Василий Песков.

Полное собрание сочинений. Том 9. За порогом весны



скачать книгу бесплатно

Морозы на бесснежной земле нанесли урон виноградникам и садам, в обширных районах придется весной пересеивать хлеб. В бедственном положении оказалась дикая природа. Из бобрового заповедника под Воронежем сообщают: «Усманка промерзла до дна. Бобров, спасая от гибели, пришлось отлавливать». Нуждались в подкормке во многих районах олени, кабаны и косули. Но особенно драматично сложилась зимовка птиц.

Более десяти миллионов водоплавающей птицы (утки разных пород, гуси и лебеди), а также фламинго проводят зиму в заливах, лиманах, в дельтах рек Черноморья и Каспия. Тут, на богатой кормами мелкой воде, птицы благополучно переносят зиму, чтобы весной косяками уйти на север до самой тундры.

Жестокий мороз ударил 12 января. Прибрежная часть морей и в первую очередь мелководья замерзли. Нырковые утки, способные добывать корм с глубины, оттянулись от берега и какое-то время продолжали пастись. Но лебеди, гуси, благородные утки и фламинго сразу остались без корма – на глубокой воде добыть они ничего не могли. Наблюдатели-орнитологи говорят, что «птица на Каспии в этот момент заметалась». Подобно тому, как самолеты, лишившись места посадки, идут на запасные аэродромы, так и птицы огромными стаями снялись с привычных зимовок в поисках «запасных пастбищ» на юге и юго-западе Каспия. Но тщетно. Богатый кормовыми угодьями Кызылагачский залив тоже покрылся льдом, и местные птицы, смешавшись с прилетными стаями, полетели к Ирану. Но холод и там достигал тридцати градусов. Растратив силы, страдая от холода и бескормицы, птицы стали скопляться в привычных для них местах, у кромки растущих льдов.

Фламинго страдали в первую очередь. Они погибали от бескормицы и мороза. Многие утки, гуси и лебеди холода не боятся – была бы пища. Но все кормовые поля покрылись льдом. Сбиваясь в плотные массы, птицы сколько могли боролись за полынью, не давая воде замерзнуть. Рассказывают: лебеди покидали воду в последний момент, и лед сохранял следы лебединого взлета – удары лап по воде. Птицы стаями вышли на лед, и участь их была подобна участи путника, уставшего бороться с метелью и задремавшего на морозе. Более всех пострадали лысухи. Они неподвижно сидели на льду. При солнце днем под ними слегка подтаивало, а ночью птицы примерзали ко льду и подняться уже не могли.

История говорит: подобные бедствия время от времени повторяются. 764 и 801 годы обозначены летописцами: «Черное море замерзло». В 859 году «замерзло Адриатическое море, и в Венецию можно было ходить пешком». В 1621 и 1669 годах замерзал Босфор. Можно без ошибки сказать: такие морозы были огромным бедствием для людей и катастрофичными для животных. Но то было время, когда природа, даже при очень больших потерях, могла и быстро восполниться. Численность птиц в год или два восстанавливалась. В те времена человек мог позволить себе охоту на терпящих бедствие. Сегодня птицам нелегко выжить даже в благополучные годы – много их гибнет при перелетах, все более беспокойны места гнездовий. Нужны все меры, дающие птицам лишний шанс выжить.

И, конечно, в дни бедствий природа ждет от людей благородства.

Как вели себя люди на этот раз? Вести из разных мест позволяют сказать доброе слово о людях. В Красноводске, как только стало ясно: без помощи птицы не выживут, «на пожар» «сбежались всем миром». Работники заповедников, студенты, моряки и учащиеся – все, кто мог и чем мог, помогали терпящим бедствие. С вертолетов рассыпали по кромке льда зерно, в местах скопления птиц бросали сверху печеный хлеб. Буксиры Красноводского порта ежедневно ломали лед замерзающей полыньи. Спасению птиц было посвящено экстренное заседание Красноводского горкома партии. Секретарь горкома Владимир Васильевич Михайлов находил время контролировать и направлять спасательные работы. Из Москвы на Каспий срочно вылетели бригады студентов-биологов. Люди сделали все, что могли…

Так же много усилий было приложено для спасения птиц у побережья Черного моря. В Ягорлыцком заливе возле островов Круглого и Долгого в беду попало шесть тысяч лебедей-кликунов. Три недели работники Черноморского заповедника и местное население держали под контролем этих сбившихся в тесную группу птиц. На вертолетах на острова доставили корм и разложили его в удобном для лебедей месте. Постоянно велось наблюдение за состоянием птиц…

* * *

Позавчера я был в районе острова Долгого. Тяжелое время кончилось. Потепление вскрыло участки моря. Птицы держались на прежних местах, но, окрепнув, уже не пускали людей так близко, как это было месяц назад. Гибели тут не замечено, не считая случаев, когда задремавших на льдине птиц настигали лисицы.

Несколько слабых птиц взял из стаи к себе во двор наблюдатель Черноморского заповедника Николай Аполлонович Бородин. Я застал этих птиц в камышовом сарае. Птицы вполне окрепли и при виде людей держались доверчиво и спокойно. Они не метались, когда Николай Аполлонович брал их в руки поочередно, только с любопытством озирались по сторонам. Я приложил ухо к боку одного лебедя – сердце стучало часто и сильно, почти так же сильно, как человеческое, – птицы все-таки волновались.

На лапы лебедям надели алюминиевые кольца, вынесли птиц на берег, и тут состоялась церемония выпуска птиц на свободу. Вот на снимке – один из моментов. Над заливом теплая предвесенняя хмарь. Посиневший лед – в разводьях воды. У горизонта виднеется полынья. Взмахи широких крыльев – и прямо туда улетает тяжелая сильная птица…

Скоро лебединая стая покинет спасительную полынью, чтобы лететь на север. Не пропустите момента, когда белые птицы проплывут над вашим жильем.

Особое слово к охотникам. В последние годы охоты весной у нас ограничены. В этом сезоне охоту на пролетную дичь надо запретить повсеместно. Ни единый выстрел не должен побеспокоить птиц, летящих к гнездовьям после трудной зимовки.

Фото автора. 5 марта 1972 г.
Костер на снегу

Окно в природу

Незнакомые птицы пролетают над странной рощей… В конце заметки будет сказано, что это значит, а сейчас два слова о костре на снегу.

Когда на лыжах по лесу пройдешь километров пятнадцать, то есть потребность полчаса посидеть. Снимаешь заплечный мешок и в затишье, где-нибудь у валежины, зажигаешь маленький огонек. Костер на снегу – половина радости воскресного путешествия. Спиралька электрической печки и голубые языки газа при всех удобствах такого тепла вряд ли кого заставят стоять и глядеть на этот огонь. Но мы не можем глаз оторвать от пылающих в печке дров, костер же имеет волшебную силу. У костра, горящего где-нибудь на поляне, мы готовы скакать, как первобытные дикари, или сидеть, притихшие, молчаливые. Трещит валежник. Щекочет ноздри дымок. Столб горячего воздуха стоит над огнем, и в нем кружатся: пепел, сухие хвоинки, обрывок бумаги, в который ты заворачивал хлеб. Кружки колбасы, если на прутике их подержать над огнем, становятся обжигающим рот шашлыком. Особый вкус обретает согретый над костром хлеб… красные языки пламени на снегу – как цветы. И в эти минуты сидения у огня по-особому чувствуешь праздник, название которому – жизнь.


Семена напоминают стаю птиц.


Ну чем не рощица елок?


В марте, когда стволы у берез и тени от каждой былинки становятся синими, когда звенящей синевой наливается небо, а солнце уже не только ослепительно светит, но и греет так, что впору снимать рубаху и загорать, костер раскладываешь не ради тепла, а ради уюта. После еды и горячего чая приятно, прислонившись спиной к нагретой солнцем березе или сосне, оглядеться вокруг… С криком ныряют друг за другом сороки, по-весеннему кланяясь в такт своей песне, орет ворона, ямщиком свищет поползень. На снежной равнине по какой-то надобности ползет черная, волосатая гусеница. Большую поляну пересечь для нее все равно, что человеку переплыть огромное озеро. Но она ползет, собирая тепло темным колючим телом.

Возле костра на снегу видишь все, что скопилось за зиму, опадая с деревьев. Забавы ради собираешь в кучу ершистые еловые шишки. Поставил их возле проталины и сам удивился – шишки похожи на рощицу елок! Под березой снег желтоватый от россыпи мелких семян. Каждая из чешуек очень похожа на птицу. Немного терпения сложить чешуйки в нужном порядке – и вот на снегу можно снять «торопливую стайку птиц»…

Костер подернулся пеплом. Солнце склонилось к закату – и мороз сразу же выполз из ельников. Лыжня стала жесткой. Тени длиннее. Синева на снегу погустела. Надо спешить, чтобы засветло выйти к дороге…

Снимаешь дома одежду и чувствуешь, что она сохранила запах лесного костра.

Фото автора. 12 марта 1972 г.
Мир звуков

Окно в природу

Мир полон звуков. В тихий час остановитесь где-нибудь на опушке и вы убедитесь: полной тишины нет. Далеко где-то крикнул петух, застучал дятел, с шорохом вниз головой пробежал по стволу дерева поползень, еле слышно на быстрине булькает первый ручей… Как бы не было тихо, несколько звуков вы услышите непременно.

В природе звуки играют огромную роль. Звуки в мире живых существ – это способ заявить о себе, напугать, сообщить что-то важное, по звуку или с помощью звука (локация у летучих мышей) найти добычу, передать ощущение радости, опасности, нетерпение, страх. Издают звуки и слышат их многие из животных: насекомые, рыбы, птицы, млекопитающие. Человек с его речью, способностью слушать и творить музыку, по звукам судить о проявлениях жизни долго считал: все звуки живого мира доступны для его слуха. И заблуждался. Например, оказалось, что рыбы, которых считали немыми, весьма шумливые существа. Зеркальная гладь воды, возле которой мы наслаждаемся тишиной, оказывается, полна звуков, услышать которые мы не способны. Издавая звуки, рыбы, конечно, и слышат их. Исследования показали: сомы и карпы, например, по остроте слуха не уступают людям. И не случайно издавна существует ловля сомов «на квок» (рыбу привлекают к приманке ударом о воду особой снасти). Не случайно карпы со всех сторон пруда устремляются к лодке, везущей корм, как только услышат скрип весел.

Обострив слух разного рода приборами, человек обнаружил: из крупных животных только акулы и змеи практически немы и глухи, весь остальной мир общается и ориентируется с помощью звуков. Правда, многие из животных подобны приемникам и передатчикам, настроенным лишь на одну волну, – они слышат только себе подобных. Так, например, крошечные термиты слышат щелчки своих сородичей за несколько километров, но, как считают, не слышат мотора проезжающей мимо автомашины.

Из животных хорошо нам знакомых великолепный слух у собак и волков. Шорох травы под ногой они слышат за пятьдесят метров, тогда как человек способен уловить такие же звуки не далее пяти метров. Собаки и волки различают звуки не только по степени громкости, но также по характеру и частоте. Знакомый мне северный летчик рассказывал: привязавшийся к нему аэродромный пес прекрасно знал звук его самолета и бежал к посадочной полосе, едва услышав нарастающий шум мотора. Животные чувствуют ритм и гармонию звуков. Известны случаи, когда собаки радостно лаяли, услышав мелодии, которые им «по душе», или, наоборот, рычали, услышав музыку неприятную. Некоторых животных, например, дельфинов, каланов и лошадей, можно научить ритмичным движениям под музыку (почему не назвать это танцами?).

Но высших акустических способностей в животном мире достигли, конечно, птицы. Люди долгое время думали, что «птицы поют для удовольствия человека». Заблуждение это – уже большая похвала птичьему мастерству. Теперь же мы знаем: пение птиц – это выражение чувства, разговорный язык, способ обозначить свою территорию, привлечь внимание самки. У других животных в брачную пору жизнеспособность, силу и ловкость выявляют турниры. У многих же птиц выбор решает песня. Песня служит мерилом всех достоинств, необходимых для продолжения рода. Из всех существ, способных издавать звуки, только птицы могут имитировать (и с высокой степенью точности!) человеческий голос – вспомните попугаев, говорящих скворцов. Некоторые птицы успешно повторяют пение какого-либо соседа, собирают случайные звуки. Так, скворец, например, может вдруг замяукать, прокричать иволгой или повторить скрип тележного колеса. Доказано: способность петь «свою песню» птица получает в наследство. Но природа дает ей лишь «черновые наброски». В дальнейшем природный задаток должен обогатиться учебой у более опытных и умелых. Замечено это давно. Любители певчих птиц рядом с клеткой, где живет «дебютант», вешают клетку с хорошим певцом…

Многие звуки животных человек с успехом воспроизводит. Нехитрым приемом (во время осеннего гона) я подзывал возбужденных лосей. Пищиком, подражая мыши, охотник подзывает лисицу, манком подзывает уток, перепелов, на трещотку ведут промысловый лов рыбы. Искусным подражанием вою подзывают на выстрел даже умных и осторожных волков. А нынешняя техника звукозаписи позволяет с высокой точностью воспроизвести любые звуки. Проигранные в природе, они вызывают поразительную реакцию. На стрекот самца-кузнечика к репродуктору собираются самки-кузнечики, на писк синицы «тут корм!» к репродуктору устремляется группа синиц и начинает искать этот корм. Крик чайки «опасность!» мгновенно заставляет подняться и улететь всю стаю…

Мы говорили о звуках живой природы. Вместе с шумом лесов, журчанием воды, шорохом трав и дождей эти звуки служили фоном, сопровождающим людей со времен появления их на земле. Наследственная память наша хранит этот фон и тоскует о нем. Не случайно на раздраженную городскими шумами психику человека так благотворно влияет июльский стрекот кузнечиков, щебетание птиц, шум морского прибоя или даже концерт прудовых лягушек.



Сейчас люди в большинстве своем живут в мире искусственно созданных звуков: гудение моторов, шум и лязганье механизмов, рев самолетов, музыка в записях и по радио. От этих шумов человек начинает заметно страдать. По данным французской Академии медицины, уровень шума в больших городах за последние тридцать лет удвоился. Что влечет за собой этот факт? Исследования в Нью-Йорке показали: «Шум оказывает вредное влияние не только на органы слуха, но и на весь организм в целом. Сердце ускоряет свою работу, сосуды расширяются, начинаются судороги желудка и кишечника. Сам человек может не замечать этих симптомов, но они не проходят бесследно для организма». Это подтверждают и другие исследования. Английские медики подсчитали: в Великобритании один из четырех мужчин и одна из трех женщин больны неврозами из-за шума. Или вот две строчки статистики: «Фармацевты в Орли (где расположен крупнейший аэропорт Франции) продают местным жителям в семь раз больше лекарств, успокаивающих нервную систему, чем в других районах Парижа». Австрийские ученые делают вывод: «Шум в больших городах сокращает жизнь человека на восемь-двенадцать лет».

Страдают ли от излишнего шума животные? Да. Хотя реакция на него у разных животных, как видно, не одинакова. Мыши, на полминуты помещенные в зону сильного шума, гибли. Лоси, как я заметил, длительно наблюдая их в окрестностях Внуковского аэродрома, на рев самолетов не реагируют и привычных мест обитания не покидают. А вот слоны гораздо больше чувствительны к шумовым перегрузкам. Этот снимок сделан в лондонском зоопарке. От рева взлетающих самолетов животные теряют спокойствие и даже заболевают. Пришлось снабдить их наушниками.

Усиление шумов на земле рождает проблемы серьезные и большие. Они столь же серьезны, как и борьба за чистый воздух и воду.

Фото из архива В. Пескова. 19 марта 1972 г.
Повесьте скворечник…

Окно в природу



Лучше всего я почему-то помню весну 43-го года. Немцев выгнали из Воронежа, и мы вернулись в родное село. В селе проходила запасная линия обороны. Улицы были изрыты траншеями. В кирпичных домах саперы вырыли ямы, в стенах проделали амбразуры. Каждый дом надо было чинить. И все это делали старики, бабы и мы, ребятишки. Наш домишко не стоял, как видно, на стратегической линии, в нем уцелели стены и пол, окна не были заложены кирпичом. И моя работа в ту весну была проще, чем у других, – я делал скворечник. До этого каждую весну скворечник делал отец, а я наблюдал за работой. Теперь «старшим мужиком» в доме был я, и в числе прочих забот была и эта, очень приятная для меня, – сделать скворечник.

В блиндаже из-под мерзлой земли я вынул сырую толстую доску. Дня три доска сушилась на солнце. От нее шел пар, запах смолы и земли. Я тем временем откопал в потайной яме отцовские инструменты, и началась работа… Почти тридцать лет прошло, но я помню, как вынимал из доски ржавые гвозди, как под рубанком шуршала сыроватая стружка и как от стены соседнего дома откликался эхом стук топора. Орали воробьи. С крыши лилась капель. Тайком от матери я ломал и с аппетитом обсасывал ледяные сосульки. И опять стучал топором, долбил доску, заколачивал гвозди. И вот на шесте кверху поднялся скворечник. В нем сразу же поселилась парочка воробьев. Но со дня на день должны были появиться скворцы. И они появились. Однажды утром меня разбудила мать со словами: скорее, скорее… накинув шубенку, я выскочил на порог и увидел войну: отливавший синевою скворец выдворял из домика воробьев. Летел пух, крик стоял такой, что даже кошка с любопытством подняла морду кверху и наблюдала за потасовкой. Война шла за мою скворечню… Скворец победил, и вечером до темноты я слушал, как он свистел, щелкал, в лад песне шевелил крыльями.

Весна в 43-м году была тяжелой. Ели мерзлую, пролежавшую зиму под снегом капусту, копая лопатами огород, собирали остатки прошлогодней почерневшей картошки. Хлеб пекли желудевый. Но, странное дело, лучше всего я помню не тяготы этой весны, а скворечник, сколоченный из блиндажной доски, и счастливую песню маленькой черной птицы, поселившейся в нем. Так устроена наша память…

Все это сказано для того, чтобы можно было вам посоветовать: сделайте и повесьте возле вашего дома скворечник! И не откладывайте. Прямо сегодня возьмите доску, топор, рубанок, гвозди и – за работу.

Рецепты, каким должно быть птичье жилье, давать не будем. Посмотрите обжитый домик где-нибудь по соседству и принимайтесь за дело. Главное – не проявить излишнее мастерство. Вот посмотрите, сколько умения и труда вложил в работу один мой знакомый в Звенигороде. Не скворечник – а сказочный терем! Стены – из бревнышек, как у избы. Над крышей – резная доска. Три оконца, резное крылечко, леток с балконом, желоба для стока воды. Все покрашено яркими красками. Люди, проходя мимо, открывают от удивления рты. Но скворцы в таком доме не селятся. «Архитектурные излишества» их только пугают.

Охотнее всего скворцы выберут дуплянку (сделать ее довольно легко из старой осины). Очень хорош домик, сделанный из четырех горбылей корою наружу. Будете делать скворечник из досок – действуйте больше не рубанком, а топором. Особенно важно оставить шершавыми доски внутри скворечника. Не сделайте слишком большим леток. В большое отверстие может к птенцам добраться ворона, кошка дотянется лапой. Замечен грешок и за дятлом – иногда он охотится за птенцами.

Любопытства ради посмотрите на эту гирлянду скворечен, висящих на проволоке. Снимок сделан недавно в Черноморском заповеднике. Тут за птенцами скворцов охотится полоз. Змея искусно лазает по деревьям. Забравшись в скворечник, полоз опустошает его и, свернувшись, дремлет тут же, в скворечнике, до новой охоты. По проволоке не очень просто забраться в скворечник, но мне рассказали: полоз после многих попыток все-таки ухитряется…

Все эти страсти любопытны, но все же редки. Скворец, живущий у дома, в удобном скворечнике – почти всегда в безопасности.

Уместно вспомнить сейчас, как много вредных козявок и гусениц изводят скворцы весною и летом. По этой причине заботливый огородник, садовод и лесник не пожалеют труда на постройку птичьих домов. Но, кроме этой практической цели, есть еще птичья песня, есть поэтичная работа, доступная каждому, – строить скворечник, есть ожидание прилета птиц… Затратьте одно воскресенье, покажите пример мальчишкам, и вы увидите, сколько добра рождает несложное дело – сколотить и повесить скворечник…

Фото автора. 26 марта 1972 г.
Земля Америка

Окно в природу

Пока проявляются пленки, приводятся в порядок карты и записи – короткий отчет о путешествии, которое началось в мае и окончилось несколько дней назад.

Цель совершенного путешествия: хотелось увидеть землю Америку, о которой, надо признаться, мы знаем не слишком много. Прокладывая маршрут на карте Соединенных Штатов, мы старались не обойти интересные зоны страны, увидеть главные реки и большие озера, леса, пустыни и горы Америки, знаменитые заповедники, а также земли, где сеют хлеб, пасут скот, где добывают нефть, электричество и металлы. Интересно было увидеть животный мир континента, узнать: как Америка пользуется землей, насколько остра проблема охраны природы.

Теперь путешествие позади. Часть времени в нем потрачено на хождение в Вашингтоне по государственным ведомствам и конторам, по музеям, научным центрам, а также на встречи с биологами, экологами, географами и туристами. После этого началось автомобильное путешествие.



На карте Соединенных Штатов проведите линию от Вашингтона на север к Великим озерам, потом по их побережью к Чикаго и дальше на запад по штатам Великих равнин, через Скалистые горы до Калифорнии. От Сан-Франциско проследите дорогу к Лос-Анджелесу, потом по южным штатам ведите линию к Вашингтону. Это и будет вытянутое через всю страну с Запада на Восток большое кольцо путешествия. Три раза «туда» и столько же раз «обратно», пересекая линии часовых поясов, мы поправляли наши часы. Мы уезжали, когда в Вашингтоне цвели сады, а вернулись назад душным, почти тропическим летом. В первые дни путешествия мы видели пахарей на полях, а Калифорния встретила нас желтизною сжатой пшеницы. В горах на севере машина пробиралась по туннелям в толще снегов, а в пустынях на юге мы поднимали стекла и включали холодильную установку.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22