Василий Сахаров.

Ходок



скачать книгу бесплатно

1

Как прошел переход из одного мира в другой, не помню. Едва рука коснулась рунного камня, меня ударило током. Тело содрогнулось и забилось в сильнейших судорогах. Меня колотило так, что казалось, будто сейчас вылетят зубы, а волосы встали дыбом. От нестерпимой боли я попытался закричать и отдернуть ладонь. Однако ничего не вышло. Рука прилипла к камню, а затем я потерял сознание и провалился в благословенную тьму, где не было горя, бед, опасностей и тревог…

Пришел в себя резко, без раскачки. Открыл глаза, и в них ударил яркий солнечный свет. Больно.

Вновь зажмурился, смахнул рукавом выступившие слезы и перевернулся на живот. В лицо уткнулась сухая колкая трава, и я чихнул. Около минуты пролежал без движения и сделал новую попытку осмотреться. На этот раз глаза уже не слезились, и я поднялся.

Что сказать? Нахожусь в овраге. Кругом кусты, и под ногами, слегка прикрытый травой, рунный камень. Точно такой же, как в храмовом комплексе Кирты, только повален набок и врос в землю. Где-то неподалеку журчит ручей, и слышен шум автомобилей. Вроде бы норма, я на Земле. Однако возникают резонные вопросы. Где именно я нахожусь и что делать?

В хрониках ведьмака написано, что портал Кирты выходил на территорию современной Донецкой области, точной локализации нет. Значит, я на Украине. На этот вопрос ответ есть. А вот что делать дальше, непонятно. Учитель погиб. Яросвет, если демон не солгал, тоже. Тела других учеников ведьмака доедают падальщики или живые мертвецы. Отряд Вадима, точнее, что от него осталось, движется по лесам на соединение с основными силами Перуновых гор. А наша армия под предводительством Дорошенко и двух ведьмаков, Боромира и Велимира, пробивается к Барху. Вернуться обратно я не могу. Можно попробовать, ведь рунный камень рядом, только руку протяни, но я опять попаду в Кирту. Мне туда не надо. Следовательно, придется искать иной портал. Разумеется, если мне нужно на Кромку. И как ни крути, надо выходить к людям.

Решение принято. Но в каком виде я выйду? На голове ссадина. Спина болит. Лицо в крови. Сосредоточиться трудно, и пользоваться своими ведовскими способностями в полном объеме я не могу. Рюкзак сохранился, а в нем паспорт, деньги, серебряные монеты и мобильный телефон. Уже хорошо. Но одежда военная, потрепанная, и при мне оружие, боеприпасы и гранаты. Следовательно, прежде чем выходить к людям, необходимо зарыть все лишнее прямо в овраге. А потом предстоит добраться до ближайшего населенного пункта, обменять рубли на гривны, купить билет на автобус, переодеться и выехать в сторону России.

«Жаль оружие зарывать, – подумал я. – Но придется».

Неожиданно где-то справа от меня, в районе дороги, шум взрывов. Это не шутихи и не петарды. Нет. На дорогу падали снаряды. Один за другим, несколько взрывов. Что-то серьезное, похоже на гаубицы.

Все стихло, и в голове новые мысли:

«Судя по всему, оружие прятать рано. Я ведь на Украине? Да. Здесь бардак и неразбериха? Так.

И очень может быть, что в этих краях идет войнушка. По крайней мере, в новостных блоках, которые присылали с Земли, такой вариант рассматривался. Вот и получается, что автомат, гранаты и пистолет могут еще пригодиться».

Достав мобильный телефон, я включил его и поймал сеть. Денег на счету, естественно, давно нет. Но автоматически обновилась дата, и я узнал, что сегодня пятое июля две тысячи четырнадцатого года. Точное время – 11.47. На Кромке счет дням не вел, а на Земле придется.

Итак, пора выходить к людям.

Взвалив на плечи рюкзак, подтянул разгрузку, проверил оружие и покинул овраг.

Я вышел из низины и оказался в небольшой роще. Деревья густо облепили широкий мутный ручей, и, встав на колени, я умылся. Вода грязная, но она освежила меня, и я двинулся по направлению к дороге.

Шел недолго. Через десять минут выбрался на обочину, затаился под деревьями и стал наблюдать.

По дороге двигалось много автомобилей. Даже непривычно. Причем практически все в одну сторону. Автобусы, грузовики, легковушки. И во многих находились вооруженные люди в разномастном камуфляже, не только мужчины, но и женщины. Тут и там мелькали надписи: «Ополчение Донбасса», «НОД» и «ДНР». А еще у всех пассажиров и водителей имелся опознавательный знак – георгиевская ленточка. Кто носит такие ленты, я знал, и появилась мысль выйти на дорогу. Свои ведь. Однако это глупость. Торопиться не надо. Шмальнет какой-нибудь нервный боец – и нет меня. Поэтому, прикрываясь зеленкой, я пошел вдоль дороги туда, куда ехали автомобили.

Примерно через полчаса вновь остановка. Рядом люди, я чувствовал их присутствие. Десятка полтора.

Раздвинув густую листву, выглянул и обнаружил блокпост. На дороге дорожный указатель «Дружківка» и несколько бетонных блоков, а в стороне пара окопов. Но главное – это люди. Они стояли в две шеренги на обочине, по виду ополченцы. Бо?льшая часть в гражданской одежде, у некоторых камуфляж. Из оружия – карабины СКС, и то у половины. Разгрузок нет. Подсумков три или четыре. Гранат не видно. Пулеметов и гранатометов не наблюдаю. Возраст бойцов – от семнадцати до пятидесяти. Короче, ополчение.

Вдоль неровного строя ходил командир, толстый мужик в потертой горке, с АКСУ на плече. Он нервничал и что-то говорил. Меня никто не замечал, и я прислушался.

– Ребята, – командир махнул рукой, – поступил приказ на отступление. Предварительно – уходим в сторону российской границы. Это ненадолго. Мы еще вернемся. Но всякое может случиться. Поэтому те, у кого рядом семьи, можете навестить родных. Предупредите близких, кто в состоянии уехать, пусть покинет город. Сами понимаете, нам приказали стоять на блокпостах без балаклав, и наши лица видели все. Так что возможны репрессии. Сейчас собираете пожитки, грузите в машины – и отправляемся в исполком. Оттуда – в составе колонны выдвижение. Времени немного, всего один час. Опоздавших ждать не станем. У кого есть вопросы?

Ополченцы, перебивая друг друга, загалдели, и командир их остановил:

– Тихо! По одному!

Руку поднял молодой боец:

– Как же так, командир?! Стрелок в храме перед иконами клялся, что не оставит города. Люди нам поверили. А теперь мы уходим?

– Да, уходим. А я при чем? Не хочу покидать родной город, но придется. Понимаешь? Придется! Приказ есть приказ!

– А может, останемся? – Этот вопрос задал пожилой дядька с густой сединой в волосах.

– Нет, – командир покачал головой. – Нельзя. Нас мало, и оружия нет. На весь блокпост семь карабинов и патронов сотня. Есть еще охотничьи ружья и бутылки с горючей смесью. Но ведь этого недостаточно. Танки и артиллерию точно не остановим. Только погибнем без всякой пользы. Поэтому давайте без споров. Начинайте погрузку. Разойдись!

Ополченцы стали расходиться, а я нырнул обратно в зеленку и спрятался. Нужно подождать пару часов. Потом выйти на блокпост и под видом ополченца сесть в машину. Все равно неразбериха. Так что прокатит. А если нет, мое чутье сообщит про опасность, и всегда можно отступить. Зеленка вокруг густая, ловить меня не станут. Ополченцам сейчас не до того, насколько я понимал ситуацию.

Над головой шумели деревья. Тень. Не жарко и не холодно. Подложив под голову рюкзак, я лежал в густой траве и размышлял.

Странная штука жизнь. Катишься по ней, движешься по колее, и все обычно. Дом, семья, работа, кредиты и планы на пару лет вперед. Ни о чем особо не мечтаешь. После трудовой недели отдых, футбол, пиво, рыбалка, машина. И тут на тебе, все меняется. В колее камень. Ты наскакиваешь на него, вылетаешь в чистое поле и выбираешь свой путь, прокладываешь собственную колею и не знаешь, куда она тебя заведет.

Вот так и у меня. Был самым обычным человеком, без особых фантазий и заскоков. А потом раз! И уже на Кромке! Раз! И повольник. Раз! И ученик ведьмака. Только все устоялось и утряслось, стал получать какие-то знания и ведовские навыки. И снова раз! Учитель погибает, а я оказываюсь владельцем чрезвычайно редкого артефакта и нахожусь на Земле. И опять вопрос – что дальше?

С тактической задачей определился, тут все просто. Выход к людям, инфильтрация и возвращение в Россию. Ну а потом что? Не ясно.

Я стал перебирать варианты.

Во-первых, вернуться на Кромку. Координаты некоторых порталов известны, и, оказавшись в России, можно легко добраться до нужной точки, локализовать портал и перейти сразу в Перуновы горы. А там дождусь Боромира и Велимира, если они не погибнут в походе, и спрошу у них совета. Глядишь, обучение продолжится, и когда-нибудь я стану полноценным ведьмаком.

Во-вторых, сделать вид, что ничего со мной не происходило, и попробовать вернуться к «нормальной» жизни. Используя навыки, полученные от ведьмака, в современном обществе пристроиться легко. Или по бизнесу, или по военной части, или в государственной структуре. А можно вообще создать свою секту, имени себя любимого. Это смешно, но реально. Мало ли сейчас экстрасенсов, целителей, ведунов, магов, колдунов, шаманов и прочих людей с необычными способностями? Хватает. Кто-то реально что-то умеет и помогает людям, но большинство самые обычные жулики и шарлатаны. Так что вклиниться в эту тему при желании не так трудно.

В-третьих, выйти на поставщиков, которые снабжают анклавы на Кромке. Понаблюдаю за ними, войду в структуру и постараюсь помочь. А то ведь у них одна нажива на уме, мотивации не хватает, и они не до конца понимают, что происходит на Кромке. Вот я им и помогу, хоть таким людям советчики и не нужны. Даже наоборот, деляги в них не нуждаются, и человек с Кромки для этих бизнесменов скорее помеха, чем подмога. Времена не те, на патриотизм и общечеловеческие ценности люди ведутся плохо. Большинству деньги подавай. И бизнесмены, имеющие с анклавов триста – четыреста процентов прибыли, ничем не хуже и не лучше других. Они думают о собственном благополучии, проблемы соседнего мира их не волнуют. По этой причине, если я с ними столкнусь, придется быть настороже и постоянно ожидать подвоха. Например, снайперской пули или ножа в спину.

Ну и в-четвертых, не торопиться. Как ни странно и как бы плохо это ни звучало, но смерть учителя освободила меня. Его нет, и отныне я не связан клятвами, невидимыми нитями контроля и обязательствами. Поэтому волен поступать как угодно. Надо мной нет ничьей воли, не давит непререкаемый авторитет Вадима, и знания, которых я недополучил, можно осваивать самостоятельно. Есть книги. Есть методики. Есть понимание того, к чему я должен стремиться. И есть доступ на Кромку, которая не до конца изучена. Помимо Перуновых гор, ведьмаки могут проживать и в других местах, куда Вадим никогда не добирался. А где-то наверняка существует полноценный религиозный культ древних богов. И в этом культе будут учителя. Так что торопиться не стоит. Следует осмотреться, понять, чего я хочу от жизни, погулять по мирам и только потом принимать решение.

– Да, торопиться не стоит, – сам себе сказал я и поднялся.

Пока размышлял и гонял мыслишки, ополченцы оставили блокпост и уехали, а колонны с отступающими бойцами продолжали движение. И, подождав немного, я вышел на дорогу и подошел к бетонному блоку с надписями «Смерть бандеровцам!» и «Отомстим за Одессу!». Чего ужасного произошло в Одессе, я не знал и только пожал плечами. На арматуре, которая выпирала из бетона, висели привязанные георгиевские ленты, и я снял две. Одну привязал на маскхалат, а вторую на автомат. Теперь я практически ничем не отличался от ополченцев и, увидев приближающуюся одинокую «ниву», поднял автомат и махнул свободной рукой.

2

Автомобиль остановился, и я разглядел в салоне двоих. Крепкие русоволосые мужчины средних лет, постарше меня. По внешнему виду спокойные, но готовые к любым неожиданностям. Оба в одинаковых горках и разгрузках, вооружены АКС с подствольниками.

«Разведка или спецназ», – подумал я.

– Чего надо? – через открытое окно меня окликнул водитель, а пассажир вышел из машины, как бы невзначай направил автомат на меня и постоянно бросал косые взгляды на зеленку.

– Мужики, подкиньте до Донецка. – Я добродушно улыбнулся и добавил: – От своих отстал.

– Ты из какого отряда?

– Дружковский гарнизон.

– Ранили здесь?

– Ага. На дороге обстрел был, и меня слегка зацепило.

– Сам откуда?

– Из России. Подмосковье.

– Земляк, значит. Паспорт есть?

– Да.

– Давно здесь?

– Пятый день.

– Немного. Позывной какой?

– Нет у меня позывного. Зовут Олег. Фамилия Курбатов.

– Здесь что делал?

– С местными на блокпосту стоял. Они свалили, а я остался. Ночью у девки зависал. Вот и проспал.

– Бывает. – Водитель посмотрел на второго воина и спросил: – Челбас, возьмем парня?

Пассажир смерил меня оценивающим взглядом и кивнул:

– Возьмем. Только сначала паспорт пусть покажет.

Я отдал ему документ, он пролистнул пару страниц и кивнул на машину:

– Прыгай на заднее сиденье. Там рюкзаки и РПГ, в сторону отодвинь. В Донецк с нами не попадешь, но до Горловки тебя подкинем.

– Понял.

Через пару минут мы покинули блокпост и проехали притихшую в ожидании карателей Дружковку. В дороге поближе познакомились, и я узнал, что Челбас и Ворон (так звали водителя) добровольцы из России. Они давние друзья и профессиональные воины. Один служил в ВДВ, другой в спецназе, и здесь товарищи второй месяц. Нелегально перешли границу и добрались до Донецка, где вступили в один из многочисленных отрядов ополчения. Там не прижились, не поладили с командиром, но обзавелись машиной и оружием, которое купили за свои деньги у продажных украинских тыловиков. Пару дней назад отправились в Краматорск, чтобы реально повоевать и поквитаться с бандеровцами за Одессу, где в Доме профсоюзов сожгли пророссийских активистов. Однако местный главнокомандующий с позывным Стрелок принял решение отступать и оставляет укровермахту пять городов: Славянск, Краматорск, Дружковку, Константиновку и Артемовск.

Что делать дальше, добровольцы особо не задумывались. За полтора месяца они ни разу не были в реальном бою, а в Донецке им не нравилось. Слишком много хаоса и неразберихи, анархии и дурости. Поэтому друзья-экстремалы, которым по большому счету все равно кого валить, главное – за Россию, решили на время остановиться в Горловке, а потом двигаться в сторону Луганска. Пока планы такие. А я их слушал, запоминал названия отрядов, позывные и фамилии лидеров, а когда меня спрашивали, отвечал уклончиво. Да, стоял на блокпосту. Да, оружие получил здесь. Да, по особому блату и за отдельную плату, потому что у местных с огнестрелами туго. Да, приехал защищать Новороссию. Да, большого боевого опыта нет, но горю желанием биться за правое дело. Этих ответов хватало, и все бы ничего, но у нас начались неприятности.

От Константиновки, по совету местного жителя, мы свернули не туда, куда нужно. Проскочили Часов Яр и оказались в какой-то глуши. Связь работала с перебоями, и запустить навигатор не получилось. С трудом нашли, у кого спросить дорогу, и почти выбрались к Артемовску, но тут сломалась машина.

Ворон пытался починить «ниву». Безрезультатно. Только время потратил. И в итоге машину пришлось бросить.

Челбас облил авто бензином и поджег, чтобы не досталось врагу. «Нива» загорелась сразу, и мы с рюкзаками на плечах, с оружием и двумя РПГ-26 пошли вдоль дороги и стали ловить попутку.

Однако к этому моменту стемнело. Автомобилей на дороге резко поубавилось, и никто не торопился останавливаться. Водители, завидев трех вооруженных мужчин, резко прибавляли газу или разворачивались. Время неспокойное, начинается гражданская война, и на кого напорешься, неизвестно. Ополченцы в большинстве ребята правильные, идейные и честные, так говорили мои новые знакомые, и я им верил. Но рядом национальные гвардейцы, агрессивное быдло с Киевского майдана и потомки бандеровцев. Местные бандиты, которые могут менять личину – хоть ополченцами притвориться, хоть украинскими солдатами. РДГ (разведывательно-диверсионные группы) ВСУ. Плюс к этому менты, тоже не самые законопослушные граждане. Поэтому для простого обывателя опасность могла исходить от любого. Вот они и боялись, кстати, правильно делали. Будь я гражданским человеком без боевого опыта и оружия – заперся бы дома на десять запоров и никуда не выходил, пока не появится какая-нибудь власть.

– Короче, – сказал Челбас, когда наступила ночь, – предлагаю добраться до Артемовска, отобрать у первого встречного водилы тачку и валить, пока укропы в город не вошли.

– Не согласен с тобой, братан, – возразил Ворон. – Неправильно это. Мы ведь не бандиты и не воры. За Русь приехали воевать.

– Тогда предлагай свои варианты.

– Давай купим машину.

– Кто ее тебе сейчас продаст?

– Попробуем хотя бы.

– Ладно. Убедил. Но учти: если попадем в мясорубку, виноват будешь ты.

– Как всегда. – Ворон пожал плечами, усмехнулся и добавил: – В первый раз, что ли?

Ночь относительно светлая. Мы шли по направлению к Артемовску, до которого оставалось всего три километра. Однако впереди, разрывая тишину, зазвучали выстрелы. Кто-то бил одиночными из автомата. А затем зазвучал тяжелый пулемет, и заревел движок.

– Это из КПВТ бьют, – сказал Челбас и кивнул на обочину. – Прячемся.

Зеленка вдоль дороги оказалась не слишком густой – акация и кустарник. Но нам этого достаточно, ведь уже темно. Мы спрятались за деревьями, и Челбас с Вороном стали готовиться к бою. Молча, без лишних разговоров, понимая друг друга без слов, они скинули рюкзаки и подготовили «Аглени». Ну а я… Что я? Это не моя война, но выбора нет. Один тот факт, что я из России и на одежде георгиевская лента, делал меня врагом укропов. Поэтому, сбросив с плеча верный АКМС, я выдвинул приклад, снял автомат с предохранителя и занял позицию.

– БТР идет, – прислушиваясь к приближающемуся шуму движков, сказал Ворон. – Наверняка вражеский.

– Верно, – добавил Челбас, пристраивая на плече РПГ. – У стрелковцев после выхода из Славянска бронетехники почти не осталось, да и та с основной колонной ушла. Значит, это каратели, и они кого-то гонят.

Ворон кивнул и спросил:

– Кто первым стреляет?

– Давай я, у меня к «Агленям» особая любовь.

– Принимаю. – Ворон посмотрел на меня и спросил: – Ты как?

– Нормально, – отозвался я.

– Смотри. Если не готов, сразу уходи.

– Я готов.

– Тогда жди сигнала. БТР один, сопровождения нет, так что шансы у нас хорошие.

– Принял.

Затихли. Ждем. В шум перестрелки и тяжелого движка вклинился двигатель легковушки. По дороге в нашу сторону мчалась машина, которая почему-то не могла оторваться от бронетранспортера. Из нее бил автоматчик, а стрелок бэтра пытался расстрелять беглецов из пулемета. Только он почему-то мазал – то ли неопытный, то ли пьяный, то ли с пулеметом непорядок.

Легковой автомобиль, белая «ауди», пронесся мимо. БТР следом. Он в прицеле на несколько секунд, попасть сложно. Однако Челбас в самом деле оказался профессионалом.

Выстрел! Из трубы РПГ вырвался огонь. Назад струя. Вперед – огненный комок гранаты, которая пролетела десять метров и ворвалась в борт бронетранспортера.

Взрыв! Грохот! Ударная волна, сбивая с деревьев листву и пригибая кусты, пронеслась по придорожной лесополосе, и мы слегка присели. А БТР, получив в борт заряд, слегка подпрыгнул, перевернулся и загорелся.

Все кончено. БТР горит, и стрелять не в кого. Экипаж выбраться не успел, и скоро, когда огонь доберется до боезапаса, будет еще один взрыв.

– Уходим! – закричал Челбас, и под прикрытием зеленки со стороны поля мы обошли бронетранспортер и опять выскочили на дорогу.

Навстречу свет фар, и мы схватились за оружие. Но это оказалась «ауди», которая спасалась от бэтра. Резко взвизгнув тормозами, она остановилась, из салона выскочила молодая полная девушка, которая бросилась к нам и закричала:

– Ребята! Спасибо! Спасли! Родненькие!

Выяснилось, что девушку зовут Олеся и она из Артемовска. Жених у нее ополченец, зовут его Костя, и он находится на заднем сиденье. Под Славянском получил ранение и лечился у невесты, которая, кстати, оказалась беременна. Про отступление ему никто не сообщил, и только вечером они узнали, что в городе каратели. Украинские войска и так там были. В Артемовске находилась база хранения боевой техники, которую ополченцы за три месяца не удосужились взять под свой контроль. Но теперь расклад иной. Нацики в городе, и про раненого ополченца знают многие соседи. День-два – и за ним придут, к гадалке не ходи.

Ждать расправы молодые люди не стали и попытались выбраться из Артемовска. Проехать удалось только в сторону Богдановки. Но на дороге оказался мобильный блокпост из двух бронетранспортеров и десятка пьяных солдат.

Олеся, не самый опытный водитель, да еще и беременная, перепугалась, дала по газам и попыталась оторваться. Костя, видимо от нервов, стрелял из АКСУ, раны открылись, и он потерял сознание. А дальше понятно. Счастливый билет для девушки и ее жениха, а для карателей черная метка. Олеся сообразила, что БТР подбили свои, и вернулась, подумала, что одна далеко не уедет и лучше довериться тому, кто возьмет на себя ответственность.

За руль «ауди» сел Ворон, который перед этим сообщил, что вытащил из своего «Агленя» предохранительную чеку и выбросил, а потом перевязал спуск изолентой. Челбас расположился рядом с ним. Мы с Олесей, зажав Костю между собой, сели сзади. Груз – в багажник и под ноги.

– Готовы? – спросил Ворон.

– Да, – за всех отозвался я и покосился на раненного в грудь ополченца, которому невеста на ходу начала делать перевязку.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28