Василий Сахаров.

Ходок



скачать книгу бесплатно

– Как давно ты служишь демонам? – задал я первый вопрос и включил диктофон на телефоне.

– Семнадцать лет…

– Как тебя завербовали?

– Дети болели сильно… По бизнесу плохо было… Бандиты наезжали… У самого проблемы с сердцем… Думал, все… кончена жизнь… Но родственник помог… Объяснил, что всегда можно поправить свои дела…

– Как поправить?

– Отправлять людей на Кромку… Потом товары… Еще батарейки заряжать…

– Батарейки – это пирамидки в ящиках?

– Да…

– Как их заряжали?

– По-разному…

– А ты как это делал?

– Я опекаю психбольницу… Там батарейки оставлял… Люди болеют… Убивают… Страдания всякие испытывают… Вот батарейки и заряжаются… За месяц вся партия под завязку… Еще можно в больницах энергию черпать… На войне… В приютах и борделях для извращенцев…

– Это все?

– Нет… Способов много… Бездомные есть и шлюхи… Можно их брать… Потом пытки… Батарейка быстро заряжается… Но хозяин любит живых и свежих…

В душе образовался комок ненависти, и перед глазами потемнело. Я едва не сорвался и не прикончил пленника. Мразь! Ублюдок! Сволочь! Таких на куски рвать надо. Однако пришлось сдержаться, поскольку разговор в самом начале. Поэтому, уняв гнев, я задал следующий вопрос:

– Гляжу, после того как стал служить хозяину из другого мира, жизнь наладилась?

– Да… Здоровье хорошее… Связи появились… Бандитов отвадил…

– А самому не противно этим заниматься?

– Сначала было не по себе… Потом привык… Это как работа… Она может не нравиться… Но нужно ее делать…

– Как общаешься с хозяином?

– Через крест на груди… Он подпитывает того, кто его носит… Иногда даже можно говорить с хозяином или его слугами…

– Бесами?

– Не ведаю… Только голоса слышу… А видений не было…

– Кто глава секты «Светлый путь»?

– Вороневский… Он на поляне… Ты его убил…

– А на самом деле кто?

Краткая пауза и ответ:

– Главный я… Вороневский только лицо… Говорить умел хорошо… Когда-то на священника учился и при храме жил… Потом его выгнали, а мы приютили… Он пастве про бога говорил… Нужных людей подбирал… У кого связи, деньги и влияние, того приближаем… Остальные – корм… Когда времени нет или не получается с бомжами, берем жертву из прихожан…

– Остальные двое кто?

– Ромов, глава Балашихинской общины… И Арумян… Он в Химках лохов на веру разводил…

– Каюмова помнишь?

– Да… Он пропал… Искали его и не нашли… Потом забыли…

– Кому ты подчиняешься?

– Никому… Сам по себе…

Он солгал, а я это почувствовал и ударил его по колену.

– Ты чего?! – воскликнул пленник и, сдерживая крик, крепко сжал губы.

– Правду говори! А иначе наш договор потеряет силу!

– Понял тебя… Понял… Надо мной Викентьев… Олигарх… Он считается верховным жрецом Стейкорфа… Живет в Москве… Контролирует общины и секты в России…

– И много вас?

– Много… Больше, чем тебе кажется… Наши люди везде… В правительстве… В армии… В полиции… В бизнесе… От большинства толку немного… Только на словах служат Стейкорфу и другим хозяевам… Но мы не из таких… У нас все по-честному… Отрабатываем… Хозяин весточку присылал… Говорил, что пришлет настоящих собирателей… Тогда дармоеды уйдут… А мы останемся и станем помощниками новых жрецов-собирателей…

– Не суть.

Лучше скажи, против вас кто-то борется?

– Есть такие… Иногда полицейские попадаются честные… Или церковники с ведунами… Только они все слабые… Полицейских останавливаем приказом сверху или покупаем… То же самое с церковниками… А ведунов немного, и они стараются держать нейтралитет… Редко нам пакостят… И мы с ними почти не пересекаемся…

– Валентину знаешь? Она старуха-ведунья.

– Слышал про нее… Но лично не встречались… Сильная… Много ей лет… Сколько точно, никто не знает… Нас не останавливает, и мы ей не мешаем…

– А почему так?

– Я же говорю… Мало их, ведунов… И они держатся в стороне от власти…

– Где Валентина проживает, можешь сказать?

– Нет… Не знаю…

– Ясно. А теперь скажи, казна у вас есть?

– В смысле? – Он не сразу сообразил, о чем речь.

– Я говорю про деньги. Где вы их храните? Не те, что в банках, на счетах, а черная касса.

– Так тебе деньги нужны? – Несмотря на постоянную боль в ноге, он заулыбался.

– Да.

– Есть казна… Есть… Верь мне, ведьмак… Кушать и красиво жить все хотят… Девушки будут и машины… По золоту ходить станешь, из платиновых кубков пить… Я знаю… И ты тоже… Сколько тебе надо? Скажи… И все будет… Привезем куда надо…

– Расскажи, где у вас тайник.

– Зачем говорить? Давай вызову своих ребят… Они тебя отвезут… Возьмешь столько, что не унесешь…

Он попытался вести свою игру, и я не выдержал, отвесил ему пощечину, разбил губы и сказал:

– Повторяю. Назови место, где у вас тайник.

Мотнув головой, он ответил и назвал адрес съемной квартиры. Потом еще одной. И еще. Затем сдал адреса своих помощников, раскрыл структуру своей секты и поведал о других общинах. Информации у него было много, но вскоре дала знать о себе кровопотеря. Он слабел и жаловался на онемение ноги. Еще немного, и ему станет совсем плохо. Исмаилову нужно в больницу, а перед этим перетянуть жгут, который заблокировал кровь, иначе ампутация. Но я его никуда везти не собирался и, спрятав мобильник в карман, обошел пленника со спины.

– Развяжи меня… – прошептал он.

– Конечно, – ответил я, рукояткой штурмового ножа ударил его в висок и услышал характерный хруст хрупкой кости.

Это получилось легко, словно свинью убил. Правда, животное сопротивляется, вырывается и орет перед смертью, а пособник демона даже не успел сообразить, что происходит. До последнего момента он надеялся, что спасется.

«Легкая смерть», – посмотрев на мертвеца, с сожалением подумал я, а затем забрал его вещи и вышел на поляну.

Где-то неподалеку крутились мелкие падальщики, которые почуяли смерть, но не решались приблизиться. К сожалению, скрыть все следы расправы над сектантами не получится, и утром, в лучшем случае в полдень, трупы найдут. Сначала обнаружат машины, а потом и демонопоклонников. После чего здесь появится полиция, которая начнет поиск убийцы. Однако я по этому поводу не переживал.

В первую очередь начнут искать мотив расправы. Потом составят круг подозреваемых из тех людей, кто вел дела с покойными, и местного криминалитета. А я вне подозрений. Оружие не засвечено, и следов я не оставлю. Поэтому волноваться не стоило. Надо соблюдать элементарную осторожность, и этого достаточно.

Натянув тонкие перчатки, я обыскал мертвецов на поляне. Собрал бумажники и вынул деньги. В плюсе семьдесят тысяч рублей, три тысячи долларов и девятьсот евро. Для провинциального городка сумма неплохая. Это не считая трех тайников, которые необходимо вскрыть в ближайшее время.

На миг остановившись, я огляделся. Что дальше? Нужно уничтожить батарейки.

Собрав сушняк, разжег костер и стал сбрасывать в огонь обсидиановые пирамидки, кресты сектантов, телефоны и документы. Огонь все пожрет, уничтожит и очистит.

Спустя полчаса, когда до рассвета оставалось совсем немного, еще раз обошел поляну. Чисто. Следов не оставил. Деньги, ключи Исмаилова и его дешевый мобильник в кармане. Можно уходить.

5

Покойный Исмаилов информации дал немало. Есть над чем подумать. Но самое главное – он выдал адреса квартир, в которых хранил наличные деньги, артефакты и документы. Это проще, чем закапывать чемоданы с долларами и рублями в лесу. Время иное, и теперь проще оборудовать тайники в городах, в самых обычных квартирах, которые находятся под присмотром вневедомственной охраны или серьезного ЧОПа. Так он считал, и в его поступках имелось здравое зерно. Хоть и мразь, но человек неглупый.

Квартир было три. В Электростали, в Балашихе и Химках. Именно в этих городах работали подчиненные Исмаилову секты, и еще пара отделений заряжала магические батарейки в Москве. То есть в своей структуре он отвечал за восточные районы Московской области.

Одна из конспиративных квартир находилась в моем родном городе, близко к центру. И, не откладывая дела в долгий ящик, я вновь спрятал оружие, переоделся и отправился на улицу Ленина. Нашел нужный мне пятиэтажный дом и присел на лавочку возле подъезда.

Раннее утро. Двери в подъезде металлические, с кодовым замком. Люди входили и выходили. Все спокойно. Видеокамер нет, и, дождавшись, пока из дома выйдет молодая девушка с ребенком, я надвинул на глаза кепку и проскользнул внутрь.

Съемная квартира Исмаилова находилась на пятом этаже. Очень удобно. Я поднялся наверх, с телефона покойного сектанта позвонил на пульт охраны, назвал кодовое число и попросил отключить сигнализацию. После чего открыл дверь и вошел в квартиру.

Обычная двушка. Минимум мебели, на кухне холодильник, а в зале телевизор. Обстановка среднестатистическая. Где тайник, искать не надо, сектант о нем рассказал, и я подошел к шкафу. Внутри пусто, ничего интересного для воров, если бы они оказались в квартире. Но схрон был здесь, и, вытащив нижнюю полку, я обнаружил металлический ящик с кодовым замком. Вбил восемь цифр, щелкнул замок – и готово. Открыл крышку, увидел содержимое и повторил фразу незабвенного Жоржа Милославского:

– Это я удачно зашел.

В тайнике лежали пачки банкнот, а рядом две толстые папки с бумагами, пара нательных крестов с Кромки и флешка. Ноутбука у меня нет, следовательно, флешку просмотрю позже, а кресты уничтожу при первом удобном случае. Но это потом, а пока пересчет денег и ознакомление с документами. Благо никто меня не торопил, не дергал, и опасности не было.

Самая крупная сумма, которую я держал в руках, пятьдесят тысяч рублей. А сейчас в моем распоряжении целое состояние, ибо денег в тайнике оказалось на удивление много. Четыре миллиона рублей, пятьдесят тысяч долларов и десять тысяч евро. По моим меркам деньги сказочные, и раньше, окажись они у меня, я прыгал бы от счастья. Но сейчас, после всего что со мной произошло, восторга не было. Удовлетворение испытал, признаю. Но и только. А для сектантов подобный тайник – обычный резерв на черный день, который использовался для подкупа чиновников в случае каких-либо неприятностей.

Отложив пачки банкнот в сторону, взялся за папки с документами. В одной оказались списки сектантов, с паспортными данными, характеристиками, указанием уровня допуска к секретам общины и заключением опытного психолога. Однако это были не все, а самые перспективные в плане финансового благополучия или связей. В другой папке компромат на трех человек, двух чиновников и полицейского в звании полковника. У каждого имелся грешок, и сектанты об этом знали. Поэтому в случае опасности они всегда могли использовать компромат, и это позволяло им ничего не бояться. Можно похищать и убивать людей, делать это безнаказанно и не опасаться справедливого возмездия.

Перекинув деньги и документы в большой пакет из-под продуктов, а кресты в сумку, я присел на диван и включил телевизор. Как раз шли новости, сюжет из Донбасса. Стрельба, бегущие люди, горящие дома, бьющая по городам артиллерия и колонны бронетехники под украинскими флагами. В суть я не вникал, и так ясно, что скажет диктор и о чем речь. Война, где бы она ни происходила, всегда приносит только горе. Особенно гражданская, как в соседней стране. Однако меня это не касалось, ибо и без того много забот, и я вновь задумался о своих дальнейших действиях.

Одну квартиру обчистил. Осталось еще две, и там наверняка точно такой же комплект: документы, артефакты и деньги. На поездки из города в город и изъятие ценностей потрачу сутки, должен уложиться. А потом необходимо обзавестись жильем и машиной. Нужен свой угол, наверное, съемный, и автомобиль, не слишком дорогой, но надежный. На это потрачу еще пару дней и часть денег. После чего следует набрать команду помощников, ибо сам везде не успеваю. По сектантам работать надо. На Кромку прогуляться надо. Разведку к порталам, которые находятся в соседних областях и выходят на Перуновы горы, отправить надо. Контакты с бизнесменами, которые снабжают анклавы, устанавливать надо. И с Валентиной через шесть дней встретиться тоже надо. Хотя в последнем я уже не уверен. Нужно ли встречаться? Очень уж странная старуха, таинственная и сама по себе. Она мне не враг, но и не союзник. Насколько я понял, держится отдельно от общества, сектантам не мешает и проводит на кладбищах свои ритуалы. Одно это уже настораживало, поэтому нужно дополнительно подумать, стоит с ней разговаривать или нет.

В общем, все понятно. Я один, мне не разорваться. А где помощников найти, что характерно, честных, порядочных и хорошо подготовленных? Алкашей и наркоманов на улицах полно, за бутылку или дозу маму родную продадут и лучшего друга на перо посадят. Но мне такие не нужны. Они вообще никому не нужны и не интересны, разве только полицейским, чтобы очередное дело закрыть. И если набирать людей, нужны профессионалы вроде Челбаса и Ворона, спортсмены или отставные военные, можно и полицейских привлечь. Однако просто так к ним не подойдешь и работу не предложишь. Это может прокатить один раз, как подработка, а потом начнутся вопросы.

«Стоп! – Я направил мысль в другую сторону. – А что, если помощников набирать не на Земле, а на Кромке?»

Задумался. Посидел. Пораскинул мозгами и отбросил эту идею. Во-первых, еще неизвестно, смогу ли я кого-то протащить с Кромки на Землю. Сам едва прорвался, а повторных попыток не делал. И если меня каждый раз при переходе будет бить током, долго я не выдержу – или сердце остановится, или в качестве пациента отправлюсь в дурдом. Во-вторых, гарантий преданности бойцов с Кромки нет. Они тоже начнут задавать вопросы, а потом могут поделиться тайной с друзьями-приятелями – и понеслось. Вот он, тот самый парень, который открывает порталы! Лови его! Хватай! Мы тоже хотим на Землю! Верни нас на родину! Стой, мерзавец! Не убегай! Мы тебе ничего плохо не сделаем! Только на цепь посадим, чтобы больше не скрывался!

Впрочем, и так понятно, что рано или поздно мой секрет раскроют.

Представив, как по каменецким улицам за мной гонится огромная толпа потеряшек и повольников, я улыбнулся и решил не забивать себе голову. Судьба ко мне милостива, и шансы найти соратников-помощников предоставляются каждый день. Просто надо быть внимательней, присматриваться к людям, не проходить безразлично мимо, и тогда что-то получится.

С пакетом в левой руке и сумкой на правом плече я покинул квартиру. Вышел на улицу и, прежде чем отправиться за город, где в неприметной лесополосе собирался спрятать добычу, остановился. Взгляд скользнул по тихому дворику, и внимание привлекла группа алкоголиков. Трое опухших мужиков с утра пораньше сидели на детской площадке и соображали. Похмелье штука серьезная, его необходимо загасить, а денег, как обычно, у них не было, и они приставали к прохожим.

– Ко-ля-а-а… – протяжно прогнусавил один алконавт, обращаясь к вышедшему из соседнего подъезда худому мужчине в очках, в камуфляжных штанах от маскхалата и тельнике. – Давай бухнем.

Очкарик промолчал. Он подошел к мусорному баку, выкинул в него пару пакетов и направился обратно к подъезду.

– Ко-ля-а-а… – не унимался алкаш. – Неправильно себя ведешь. Людей игнорируешь. Не здороваешься и мимо проходишь. Попутал, что ли, сосед?

– Да пошел ты, – огрызнулся Коля.

В этот момент алкаш совершил ошибку. Не покидая скамейки, он поднял с земли палку и кинул ее в соседа. Попал. Палка перетянула Колю по спине, и компания алкашей громко заржала. Видимо, они посчитали, что это смешно, а очкарик, внешне совсем не здоровяк, опустит голову и поспешит скрыться в подъезде. Ведь он один, а их трое, и толпой алконавты храбрецы. Да только они ошибались. Коля человеком оказался нетрусливым, и тельник ВДВ носил не просто так, потому что нечего надеть. Он резко развернулся, бегом бросился к алкашам и свалил своего обидчика ударом ноги в голову.

Алкаш без крика, потеряв пару зубов, слетел с детской скамейки и затих. Его собутыльники попробовали рыпнуться, но Коля не растерялся. Одного сбил, когда тот поднимался. Толкнул его в грудь раскрытой ладонью, и алкаш прилег рядом с товарищем. А последнего он схватил за горло, цепко, не вырвешься, и сжал ему кадык.

– Запомни, гнида! – Коля всмотрелся в пропитую морду пьяницы. – Я вернулся домой, и в этом дворе теперь будет порядок. Понял?!

Коля слегка ослабил хватку, и алкаш просипел:

– Понял… Отпусти…

– И другим своим приятелям передай, что возле нашего дома появляться не надо. Здесь не рюмочная.

– Пе-пе-передам…

– Свободен.

Полная победа, и Коля отпустил алкаша. После чего отвернулся, сделал пару шагов и не заметил новой опасности. Алкоголик, который валялся на земле, поднялся, и в его руке мелькнул нож. Глаза у него были дикими, он был в ярости. В таком состоянии совершить убийство может даже нормальный человек, а тут пропойца.

Алкаш бросился на Колю со спины, и он успел бы вонзить в него клинок. Однако не сумел, потому что я решил вмешаться. Действуя на одних инстинктах, я сбросил сумку и пакет, а затем рванулся к нему. Длинным прыжком перескочил песочницу и сбил алкаша наземь.

Мы покатились по утоптанной травке. Только замерли – и я сразу оказался сверху.

Удар! Удар! Удар! Я бил его кулаком и превратил лицо в кровавое месиво, а потом услышал голос Коли:

– Хватит! Убьешь ведь!

В самом деле, я едва не убил алкаша. Остановился, прекратил его избивать и поднялся. Сделал пару глубоких вздохов и успокоился, а Коля в это время разъяснял пропойцам, что будет, если они побегут жаловаться полицейским.

– Значит, так, шакалы, – он посмотрел на алкашей с угрозой, а затем нагнулся и аккуратно, за лезвие, поднял нож, – если полицейским хоть слово вякнете, вам будет худо. Нож. Нападение. Вы с перепою. Значит, ответите за все, еще и чужое на себя возьмете, а нам ничего не будет. Нервы потреплют, но мы выкрутимся. Так что если начнется разборка, будете говорить, что между собой сцепились. Уяснили?

Пьяницы, которые уже были не рады, что зашли в этот двор, пробурчали что-то неразборчивое, а Коля протянул мне руку:

– Коля Николаев.

Я пожал его руку и тоже представился:

– Олег Курбатов.

– Ты меня выручил. Спасибо.

– Нормально.

– Пойдем ко мне. – Он кивнул в сторону подъезда. – Тебе умыться надо.

– Согласен.

Подхватив сумку и пакет, вслед за Николаевым я поднялся в его квартиру на втором этаже. Умылся, привел себя в порядок, и Коля предложил чай. Я согласился, и мы разговорились.

Николаев, как и я, местный. В восемнадцать лет ушел в армию и десять лет служил родине. Сначала срочку в разведроте мотострелковой бригады. Потом контракт в спецназе на Северном Кавказе. Не герой, но и не трус. Одинокий человек, который бывал на родине от случая к случаю. Собирался жениться, продать доставшуюся от родителей квартиру и перебраться на юг. Но не сложилось. Во время тренировочного прыжка с парашютом ветром его отнесло на лесополосу и крепко приложило. Он выжил, но возникла проблема со зрением, и армия от него избавилась. Что-то, конечно, выплатили, как оттянувшему восемь лет контракта. Только все это ушло на операции по восстановлению зрения. И теперь он никому не нужен. Боевые товарищи, как это часто бывает, его забыли. Родина платит небольшую пенсию. Скучно и нечем заняться. Поэтому Николаев целыми днями сидит дома. Пару раз с тоски выпивал с местными алкоголиками. Но смог завязать, не опустился и, когда вчерашние собутыльники повели себя нагло, наказал их.

В общем, такая вот судьба человека. Что-то он сам рассказал, а о чем-то я догадался. И, пока допивал чай, у меня промелькнула мысль: «А что, если предложить Николаеву присоединиться ко мне? Ведь только недавно я размышлял над тем, что судьба постоянно сводит меня с хорошими людьми. А Николаев человек достойный, сомнений в этом пока нет, и терять ему нечего. В рассказы о Кромке он не поверит, и я про нее пока промолчу, всему свое время. Но мое предложение он может принять. В деньгах у него нужда, а мне требуются люди, которые смогут оказать поддержку и прикрыть».

– Решено, – сам себе прошептал я.

– Что? – Коля вопросительно взглянул.

– Говорю, что могу предложить тебе работу, – поймав его взгляд, ответил я.

– Да какой из меня теперь работник. – Он пожал плечами и усмехнулся.

– Зря ты так. Я видел, как ты во дворе троих раскидал, и это не предел. Не спеши себя хоронить.

– Ладно. Давай конкретику. Сторожем предложишь куда-нибудь пойти или вахтером?

– Нет. Мне нужен боец, а лучше – группа.

– Банду колотишь? – Он подмигнул. – Расходный материал собираешь?

– Погоди ты. – Я слегка пристукнул по столу и продолжил: – Понимаю, что мы только познакомились. Но я вижу, что ты человек честный. Потому говорю с тобой открыто. Недавно я получил наследство. Деньги немалые, и это только начало. Однако есть проблема. Возможно, на меня начнется охота, и хотелось бы видеть рядом с собой крепких ребят, которые не предадут и не продадут. Ты из таких и мог бы мне помочь. Наверняка у тебя есть связи в «Союзе ветеранов» или еще какой-то подобной организации. Ты знаешь, кому нужна работа, и легко соберешь группу.

– Значит, хочешь охранников набрать?

– Не только охранников, но и топтунов, которые способны вести слежку и собирать информацию.

– Обратись в какое-нибудь сыскное агентство.

– По ряду причин сделать этого я не могу. Да и не хочу.

– Допустим, собрать группу я смогу. – Он мотнул головой. – А сколько платить станешь?

– Для начала сто тысяч в месяц. Рублей, конечно. Плюс премиальные. Но требовать стану всерьез. Что скажу, должно быть исполнено. Сам понимаешь, кто платит, тот и музыку заказывает.

– Это нормально. А что по оружию?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28