Василий Сахаров.

Большой погром



скачать книгу бесплатно

Второй сундук. В нём два коротких меча и три кинжала. Круглый щит, настолько маленький, будто его делали для лилипута. Слитки меди, не меньше тридцати. Ветхий плащ красного цвета. Боевой топор. Стальная цепочка, а на ней перстень с крупным алмазом.

Третий сундук. Шлем. Кольчуга. Поножи. Пара сапог. Десяток сухих веток какого-то хвойного дерева. Тряпичный мешок, кажется с семенами. Несколько книг из тонко выделанной кожи, предположительно телячьей. Три бронзовых кольца. Серебряный браслет. Кузнечный молот. Верёвка с наконечниками для стрел. Клыки неизвестного хищника, возможно махайрода. Пояс из костяных пластин.

Всё это я увидел, не прикасаясь к вещам, и, осмотревшись, снова вернулся к первому сундуку. На миг замер, а затем провёл над ним раскрытой ладонью. Какое-то сильное излучение имелось, сомнений нет, и сила, которую можно назвать магической, или волшебной, в вещах была.

Браться голой рукой за древние артефакты я остерёгся. Ещё не время, ибо не настолько я крут, чтобы рисковать, и за плечами опыт, который подсказывал, что торопиться не стоит.

– Ты знаешь, что это за вещи, кому они принадлежали и в чём их суть? – посмотрел я на шамана, который оставался у входа, следил за мной и, как мне показалось, в любой момент был готов броситься наутёк.

Гест поморщился и мотнул головой:

– Нет.

– Почему?

– Знания утеряны. Шаманы, которые были до нас, иногда пользовались артефактами, а мы с братом уже не могли.

– Кто последним прикасался к артефактам?

– Мой отец, и ничем хорошим это не кончилось.

– Что случилось?

– Он хотел взять железную корону и лишился руки. Она отсохла, а он ещё и дар речи потерял. К вечеру же у него отнялись ноги. Два дня отец лежал пластом и молчал, сильно мучился и умер.

– Ты точно ничего об артефактах сказать не можешь?

– Не могу. Поверь, ведун, я не лгу.

Я снова стал осматривать содержимое сундуков, а заодно поразмыслил над ситуацией, в которой оказался.

Итак, артефакты, которые принадлежали древним богам и героям, теперь мои. Цель достигнута. И что дальше? Отдавать их волхвам не хотелось, ибо один раз они их уже потеряли, а последние события показали, что Венедский союз не так уж и устойчив. Следовательно, придётся всё спрятать, а потом самостоятельно, или привлекая особо грамотных и надёжных жрецов, разбираться в сути вещей и предметов, которые являются национальным достоянием.

Конечно, на это потребуется много времени. Но разве я куда-то тороплюсь? Есть тактические задачи, которые необходимо выполнять. А исследование артефактов – задача стратегическая, и сейчас проблема одна: каким образом переправить артефакты в Рарог? Хотя это как раз и не проблема, а мелочь.

Сундуки ещё держатся. Под них надо подтянуть полога и сделать узлы, которые можно погрузить на повозку. В посёлке венд елей парочку их видел. А потом кораблём доставить до моего города. Ответственным за транспортировку артефактов и венделей назначу Хорояра, а сам отправлюсь домой по тропе Трояна.

«Да, так и поступлю, – с удовлетворением подумал я. – Хорояр – человек верный и неглупый, с поручением справится».

Глава 6

Галич.
Лето 1150 от Р. X.

Князь Ярослав Владимирович, сын галицкого владетеля Владимирко Володаревича, никак не мог заснуть. Время давно уже перевалило за полночь, а минувший день был весьма тяжёлым. Но лишь только князь закрывал глаза, как перед его мысленным взором разворачивалась картина поражения, которое нанёс ему русский царь Изяслав Мстиславич под Теребовлем. Произошло это в начале лета, месяц назад, но Ярослав до сих пор от этого не оправился.

Галицкие князья знали, что Изяслав перейдёт в наступление, и готовились его отразить. Они укрепляли города и собирали войска, просили помощи у ромейского императора, созывали наёмников, вербовали степных кочевников и строили планы. Вот только сил на прямой бой, чтобы встретить Изяслава в чистом поле, у них всё равно не хватало. Однако они могли обескровить объединённые войска Русского царства, продержаться до наступления холодов, и по приказу отца князь Ярослав организовал оборону Теребовля. Опыт у него уже имелся, и войско под рукой молодого Рюриковича собиралось хорошее. Костяком были дружинники из Галича и Владимира-Волынского, польские и венгерские наёмники, часть византийских воинов под командованием знатного ромея Фёдора Кавасила и местное ополчение. Всего же Ярослав имел три тысячи кавалеристов, четыре тысячи пехотинцев и более десяти тысяч ополченцев. С такими силами можно было удержать укреплённый Теребовль без особого труда.

Однако русский царь не собирался осаждать или штурмовать Теребовль. В силах тяжких, с большой дружиной из опытных ветеранов, киевским ополчением, чёрными клобуками, половцами, воинами племени голядь и отрядами вставших под его знамёна князей, он прошёл мимо города и направился прямиком к Галичу. Против Теребовля остался только крупный отряд лёгкой кавалерии, и Ярослав решился на вылазку.

Дружинники из Галича и Владимира-Волынского, при поддержке ромеев и наёмников, покинули Теребовль и атаковали лагерь противника. Чёрные клобуки и половцы выстоять против дружины не смогли. Понеся потери, они оставили богатый лагерь и отступили. После чего наёмники и ромеи начали грабёж вражеских палаток и обозов. А дружинники Ярослава, во главе со своим полководцем и Фёдором Кавасилом, продолжили преследование отступающего противника.

Войско галицкого князя рассыпалось. Ворота города были открыты, ибо победители спешили спрятать за стены многочисленные трофеи, и в этот момент появился Изяслав Мстиславич. Оказалось, что в сторону Галича отправилась только часть его войска, а отборные полки находились неподалёку, в засаде. Царь ждал, когда Ярослав сделает ответный ход, проявил терпение и выиграл. Его конные воины без особого труда захватили городские ворота, закрепились и дождались подхода пехоты. После чего ополченцы и бояре сдались, а наёмников и ромеев окружили, разбили и уничтожили.

Ярослав же и его дружинники из охотников превратились в дичь. Чёрные клобуки и половцы закружили вокруг отборных воинов, осыпали их градом стрел и смогли рассечь на части. Для князя, который осознал, что совершил непоправимую ошибку, всё складывалось очень плохо. Следовало бежать, и только наступление темноты спасло его и Фёдора Кавасила от гибели или позорного плена.

В Галич, всего на день опередив передовые отряды киевлян, Ярослав привёл триста сорок семь воинов. Остальные погибли, сдались на милость победителя или перешли на его сторону. Ярослав не оправдал надежд, которые возлагал на него отец, и был готов принять любое наказание. Однако Владимирко Володаревич, в последнее время сильно сдавший и постаревший, выслушал сына и поручил ему оборону Восточных ворот. Сдаваться он не собирался, и влиятельные галицкие бояре, которые всегда противопоставляли себя князьям, заверили его в своей преданности. Они не хотели идти под власть царя, слишком это накладно, и против него бунт не поднимешь. Потому самые влиятельные люди Галича и решили, что Владимирко Володаревич, который прислушивается к их мнению и имеет поддержку императора Мануила, гораздо лучше Изяслава Мстиславича.

С того дня, как киевляне обложили со всех сторон Галич, минуло десять дней. Царь строил вокруг города укрепления, готовил осадные орудия, подтягивал отставшие отряды и никуда не торопился. За это время его старший сын Мстислав Изяславич, наследник и гордость отца, взял Берестье и Владимир-Волынский. Воевода чёрных клобуков Иван Мелех с боем захватил Дорогобуж. А половцы хана Бачмана перешли на правый берег Днестра, разгромили отряды степняков, которые служили Владимирко Володаревичу, и начали разорять приморские городки галичан.

В общем, пока царю сопутствовал успех и галицкие владетели, несмотря на поддержку бояр и ромеев, стали понимать, что они проигрывают войну. Даже если удастся отстоять столицу княжества, городки и деревни будут разорены, а значит, не будет дохода, смерды не соберут урожай и зимой придёт голод. Но изменить они ничего не могли и продолжали сидеть за городскими стенами…

Совершенно незаметно Ярослав всё-таки провалился в сон. Спал он крепко, но недолго, ибо перед самым рассветом в его комнату вбежал верный дружинник Михай Чер и закричал:

– Княже! Измена! Проснись!

Ярослав проснулся моментально, схватился за меч, который лежал у изголовья, и спросил Михая:

– В чём дело?!

– Бояре! Они предали нас! Киевляне входят в город через Северные ворота!

– Это точно?!

– Я своими глазами видел! Измена!

Молодой князь быстро вскочил и начал одеваться, попутно продолжая расспросы:

– Что с Восточными воротами?!

– У нас тихо!

– Воинов поднял?!

– Да! Они собираются во дворе!

– В детинец гонца послал?!

– Конечно!

– Где боярин Николай?!

– Не знаю!

Боярин Николай Молибожич был одним из самых влиятельных людей в городе. От слова этого знатного и богатого человека многое зависело, и Ярослав остановился в его доме невдалеке от Восточных ворот. Так удобнее, и одновременно с этим он мог присматривать за боярином.

«Если и Молибожич нас сдал, – подумал князь, – плохи наши дела».

– За мной! – Подхватив меч, Ярослав покинул опочивальню и выскочил во двор.

Воины, которых подняли по тревоге, были готовы выполнить любой приказ князя. Однако их оказалось немного. Большая часть охраняла стены и ворота, а рядом с Ярославом находился только резерв в полторы сотни. Разбить врага этот отряд не мог, но сдержать натиск киевлян и дождаться подхода подкреплений из детинца можно было попытаться.

– Где боярин?! – Князь схватил за руку слугу, который пробегал мимо.

– У-у-уехал… – слегка запинаясь, ответил тот испуганно.

– Когда?!

– Ещё вечером!

– Один?!

– С домочадцами…

– Куда он уехал?!

– Боярин не сказал…

Князь понял, что Молибожич перешёл на сторону врага, отшвырнул слугу и прошипел:

– Предатели… Кругом одни предатели… Клятвы и обещания – ничто уже не свято… А ведь крест целовали…

– Ждём твоих приказов, княже! – Перед Ярославом замер пожилой сотник Ивар Гладыш. – Веди нас!

– Идём к Северным воротам! Выступаем немедленно!

Полторы сотни воинов, выстроившись в колонну, покинули подворье боярина Молибожича. Ярослав надел кольчугу, шлем и, на ходу затягивая ремни, поспешил вслед за дружинниками.

На одном из перекрёстков просыпающегося города отряд остановился. Ярослав решил, что сейчас начнётся сражение, но дорогу его воинам преградили ромеи, и он услышал голос Фёдора Кавасила:

– В чём дело?!

– Киевляне в городе! – отозвался Ярослав и предложил ромею: – Присоединяйся к моему отряду, Фёдор, вместе будем их бить!

– Само собой, я с тобой!

С Кавасилом, который мечтал поквитаться с киевлянами за поражение под Теребовлем, оказалось полсотни солдат. Они пристроились к галичанам и продолжили марш. Ярослав и Фёдор были ровесниками, мыслили одинаково и рвались в бой, в котором они собирались победить. Однако они опоздали. Киевляне хорошо подготовились к ночному прорыву в город, заранее подтянули несколько полков, и перевес был на их стороне.

Когда галичане и ромеи дошли до городского торга, то встретили царских воинов. Захватчики с ходу врубились в ряды городских защитников, и завязался встречный бой. Звон стали и яростные выкрики. Свет факелов и озверевшие лица. Хрипы раненых и предсмертные стоны умирающих. Киевляне наступали уверенно, и галичане не выдержали. Вскоре защитники города стали отступать, и Ярослав, выхватив меч, бросился в гущу сражения. Где-то рядом был Кавасил, но вскоре князь потерял его из виду. Он полностью сосредоточился на схватке, и первая победа далась ему легко.

Киевский дружинник, крепкий бородатый мужчина, получил ранение и припал на левую ногу. Тем самым он открыл правый бок, и клинок Ярослава, вспоров его кольчугу, пронзил тело врага, который издал болезненный стон и лицом вниз упал на землю.

Молодая кровь играла, и, подбадривая своих воинов, князь закричал:

– Вперёд! Не отступать! Галич!

– Галич!!! – поддержали его дружинники.

Вокруг Ярослава сбились самые сильные воины, и небольшая группа смогла немного задержать царских воинов. Перед князем оказался новый противник. Он занёс меч и хотел обрушить его на голову Ярослава, однако галичанин оказался быстрее. Князь прикрылся щитом, принял на него вражеский удар и, пригнувшись, сделал выпад из низкой стойки. Клинок поразил киевлянина, не убил, но тяжело ранил, и его утащили в глубь строя, а на Ярослава налетел следующий противник, на этот раз с шестопёром.

Снова князя выручил щит, но ударить в ответ он не смог. Враги атаковали его со всех сторон, и он только защищался. А вскоре киевляне обошли остатки его отряда с флангов, и он услышал голос Гладыша:

– Княже, отступаем! Скорее! Иначе все поляжем!

Ярослав не хотел бежать, однако иного выхода не было.

Следовало отступить в детинец, и он, переступив через тело мёртвого Кавасила, которому разбили череп, отдал приказ:

– Отходим!

Галичане, кто ещё был жив, побежали. Но вырваться из схватки удалось немногим. Лишь два десятка воинов последовали за Ярославом. А киевляне не отставали. Они преследовали беглецов по пятам, и прежде чем князь добрался до детинца, ему несколько раз приходилось вступать в бой.

Князь бился словно необузданный северный берсерк. Он рубил и резал, кромсал клинком тела и отбивал удары. Никто не мог его остановить, и Ярослав всё-таки добрался до детинца. Однако здесь его ждало очередное разочарование. Дом князя, его крепость в центре города, уже был захвачен киевлянами. Враги повсюду, куда ни посмотри. Бои шли во всех концах города, и бежать было некуда.

«Наверняка детинец тоже захватили при помощи предателей, – с горечью подумал Ярослав, а затем пришли другие мысли: – Что с отцом? Где он и сёстры? Как Изяслав поступит с нами?»

– Сдавайтесь! – Прерывая размышления Ярослава, к его группе, в которой осталось всего шесть воинов, начали подходить киевляне.

– Княже, – услышал Ярослав голос Михая, – прорвёмся, рядом проулок есть, в него шмыгнём и скроемся.

– На прорыв! – Князь вскинул меч и хлопнул Михая по плечу. – Веди!

Галичане бросились за Чером, который первым помчался в спасительную темноту. Но далеко они не убежали. Киевляне осыпали охранников Ярослава сулицами. Сотнику Гладышу дротик вонзился в спину, а следом прилетел второй и пронзил шею старого воина. Михаю Черу сулица попала в правое бедро. Другим воинам тоже досталось, кто-то сразу погиб, а кто-то получил тяжёлую рану.

Князь остался один – его узнали и не посмели убить.

«Хоть бы ещё одного врага срубить», – нашёптывала князю ярость.

«Надо сдаваться, Изяслав – враг, но Рюрикович и не тронет дальнего родича», – говорило благоразумие.

Победу одержала ярость, и Ярослав бросился на киевлян. Он вскинул меч и уже почти достал вражеского дружинника, который, ухмыляясь, смотрел на него с пренебрежением. Однако в этот момент что-то тяжёлое обрушилось на его шлем, и князь потерял сознание…

Ярослав не погиб. Его оглушили ударом кистеня, и сделал это обычный ополченец из деревеньки под Переяславлем. После этого ополченца наградили серебряной куной. Воинов Ярослава, кто выжил, отправили в обоз на излечение. А самого князя отнесли в поруб, и когда он пришёл в себя, а произошло это вечером, его навестил царь Всея Руси.

Изяслав Мстиславич вошёл в темницу без положенных приветствий. Молча он взял тяжёлый табурет и поставил его перед лавкой, на которой лежал Ярослав Владимирович. Молодой Рюрикович покосился на старого, который добился своего и покорил последнее не подчинявшееся ему княжество, и спросил:

– Что с отцом?

– Погиб, – ответил царь.

– А сёстры?

– Они живы и здоровы. Оплакивают Владимирко Володаревича и готовятся к похоронам.

– Как отец погиб?

– Случайная стрела. Когда мои воины захватывали детинец, он выглянул в окно, и ему не повезло.

– Тебе наши бояре помогли?

– Да.

– И что ты им пообещал?

По губам Изяслава Мстиславича скользнула невесёлая усмешка.

– Жизнь и сохранность богатств.

– И ты сдержишь слово?

– Я буду его держать до тех пор, пока они не задумают меня предать. А произойдёт это очень скоро. Гнилое племя – галицкие бояре, и веры им нет.

Ярослав закашлялся, он тянул время, а царь смотрел на него и ждал главного вопроса. Наконец Ярослав собрался с мыслями и спросил:

– Что будет с нами, со мной и сёстрами?

– Всё зависит от тебя. Теперь ты старший в роду.

– Предлагаешь жизнь в обмен на верность? – уточнил Ярослав.

– Не только. – Изяслав Мстиславич помедлил и добавил: – Породниться с вашей семьёй хочу. Сестра твоя, Мария, уже невеста.

– За своего второго сына её выдашь?

Нет.

Князь перебрал все возможные кандидатуры, но подходящей не нашёл и сказал:

– Не пойму. Кого же ты предлагаешь? Неужели младшего? Так он ещё мальчишка.

– Ты не понял, Ярослав. Сестра твоя станет моей женой.

– Не бывать этому! – Князь попытался подняться, но в голове стрельнуло, и он, прижимая к затылку ладонь, снова упал на лавку и простонал: – Ты же старый.

– Мне всего пятьдесят три года. Ещё поживу.

– Я должен подумать.

– Подумай. – Царь встал, подошёл к двери и, не оборачиваясь, добавил: – На Галиче тебе не сидеть. Но если у нас всё сладится, дам тебе в кормление Ростов. Покажешь себя и против меня злоумышлять не станешь, тогда найду тебе дело достойное и полную свободу получишь.

Царь оставил Ярослава одного. Снаружи щёлкнул запор, и князь задумался. Изяслав ему не угрожал, но Ярослав понимал, что выхода у него нет. Придётся встать под руку дальнего родича и отдать ему сестру как залог. А потом… Кто знает, что будет потом? Глядишь, всё переменится, удача снова улыбнётся ему, и он ещё вернётся в Галич как законный владетель.

Париж. 1150 от Р. X.

Закутавшись в тёмный плащ, который скрывал его одежду, поздним вечером королевский рыцарь Роберт де Ге подошёл к небольшому домику на окраине Парижа и постучал в дверь.

Два удара. Один. И снова два.

Тишина. Дверь не открыли, и рыцарь постучал опять.

Два удара. Один. Два.

– Кто?! – раздался из домика грубый бас.

Рыцарь, который выполнял приказ своего командира и не понимал, почему он должен скрывать родовой герб, отозвался:

– Дядюшка Гаэтано здесь живёт?

– Здесь!

– Скажи, что к нему племянник из Орлеана приехал.

После этих слов дверь распахнулась, и Роберт увидел перед собой широкоплечего горбуна в длинной серой рубахе с острым мясницким тесаком в правой руке. Окинув гостя колючим взглядом, он спросил:

– Ты один?

– Да, – кивнул рыцарь.

– За тобой не следили?

– Кому я нужен? – усмехнулся Роберт.

– Да или нет? – Горбун заметно напрягся.

– Нет.

– Проходи.

Горбун пропустил рыцаря в домик. Роберт прошёл внутрь и оказался в комнате без окон. Мебели было немного: грубый стол и две широких лавки – одна возле стола, другая у очага. Под потолком горел масляный светильник.

– Ты рыцарь де Ге? – спросил горбун.

– Он самый, – подтвердил дворянин.

– Тот, кто хочет с тобой поговорить, скоро появится. Жди.

Роберт де Ге сел на лавку возле стола, а горбун вышел в соседнюю комнату и стал что-то передвигать. Рыцарю хотелось посмотреть, чем он занят, однако помнил приказ своего командира Леона де Корентина по прозвищу Гуарин (Защитник): прийти вечером к определённому дому, постучать условным сигналом, назвать пароль, войти и не задавать лишних вопросов. Поэтому Роберт проявил терпение, поправил под плащом ножны с кинжалом и замер в ожидании…

Как и многие французские рыцари, благородный Роберт де Ге принимал участие в Крестовом походе против славян. Он состоял в отряде телохранителей, которые оберегали жизнь короля Людовика Седьмого, но это не помешало ему сразиться с язычниками. А поскольку сражался он храбро и всегда был впереди, король его заметил, приблизил к себе и даже поручил переговоры с Вадимом Соколом, который захватил в плен королеву Алиенору Аквитанскую.

Тогда Роберт де Ге с порученным заданием справился. Алиенора обрела свободу и вернулась к мужу, которого не любила, а венедский вождь Вадим получил деньги и помог франкам отбиться от замысливших недоброе тамплиеров. Все остались довольны, одни больше, другие меньше, и де Ге считал, что после возвращения на родину король не забудет его, наградит и оставит при дворе. Однако вместо почестей и наград, вместо служения королю и государству, Роберта отправили в резерв. Командир королевских телохранителей Леон де Корентин, фанатично преданный династии Капетингов, выходец из простонародья, велел ему уехать в родовой замок и ждать новых указаний.

Рыцарь подчинился. Он оставил Париж, вернулся в провинцию и занялся делами семьи. Ему было скучно собирать с крестьян оброк, гонять нищих, навещать соседей, торговаться с купцами и укреплять ветхие стены замка. Но он продолжал ждать вызова, которого всё не было.

Не раз и не два Роберт подумывал о том, чтобы написать письмо королю или де Корентину. Но сдерживался, продолжая тосковать. Так пролетел год. А потом он женился на хорошей девушке из благородного, но обедневшего рода, и недавно у него родилась дочь. После чего де Ге перестал вспоминать столицу. Его жизнь свернула в новую колею, как ему казалось, и в этот момент, спустя два года, к нему, под видом бродячего менестреля, прибыл тайный посланник де Корентина. Наконец-то Роберт получил приказ, но он его уже не обрадовал, и рыцарь покидал родовой замок с тяжёлым сердцем…

Вдруг в соседней комнате что-то упало, и горбун громко выругался, а затем Роберт услышал второй голос. Он звучал приглушённо и неразборчиво, поэтому рыцарь напрягся. Его ладонь легла на рукоять кинжала, но опасаться было некого.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33