Василий Рем.

Стихи о любви (сборник). Рождённый в СССР



скачать книгу бесплатно

© Василий Рем, 2018


ISBN 978-5-4490-3817-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Василий Рем


Да, мы увидимся с тобой,

В том нет сомнений.

Исполню я каприз любой,

В любви я гений.

Василий Рем.

Письмо пограничника

 
Милая, хорошая, родная,
Сейчас ты где-то от меня вдали.
А я стою бессменно дорогая,
Чужие охраняя корабли.
 
 
Ты видишь сны о нежном вздохе лета,
О встречах и прощаньях под луной.
А я стою у трапа, жду ответа.
Мы в мыслях лишь встречаемся с тобой.
 
 
До боли в сердце хочется в столицу,
Тебя увидеть, твой прекрасный взгляд.
Но Родина, доверив нам границу,
Вновь посылает в длительный наряд.
 
 
Пока, родная, нежная подруга,
Коль силы есть, то жди меня ещё.
Мы пограничники и нет вернее друга,
Надежно пограничника плечо.
 
 
Лети, письмо, скорей к моей любимой,
Пусть строки ей листвой прошелестят.
Мою любовь до капельки единой
Они словами и стихами говорят.
 

Моя любовь

 
Пишу тебе, надеясь на ответ,
Хоть не силён в эпистолярном слоге.
Но всё же шлю я пламенный привет,
Ответа жду с надеждой, но в тревоге.
 
 
Перрон нам начертил разлуки нить,
Колёса отстучали «Марш Славянки».
Тебя оставив с горя начал пить,
По вечерам играя на «Тальянке».
 
 
Как я живу? Да разве это жизнь,
Когда глаза любимой не сверкают.
Друзья мне говорят: «Не пей, держись»,
Они любви моей не понимают.
 
 
Моя любовь, как подобрать слова?
Чтоб рассказать вам всем об этом чуде.
Так бродит непонятная молва,
Все роются в не вымытой посуде.
 
 
Моя любовь, прекраснее звезды,
Красивее увиденной Вселенной.
Там собраны все краски красоты,
До смерти сохраню её нетленной.
 
 
Поля пшеницы в синих васильках,
Долины маков с примесью ромашек.
Лазурный свет в немеркнущих глазах,
А поцелуй сладчайший, до «мурашек».
 
 
Пишу тебе, надеясь на ответ,
Хоть не силен в эпистолярном слоге.
Моя любовь, пришли же мне ответ,
Я жду его с надеждой на пороге.
 

Я снова счастлив

 
Слова такие растопили лёд,
Икар бы опалил о них ресницы.
Бальзам на сердце и любовный мёд
Ты пролила на белые страницы.
 
 
Не рви мне сердце, рана так болит,
Все строки, что вчера мне написала —
От них опять душа моя горит,
Зачем ты белую страницу замарала?
 
 
Ты пишешь: «Я люблю тебя, родной,
Ты просто счастье, что меня накрыло;
И счастлива была с одним тобой,
Я так скучала, моё сердце ныло».
 
 
Слова твои мой растопили лёд,
Я ждал, что ты появишься в эфире.
Испив их, как хмельной бодрящий мёд,
Я снова счастлив в этом бренном мире.
 

Соблазни!

 
Соблазни меня сегодня.
Соблазни!
Сделай так, чтоб не забыл я эти дни!
Скоро вечер, мы останемся одни.
Соблазни меня, родная. Соблазни!
 
 
Прочитай мое согласие в глазах,
Соблазни меня! Ведь всё в твоих руках.
Хочешь, буду я рабом на целый день?
Хочешь, буду за тобой ходить, как тень?
 
 
Сколько раз тебя я соблазнял,
Но в ответ всегда я слышал: «Ты нахал!»
Соблазни, чтоб полетал я в облаках,
Целоваться чтоб тянулась на носках.
 
 
Соблазни меня сегодня. Соблазни!
Сделай так, чтоб не забыл я эти дни!
Но уставшая любовь опять молчит,
На тахте под одеялом сладко спит.
 

Вот такая любовь

 
Утро доброе, поверь: нет его светлей,
Ведь любовь пришла ко мне из мечты моей.
Обнял я её, прижал нежно так к груди,
А она в ответ: «Ну всё, хватит, уходи.
 
 
Я пришла тебе сказать, больше не люблю,
Только вещи заберу, сразу отвалю.
Ты, конечно, неплохой, любишь ты меня,
Всё прощаешь, ждал меня – вон, четыре дня.
 
 
Мне, конечно, тяжело будет без тебя,
Очень вкусно ты готовишь, душу теребя.
Но любовь – она иная, с глупостью, с тоской,
С риском жизни, со слезами… Ты не мой герой».
 
 
И ушла, так громко стукнув дверью о косяк,
Штукатурка полетела на полы, пиджак.
Я стою, оцепеневший, руки опустил.
Десять лет её я холил, всё прощал, кормил.
 
 
Но любовь – такая штука, сразу не поймёшь,
Всё вокруг тебя меняет, твоей жизни грош.
Если любишь, всё прощаешь. Ушла – не зови.
Нет руля для управления у большой любви.
 
 
Вот два года пролетело, и пришла она,
Я впустил без укоризны, мне она нужна.
И у нас родились дети от большой любви.
Растворил свои сомнения в собственной крови.
 

Сладкий миг

 
Робко губ твоих нежных коснусь,
Но всего лишь на сладкий миг.
Их свинцовостью обожгусь
И зароюсь в страницах книг.
 
 
Поцелуй твой – как ветра вздох,
Словно свежесть росы на листках.
Словно молнии яркой всполох,
От него я – плыву в облаках.
 
 
Пред тобой я робкий такой,
Видно, ты взяла меня в плен.
Я не жажду судьбы иной,
Буду жить, не вставая с колен.
 

Двое

 
Туман, дождливо, непогода,
Аллея, двое под зонтом
Идут, обнявшись, а природа
Шлёт испытания дождём.
 
 
А ветер, листья обрывая,
Попасть в лицо всё норовит.
Зонтом порывы отбивая,
Идут они, им путь открыт.
 
 
Ступая бережно по лужам,
Они идут навстречу нам.
Он и она. Жена ли с мужем?
Любовь же делят пополам.
 
 
И дай им Бог, как говорится,
Все испытания пройти,
От непогоды заслониться
И встретить счастье на пути.
 

Аллея

 
Когда-то в юности далёкой
С подругой, прежде одинокой,
Обнявшись, по аллее шли.
Стоял дворец царей вдали.
 
 
Светило солнце, неба синь,
В церквушке «Боже!» и «Аминь!»,
Русалка плакала в пруду,
Я, очарованный – иду.
 
 
Так нежно целовались мы,
Любовь заполнила умы.
И пенье птиц, и запах трав…
Не понимал – где сон, где явь?
 
 
Вот дождь полил как из ведра,
Он что, не мог пойти вчера?
Промокли, холодно – до дрожи,
А лужи корчили нам «рожи».
 
 
Но не забыть мне никогда
Аллеи той, того пруда,
Тех поцелуев на мосту,
Дворца Царицы, красоту.
 

Розы и любовь

 
Розы расцветают, так благоухая,
Красные, пунцовые, белые – «огни».
Я вдыхаю запах, их имён не зная,
Наслаждаюсь ими, так манят они.
 
 
Красота такая с острыми шипами,
Как характер женщин тайною покрыт.
Я смотрю на женщин розами-глазами,
Но к моей любимой путь навек закрыт.
 
 
Расцветают розы, как обычно, летом,
А любовь пылает раннею весной.
Эти нестыковки служат мне ответом:
Нет любви у женщин летом и зимой.
 
 
И до самой смерти мы живём надеждой,
Что любовь вернётся, лишь придёт весна.
Розы расцветают, хвастаясь одеждой,
Только ранним летом – то не их вина.
 
 
Розы не виновны, что весною милой
Не цветут так ярко, как любовь людей.
Женщина и роза станет вам доступной,
Если очень нежно обращаться с ней.
 

Женщина из грёз

 
Ах! Как скучно мне сегодня, нет моральных сил,
Подтолкну судьбы кораблик, чтобы он уплыл!
Пусть плывет себе свободно, не боится гроз,
Вдруг в пути он встретит женщину из грез.
 
 
То единственное счастье, радость давних дней,
Ведь безоблачно был счастлив я, лишь с ней.
И нежнее шёлка тела не коснуться больше мне,
Я живу в стране далёкой, встречи лишь во сне.
 
 
Где же ты, моя голубка, и колодцы твоих глаз?
Пил из тех её колодцев нежность каждый раз.
И тонул в её колодцах, забывал про всё вокруг,
Ты единственная в мире, нежный, милый друг.
 
 
Твои руки, прикасаясь, нежно грели сердце мне,
Обвивали, словно ветви в упоенной тишине.
Твои губы боль снимали с сердца и души моей,
Не вернуть мне никогда уж тех далеких дней.
 
 
Но моя любовь, как прежде, в сердце бьёт ключом,
Быть хочу я ей защитой, а ещё – мужским плечом.
Встретит мой её кораблик, в это верю и сейчас,
Без неё, без счастья, ласки разум мой угас.
 
 
И примчится телеграмма, всего пару строк:
«Я тебя люблю, как прежде, милый Василёк.
Без тебя мне одиноко у далёких берегов,
Поменяю свою гордость на твою любовь».
 
 
Не могу я ей ответить, женщине из грёз,
Что женат уже лет сорок и достал склероз.
Не поют уж вечерами трели наши соловьи,
Пересохло моё сердце, как в песке ручьи.
 

Альфа и Омега

 
Как много мы теряем в жизни нашей,
Когда не для любимых вдруг живём.
И давимся с утра овсяной кашей,
Да бутерброды с зеленью жуем.
 
 
А ведь могли, давно и безвозвратно,
Уйти к любимым, изменив судьбу.
Но мы живём и терпим многократно
Всё: ругань, оскорбления, борьбу.
 
 
Борьбу с собой, своим несносным эго,
С привязанностью к детям возрастным.
И всё надеемся – есть Альфа и Омега —
И верим обещаниям пустым.
 
 
Идут года, причём неумолимо,
Вернуть нельзя ни вздох, ни даже миг.
Любовь и счастье – всё проходит мимо,
Так этой истины никто и не постиг.
 
 
А ведь могли купаться в волнах счастья,
Встречать с работы, руки целовать,
Дарить цветы и прятать от ненастья,
Готовить завтрак, до зари вставать.
 
 
Пальто подать, когда уже уходишь,
И тапочки подать, когда пришла.
Ты в этом счастье разве не находишь?
Ах да, находишь. Жаль, что не нашла.
 
 
Возить тебя раз в сутки на работу,
На дачу, за сто вёрст, пока сезон.
На эту бескорыстную заботу,
Как рыцарь сердца, просто обречён.
 
 
Когда же в этом мире будет счастье?
Когда влюбленные соединят сердца?
Когда уйдет разлука и ненастье?
– Да никогда! – и голос то – Творца.
 

Любовь уйдёт с душой

 
Зима, мороз, уж полночь, я не сплю,
Смотрю на звёзды – Господа молю.
– Прости мне, Господи, мои пороки,
Я грешен, каюсь, и извлёк уроки.
 
 
Я был один, и в детстве, и потом,
В душе был рыжим, озорным котом.
Вокруг меня родня и люди были,
Но, видно, недостаточно любили.
 
 
Никто меня всю жизнь не понимал,
Любое моё действие – скандал.
Унижен был и жизнью, и судьбой,
Но под иконой говорил с тобой.
 
 
Всё шло не так, всё «наперекосяк»,
Вокруг лишь лицемерие и мрак.
Я в жизни был, как белая ворона,
Но научился жить без слёз и стона.
 
 
Так почему я жалуюсь теперь?
Любовь её мне не открыла дверь.
Увы, старею, и любовь со мной
Покрылась вся красивой сединой.
 
 
– Прости! – молю я Господа, – Прости,
Моя душа уже к тебе в пути.
Мы скоро все предстанем пред тобой,
Никем не поняты, измучены судьбой.
 
 
Как хорошо, что хоть любовь была,
Душа от нежности, как облако, плыла.
Я плачу, и лицо моё в слезах,
Любовь уйдёт с душой, а тело в прах.
 

И это было, было, было

 
Я расскажу и как всё было,
И как хотел, и как могло.
Бродила ты одна уныло,
Мне подойти к тебе взбрело.
 
 
Я подошёл без реверансов,
Спросил спокойно: «Вы одна?»
Не помню в точности нюансов,
Любви нахлынула волна.
 
 
Нас закружило, завертело:
И поцелуи, и постель.
Дарила ласки неумело,
Как вспомню, сладко и теперь.
 
 
Безумной страстью наслаждаясь,
Мы говорили о любви.
Тобой, как мёдом, упиваясь,
Все деньги прокутил свои.
 
 
И шлю супруге телеграмму:
– Здесь нынче дорогой постой.
Шли денег, начал я программу —
Закончить надо. Вечно твой.
 
 
Вот так обманывал супругу
В порыве страсти неземной.
Водил в экскурсии подругу,
Ну а списал всё на постой.
 
 
И это было, было, было,
А то, что было, то прошло.
Волною лодку надломило,
Вон, лишь валяется весло.
 

Ум за разум

 
Остыло сердце, чувства улеглись,
На первый план выходят ум и разум.
Душа попросит у любви: «Смирись».
Но убеждает вездесущий разум.
 
 
Он объясняет чувствам, что и как,
К степенности взывая, к воздержанию.
Твердит одно: «Любовь – такой пустяк,
Не позволяйте победить желанию.
 
 
Не позволяйте, чтоб глаза в глаза,
Не допускайте, чтобы тело к телу.
Разлука – это чувствам тормоза,
И много лет такому «беспределу»».
 
 
Проклятый разум! Он непобедим,
Он подавляет чувства постепенно.
Нам все твердят, что он необходим,
Без разума не проживёшь степенно.
 
 
Быть может, где-то там, на небесах,
Душа и чувства успокоят разум.
Твой поцелуй и мой – союз в устах —
Сольются, и заскочит ум за разум.
 

Любовь хорошая наука

 
Любовь – безжалостная штука,
Но как приятна для души.
Любовь – хорошая наука,
Влюбился – всё, стихи пиши.
 
 
Прошёл и я науку эту,
Мне есть что внукам рассказать:
Про чувства, канувшие в лету,
Про сына, дочь, жену и мать.
 
 
Любовь – как первое апреля,
Сплошной обман из века в век.
Но всё равно, от счастья млея,
Живет надеждой человек.
 

Твой портрет

 
Я помню, в юности далёкой
Твой милый рисовал портрет.
И в этой жизни одинокой
Он для меня как Божий свет.
 
 
Тебе послал его я сразу,
Засунув молча в бандероль.
С тобой бродили по Кавказу,
Любили, не играя роль.
 
 
Но фото милое – доселе
Перед глазами, как алтарь.
Себя держу я на пределе,
Разлука душит – сука, тварь!
 
 
Но ты живёшь и это – классно,
Могу с тобой поговорить.
Твоя улыбка так прекрасна,
Она любви ушедшей нить.
 
 
Когда ты «Ремика» подносишь
К экрану, нежно теребя.
Любви моей как будто просишь,
Как прежде, я хочу тебя.
 
 
Вот так пишу, о чем попало,
Вообще – что в голову взбредёт.
Грехов наделал я немало,
Ни царь, ни Бог не разгребёт.
 

Твоё письмо

 
Сегодня я твоё письмо прочла
И вижу: луг, цветы, летит пчела,
Закат, восход, небесную лазурь,
Разбросанную по лесу глазурь.
 
 
Палитру красок осени в лесу,
Листвы опавшей дивную красу.
И в платье белом, словно под венец,
Я выхожу из леса наконец.
 
 
– Привет! – сказала, будто обожгла.
Забыть другого так и не смогла.
Я помню, ты меня предупреждал,
Что получу предательства кинжал.
 
 
Но жаль не это, к боли я привыкла,
Страшнее, что душою я поникла.
Доверия к мужчинам больше нет,
И как мне быть? Не нахожу ответ.
 
 
А осень поздняя листвою шелестит,
Щегол замерзший больше не свистит.
Ворона каркает и крыльями шумит,
Плывут вон тучи, скоро задождит.
 
 
И рай в душе, вот строчки, вот письмо,
Ты лишь писал, оно пришло само.
Не можешь жить, спокойно и степенно,
Порыв твоей души, как море пенно.
 
 
Сегодня я твое письмо читаю,
Попив – нет, нет – лишь только чаю.
Но если редко будешь мне писать,
Я буду пить коньяк. Ядрена мать!
 

Память

 
Я не могу забыть тебя на миг,
В твоих глазах я тайну всю постиг.
Они манят огнём неугасимым,
Таким родным, таким любимым.
 
 
А губы манят нежностью своей,
Как путника уставшего – ручей.
Хмельную сладость этих лепестков
Я сохраню на тысячу веков.
 
 
Твои объятья – нет уж слаще пут,
Они любому молодость вернут.
Когда в объятиях сливаются тела,
В блаженстве я сгораю весь, дотла.
 
 
Пока стучат влюблённые сердца,
Любовь живет, не ведая конца.
Давай без клятв её мы сохраним,
Я счастлив потому, что я любим.
 
 
Я не могу забыть тебя на миг,
В твоих глазах я тайну всю постиг
И прочитал в них вечную любовь.
Люблю, любим, и нет уж слаще слов.
 

Зов счастья

 
Вальс с женою моей любимой,
Танцевали мы при свечах.
Я вдыхал её чистый запах,
И ловил яркий свет в глазах.
 
 
Ах! Объятья твои прекрасны,
Губы сладкие, словно мёд.
А все споры наши напрасны,
Пусть растает сомнений лед.
 
 
Постарели мы, постарели,
Годы властны для наших тел.
Лишь бы только души не смели
Постареть от домашних дел.
 
 
Вот дождаться бы только внуков
И баюкать их в колыбели.
Приходи поскорее, счастье,
Чтобы больше мы не старели.
 

Что тебе подарить?

 
Цветущее поле подсолнухов,
Зелёный шумящий камыш.
Крик чаек, весёлых, как клоуны,
Иль яркую звёздную тишь?
 
 
Дарю тебе эту сумятицу,
От сердца дарю, от души.
Впридачу «Большую Медведицу»,
За ухом ты ей почеши.
 
 
Я вижу, как звёзды рождаются,
Полярная светит звезда.
Под маску ко мне забирается
Комарик, звенит, как всегда.
 
 
Прихлопнешь его осторожненько,
Положишь затем на ладонь.
Лежит он мертвецки, тихонечко,
И в нём не пылает огонь.
 
 
Над озером ивы качаются,
И цапля кричит в камышах.
Вон выдры в пруду кувыркаются,
Сверкает луна в их глазах.
 
 
Кольнуло под сердцем тихонечко.
По щеке прокатилась слеза.
Разлука, разлука и только,
В небе звёзды – твои глаза.
 

Женщине в белом

 
Ах, эта женщина в белом!
Манит своим стройным телом.
Просыпаются прошлые чувства,
Нет, на уровне чисто искусства.
 
 
Рисовать бы с тебя картины
На фоне снежной долины.
Рисовать бы с тобой пейзаж,
Ночью «тайский» делать массаж.
 
 
Но в далёкой ты стороне,
Лишь на сайте приходишь ко мне.
Между нами долины и горы,
Российских лесов просторы.
 
 
И не свидимся мы никогда,
Это счастье или беда?
Для меня ты – женщина в белом
С недоступным, красивым телом.
 

Плач саксофона

 
Покинул свою нежную любовь,
Среди каналов, парков и мостов.
В городе далёком, но родном,
Где «Копеечка», «Пятёрочка» кругом.
 
 
Оставил я любовь совсем одну,
Как оставляют беженцы страну.
Чего юлить? Ведь предал я её,
А жизнь свою стираю, как бельё.
 
 
Бродил я с ней по улицам, мостам,
На каждом припадал к её устам.
Рука в руке, какое было счастье,
И не было намека на ненастье.
 
 
Вдоль Мойки и Фонтанки тихо шли
И взглядом провожали корабли.
Те молча шли меж крыльями мостов,
Сиренью пахли тысячи кустов.
 
 
На поле Марсовом Суворов нас встречал,
Крылом у Зимнего нам ангел покачал.
Ах, как играл и плакал саксофон,
Как будто знал о той разлуке он.
 
 
Что делать мне теперь, скажи, о Бог?
Как сердце слабое избавить от тревог?
Ведь я, как прежде, все её люблю,
Чтоб быть нам вместе, я тебя молю.
 
 
Когда услышишь ты мою мольбу?
Когда я встречу вновь свою судьбу?
Среди каналов, парков и мостов
Чтоб целоваться у сиреневых кустов.
 

Её образ

 
Её образ, слегка поседевший,
Но такой же прекрасный и нежный.
Лишь волос слегка поредевший —
Времени след неизбежный.
 
 
Ах, какие же были страсти,
И полёт до небес в блаженстве.
А теперь это страсти-«мордасти»,
Утешение в духовенстве.
 
 
И зачем только мне ты снишься?
Из разлуки большая любовь.
Видно, смерти ты не боишься,
Коль приходишь всё вновь и вновь.
 

Костёр любви

 
В суровый час сгустилась мгла,
Померкли звёзды, ты ушла.
Один остался я с тоской,
Мужские слёзы скрыв рукой.
 
 
Жизнь стала мрачной, как в могиле,
Я увязаю в смертном иле.
А жили как? Душа болит,
Лишь память прошлое хранит.
 
 
Мутится разум, стынет кровь,
Как тяжело вернуть всё вновь.
Не надо мне таких терзаний,
Я не хочу воспоминаний.
 
 
Они рвут сердце на куски,
Душа взвывает от тоски.
Но всё же говорю: «Прощай!
Мою ты душу не терзай!»
 
 
В суровый час сгустилась мгла,
Костёр любви сгорел дотла.
Но я надеюсь, вновь и вновь
Что я верну твою любовь.
 

«Краля»

 
На резном балконе женщина стоит,
Город «Первого салюта» перед ней лежит.
И на фоне этой белой, яркой красоты
В клумбах распустились нежные цветы.
 
 
Модная прическа. Тело – талия осы,
На руке браслет сверкает, чисто для красы.
Шея лебедя, а губы – лепестки от роз,
На щеках румянец легкий от текущих слёз.
 
 
Тело скрыто под халатом, вздрогнет иногда,
Повстречать такую «кралю» я мечтал всегда.
Помахал рукой я, снизу. «Вот он я, стою!
Познакомиться желаю и почти люблю!»
 
 
Но она стоит и плачет, мой не слышит крик.
На балкон смотрю, выходит с бородой старик.
– Не ори напрасно, парень, ведь она глуха, нема,
Уходи скорей подальше, не своди её с ума.
 
 
И никто теперь не знает, я ушёл иль нет.
Может, я на ней женился, и живём сто лет.
Может, выслушал покорно я отца укор
И ушёл домой от счастья, как уходит вор.
 

Ты просила

 
Ты просила: «Приезжай».
И я приехал.
Ты попросила: «Обними».
И я обнял.
Ты попросила: «Страсть найди».
И я искал.
Ты попросила: «Приласкай».
И я ласкал.
Ты попросила: «Прекрати».
И я не стал.
Ты попросила: «Уезжай».
И я умчал.
Ты попросила: «Не пиши».
И я не стал.
Ты попросила: «Вновь приди».
А я устал.
 

Не прогоняй любовь

 
Любовь, огромную, в полнеба,
Железной волей я прогнал.
Не дал ей на дорогу хлеба,
Не попрощался, не обнял.
 
 
Ушла она прекрасной песней,
Царевной Лебедь уплыла.
И стала жизнь ещё чудесней,
Шли вверх служебные дела….
 
 
Но только ночь свои просторы
Окинет тёмной простыней,
Заката красные узоры
Плывут и шепчут: «Милый мой».
 
 
И тело лёгкое, как дымка,
Одежды сняв, идет ко мне.
Плывёт любви моей снежинка
И застывает на окне.
 
 
Став паром, в щели проникает,
Всё заполняет, как туман.
То вдруг так ярко возникает,
То исчезает, как обман.
 
 
То нежный шёлк руки на шее,
То ног разброшенных призыв.
Твои движения смелее,
То стон – блаженствуя, в надрыв.
 
 
О, как истерзан я душою,
И сердце втоптано в пыли.
Хочу, хочу я быть с тобою,
Но ты по-прежнему вдали.
 
 
Я умираю от кошмаров,
Они приходят по ночам.
А вдруг не выдержу ударов
И душу дьяволу продам?
 
 
Спаси! Спаси! Молю, скорее!
Меня отсюда забери.
Ведь я люблю ещё сильнее,
В краю рождения Зари.
 

Уплывают годы

 
Уплывают годы, как туманы,
Всем мгновеньям жизни покоряясь.
Старости разбросаны капканы,
Мы живём, их обходить стараясь.
 
 
Но уже отдельные наброски
Своей кистью старость начертала.
Седина в висках, на лбу морщинки,
Осени далёкой покрывало.
 
 
Сердце лишь, сражённое тобою,
Жизни в такт стучит, не уставая.
А заката луч с моей судьбою
Целовались, рядом пролетая.
 
 
Лишь душа моя – она, страдая,
Высоко парит за облаками.
То изгибом молнии сверкая,
То темнеет сокола крылами.
 
 
Верю я, пока любовь пылает
Между нами, ярко пламенея.
Мне удача силы посылает,
Чтоб к тебе вернулся я скорее.
 

Перекур

 
Темною ночью распахнуты окна,
Шторы отброшены, тихо кругом.
Муж с сигаретой стоит у балкона,
Страсть не кипит, не пылает огнём.
 
 
Сильные руки её не ласкают,
Жадные губы не трогают грудь.
Чувства, похоже, ему изменяют,
Шпалы разобраны, кончился путь.
 
 
Она-то мечтает о ласках приятных,
Пусть вновь вырывается стон из груди.
Душа чтоб запела от чувств необъятных
К счастью, блаженству на нежном пути.
 
 
А он не ласкает, всё курит, вздыхая,
Уставив свой взгляд в непроглядную тьму.
Женщина, может, вмешалась другая?
Я счастье своё не отдам никому.
 
 
Первыми вздрогнули крепкие руки,
Поёжился телом, озяб на ветру.
Ближе и ближе знакомые звуки,
Пусть только ляжет, согрею к утру.
 
 
Яркий рассвет, заиграли все краски,
Как хорошо, что не надо спешить.
Милый дарил ей сладчайшие ласки,
Вот и пойми, что их тянет курить?
 

Я за то, чтобы звёзды рождались

 
Ты живёшь там, где звёзды ночуют,
Где луну запрягает ямщик.
А «Медведица» звёздной соломой
Протирает у месяца лик.
 
 
Мы поверим в любое сказание,
В то, что жизнь возвращает звезда,
И в ночное по звёздам гадание, —
Лишь бы счастье вернуть навсегда.
 
 
Вот тогда в голубом небосводе,
Среди звёзд, нам мигающих ярко,
Ты увидишь в небесной свободе
Две звезды, так пылающих жарко.
 
 
Коль нет счастья, зачем жить на свете?
Кому нужен беззвездный мир?
Мы, живые, за счастье в ответе,
И не нужен кровавый нам пир.
 
 
Когда, упав, звезда сгорает,
Она след оставляет искристый.
Если сердце в любви замирает,
Распускается ландыш душистый.
 
 
Я за то, чтобы звёзды рождались,
Чтобы счастье бродило в ночи.
Каждой женщине чтобы достались
От любви золотые ключи.
 
 
Ты живёшь там, где звёзды ночуют,
Где луну запрягает ямщик.
А «Медведица» в звёздной телеге
Вечность счастья привозит на миг.
 


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3