Василий Сахаров.

Ходок



скачать книгу бесплатно

Тронулись и направились подальше от Артемовска, в Богдановку. Однако сработало мое чутье. Впереди была опасность, и я толкнул Челбаса в плечо.

– Что? – Он слегка повернул голову.

– Не надо ехать по этой дороге.

Он не спрашивал, почему и отчего. Только кивнул и сказал Ворону:

– Парень прав. Надо полями уходить.

«Ауди» не самая лучшая машина для езды по сельским грунтовкам, но грязи не было. Поэтому мы проехали. Проскочили Красное. Благополучно добрались до Часова Яра, в который входили передовые группы ВСУ, а оттуда повернули на Дзержинск и Горловку. Повезло? Наверное. Но в неразберихе, которая царила кругом, это закономерно.

В Горловке Костя и Олеся сразу отправились в госпиталь, а мы остались на исполкоме. Челбас и Ворон встретили знакомых, и, пока они разговаривали, я осматривался.

Кругом люди. Сотни. Веселых и злых. Молодых и старых. Мужчин и женщин. Постоянное движение и суета, тихие разговоры и громкий смех. Кто-то проклинал Стрелка, который сдал родные города ополченцев. Кто-то, наоборот, хвалил и радовался, что удалось вырваться из Славянска. Кто-то шутил, а кто-то плакал.

На мгновение промелькнула мысль, что не надо ничего искать и не стоит возвращаться в Россию. Зачем? Ведь можно остаться в городе, записаться в любой отряд ополчения и сражаться против зла. Каратели бьют по городам из гаубиц и «градов». Они убивают не только ополченцев, но и мирных жителей, женщин и детей. Разве это не зло? Самое настоящее. И я мог найти себе применение здесь.

Однако, встряхнув головой, я прогнал эту мысль. Нет. Моя борьба в иной плоскости. Люди дрались всегда. За золото, земли или великие идеи. Они убивали друг друга, а между ними, собирая кровавую жатву, ходили пособники и собиратели, агенты демонов, аккумулирующие энергию смерти, горя и утрат. Конечно, они неподалеку. Где война или бедствие, там и они. Причем эти твари повсюду. Как в рядах карателей, так и среди ополченцев. Уверен, если поискать, я найду их и смогу уничтожить. Да только смерть нескольких продавших душу предателей не решит главной проблемы. В первую очередь необходимо убивать хозяев, а предатели рода человеческого – мусор, который сметается попутно. Так говорил Вадим Рысь, и он был прав. Нужно искать корень зла, а не рубить ветки…

– Олег, – ко мне подошел Ворон, – я узнал, где дружковцы. Вместе с Краматорским гарнизоном они возле российской границы. Сейчас туда колонна пойдет, место для тебя будет, я договорился. Ты как, поедешь или с нами останешься?

– Поеду.

– Жаль. Ты парень правильный. Но агитировать тебя не стану. Прощай. Может, еще свидимся.

– Земля круглая. Обязательно свидимся.

Спустя полчаса, простившись с Челбасом и Вороном, которые оставались в Горловке, я запрыгнул в кузов КамАЗа и отправился к российской границе.

3

На кладбище царила тишина. Не пели птицы. Не шумели деревья. Не слышалось людских голосов. День будний, и, кроме сторожа, никого не было. Над головой летнее солнце, и жарко.

По лицу катились капли пота, но я не обращал на это никакого внимания. За неполный год, пока могила моей матери была без присмотра, все заросло сорняками, деревянный крест слегка покосился, а фотография самого дорогого для меня человека выцвела. Непорядок. И первое, что я сделал, оказавшись на кладбище, взялся за уборку. Вырвал траву и поправил крест. Что смог, сделал. После чего присел на скамейку.

По-хорошему, нужно установить на могиле надгробие, а вокруг ограду. Но когда этим заниматься? Вроде бы время есть. А с другой стороны, его нет. Как и денег. Хотя меня это не напрягало. Сейчас в кармане пятьсот рублей. На сегодня хватит, а дальше видно будет. Достану. Заработаю. Украду. Воспользуюсь ведовским талантом и выиграю в карты. Ученичество у ведьмака приучило меня не думать о мелочах. Есть цель. Это главное. Остальное решается в процессе, не суть важно какими средствами.

Наверное, мать бы этого не одобрила. Она всегда была простой, честной и работящей женщиной, которая после смерти мужа одна растила двоих детей и гробила свое здоровье на тяжелых производствах. Всю жизнь она работала и надрывалась, а в итоге потеряла дочь, не перенесла утраты и умерла. И если есть где-то христианский Рай или языческий Ирей, сейчас она там. Смотрит на своего непутевого сына сверху и осуждающе качает головой. Хотя, возможно, все наоборот и она бы мной гордилась.

Прищурившись, я посмотрел на солнце, встал и кивнул в сторону могилы:

– Прости, мама. Я не уберег сестру и не оправдал твоих надежд. До сих пор не остепенился и не обрел своего счастья. Когда вновь приду, не знаю.

Отвернувшись, вышел на дорожку между могилами и медленно направился к выходу…

Наконец я дома, на родине, в городке Электросталь. Из Горловки благополучно добрался до Краснодона и узнал, что Дружковский гарнизон обороняет Изварино. Мне туда не надо, ведь я собирался вернуться в Россию. Поэтому вместе с беженцами доехал до поселка Северный, в нескольких километрах от российского города Донецк Ростовской области, и прошелся вдоль границы.

Что сказать? Граница дырявая. Настолько, что местные контрабандисты и ополченцы с оружием ездили в Россию за бензином и водкой. В нескольких точках сидели российские пограничники, но они держали под контролем лишь небольшие куски территории и основные дороги, а бойцы ДНР стояли на КПП с украинской стороны и никого не проверяли. Не до того всем, когда каратели долбят по поселкам и городам из гаубиц, а снаряды периодически залетают на российскую территорию. Поэтому при желании пройти в Россию можно без всяких проблем. Слишком много вокруг садов, полей, лесополос, оврагов и построек. А раз так, то зачем проходить контроль? Незачем. И при таком раскладе не надо закапывать оружие, которое мне еще пригодится.

В магазине купил одежду для лета: майку, легкие брюки и сандалии. Переоделся, побрился и преобразился. Был воином, а стал обывателем.

Наступила ночь. Я упаковал оружие и снаряжение в рюкзак, а затем пересек границу. Обогнул дозор погранцов, которые наблюдали, как украинские «грады» засыпают Изварино и Краснодон ракетами, прошел пару километров и оказался в городе.

Деньги на кармане были, двадцать тысяч, взятые из квартиры Каюмова. Поэтому взял такси до Ростова. Отдал четыре тысячи – и через три часа был на месте. А дальше просто. Купил объемную сумку и перекинул в нее снаряжение и оружие. Осмотрелся и просканировал пространство вокруг себя, слежки не заметил, взял пару сим-карт и начал путешествие к родному городу. На автовокзалах, где есть металлоискатели и наряды полиции, старался не появляться. Ехал от одного небольшого городка к другому, без предъявления документов – так дольше, но спокойней.

На родине меня, разумеется, никто не ждал и не искал. Прежний Олег Курбатов интереса для полиции, общественности и спецслужб не представлял. Отлично. И вот я на кладбище, автомат и гранаты спрятаны за городом, а пистолет при мне, в небольшой сумке, которая висит на плече. Я иду к остановке автобуса, абсолютно спокоен и намерен в самое ближайшее время отправиться к ближайшему порталу. А где у нас ближайшая точка перехода на Кромку? Правильно, на заброшенной турбазе, где Каюмов со своими подельниками-сектантами приносил в жертву демонам и бесам людей.

С недавних пор я заметил, что татуировка на левой руке, впитавшийся в тело индивидуальный ключ, реагирует на порталы. Ключ, словно магнитный компас, который указывает на Северный полюс, выдавал мозгу пеленг на порталы и отсчитывал время открытия. Как это происходит? Понятия не имею. Но мне это нравится. Древние создатели артефакта явно существами были неглупыми. Они позаботились об удобстве носителя. И, хотя благодаря ключу я могу проходить сквозь порталы в любое время, знать о самопроизвольном открытии точек перехода нужно. Например, для того чтобы отловить сектантов, перестрелять этих ублюдков и экспроприировать неправедно нажитые ими богатства. Жить на что-то надо, а еще нужно оплачивать жилье, транспортные расходы и многое другое. А поскольку открытие портала на заброшенной турбазе состоится сегодня ночью, мне это только на руку. Медлить не стану, отработаю гадов сразу. Как учил незабвенный учитель Вадим Рысь. Без жалости. Без пощады. Без сомнений. Пришел, увидел и убил…

Добравшись до остановки, достал телефон и узнал время. До появления автобуса еще пять минут. Можно отдохнуть, хоть я и не устал.

Облокотившись на бетонную стенку, замер и почувствовал на себя взгляд. Он был направлен в спину. Не враждебный и не злой, а изучающий.

«Кто бы это может быть такой глазастый?» – промелькнула мысль, и я обернулся.

На лавочке сидела бабуля, божий одуванчик. Одета бедно, и рядом коляска с пожитками. Наверное, бомжиха, которая бродила по кладбищу и собирала с могил то, что оставили родственники покойных. Самый обычный персонаж. Однако взгляд был на удивление сильным, умным и незамутненным – такой бывает у ведунов, ведьмаков или командиров крупных отрядов, которые привыкли руководить суровыми бойцами. Бомжи, как правило, люди морально сломленные и опустившиеся, но тут случай иной.

– Что-то не так, бабушка? – спросил я ее.

– Все не так, милок, – улыбнувшись, спокойно отозвалась она и сама спросила: – Почему ты здесь?

– Мать у меня на этом кладбище похоронена. – Я пожал плечами.

– Не о том речь. Почему ты в этом мире?

– Это мой дом.

– А как же Кромка?

Сказать, что я удивился, значит, не сказать ничего. Но я быстро оклемался и спросил бабулю:

– Откуда ты знаешь про Кромку?

– Кхе-кхе! – Она усмехнулась. – О соседнем мире многие ведают, но никто оттуда не возвращался… Кроме тебя… А на тебе печать сильная, зарок сложный и непростой… И запах от тебя с Кромки… Еще не выветрился…

– Что за печать? Какой запах?

– Знак ведьмака… Он отметил тебя… А запах… Объяснить не смогу… Чуять надо…

– А-а-а…

Я хотел задать еще вопросы. Слишком все неожиданно, и встреча эта странная. Но старуха оборвала меня взмахом руки:

– Молчи. Знаю, о чем желаешь узнать. Только всего сказать не могу, не время еще. Ты, наверное, думал, что на Земле людей с ведовскими талантами совсем не осталось. Однако они есть. Мы общаемся со своими братьями и сестрами на Кромке. Не через порталы, как ты думаешь. И если голову не сложишь, мы еще встретимся…

В этот момент подъехал автобус, и старуха поднялась. Как ни в чем не бывало она ловко вкатила свою коляску в салон, а я замер в ступоре. Следовало ее остановить, но я этого не сделал. Лишь окликнул старуху:

– Как звать тебя, бабушка?

– Валентиной люди кличут.

– А как найти тебя?

– На этом кладбище я каждую среду. Захочешь встречи – приходи.

Двери автобуса закрылись, и он уехал. А я остался на месте и попытался переосмыслить услышанное.

Что имеем? Непростая старуха, которая использует образ бомжихи, словно камуфляж, и каждую среду бывает на городском кладбище, смогла понять, кто перед ней, и определить, что я бывал на Кромке. Ну и кто же она? Ответ на поверхности. Сильная ведунья, волхва, жрица старого культа или колдунья. При этом она пошла на контакт. Но не стала продолжать разговор. И первое впечатление, что ей было любопытно посмотреть на меня, но всерьез она моей персоной не заинтересовалась или сделала вид.

Что из этого следует? Люди с сильными ведовскими талантами на Земле есть. В этом я не ошибся. И если Валентина держалась нейтрально, в следующий раз могут возникнуть неприятности. Раз она меня почуяла, то и сильные пособники демонов смогут. А я недоучка, который может прозевать удар в спину. Пособники и собиратели, когда мы встретимся, а это рано или поздно произойдет, разговаривать не станут. Для них я непримиримый враг, которого необходимо уничтожить, а лучше захватить и отправить в подарок демону.

Что теперь? А ничего. Надо быть осторожнее и научиться маскироваться. Покойный Сыч, светлого ему Ирея, многое умел и прятался так, что не всякий следопыт или ведун отыщет. Только поделиться всеми своими знаниями он не успел, я ухватил лишь крохи. Хотя, если грамотно использовать эти крохи, можно защититься, поставить щит и прикрыть себя от докучливых взглядов.

Закрыв глаза, я расслабился и попытался увидеть свою ауру. Получилось. Вдоль тела, повторяя его контуры, – цветовые линии, в основном зеленые и желтые. Прорех не было. Значит, ментально я не атакован и тело здорово. После чего представил, что линии уплотняются и преобразуются в металл. Желаемого результата достиг не сразу, но в итоге получилось, что я закован в невидимый стальной доспех золотистого цвета.

Поможет это или нет, неизвестно. Должно, если Сыч все правильно объяснил, а я его правильно понял. Теперь увидеть мою внутреннюю суть будет труднее. Человек как человек. Однако печати ведьмака, которую упомянула старуха, я так и не разглядел. А про запах вообще молчу. Как можно учуять запах Кромки? Это только зверю под силу, а Валентина на волка или лису не похожа.

Впрочем, встреча с Валентиной моих планов не меняла, и, когда подошел следующий автобус, я отправился в общагу, где снял комнату и оставил вещи. До вечера время было, и, посмотрев новости, я завалился спать.

Проснулся вечером, свежий и бодрый. Размялся, поужинал и отправился за город.

На месте, где зарыл оружие, оказался уже ночью. Откопал разгрузку с БК и автомат, переоделся в камуфляж и бегом направился к заброшенной турбазе. Расстояние всего десять километров. Для меня сейчас это немного. Поэтому я оказался на знакомой поляне, где прошлой осенью собирался разделаться с Каюмовым, через час.

Осмотрелся и просканировал местность. Тихо и спокойно. Обошел поляну по кругу и проверил развалины турбазы, в которых можно провести экспресс-допрос пленных. После чего оборудовал лежку, замаскировался и затаился. Портал откроется через три часа. Значит, сектанты скоро появятся.

Время тянулось медленно, но мне было чем заняться. Раз за разом я прокручивал в голове разговор с Валентиной, пытался понять, кто она и почему произошла наша встреча. Случайность или где-то сидит пророк вроде Конева, который смог предугадать мое появление в конкретном месте? Вопрос, конечно, интересный. Однако ответа у меня не было. По крайней мере, пока.

4

Сектанты появились за полчаса до открытия портала. Было их немного, всего четверо, верхушка секты «Светлый путь». Они приехали на двух машинах, которые остались возле развалин, а сами прошли пешком через лес и сошлись на поляне. Жертвы с ними не было. Зато они притащили несколько коробок, которые оставили в точке перехода: дар демонам.

Больше никого не ожидалось. Место глухое и заброшенное, время за полночь, а день, как я уже упоминал, будний. Портал вскоре откроется, и накатит туман, который унесет подарки сектантов на Кромку. Допускать этого не хотелось. Следовательно, нужно действовать, и я покинул свое укрытие.

Конечно, можно было сразу всех расстрелять, сектанты стояли в ряд, дистанция всего сорок метров, мишени практически идеальные. Но мне нужен «язык», который сможет дать информацию и расскажет, где сектанты хранят деньги. Ведь должна быть касса. Обязательно. А иначе какая же это секта? Нет. Каждая тоталитарная структура псевдорелигиозного толка имеет подпольный общак, и «Светлый путь» не исключение. Только знают про казну не все.

– Руки за голову! На колени! – закричал я, останавливаясь в десяти метрах от демонопоклонников и направляя на них автомат.

Серьезной угрозы сектанты не представляли. Мужчины лет по сорок. Одеты в темные балахоны, напоминающие мантии, перетянутые поясами. Оружия с собой нет, только туристические ножи. А у меня автомат и пистолет, так что спорить со мной не стоило. Однако они попытались оказать сопротивление.

– Прикройте меня! – закричал один и отступил за спины своих подельников.

«Наверняка это главарь, значит, правильно я поступил. Вышел, обозначил угрозу и выявил лидера», – промелькнула у меня мысль, и, когда остальные сектанты, выхватив ножи, бросились на меня, открыл огонь.

Опыта у меня хватало. Нервы в порядке. Оружие проверенное. Поэтому шансов у сектантов не было.

Первому пуля попала в грудь. Второму в голову. Третьему в бедро, а затем контрольный выстрел в лоб. Один за другим они падали на землю, а я пошел к главарю, который повел себя странно. Он вскинул руки и закричал:

– Призываю силу Стейкорфа! Услышь меня, повелитель!

Видимо, он хотел применить заемную магию. Сектант считал, что демон поделится с ним своей силой. Однако он ошибался. Стейкорф мертв, его убил мой учитель, и силу ему взять неоткуда. Расслабились демонопоклонники. Не взяли на тайную встречу обычных охранников с серьезным оружием, положились на магию главаря и за это поплатились своими ничтожными жизнями.

Опустив ствол автомата, я выстрелил сектанту в ногу и попал в колено. Вскрикнув, он завалился на бок, и мой ботинок опустился на его голову. После чего он потерял сознание.

Портал вот-вот откроется, и я подскочил к коробкам, которые оттащил в сторону. Что бы сектанты на Кромку ни отсылали, груз туда попасть не должен. Жаль, времени нет, а то бы смастерил мину и отправил бесам, которые ждут с другой стороны. Но сейчас никак.

Коробки оказались на безопасном расстоянии, и появился туман. Он провисел около десяти минут и рассеялся. Портал сработал и вновь отключился. Пора посмотреть, что в коробках, и допросить главаря секты «Светлый путь». Кто он у них – пророк, великий наставник или предтеча новых богов? Не суть важно. Ублюдок он, и точка.

Распечатав коробки, я обнаружил внутри черные пирамидки из обсидиана, в каждой по шесть штук. Назначение предметов неизвестно. Но я мог предположить, что они предназначены для сбора живой энергии. Своего рода батареи, которые впитывают и накапливают чувства людей. Как правило, боль, страдания, обиды, разочарования, предсмертные мучения и прочий негатив. Это логично, и тогда выходит, что сектанты собиратели. Не самого высшего ранга, потому что сопротивления оказать не сумели. Хотя мне повезло: появился неожиданно и почти сразу стал стрелять. А пулям все равно, кто перед ними – обычный человек или предатель рода человеческого.

Закончив осмотр, оставил коробки возле трупов и подошел к подранку. Главарь все еще находился без сознания. Связав ублюдка, я взвалил его на плечо и отволок в развалины. Здесь включил фонарик, наложил на ногу сектанта жгут, обыскал его и кое-что нашел. Права и техпаспорт на автомашину, а также паспорт и удостоверение помощника депутата Государственной Думы РФ. Не слабо. Все на имя Исмаилова Ахмеда Магомедовича, гражданина России и уроженца города Баку. Портмоне, и в нем тридцать тысяч рублей, тысяча семьсот долларов и пара банковских карт. Два комплекта ключей – один от нескольких квартир или помещений, другой – от машины. Авторучка. Нож. Два телефона, один дорогой, за пару тысяч долларов, другому лет пять, не меньше, простой, дешевый и надежный. Крест из четырех черных треугольников, от которого «пахло» демонами. Перстень с неплохим бриллиантом и золотая цепочка. У мертвых сектантов, если поискать, тоже кое-что найдется. Но это потом. Сейчас допрос.

Похлопав пленника по пухлым щекам, привел его в чувство. Он застонал и открыл глаза. Целую минуту молчал, только иногда издавая стоны, рассматривал меня и пытался просчитать ситуацию.

– Кто ты? – наконец спросил он.

– Про ведьмаков слышал? – Посчитав, что учитель на меня в обиде не будет, я усмехнулся. – Один из них перед тобой.

– Врешь… Ведьмаки – это сказка…

– Может быть… Но тебе от этого не легче…

– Чего тебе нужно?

– Мне требуются ответы на вопросы.

– А если я буду молчать?

Вынув из ножен свой клинок, который был выкован на Кромке, я вонзил его в колено Исмаилова. Не глубоко, чтобы он опять не потерял сознания, но помощнику депутата этого хватило.

– И-а-а-а!!! – сцепив зубы, завыл он.

Я вынул клинок из раны и спросил:

– Теперь ясно, что будет, если станешь молчать?

– Ясно… – выдохнул он.

– Говорить будешь?

– Да… Только… Если пообещаешь оставить мне жизнь… Ты ведьмак… Значит, должен держать свое слово… Я знаю это… Поклянись…

На самом деле такого правила не было. Ведьмак, как и всякий человек, имеет свободу выбора. А кодекса у Вадима и его собратьев по ремеслу не существовало. Почему Исмаилов решил, что ведьмак обязан соблюдать клятвы, данные врагу? Наверное, насмотрелся кинофильмов в жанре фэнтези. Там герои благородные и являются рабами своих обещаний. А в реальности все гораздо проще. Слова – это только слова. И если противник, которого я собирался убить, просит клятвы, я ее дам, а потом нарушу. Без сомнений, колебаний и угрызений совести.

Постаравшись не рассмеяться сектанту в лицо, сказал:

– Я, Олег Курбатов, ведьмак и ученик Вадима Рыси из Норброда, клянусь сохранить тебе жизнь в обмен на информацию, которая меня интересует.

Прозвучало это весомо и весьма убедительно. Исмаилов поверил, и я его спросил:

– Готов к разговору?

– Готов… Но еще скажи, что отпустишь меня…

– Клянусь после допроса отпустить тебя.

Он кивнул:

– Нормально… Теперь спрашивай…

– Учти, если соврешь, я это почувствую. Тебе ясно?

– Да…

Судя по всему, он рассчитывал, что вскоре получит свободу, а потом достанет меня, найдет и будет измываться. По этой причине решил сотрудничать. Все правильно. Для демонопоклонников жизнь очень ценна, и они за нее дрожат. Это на Кромке дикари, которые служат демонам, расходный материал, тупое мясо. А на Земле иначе. В сектах, которые своими паутинами опутывают планету, на верхушке интеллектуалы и люди состоявшиеся. Они работают ради материальных благ, здоровья и власти. Мотивация ясна и понятна. И если такой человечишка умрет, зачем ему бабы, тачки, здоровье, деньги и развлечения? После смерти это достанется другим, и вывод прост – радости доступны только при жизни. Вот они ею и дорожат. Гораздо больше, чем обычные люди. А помимо того многие подонки считают, что после смерти за свои злодеяния они попадут в ад. И это тоже немаловажный фактор, который следует использовать и учитывать.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28