Василий Маханенко.

Вторжение. Книга 1. Второй шанс



скачать книгу бесплатно

«Контакт hrs@rightdecision.com просит добавить его в ваш контактный лист…»

Что за фигня? Там что, реальный сотрудник сидит? Системные часы показывали первый час ночи. Я нажал кнопку «Принять сообщение».

Служба подбора персонала:

– Доброй ночи, Роман Владимирович. Прошу прощения за беспокойство в столь поздний час. Я увидела ваше письмо и решила написать.

Балабанов Роман:

– Доброй ночи! Ничего, я все равно не сплю.

Служба подбора персонала:

– Мы назначили с вами собеседование на завтра на середину дня, но, к сожалению, руководитель отдела улетает в десять утра. Вы можете дождаться его возвращения или пройти собеседование завтра в 8:00.

Балабанов Роман:

– Давайте в 8:00. Спасибо, что предупредили.

Служба подбора персонала:

—;) Рада помочь. Ждем вас завтра к 7:50. Пропуск я закажу.


С ума сойти! Смайлик от живого сотрудника по подбору персонала! И живое собеседование! Это шутка? В наше время рабочие встречи давно стали виртуальными. Последнее живое совещание у меня было лет так десять назад. Иначе как пустой тратой драгоценного времени я назвать его не мог. Может, это такая проверка? Ценю ли я свое и их время?


Балабанов Роман:

– То есть мне нужно к вам приехать? Почему не воспользоваться конференцсвязью, тем более руководитель отдела улетает.

Служба подбора персонала:

– Не пугайтесь так, вам ничего не угрожает J. Живое общение на работе – обязательное корпоративное правило. Штат наших сотрудников состоит только из людей.

Балабанов Роман:

– Почему?

Служба подбора персонала:

– Этот вопрос не ко мне)) Приходите к нам, и все узнаете. До свидания!

Балабанов Роман:

– Доброй ночи!


Сказать, что я был заинтригован – это ничего не сказать. Как же, доброй ночи! Я гуглил ООО «Верное решение» с удвоенным усердием и ничего нового не находил. Старые ссылки по благотворительным делам и их сайт. Все! В интернете вообще не было никакой информации о компаниях, отказавшихся от услуг Имитаторов. Какая-то контора, полная противоречий. Как можно было заниматься обеспечением сетевого оборудования, связанного с Имитаторами, и не пользоваться ими?!

Контакт hrs@rightdecision.com все еще был онлайн. Тишина пустого дома угнетала, и мне захотелось продолжить беседу, тем более любопытство никуда не девалось.


Балабанов Роман:

– Можно вопрос?

Служба подбора персонала:

– Только если один, и он будет не о работе.))

Балабанов Роман:

– Почему вы мне написали сюда? Можно было завтра позвонить или письмом уведомить.

Служба подбора персонала:

– Увидела статус «прочтено» и подумала, что вам очень нужна работа.))

Балабанов Роман:

– То есть пожалели?

Служба подбора персонала:

– Это был второй вопрос.)) До завтра.


Вот и пообщались.

Чашка ромашкового чая согрела изнутри не хуже несостоявшейся дружеской беседы, и я отправился спать.

Собеседование с руководителем офиса управления проектами прошло без проблем. Меня погоняли на предмет знаний в профессиональной области, уточнили детали из успешно завершенных проектов, стандартно попросили прокомментировать проблемные ситуации и сообщили, что в целом я отвечаю заявленным требованиям. Условия работы меня устраивали, как и предложенная заработная плата. Руководитель офиса отмахнулся от моих вопросов по проекту и сказал, что я все узнаю, если пройду главного «босса». Пожелав мне удачи, мужчина отбыл на выставку новых прототипов Имитаторов на другой материк. Чтоб я так жил.

– Здравствуйте. Заполните, пожалуйста, эти формы, и я провожу вас в приемную к Дмитрию Николаевичу, – в конференц-зал вошла сотрудница.

Я молча взял протянутые бумаги из рук вчерашней школьницы, иначе и не скажешь. Девчушка села напротив, стараясь выглядеть важно, но наспех собранные волосы и испачканные чернилами руки портили образ деловой леди.

Еще один анахронизм в копилку странностей компании. Бумажные формы и шариковая ручка. Давно я не держал реальные документы в руках, даже забыл, насколько приятное ощущение может дарить качественная бумага.

– Меня зовут Ирина. Я ваш персональный менеджер из службы по подбору персонала. Если будут вопросы, задавайте.

– Здравствуйте, Ирина. Это с вами я сегодня общался?

– Сегодня? – Девчушка нахмурилась и потерла грязными пальцами лоб, оставляя на нем чернила. – Нет, вчера … Ой, ну да. То есть сегодня…

Так вот кому я был обязан удачно перенесенным собеседованием. Юному домашнему созданию, только поступившему на работу. Это многое объясняло, особенно смайлики. В таком возрасте чувство сопереживания еще не атрофировалось, а желание показать себя било через край. Ничего, со временем это у всех проходит. Как хорошо, что общение у нас не задалось, иначе сейчас я бы чувствовал неловкость.

– Ирина, спасибо за организованное собеседование. Вы очень ответственный сотрудник. – Я дружелюбно улыбнулся девочке, желая поблагодарить за заботу. – Ваша старательность прямо-таки написана на лбу.

Я демонстративно потер свой лоб, не зная, как намекнуть на грязь и не обидеть. Ирина сначала нахмурилась и зеркально повторила мой жест, потом понимающе ойкнула.

– Я опять испачкалась, да? Никак не могу привыкнуть, что эта штука маркая. Со стилусом таких проблем нет. – Я еще раз вежливо улыбнулся и погрузился в заполнение стандартных анкет для кадровой службы, пока Ирина приводила себя в порядок салфетками.

Спустя двадцать минут милая, но очень юная сотрудница кадровой службы отвела меня в приемную и сдала на руки настоящей офисной акуле. Это сквозило во всем: от уложенной макушки до кончиков шпилек. Секретарша высочайшего уровня перекладывала документы с таким достоинством и сосредоточенностью, что даже конец света мерк перед важностью этой работы. Все, чего я удостоился, это короткий взгляд безупречно подведенных строгих глаз, указавший мне на стул для посетителей. И ни единого слова. Да что там! Слова бы испортили всю магию этого немого, но выразительного кино.

Было забавно смотреть на живого секретаря. Усилиями жен руководителей они оказались заменены Имитаторами одними из первых, дабы не доставлять головной боли честным женщинам. Может быть, осознавая собственную уникальность, я бы себя тоже так вел.

На столе зазвенел внутренний телефон.

– Да, Дмитрий Николаевич… Хорошо. – У секретарши оказался на редкость приятный голос. Она положила трубку и, посмотрев на меня холодным взглядом, кивнула на дверь кабинета. – Можете пройти.

В комнате царил полумрак, разбавленный включенным проектором. На небольшом экране я увидел первый слайд своего резюме. Бражников Дмитрий Николаевич сидел за столом и неторопливо вчитывался в текст. Он оказался интересной личностью: дорогой костюм, галстук, маникюр, цепкий взгляд и никакой пластической хирургии, чтобы скрыть возраст. На сайте компании я прочел, что владельцу компании «Верное решение» более девяноста лет, и для этого возраста он выглядел просто отлично. В комментариях упоминали, что он принципиально не пользуется медицинской капсулой, имея в штате обычного врача, такого же древнего, как и он сам. Глядя на морщинистое лицо, в это легко было поверить. Старческие пигментные пятна не придавали Бражникову привлекательности, но никоим образом не сказывались на работоспособности. Мозг оставался все таким же живым и пытливым.

– Присаживайтесь. – Слова давались Дмитрию Николаевичу с трудом. Сиплый и прокуренный голос больше подходил капитану дальнего плавания, чем бизнесмену. На экране менялись слайды. Фото, характеристики с прежних мест работы, личная информация. Последний слайд был мне незнаком и содержал информацию от службы безопасности. Там не могло быть ничего такого, чего бы я стыдился. Карьера в престижной компании обязывала заботиться о деловой и личной репутации. Досмотрев презентацию до конца, владелец спросил:

– Роман, какие у вас отношения с Богом?

Только сейчас я заметил Библию на столе руководителя и большое распятие на стене. Обе вещи выглядели очень дорого, а в книге торчали закладки из кусочков бумаги, оторванных вручную.

Не знаю, что у меня отразилось на лице, но в башке всплыли давно забытые матерные конструкции. Твою мать! Предупреждать заранее надо о подобной корпоративной политике. Нет, атеистом я не был. Но с Богом предпочитал отношений не иметь. Вообще. Никаких. Меня можно было назвать агностиком – верил, что что-то где-то есть, но в нашу жизнь оно не лезло и молитв не просило. В части веры мне этого было достаточно. Но что сказать, когда на кону единственный источник дохода? Я отчаянно искал правильный ответ.

– Я крещен. Так решили мои родители, но в церковь не хожу…

– Вы не поняли. Я не спрашивал вас об отношении к институту веры. Я спросил о вашем отношении к Богу.

– Это очень личный вопрос. Дмитрий Николаевич, мне нужна работа, и что вам ответить, чтобы ее получить, я не знаю.

Старик рассмеялся.

– Роман, здесь нет правильных ответов. Мне интересно знать, кто хочет у меня работать.

– Думаю, мне правильнее назваться агностиком.

– Спасибо за честность. Сейчас вера уходит из жизни людей. Прискорбно, но обоснованно. Управлять народом можно и через «Барлиону». Верно? Хе-хе-хе.

Я не знал, что ответить и пожал плечами. Мне хотелось, чтобы это поскорее закончилось какой-нибудь определенностью. Хреновая практика – философствовать на тему методов управления народом при приеме на работу.

– А скажите, Роман, чем хороша вера? Почему люди верят в Бога?

– Так легче пережить трудности. У кого-то не хватает собственных сил, и тогда вера поддерживает, учит смирению. Как элемент психотерапии.

– Хорошо. Мне нравится ваш ответ. Вы, наверное, заметили некоторые особенности в компании. Я поясню. Это связано с моей верой, а это, как вы правильно выразились, очень личное. Считайте все, что не укладывается для вас в привычные рамки, блажью набожного старика. Какая разница, в конце концов, если я даю вам возможность оплачивать коттедж во втором секторе и при этом не требую разделять мои чувства. Верно?

Старик снова рассмеялся. Парой нетривиальных вопросов он проверил мою выдержку в стрессовой ситуации и обозначил границы дозволенного. Чем бы ни были обоснованы его методы организации бизнеса, он признавал право работников на свободное вероисповедание, но и от них требовал того же. В таком деле нелишне напомнить, кто кому платит и за что.

– Теперь перейдем к основному. Расскажите о себе. – Я выдохнул, услышав привычную фразу.

Учитывая тот факт, что недавно на экране мелькнула вся моя биография, просьба была с подвохом. Классическая проверка на внимательность. Нужно было, не пересекаясь с уже представленной информацией, дополнить резюме. Все бы ничего, но факты требовалось отбирать тщательно – иначе получится, что служба безопасности плохо сработала. Знание подобных тонкостей позволяло не портить с порога отношения с безопасниками. На такой случай у меня была домашняя заготовка.

– Балабанов Роман, тридцать пять лет. Разведен. Стаж работы руководителем проектов более тринадцати лет. Успешно завершил три крупных и двадцать пять мелких проектов. Предпочитаю пользоваться диаграммами «Ганта» и выполнять проекты по методологии PMI. Считаю другие методологии избыточными или недостаточными. В качестве инструментария для диаграмм «Ганта» использую…

– Достаточно, – прервал меня Дмитрий Николаевич, нервно дернув пальцами. Кому-кому, но владельцу компании выслушивать бредни потенциального руководителя среднего звена совершенно неинтересно. На этом мой расчет и строился. – Вам рассказали о проекте?

– Нет. Но я готов взяться за любое законное дело. Опыт позволяет мне руководить проектами построения сетевой инфраструктуры любого масштаба. Поэтому я здесь.

Бражников некоторое время молчал, сосредоточившись на вновь запустившейся презентации. Потерев красные глаза, Дмитрий Николаевич трясущейся рукой нажал кнопку на столе и произнес:

– Вы приняты, но есть условия. Идите, вам объяснят.

В кабинет вошла секретарь и встала у дверей, оставив их открытыми. Я простился с Бражниковым и вышел. Женщина проследовала за мной, села за свой стол и деловито протянула папку с документами:

– Роман Владимирович, это решение кадровой службы по вашей кандидатуре. Директор его уже завизировал.

В папке были знакомые мне слайды, распечатанные на офисной бумаге. Добравшись до страницы «Выводы», я изумленно произнес:

– Избегает прочных социальных связей нерабочего характера? Серьезно?

Заключение местных психологов в категоричной форме говорило, что у меня проблемы в коммуникации с другими людьми вне работы. Когда я мог общаться и заводить эти «прочные» связи, если с восьми утра до десяти вечера был на работе?!

Я уставился на секретаря, требуя пояснения, как это связано с их компанией. Женщина забрала у меня папку и пролистала ее.

– Заключение делали на основе анализа последних четырех лет вашей жизни, – начала секретарь. – У вас нет семьи, друзей, увлечений. Вы даже в «Барлионе» представлены персонажем десятого уровня. Вся ваша жизнь – это работа. Вы в группе риска.

– Какой? – очумело спросил я, все еще не врубаясь, что мне хотели донести. В голове не укладывался весь сюрреализм ситуации. Секретарь захлопнула папку.

– Компания не заинтересована в сотрудниках, у которых есть риск развития депрессий или неврозов от одиночества. Если вы заметили, мы уделяем много внимания общению, особенно живому. У нас даже электронный документооборот сведен к минимуму. Роман, вас кто-нибудь заставлял работать по тринадцать часов?

– Нет, но работы должны сдаваться в срок… – Похоже, мы жили с этой женщиной в разных реальностях. В моей любой босс был счастлив, если человек жил на работе и ради работы.

– Угу. Вы хороший руководитель проектов, но рассчитать свое рабочее время не в силах. Так? Или боялись уйти со службы раньше начальства? – Секретарша насмешливо подняла бровь. Умеет же играть фактами с-с-секретарь! – Надо девочкам сказать, чтобы записали вас на курсы по управлению временем. Не волнуйтесь, сейчас у многих эта проблема. Директор считает, что нужно напомнить сотрудникам о важности личного времени, общения и других радостей.

– То есть, чтобы попасть к вам, я должен жениться? Или сексуальных отношений с постоянным партнером будет достаточно? – разозлившись, что посторонние люди учат меня жизни, я не удержался от сарказма.

– Если секс вам предоставят на договорной основе, то не считается, – без всякого смущения ответила секретарь. – Роман, вам нужна работа?

Я угрюмо кивнул. Женщина почти по-человечески мне улыбнулась.

– Тогда давайте без этих попыток меня задеть. Сейчас идет набор команды. Проект стартует через десять месяцев. Ваши профессиональные качества впечатляют. Личностные же вызывают опасения. Второе для нашей компании в приоритете, но первое позволяет дать вам шанс. Посетите наши тренинги. Они, конечно, не совсем то, что вам нужно, но надо же с чего-то начинать.

– И как вы поймете, что я больше не вызываю опасений у этих ваших психологов и кадровиков? – спросил я.

– Это для них не проблема. Пока будете посещать курсы, они присмотрятся и предложат индивидуальный подход к решению проблемы.

– Например? – Я уже не знал, чего ждать от этих людей.

– Да что угодно! Вы и сами можете придумать. Встречайтесь с друзьями, интересуйтесь их жизнью. Чаще обедайте с родителями. Если у вас появятся стабильные отношения, то это будет только в плюс. Или же вступите в клан в «Барлионе». Будете общаться там. Главное, чтобы это было просто так, а не для достижения какой-то рабочей цели. Понимаете?

– Понимаю, – ответил я без энтузиазма. Было неприятно, что люди взвесили меня и теперь выдают свои рецепты нормальности.

– Нам важно оценить ваше умение общаться с людьми вне работы. На это время Дмитрий Николаевич готов вас официально трудоустроить в качестве стажера с оплатой в двадцать пять процентов от полного оклада руководителя проектов. Если согласны, подпишите последний лист. Ручка на стойке.

В нашем государстве биометрия давно заменила личные документы и рукописная подпись потеряла свое значение. Сетчатка глаз и отпечатки пальцев всегда были с собой и, прикладывая их к сканеру, мы не боялись подделок.

Устав от странностей и лишних вопросов, я просто написал свою фамилию. Не было у меня особой закорючки для таких случаев, потому что случаев таких не было. Разберусь со всем по ходу дела, раз иного выхода нет. Мне нужна любая работа, потому что я хочу свой дом, реальный кусок мяса и настоящее солнце.

– Добро пожаловать в компанию, Роман. Занятие на курсе начнется через час. Ирина вас проводит. – Секретарша аккуратно сложила подписанные мной бумаги и убрала их.

– Хорошо… эмм, – я замялся, осознав, что до сих пор не знаю имени секретаря. – Как я могу к вам обращаться?

– Виктория.

– Виктория, мне так ничего и не сказали о проекте, – напомнил я о главной цели своего визита.

– Вся информация после завершения стажировки. Ирина, проводите Романа на курсы.

Курсами оказался стандартный тренинг по общению, коих я видал в своей жизни великое множество. Не то что видел, раньше я их стабильно проводил сам. Битых полчаса мне и еще семи несчастным пытались донести прописные истины о важности общения и живого контакта с сотрудниками. Только делалось это неверными методами и не тем человеком. Маленькая Ира, стоя у доски, прилежно рисовала графики адаптации, приводила умные цитаты, даже зачитывала краткий курс истории Имитаторов и ни черта в этом не разбиралась сама. Было видно, что методичку она освоила хорошо, но никогда не была на подобных мероприятиях. В итоге получался отличный мастер-класс по тому, как не нужно проводить тренинги. Имея и опыт, и необходимые знания, я из сострадания к девчонке мягко перехватил инициативу и организовал бизнес-кейс «Броуновское движение». Один из лучших способов познакомить людей между собой, разрядить атмосферу и показать необходимость невербального общения. Забавно было смотреть, как привыкшие к исключительно цифровому диалогу люди краснели и тушевались, пытаясь выдумать новый способ приветствия другого человека. Вначале тактильно и молча, затем тактильно и словесно и под конец просто словесно. Привыкнув за два раза касаться другого человека, людям было тяжело перестроиться и поприветствовать его только словами. Следом я запустил стандартный кейс «Найди пять положительных черт соседа», заставляя людей вступать в диалоги, общаться и делать выводы о человеке на основе общения. Ирина совершенно забыла о своей роли и активно включилась в игру. В конце тренинга атмосфера в нашей компании была если не дружеской, то точно теплой. Наконец настал тот момент, о котором я мечтал с самого начала занятий – нас отпустили домой. У выхода из зала меня перехватила суровая женщина, оказавшаяся начальницей Ирины и по совместительству главой кадровой службы.

– Роман, на минуту.

Я зашел обратно. Ира в наушниках приводила в порядок аудиторию, потряхивая растрепанной головой в такт музыке. Увидев в дверях начальницу, девчонка быстро убрала все лишнее и попыталась придать себе серьезный вид. Вышло смешно. Как в школе, честное слово.

– Роман, эти курсы вам не подходят, – с ходу заявила кадровик. – Когда посещали аналогичные?

– Посещал… еще на заре юности мятежной, а потом часто проводил сам.

– Это видно. Вы мне очень помогли, – встрял на свою голову «цветочек».

– Помогли, – передразнила начальница Ирину. – Сделали за тебя работу! Мне теперь ему твою зарплату выдать? Стыдно.

Распекали ее по-доброму, но на глазах девушки заблестели слезы. Начальница, как и я, сделала вид, что ничего не видит. Поощрять сопли и слюни на работе – это верх непрофессионализма. В этом мы были солидарны.

– Курсы для вас бесполезны, – кадровик вернулась к теме нашего разговора. – Вы в них как рыба в воде. Необходимо выбить вас из зоны комфорта, и у нас есть несколько решений. Ознакомьтесь, пожалуйста.

Перед глазами замерцала проекция экрана. Наконец хоть какая-то автоматизация, говорящая о том, что я пришел в ИТ-компанию.

– Посещение с сотрудниками выставки современного искусства… Соревнование по рыбной ловле… Свидания вслепую… Прокачка персонажа в «Барлионе»… Так, давайте возвращать все взад! Я согласен на курсы! – А я-то решил, что с идиотизмом на сегодня закончили.

– Роман! Следите за мыслью – выбить вас из зоны комфорта! – Дама была непреклонна.

– У меня встречное предложение. Мы же с вами деловые люди? – Просто так сдаваться я не собирался. – Вам все равно нужно проводить курсы адаптации для оставшихся. Я могу помочь Ирине, обучить ее. За это мы оставляем… прокачку в «Барлионе» и забываем о моей личной жизни.

Начальница не воодушевилась предложением, вперившись в меня тяжелым взглядом. Я не уступал. Помощь пришла внезапно и с той стороны, откуда не ждали. От Ирины.

– Ну, ба, соглашайся. Роман Владимирович мне поможет с курсами, а я ему с прокачкой. И со своими ребятами познакомлю.

Суровость начальницы как ветром сдуло. Она повернулась к внученьке:

– Ира, здесь нет «ба»! Сколько можно повторять? Здесь я Мария Семеновна! – Вздохнув, «бабуля» повернулась ко мне. – Ладно, «Барлиона». Для вашей цели подходит. У вас не очень запущенный случай, я смотрю. С такой хваткой, Роман Владимирович, вам надо строить карьеру через дружеские связи.

– Так и сделаю, – хмыкнул я в ответ и выразительно посмотрел сначала на нее, а потом на Ирину. – Что там с «Барлионой»?

– У нас есть перечень показателей и для такой адаптации. За полгода должны справиться.

Проекция показала список задач из десяти позиций.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8