал. Правда, надолго краснокожих уродцев не хватает. Три-четыре прыжка, и молодой бесенок выдыхается, а старик до десятка может сделать.

– А еще какие твари у демонов есть?

– Отстань, не до того сейчас. – Миша вытянул вперед шею, обвел взглядом колыхнувшиеся кусты на другой стороне дороги и, не оборачиваясь, выкрикнул: – К бою!

Повольники приготовились встретить опасность: может быть, черта или боевое животное. Однако ничего не происходило, и больше кусты не шевелились. А вскоре вернулся Кольцо, и мы продолжили свой путь.

8

Снова под ногами сухая пыль дороги и обступавший ее со всех сторон настороженный угрюмый лес. С темных небес начинали падать первые холодные капли осеннего дождя. Вокруг сумрачно, за темными рваными тучами солнца почти не видно, и мне все время казалось, что за ними кто-то наблюдает. Раз! Косой взгляд. И снова все как обычно. Сто метров прямо. И опять ощущение недоброго взгляда. Плохо. Но это помогало не расслабляться, и я, хоть и был в этом мире новичком без особых боевых навыков, старался соответствовать компании, в которую попал. Поэтому копировал действия повольников. Они насторожились, и я тоже. Кольцо смотрит влево, а я вправо. Все ускоряются, и я не отстаю. Утомительно и непривычно, конечно, но иначе никак. В том, что Кромка беспечности не прощает и здесь немало опасностей, я уже убедился. По этой причине старался быть настороже и не зевать.

Через час, уже под мелкой противной моросью, группа оказалась на просторной поляне. После чего мы свернули с дороги в близлежащую рощу, где находился окруженный высоким забором крепкий и просторный бревенчатый дом местного одиночки Петра Курочкина, который жил в поместье с женой, тремя сыновьями и дочерью. Он был охотником и смелым человеком, никого не боялся и мог встретить любого противника, который бы попробовал причинить зло ему или его близким. Но, видимо, переоценил себя одиночка.

Первое, что мы увидели через раскрытые ворота на его подворье, трех мертвых волкодавов и двух убитых лошадей, тела которых были буквально исполосованы острыми словно бритва когтями боевых животных, одно из которых лежало рядом с собаками. Понятно. Мы опоздали. Враги добрались до Курочкина раньше нас.

Миша и Кольцо сразу вошли в дом. Елена и Серж остановились в воротах, а я подошел к мертвому мутанту и рассмотрел его. Мощное животное, сильно смахивающее на доисторического смилодона. Примерно такой же череп, шкура как у кошки, гибкий хвост, внушительные клыки и мощные лапы, в которых покоились когти.

«Серьезная тварь, – отметил я, рассматривая трехметрового роста тело условного смилодона, который весил не меньше трехсот пятидесяти килограмм. – Но и он не бессмертен. В голове три крупных дырки. Видать, Курочкин или кто-то из его сыновей успел перед смертью «кошку» завалить».

Тем временем командир группы и Ковпак вышли во двор. После чего бледный Кольцо наклонился с порога к земле, и его вырвало. Миша сдержался, но и ему, видимо, было нелегко от того, что он увидел в избе. И сам не понимая почему, я сбросил рядом с трупами животных рюкзаки, свой и Сержа, перебросил на правое плечо «Сайгу», прошел мимо ничего не сказавших мне повольников и вошел в дом.

В просторных сенях никого. Чистота и порядок. Все нормально. Я взялся за ручку двери, которая вела в горницу, и помедлил.

«А надо ли мне туда входить?» – спросил я себя.

Однако отступать не хотелось, и я потянул дверь на себя. Легкий скрип. Пара шагов в сумрачное прохладное помещение. Глаза моргают. Я осмотрел просторную комнату, полной грудью вобрал воздух и задохнулся. Не столько от спертой и душной атмосферы, в которой витали сырые и резкие запахи смерти – крови, дерьма, мочи и человеческой плоти, – сколько от того, что увидел.

Покрытый квадратными ковриками пол был залит бурой жидкостью, кровью убитых. На одной стене, подвешенный спиной на крюк, висел изуродованный мужик лет сорока пяти, у которого были вырваны гениталии и вскрыт живот. Разноцветные кишки и желудок человека, скорее всего, местного хозяина Курочкина, свисали и горкой лежали на изгвазданном полу. На противоположной стене в такой же позе, как и отец, висел один из сыновей хозяина. Но это было не самое страшное, что я разглядел. Самое ужасное зрелище находилось на широком обеденном столе, за которым не далее как сегодня утром собиралась дружная семья охотника.

На гладких досках лежал обрубок человека, женщины. Ноги были отрублены и валялись под столом. Руки прибиты к столешнице скобами. Груди отрезаны и на фоне истерзанного и покрытого синяками крупного тела выделялись красными круглыми шарами. Волос на голове нет. Они были выдраны вместе с кожей. Нос словно откушен. Рот разорван. Зубы выбиты. А влагалище превращено в бурое месиво из крови и мяса, натуральный магазинный фарш.

Подобного я не видел никогда. И был бы весьма благодарен судьбе никогда и ничего подобного больше не видеть. К горлу подступил комок, и я понял, что вот-вот опорожню желудок. Рот непроизвольно открылся, и снова я вобрал в себя царящие в помещении мерзкие запахи. А одна из крупных мух, которая сидела на кишках Курочкина, медленно поднявшись в воздух, пролетела пару метров, а затем, словно специально, села мне на губу. И от всего этого стало настолько плохо, что я не сдержался. Однако успел выскочить в сени, и только здесь мне стало по-настоящему плохо.

Желудок вывернуло, и пришло облегчение. Но беспокойные мысли бились в череп, и вопрос следовал за вопросом. Как можно так жестоко убивать людей? Почему все это происходит? Отчего столько насилия? Зачем все это? И хотя ответы были известны, до этого момента я воспринимал все происходящее, даже бой с мертвяками, словно какую-то опасную игру. Вот только это оказалось не забавой, по крайней мере, для меня. Я не кино посмотрел, и не фотографии в руках подержал, а увидел реальное злое непотребство. И теперь меня переполняли не злость, ярость и жажда справедливой мести, а нечто иное и более сильное. Смесь из отвращения и лютой ненависти к тем, кто творит подобное с разумными существами. К тем, кто без всякой жалости убивал людей, которые семь-восемь часов назад жили, двигались и строили планы на день, а в настоящий момент находились в собственном жилище в виде кусков изрубленного мяса.

После того что я увидел в доме охотника, мне предстояло переосмыслить свою жизнь в новом мире и отношение ко многим вещам. Но это потом. В тот момент больше всего я нуждался в свежем воздухе. Поэтому заставил себя подняться и направился на выход.

Ладонь легла на ручку, которая, как я только сейчас заметил, была испачкана чем-то жирным. Рывок двери на себя. И тут я услышал длинную, в половину рожка, автоматную очередь. Следом вторую. А затем до меня донесся громкий крик Миши:

– Атас! Мутанты!

Что произошло в этот момент со мной, я и сам толком не понял. От того, что увидел в горнице, с головой был явный непорядок, и потому я действовал неадекватно. Левой рукой распахнул настежь дверь, а правой скинул с плеча карабин и ловко подкинул оружие вверх. Одной ладонью подхватил ствол и большим пальцем другой снял оружие с предохранителя.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29