Василий Сахаров.

Имперская окраина



скачать книгу бесплатно

Глава 1

Ваирское море. Остров Данце. 10.06.1406.


Полдень. Еще один день моей жизни. Я сижу у окна своего кабинета, и размышляю о том, что происходит на востоке империи, где бушует война. Однако сосредоточиться не получалось, так как информации было очень мало, и в помещении помимо меня находился Тим Теттау, который прервал мои думы вопросом:

– Господин граф, так что мне написать о сегодняшнем дне?

Мой взгляд скользнул по невысокому полноватому мужичку с румянцем во всю щеку слегка за сорок в дорогом темно-сером камзоле. И невольно, я вспомнил нашу первую встречу. Ха! Кем Теттау был тогда? Нищим полуголодным книжником и букинистом с шестью детьми на шее и разочаровавшейся в своем супруге-неудачнике женой. А теперь он кто? Уверенный в себе человек с перспективами, а со вчерашнего дня летописец и вассал графа Уркварта Ройхо, кстати сказать, если кто-то по каким либо причинам пока со мной не знаком, то это я собственной персоной. Впрочем, разговор пока не обо мне, а о Теттау, который за свои услуги получил от меня особняк в городе Данце, немалую сумму в иллирах, полностью восстановил свое зрение, подлечил здоровье и перевез на остров семью.

Можно ли доверять этому человеку? Да, с оговорками, но можно, ибо я для него словно отец родной. Ну и, кроме того, он дал мне клятву на верность, не простую, бла-бла, тыры-пыры, обещаю верно служить, а на крови перед походным алтарем моей покровительницы богини Кама-Нио. Поэтому все, о чем мы с ним будем разговаривать останется между нами. И с Тимом Теттау я могу быть откровенен, тем более что с острова, который принадлежит мне, не сбежать, а он всегда рядом и находится под присмотром моих тайных стражников и дружинников.

Летописец, тем временем, поднял голову от рукописи, посмотрел на меня, повторил свой вопрос и я ответил:

– Напиши, что сегодня граф Ройхо посетил предполагаемое место строительства форта на горе Охот. После чего принял послов Королевства Иншир-Эрлиль и Торговой Республики Гэцат, то есть дари и манкари. Чужеземцы выдвинули графу ультиматум, а Уркварт Ройхо послал их всех настолько далеко, насколько ему хватило словарного запаса и фантазии.

– Нет, так не пойдет, – Теттау слегка смутился, покраснел и пояснил: – Мне предстоит написать хронику, которая переживет века, а то и тысячелетия, и я не могу изложить на бумагу дословно все то, что вы сказали иноземцам.

– Тогда подбери синонимы, которые бы соответствовали моим выражениям.

– Это будет сложно.

– Ничего, ты справишься. Книжек много прочитал, так что разберешься.

– Постараюсь.

Тим Теттау кивнул и вновь склонился к бумаге, на которую он по шагам записывал основные моменты моей жизни. Заскрипел карандаш, и я вновь посмотрел в окно, за которым раскинулся мой город…

Утром, лишь только солнечное светило полыхнуло своими лучами над линией горизонта, я взобрался на гору Охот. Зачем? Причин несколько, но главных было две. Первая заключалась в том, что мне требовалось лично осмотреть место, где вскоре будет построен форт, в котором, в случае нужды или больших неприятностей, можно было бы укрыться.

Ну, а вторая была еще проще. Хотелось побыть одному и подумать о том, что я должен сделать в ближайшие пару-тройку дней. И именно поэтому рядом со мной находились только верные и молчаливые дружинники из кеметцев, которые держались немного поодаль, и обшаривали настороженными взглядами каждый придорожный камень.

С местом для начала строительства я определился быстро. Вершина горы достаточно плоская и на ней имелась площадка примерно триста на четыреста метров. Для укрепления это то, что нужно. Стены перекроют ведущую вглубь острова дорогу. Слева и справа ввысь вознесутся крепкие донжоны с катапультами и стрелометами, которые с одной стороны прикроют город, а с другой смогут обстреливать раскинувшийся внизу Данце и телепорт. А за ними будут находиться казармы и продовольственные склады.

Правда, имелась одна весьма серьезная проблема – вода, точнее сказать, полное ее отсутствие на вершине. Но чародеи магической школы «Данце-Фар», в основном местные жители, утверждали, что если продолбить десять метров скального грунта, то можно добраться до подземного озера. Так что, если они не врали, а резонов обманывать того, кто может лишить их живота, нажитого добра и семей, у них не было, вскоре на горе появится полноценный имперский укрепрайон. И что немаловажно, этот форт будет не единственным укреплением в Данце.

На берегу, перед входом в порт, одновременно с ним начнется возведение полноценной крепости на тысячу бойцов с пятью-шестью артиллерийскими батареями. При этом, конечно же, можно спросить, а зачем нужны мощные оборонительные сооружения, если мои предшественники, Совет Капитанов острова Данце, триста лет без них жили и ничего? И ответ очевиден. Мир опасен, и кругом превеликое множество врагов. Как лично моих, так и тех, которые бы желали падения или распада государства, где я проживаю, и которому служу. Поэтому, воленс-неволенс, а оборону надо крепить, ибо рано или поздно, но агрессоры припрутся к нам в гости. Четкое понимание этой истины помогло мне защитить свое графство от пиратов и подготовиться к войне с северянами-нанхасами. И потому я готовлюсь к тому, чтобы дать отпор любому, кто покусится на мою собственность и пожелает ограбить людей, которых граф Ройхо взял под свою руку.

Итак, со строительством, предварительно, я определился. Позже на вершине должны были появиться наемные архитекторы и местные маги, которые скажут свое веское слово. Я выделю финансы. Назначу старшего, который возьмет на себя ответственность за возведение объекта, и на время об этом забуду. Но это все будет позже. И присев на круглый валун у дороги, я смотрел на синеву моря внизу, на порт, где стояли готовые к продаже графу Тайрэ Руге бывшие пиратские корабли, и на Данце, мой город.

«Хм! – в тот момент я мысленно усмехнулся и обкатал словосочетания: – Мой город. Он Мой. Данце принадлежит Ройхо. Уркварт хозяин столицы архипелага Ташин-Йох. Круто, однако!»

Впрочем, взять город и остров это одно, а ты попробуй-ка его удержи. Вот это да, морока. Но для этого у меня имелось все необходимое. Воины. Маги. Соратники. Корабли. Деньги. Поддержка с Большой Земли. А так же, помогающая мне в делах хитрая ламия Отири, которая сама себе на уме. И значит Данце останется за мной. В чем-чем, а в этом я старался не сомневаться, ибо уверенность в себе – краеугольный камень всей моей жизни.

Мыслей было много, и они касались самых разных граней моей жизни. Одна сменяла другую, словно кусочки мозаики они складывались в общую картину, а на душе было тихо и спокойно. Благодать.

Однако на горе я просидел недолго. Дождался восхода солнца, спустился вниз, вошел в свое логово и сразу же направился в просторный светлый зал на первом этаже, где проводились торжественные мероприятия Гильдии Купцов острова Данце. Местных купчин на острове практически не осталось, поскольку большинство из них по законам империи были осуждены за контрабанду и скупку пиратской добычи. И после этого, лишенные своих богатств, которые были реквизированы в мою пользу, торговцы отправились на рудники. Ну, а те, кто все же сохранил свободу, теперь ударно работали на нового хозяина, то есть, на меня, и им было не до банкетов и приемов. Поэтому здание Гильдии Купцов стало моей островной штаб-квартирой, а помещение, куда я вошел, тронным залом графа Ройхо Ваирского.

Здесь ко мне сразу же присоединилась Отири, которая, как обычно, находилась в образе юной жрицы богини Кама-Нио, адъютант Трори Ройхо, летописец, представитель от магической школы «Истинный Свет», один из двух моих чародеев Херри Миан, Бала Керн и пара сотников. Я сел на трон, который некогда принадлежал выборному главе Совета Капитанов Данце, и обратился к брату:

– Они уже здесь?

– Да, – затянутый в черный полувоенный мундир молодой воин, кивнул. – Остроухие и краснокожие в приемной. Нервничают. Но вида не показывают и ведут себя вызывающе.

– Хорошо. Приглашай.

Надо сказать, что после того как мной было захвачено пиратское гнездо город Данце, в нем произошли серьезные изменения, которые коснулись всех жителей этого приморского поселения, в том числе и заокеанских гостей, манкари и дари. До моего появления на острове они чувствовали себя среди пиратской вольницы вольготно, многое могли себе позволить, скупали добычу, кредитовали вольных капитанов, и их дела шли настолько успешно, что краснокожие в Данце даже филиал банка открыли. Солидная контора, между прочим, ответвление финансовой структуры «Братья Фишинеры». Ну, а остроухие нелюди держали здесь свое дипломатическое представительство. И все у них было хорошо, пока не появился граф Ройхо.

Данце снова оказался в составе империи. И иноземцы, прощупав меня на «слабо», на время притихли. Почему, совершенно понятно. Заокеанцы крепко надеялись на то, что вскоре ваирские пираты отобьют свой остров, и соединяющий меня с империей телепорт будет заблокирован. Но флотилия капитана Палача была разбита, а я укрепился на острове и почистил город от швали и потенциальных предателей. После чего они оказались своего рода заложниками, которые сидели тихо, словно мышки в норе, а правильнее будет сказать, загнанные в угол крысы. Дари находились в посольстве, бывшем пиратском особняке, а манкари в банке. И я ожидал, что пройдет пять-шесть дней, и иноземцы напросятся ко мне на прием и постараются выторговать для себя приемлемые условия, при которых они могли бы покинуть остров Данце вместе с имеющимся у них на руках золотом, и без ущерба своему здоровью. Однако день сменялся новым днем, и все было тихо. И это говорило мне о том, что заокеанцы к чему-то готовятся, или же чего-то выжидают. Чего? Этого я не знал, но не нервничал, а продолжал заниматься текущими делами, разбирался с убийцами из клана Умес, и готовился к неожиданным шагам потенциальных противников.

Наконец, время все расставило по своим местам. Армия императора Марка Четвертого перешла в решительное наступление на республиканцев, которые тоже готовили масштабный «Дранг нах Грасс-Анхо», однако мы, остверы, их опередили. Кровавая битва за равнину Верна-Юль длилась двое суток. И как только она началась, краснокожие банкиры-торговцы и остроухие дипломаты-шпионы потребовали у меня немедленной аудиенции.

Все ясно. С родины они получили команду действовать. Решили меня прижать, и с их точки зрения все было правильно. Император вот-вот потерпит сокрушительное поражение (в этом они были уверены на сто процентов). И тут появляются они, давят меня угрозами того, что если я их не выпущу, то через месяц-другой появится карательная эскадра, и мне сделают больно. Ну и, само собой, граф Ройхо Ваирский будет вынужден отпустить их с острова, ибо он, хоть и отморозок, но не самоубийца и должен понимать, что империя вот-вот рухнет, и заступиться за него будет некому.

Однако я решил выждать и потянуть время. Двое суток, под разными предлогами, не имея информации с востока, отказывался от встречи с манкари и дари. И пока суть, да дело, приказал наемным столичным магам блокировать все их переговоры с родиной и отправил срочное письмо в Грасс-Анхо. Мне требовались инструкции, как поступить, и они были мне даны. Император, который все же взял под свой контроль Верна-Юль и, несмотря на огромные потери в блин раскатал вражескую армию, лично написал мне короткую записку на клочке серой грязной бумаги с капелькой крови в углу и отпечатками пальцев. И если бы на ней не стояла малая (походная) печать Марка Четвертого, то я бы решил, что надо мной смеются. Однако печать имелась, и доставил послание не абы кто, а черный гвардеец, уже знакомый мне корнет Вих Бенфер. Ну, а что касается послания, то в нем было написано следующее:

«Делай все так, как мы договаривались ранее. Манкари и дари рассматривать как будущих врагов, война с ними близка. На все их требования отвечай отказом и с острова не выпускай. В выражениях можешь не стесняться. При первой же возможности, как только посчитаешь нужным, спровоцируй заокеанцев на конфликт и атакуй. Половину захваченного у них золота и ценностей передашь в имперскую казну, остальное твое. При допросе вражеских купцов и дипломатов должны присутствовать тайные стражники семьи Каним и графа Руге. Вскоре тебе в помощь пришлем людей. Марк».

Инструкции были получены, и я принял тех, кто жаждал меня увидеть. Двустворчатые двери раскрылись, и появилась весьма представительная делегация.

Впереди три манкари, высокорослые седоватые брюнеты в коротких бирюзовых туниках и жестких кожаных сандалиях. Длинные зачесанные назад волосы, сколоты на затылке вычурными костяными гребнями. Оружия нет. И это легко объяснить. У краснокожих его имеют право носить исключительно воины или моряки, что в принципе одно и то же, а передо мной предстали банкиры, младшие клерки финансовой конторы «Братья Фишинеры».

За людьми появились дари, мужчина и женщина. Представитель сильной половины этого народа, блондинистый воин неопределенных лет, с тонким узким мечом на широком поясе в парадном белом мундире королевской гвардии с зелеными финтифлюшками орденов на груди. Типичный эльф-боевик, наверняка, мастер-мечник. Нечеловеческая морда, в меру смазливая, надменная и доверия ни разу не внушающая. А вот женщина была красива и притягательна. На вид лет двадцать. Хрупкая. Личико чистое. Чувственные губы. Ровный идеальный носик. Карие глаза. Необычные сиреневые волосы, непонятно, то ли крашеные, то ли мутация, то ли от природы такие. Пышное воздушное светло-зеленое платье, которое для себя я определил как бальное, а на голове усыпанная бриллиантами диадема.

Вроде бы не было в ней ничего такого, на чем стоило бы заострить внимание, и даже волосы странного цвета меня не удивляли, ибо на моей родине планете Земля раскрашенных дуриков я видел немало. Но, тем не менее, имелось в ней нечто притягательное, а что, понять не мог. И потому я задержал на эльфийке свой взор несколько дольше, чем на других гостях. Я посмотрел на нее, а она на меня. После чего почувствовал, как эта странная девушка, которая оказалась чародейкой, пытается залезть в мою голову и делает это настолько нагло и грубо, чуть ли не на показ, что я разозлился. Всерьез. Настолько, что мне захотелось вынуть из ножен свой черный клинок, подойти к этой ушастой твари, и отчекрыжить ее покрытую сиреневыми волосами головенку. Однако до поры я сдержал свой гнев. И как только девушка-дари, убедившись в том, что мой разум прикрыт надежным магическим блоком имперской школы «Гарджи-Тустур», опустила глазки долу, начал разговор.

Естественно, я поинтересовался целью их визита. Все вежливо и сухо. И услышал то, к чему был готов. Много-много витиеватых слов, общая суть которых сводилась к тому, что я, граф Ройхо, существо второго сорта, которое отняло у пиратов (кстати сказать, они существа третьего сорта) остров. Это факт. И они, представители народов дари и манкари, так и быть, против этого не возражают. Однако я просто таки обязан разрешить кораблям наших заокеанских соседей войти в порты Данце, и дать остроухим и краснокожим существам первого сорта вывезти с острова все накопленное ими золото, драгоценности, книги и артефакты. А иначе, когда империя падет (в этом сомнений не было) мне придется ответить за все, за наглость, за остверскую кровь и т. д.

Такие вот дела. Заокеанцы, которые, скорее всего, пока еще не знали о том, что Марк Четвертый удержал за собой поле боя в долине Верна-Юль, нарывались. Ну и поскольку я имел разрешение императора на развязывания конфликта, то долго не думал и высказал заокеанским купцам и дипломатам все, что думаю о нелюдях и манкари. Причем половина того, что я сказал, являлось нецензурщиной, которую, как правильно заметил Тим Теттау, потомкам читать не стоит. И если общую суть и основной посыл моей речи выразить в нескольких предложениях нормальным имперским языком, то получится примерно следующее:

– Вы что, твари!? Совсем берега потеряли!? Сутки времени вам на то, чтобы сдать все ваши богатства. И после этого, имперский граф Уркварт Ройхо, возможно, снизойдет к вам. Даст одну галеру на всех и разрешит убраться с Данце в вашу заморскую Хурхуяровку. Время пошло! Все вон!

Что хотел сказать, я сказал, а пока произносил свою пламенную речь, постоянно отслеживал реакцию посетителей, которая была разной. Манкари, трусы, как-то сжались и притихли, а вот эльфы-дари, напротив, прямо таки вспыхнули. Воин, номинальный глава посольства, которого звали Баиль-асван-Артиэль, схватился за меч. Как же, его оскорбили, причем не завуалировано, а прямо и в грубой форме. Ну, а девушка с синими волосами, Кейа-фор-Амаль, по некоторым мелким признакам, истинный глава эльфийской миссии в Данце, сжала кулачки и так посмотрела на меня, что если бы взглядом можно было испепелять людей, то я бы распался в прах за одну секунду.

Впрочем, я никого не боялся, а силы остроухой чародейки были не настолько велики, чтобы причинить мне вред. И посмотрев на моих дружинников, которые были готовы броситься на дари, на Миана с мощным артефактом в ладонях и на совершенно спокойную ламию, дари и манкари промолчали, и покинули тронный зал. За ними ушли дружинники, Керн и маги. Мы с Отири остались вдвоем, и я спросил ее:

– И как тебе моя речь?

Северная ведьма слегка улыбнулась и ответила:

– Жестко, грубо, прямолинейно и эмоционально. Ни манкари, ни тем более эльфы к подобному не привыкли. И это, наверняка, выбило их из колеи. Однако, зачем тебе это? В чем смысл?

– В том, Отири, что сейчас они лишены связи с родиной и вот-вот узнают о том, что император не отступил к столице, а смог разбить одну из вражеских ударных армий. Им, как и мне, понадобятся новые указания сверху, ведь они не сами по себе, а являются представителями своих государств. А связи-то нет, и иноземцы постараются ее восстановить. Самый простой способ это сделать, убрать из оцепления одного-двух магов. Дальше все просто. Нападение на имперского вольного чародея, и я получаю повод захватить банк и посольство. По большому счету разгромить дари и манкари я могу и так, без всякой причины, но лучше если она будет.

– А если заокеанцы затаятся и не станут убирать магов, которые наводят помехи?

– Ничего, придумаем что-то другое. Изнасилованную горожанку. Избитого мальчика. Обманутого купца. Вредительство. Поджог. Диверсию. Вариантов много.

– Ясно. А занятия когда продолжим?

– Вечером, – кивнув на дверь, я поинтересовался: – Заметила, как чародейка мне в голову лезла?

– Да.

– И что про нее можешь сказать?

– Дура. Наглая. Тупая и слабая. Гонору много, а толку нет. Так что остается только посмеяться над ней.

Моя наставница слегка кивнула и без объяснения, куда и зачем она идет, покинула тронный зал. Ну, а я отправился в кабинет, возле которого меня уже ожидал Тим Теттау…

– А разрешите вопрос? – снова обратился ко мне летописец.

– Да, – ответил я.

– А что это за место, Хурхуяровка, куда вы иноземцев посылали?

– Это далеко отсюда, очень далеко. Мифический населенный пункт.

– И из какой это мифологии?

– Неважно. Напиши, что из остверской.

Вопросов больше не последовало. Теттау продолжил свой труд. И в этот момент вошел Трори, который доложил:

– Прибыли посланцы императора. Маг школы «Торнадо» барон Ангус Койн и полковник Рагнар Каир.

«Ого-го! – удивился я. – Кого не ждал, те и появились. Дядя-маг, тот самый человек, который некогда перекинул разум и душу Лехи Киреева в тело ставшего „овощем“ Уркварта Ройхо, а затем помог мне адаптироваться в новом мире, и главный диверсант семейства Канимов. Серьезные люди, но рад ли я им? Пожалуй, что да. Наверняка, они прибыли для того, чтобы помочь мне решить проблему иностранцев. И помимо этого они смогут мне рассказать о том, что же на самом деле происходит на востоке, а то кроме слухов ничего и нет. Правда, не понятно, почему их отпустили из действующей армии, где каждый чародей и офицер на счету. Но думаю, что они этого скрывать не станут, все же не чужие мы люди, и у нас есть за плечами опыт сотрудничества».

– Зови дорогих гостей, – я посмотрел на Теттау: – Ступайте Тим, продолжите сами.

Летописец вздохнул, взял свой черновик, толстую книгу, в которую он записывал все самое интересное и поучительное из жизни своего сюзерена, и выскользнул за дверь. Я вышел на середину комнаты. И когда полковник Каир и барон Койн оказались передо мной, то встретил их со всем моим почтением, как близких по духу и крови людей. Сначала пожал руку полковнику, крепкому мужчине в темно-зеленом егерском мундире, а затем поприветствовал дядю. После чего пригласил их присесть. И со спины, глядя на посланцев на императора, я понял, почему они на время покинули Восточный фронт. У младшего Каира с трудом сгибались ноги, а у Койна вся шея была покрыта множеством мелких шрамов.

Видимо, в битве за Верна-Юль им досталось. И суть ранений имела некоторую магическую составляющую, то есть лечение было непростым. Ну, а поскольку они не рядовые воины, с ними, наверняка, занимались лучшие имперские специалисты-медики и жрецы. Вылечить мага и диверсанта, конечно, вылечили. Однако организму требовался хотя бы относительный покой. И Марк Четвертый вместе со своим тестем Ферро Канимом отправили Рагнара и Ангуса ко мне. Вроде бы и отдых, а в то же время и при деле.

Ладно. Я не против. В мои дела они лезть не станут (разве только дядя, который мечтает о древних знаниях), а грамотно организовать захват иноземцев помогут. Здесь все ясно, а помимо этого они проследят за тем, чтобы граф Ройхо Ваирский не утаил трофеи и правильно разделил захваченное в филиале банка золото, ибо порядок должен быть всегда. Это я тоже понимаю, точно так же как и то, что облеченные властью короли и магнаты за океаном унижения и уничтожения своих соотечественников мне не простят. Но это ничего. Одним врагом больше, одним меньше. Пока это они соберутся, да пока войну объявят, и сюда в Ваирское море эскадру пришлют, я буду готов. Да и не легко ко мне через океан доплыть, ведь это надо сначала архипелаг Гири-Нар миновать, а сделать это совсем не просто. Так что буду жить дальше и не расстраиваться, грабану ушастых и краснокожих, и возьмусь за решение других вопросов и задач.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

сообщить о нарушении