Василий Маханенко.

Темный Паладин. Рестарт



скачать книгу бесплатно

Сверкнула молния, но почти ничего не случилось. Вначале я даже не понял, что произошло. Я готовился к боли, а вместо этого перестал чувствовать ноги. В недоумении я уставился на эльфа, пытаясь понять суть его деяний. В ответ получил только зловещую ухмылку и очередную молнию. Тут-то и стал понятен замысел – с каждой выпущенной молнией я все больше покрывался инеем и немел. Гарлион меня полностью обездвижил, дышать получалось с трудом. Я постарался задержать дыхание, чтобы самостоятельно уйти на перерождение, однако рефлексы оказались сильнее – в итоге я судорожно глотал воздух под сухой смех эльфа. Удовлетворившись картиной моего унижения, Гарлион, наконец, заговорил:

– Не стоит рассчитывать на перерождение, брат Ярополк, – его голос сочился ненавистью. – Это слишком просто. Для тебя я приготовил нечто иное. Я запру тебя там, где не найдет никто! Тысячелетия ты проведешь в заточении обездвиженный, и единственным звуком, что ты услышишь, станет звук капающей воды. Кап! Кап! Кап! Она будет капать секунду за секундой, минуту за минутой, день за днем, отсчитывая твое никчемное существование и сводя с ума… Бесконечность во тьме и одиночестве, без малейшей надежды на спасительное беспамятство! Разве это не достойное наказание за гибель моего сына?

Эльф так увлекся, что не сразу услышал стук в дверь, который становился все более требовательным.

– Не пускать никого! – приказал Гарлион гремлинам. Послушно направившись к дверям, истуканы не придумали ничего лучше, как усесться прямо на пол, создавая каменную подпорку дверям. Но визитер или визитеры, видимо, устали обивать порог и перешли к активным действиям. Кто бы ни был за дверьми, но для них и сами двери, и парочка каменных истуканов не оказались препятствием. Грохнул удар, по звуку сильно напоминающий пушечный выстрел, двери разлетелись в щепки, а истуканы рассыпались на мелкие камни. Не успела осесть пыль, как в зал степенно вошел Шарда в полной выкладке. Его боевой молот сверкал так, что походил на солнце в предрассветной дымке.

Гарлион не стал оправдываться и сразу атаковал нежданного гостя молниями. Гном выхватил из воздуха огромный щит, который молнии лишь облизали и бесславно погасли. Шарде явно было что противопоставить библиотекарю. Сверкнула еще пара молний с тем же успехом, что и предыдущие. В мгновение ока гном телепортировал вплотную к Гарлиону. Легкий взмах молота, и разломанный пополам жезл улетел в заоблачные дали. Рука эльфа безжизненно повисла уродливой культей, и по залу раздался протяжный вой Гарлиона, баюкающего раздробленную конечность. Враг был повержен. Было очень приятно смотреть на работу настоящего паладина: быстро, четко и по существу. Мне было чему поучиться.

– Я ведь предупреждал, брат Гарлион, – спокойно произнес Шарда, убедившись, что Гарлион утратил весь боевой запал. Поцокав языком, Шарда вытащил эльфийское снадобье и дал эльфу. Забота гнома могла ввести в заблуждение, но его взгляд не обещал притихшему библиотекарю ничего хорошего.

– Я в своем праве! Он убил моего сына, – словно оправдываясь, прошипел Гарлион.

– Ты просто старый и злобный эльф! Если бы Нарталим вернулся из Академии, тебе пришлось бы убить его самому, – припечатал Шарда, повышая голос. – Он предал братьев по классу! Он перестал быть паладином! Брат Ярополк спас тебя от позора, Гарлион.

Это ты воспитал так сына!

Гарлион в негодовании открывал и закрывал рот, не в силах что-либо ответить гному, от того лишь нелепо топтался на месте. Шарда шумно засопел, но уже через несколько секунд спокойным и усталым голосом произнес:

– Возвращайся в библиотеку, брат. Я извещу главу о твоем поступке.

Посчитав вопрос решенным, Шарда схватил меня за шиворот и поволок из зала. В коридоре гнома ждала команда из пяти паладинов с обнаженным оружием. Группа поддержки была готова в любой момент кинуться на помощь брату, но правильно оценив ситуацию, паладины прятали оружие. Шарда подошел к своим и передал меня самому большому воину. Тот закинул мою тушку на плечо, как трофей, который и выбросить жалко, и нести тяжело. Так мы и двинулись по гулким коридорам и залам. Собратья добродушно изощрялись в остроумии над моим Буцефалом. Воин посмеивался над шутками вместе со всеми, ничуть не обижаясь, но молчал в ответ. Наконец вместо каменных плит показался геометрический паркетный рисунок, и меня освободили от необходимости лицезреть круп сильного и терпеливого «коня».

– Брат Шардаганбат, ты так вовремя. Я нашел прелюбопытнейшее растение… – сначала услышал, а потом и увидел я местного доктора. Как истинный воин Гиппократа, врачеватель тут же переключился на страждущего. – Что с ним?

– Нулевые молнии, брат Драгор, – пояснил Шарда. – Он в сознании и еще дышит. Сколько?

– Если ты о времени, то часа три-четыре. Нужно восстанавливать замерзшие мышцы. Перерождаться нельзя?

– Нежелательно. Брат Ярополк сменил точку привязки и неизвестно, когда сможет вернуться. Нужно быстрее, его ожидает глава.

– Быстрее? – доктор задумчиво почесал бороду и принялся перебирать бесчисленные флакончики в шкафу, бормоча под нос. – Что тут? Нет, не пойдет. А может… Нет, все же рисковать не будем… Вот! Ой, нет, здесь сильные побочные эффекты, связанные с кишечником… Так, потеря личности… Нет, нет и еще раз нет! А… Наконец-то! Вот то, что нужно. Легко, быстро и очень болезненно. Ну да неважно, главное результат. Через тридцать минут результат гарантирован! Только потом, не позднее чем через четыре часа, дайте ему выспаться.

– Действуй. Брат Ярополк все запомнил, сейчас потерпит, потом поспит.

Спустя полчаса я сидел в приемной Герхарда ван Браста и старался унять дрожь. Это было нелегко, иногда ноги начинали жить самостоятельной жизнью и тряслись так сильно, что приходилось держать их руками. Лекарь не обманул – было действительно больно. Несколько раз за время восстановления я терял сознание, спасаясь от мучительной пытки, но меня тут же возвращали обратно. Процедура требовала моего полного сознания.

Вместе со мной в приемной сидел Шарда и следил за каждым моим движением. Пока гном нес меня в приемную, он не проронил ни слова. Шарда вообще не был похож на знакомого мне ранее гнома. Хмурый, неразговорчивый, он исподлобья сверлил взглядом, ни разу не сыронизировал и не подколол меня. Стало совсем тоскливо, и я попытался начать разговор, подбирая интересные темы:

– Удалось что-нибудь узнать о третьем участнике?

Веко на левом глазу Шарды дернулось, вот и вся реакция, которую я получил.

– Арчибальд звонил?

И вновь лишь тик на левом глазу. Возможно, это был мне знак заткнуться, но я был так раздосадован его молчанием, что остановиться не мог:

– Мне удалось узнать, что третьего участника именуют Безымянным. Он удаляет всю информацию о себе. Кем он может быть, теперь знает только…

– Довольно! – резко прервал меня Шарда. – Знать ничего не хочу ни о Безымянном, ни о рестарте. Ты и без того наговорил лишнего. Сколько тебе, бестолочи, вдалбливать, что даже у стен есть уши?

Я заметно съежился, признавая справедливость упрека. Но ведь он сам виноват, мог бы и поговорить со мной о погоде, например. У меня только что мозги чуть не промерзли. Кстати, о морозе и его производных:

– Что будет с Гарлионом? Он…

– Забудь о библиотеке, – вновь оборвал Шарда, уже не надеясь на мою понятливость. – Тебе туда не попасть, вопрос закрыт. Заткнись и сиди молча!

Шарда нахохлился, словно воробей на жердочке. Теперь гном точно отбил у меня словоохотливость, как, впрочем, и мысли, что его состояние связано со мной. Почему? Да потому что оборвал он меня на теме рестарта, а заткнул рот упреком в болтливости. Он и тут последнее слово сказал, как наставник бесчисленного количества бездарей-учеников. Не способен я стать причиной Великой печали Шарды. Единственной разумной причиной такого поведения была опала Арчибальда. Гном был близок с каторианцем, и изгнание последнего с лишением класса могли Шарду сильно расстроить. Косвенным доказательством моего предположения служил тон гнома, когда я коснулся темы рестарта. Не влезли бы они с каторианцем в рестарт по самое «не балуйся», глядишь, и каторианец был бы в козырях у главы до сих пор. Хм… Вот оно! Шарда просто чувствует себя виноватым! А я своими разговорами лишь усугубил это чувство.

– Если я в ближайшее время встречусь с учителем, что ему передать? – произнес я, выдерживая тяжелый взгляд гнома. Молчание длилось долго, пока, наконец, Шарда тихо не произнес:

– Дельра кан рог. Сделай видеозапись, а то забудешь, бестолочь!

– Дельра кан рог, – повторил я и кивнул. – Передам.

Шарда надул щеки, собираясь еще что-то добавить, но в этот момент двери в кабинет Герхарда открылись, и меня пригласили. Одного. Зону досмотра и санитарного контроля я прошел быстро, отделавшись тройкой сигналов об удалении меток. Приняв сообщение, что теперь девственно стерилен, я наконец предстал перед очами нашего главы. За неделю, прошедшую с момента появления Мадонны, Герхард изменился. Причем в худшую сторону. Возможно, это было мое субъективное мнение, и я просто жалел мужчину, у которого такая стерва кукла. Мне казалось, что он заметно осунулся, щеки впали, глаза покраснели, да и все черты сильно заострились. Герхард походил на человека, отдыхавшего последний раз пару рестартов назад. Однако встретил меня, как всегда, с отеческой улыбкой и мудростью в усталых глазах.

– У тебя была насыщенная и непростая неделя, брат Ярополк, – простой фразой Герхард дал понять, что прекрасно осведомлен обо всех моих злоключениях и причинах, по которым я до сих пор не явился к нему на обучение. Сразу после возвращения Мадонны Бернард забрал меня в свое поместье и не выпускал до самой церемонии. Уверен, и об инциденте с Гарлионом ему тоже доложили.

– Этим могут похвастаться многие, – отреагировал я, присаживаясь в кресло. – Но, согласен, спокойствия и скуки мне не хватает.

Герхард улыбкой поддержал меня.

– Ты уже определился со способностью, которой хотел бы обучиться?

– Алмазный купол защиты. – Несмотря на неделю домашнего заточения, мне удалось изучить некоторые способности паладинов. Спасибо Аларду, не бросившему товарища в трудную минуту. Теперь-то я точно знал, чего хочу. Абсолютная защита, которую повесил на меня Герхард во время битвы у поместья Леклёр, требовала колоссального количества Энергии. Даже с полностью заряженным кристаллом я смог бы продержать щит лишь десять минут. С атакой было более-менее понятно – несколько сотен связок свитков с ударом Храмовника лежали в инвентаре на случай трудных времен. Вот с защитой было печально. Битва с Гарлионом еще раз это продемонстрировала – эльф пробил ее не напрягаясь. Алмазный купол тоже не являлся панацеей, но против Гарлиона помог бы. Наверно.

– Хороший выбор, – похвалил Герхард. Некоторое время он искал чистый лист бумаги на столе, затем быстро набросал на нем несколько символов и извлек из верхнего ящика баночку с золотистым порошком. Тщательно присыпав им еще влажную надпись, он осторожно стряхнул лишнее. Удовлетворившись результатом, глава, наконец, протянул мне лист. Стоило моим пальцам прикоснуться, а Герхарда оторваться, как Игра тут же высветила сообщение о получении новой способности. Свиток вспыхнул магическим огнем и исчез, не оставив даже пепла на пальцах. Обучение было завершено.

– Тебе надлежит отправиться в Москву, – не тратя попусту время, произнес Герхард. – Постарайся не напоминать о себе, не попадаться на глаза тем, кому не надо. Займись заданием исследователей, погуляй по городу, посмотри, как игроки взаимодействуют с НПС в обычных условиях. Нужно время, чтобы все пришло в норму. Немилость Мадонны не вечна, потому что женская память недолга.

Непрозрачный намек я понял хорошо, но с главой был не согласен. Такие властные особы отличались как раз злопамятностью. Но вслух я этого, конечно, не сказал. Лишь покивал головой и обозначил еще одну важную проблему:

– Москва напичкана церквями. – Герхард обещал научить блокировать источники Света. Самое время было этим заняться.

– Да, этот город облюбовали клирики. Россия вообще крайне забавная страна. При некоторых условиях люди способны ухватиться за идею и начать воплощать ее с жертвенным фанатизмом. К примеру, решило руководство страны развить идеи атеизма среди общества, так сразу все атрибуты и внешние проявления веры рьяно порицаются СМИ и авторитетными личностями. Уничтожаются все церкви и приходы. Передумало руководство, и вся страна спешит наложить на себя епитимью, готовясь ко второму пришествию. Полутонов в этой стране нет. Хотя поэтому все войны с внешним неприятелем эта страна прекрасно выигрывает. Самый отважный солдат – это фанатик, готовый пожертвовать всем ради блага своей страны. Другие так не умеют.

– Не согласен, – я никогда не был фанатичным патриотом, но сейчас мне за державу было обидно. – Это неправильно приравнивать патриотов к жертвенным фанатикам! Да и относительно веры…

– Я не приравнивал, как и не давал оценки: плохо это или хорошо, – усмехнулся Герхард, заставив меня умолкнуть. – Это была просто констатация факта. Я назвал эту особенность русского народа забавной. Не более. Но ты прав – сейчас Россия напичкана источниками Света, поэтому тебе необходима защита. Начнем с теории.

Отличие между темными и светлыми заключалось сугубо в механизме получения Энергии. Темные получали ее напрямую из эмоций окружающего мира, светлым был необходим посредник, аккумулирующий Энергию в себе. Так называемый источник Света, уничтожающий вокруг себя свободные эмоции. Собственно, в этом и заключалась основная проблема темных – они постоянно поглощают свободные эмоции окружающего мира. Если же их нет, что очень актуально на Земле, так как все эмоции обращены к конкретным божествам, там идет поглощение того, что есть. В данном случае – осветленной Энергии, крайне губительной для темных.

– Какой вывод можно сделать из этого? – Герхард не стал мне все разжевывать, требуя активно включиться в процесс обучения.

– Чтобы иметь возможность находиться возле источника Света, нужно замыкать поглощение эмоций с окружающего пространства на, скажем… – тут я задумался. На себя не получится – это физически невозможно. На аккумулятор не получится, он не излучает эмоции. Вообще, единственный источник эмоций – живое существо, но не будешь же постоянно таскать с собой… Меня осенило!

– На питомца! – гордый собой выдохнул я и заслужил одобрительный кивок наставника. Подарок ректора Академии был с изюминкой!

– Причем на такого питомца, который умеет испытывать эмоции. Отрицательные, положительные – здесь выбор полностью за тобой. Важно, что для перекрытия действия источника Света в непосредственной близости от тебя питомец должен находиться рядом и испытывать сильные эмоции. И чем сильнее источник, тем ярче должны быть его чувства. Иначе ты все равно будешь испытывать на себе влияние Света. К сожалению, питомцы не способны проявлять сильные положительные эмоции. И как бы ни были благородны намерения темных, рано или поздно мы выбираем наиболее легкий путь для достижения цели. Инстинкт самосохранения всегда берет верх. Так что мой тебе совет – не привязывайся к питомцам. От некоторых чувств следует отказаться сразу, иначе они делают нас слабыми. Этого никто не прощает.

– Питомцы долго не живут, верно? – осознал я ужасную вещь.

– Год, от силы два, если избегать источников. На Аукционе можно приобрести специальные клетки и устройства, которые будут сканировать пространство в поисках источников Света и автоматически запускать пыточный процесс. Темным остается только периодически удалять отработанный материал из клетки и менять его на нового питомца. О еде для них можно не беспокоиться.

Наверное, требуется время, чтобы привыкнуть к обыденности таких вещей. Людей пытать легче, они, как правило, сами напрашиваются и теоретически находятся с тобой в одной весовой категории. Чтобы пытать заведомо беззащитное существо, надо сначала изменить свое сознание. Но Герхард прав, ведомый чувством самосохранения, я быстро привыкну и к этому.

Глава дал мне несколько минут обдумать полученную информацию и убедился, что я все понял о блокировке источников Света. А что тут думать, если темные такие темные? Поневоле будешь ждать моря крови и страданий. Знал, куда шел.

– Брат Алард попросил дозволения сопровождать тебя, – произнес Герхард, удостоверившись, что вопросов с моей стороны не будет. – У орков Загранша собственное понятие о чести и достоинстве, не вижу причин ему отказывать. Я уже согласовал его распределение в Москву, все бытовые проблемы сейчас решаются.

Если такое существо, как Герхард ван Браст, решило, что Москве или мне не хватает брата Аларда, так тому и быть. В этом я мог смело положиться на главу. Имея явное или неявное поручение, орк в любом случае будет мне полезен. Для соглядатая паладин был слишком неудачной фигурой, так что в целом я был новостью очень даже доволен. Так доволен, что вопреки своему первоначальному намерению первым не подымать вопрос о задании Мадонны решил испросить совета.

– Господин Герхард, мне нужна ваша помощь или совет. Думаю, вы знаете о том, что Мадонна велела мне за месяц найти Мерлина. Если я не справлюсь, то больше не буду Проводником. Да и паладином Ярополком навряд ли останусь, если она не сменит гнев на милость. Но я намерен сделать все от меня зависящее. У вас я прошу разрешения посетить запрещенную секцию библиотеки. Арчибальд уверен, что там можно найти упоминание о дневнике Мерлина, вернее, о том, где его искать. Возможно, вы знаете, о чем говорил мой наставник. Мне и доступ не нужен, лишь информация. Прошу простить мою наглость, но месяц – слишком короткий срок, чтобы рассчитывать лишь на свои силы.

Герхард позволил себе секундное замешательство, не ожидая от меня прямого разговора. Однако на то он и был главой класса, чтобы справляться с неожиданностями.

– Я подумаю, чем могу помочь. Выдача книг или их копий, особенно из закрытой секции, подлежит жесткому учету, и даже я ничего не могу с этим поделать. Нужно время. Сейчас ступай, брат Демитр проводит тебя до аукциона и обратно.

Герхард нажал кнопку на столе, и тут же в комнату вошел огромный паладин. Новый глава боевиков класса, заменивший изгнанного Айвена, брат Демитр, оказался интересным субъектом. Типичный суровый вояка из тех, кто на любую попытку открыть рот страшно щурят глаза и грохают басом: «Молчать! Враг не дремлет!» Но этот экземпляр прокачался еще больше. Поначалу, когда он молча выслушал приказ, кивнул и тут же жестом указал мне на дверь. Я нашел это классным и по-военному лаконичным. Однако за время нашего похода я не то что слова от него не услышал, но даже не заметил малейшего намека на мимику. Вся информация передавалась мне крайне скупыми жестами, сводившимися к приказам «стой» или «иди».

В коридоре к нам присоединились еще шестеро братьев, взявших меня в коробочку. Герхард предусмотрительно побеспокоился о моей безопасности. Мои очередные стражники были под стать своему командиру, разве что с мимикой у них был полный порядок. Во всяком случае, они умели хмуриться и даже улыбаться.

В Святилище один из паладинов вытащил длинный щуп, которым исследовал пространство далеко впереди себя. Я предпринял попытку узнать название странной штуковины, но все шестеро повернули ко мне головы и посмотрели так, что желание пообщаться тут же пропало. Так мы молча и двигались до пункта назначения. НПС нас не замечали, другие игроки старались поскорее убраться с дороги, поэтому добрались мы без лишних задержек. Один только раз паладин со щупом отшатнулся, когда перед ним вспыхнуло зарево портального перехода. Щуп унесся в неизвестном направлении, а паладин лишь недовольно нахмурился и достал еще один. Странный портал указывал, что в обозримом будущем мне может светить неожиданное путешествие. После Святилища немые паладины меня покинут, и в Москве я останусь наедине со своими проблемами.

Аукцион я любил. Сам процесс приобретения покупок меня не сильно привлекал. Туча цифр, картинок, описания и горы однотипной информации. Мне нравилось другое – с каждым просмотренным предметом уровень шкалы опыта артефакта нет-нет, но и увеличивался на сотую процента. Будь у меня побольше времени, Аукцион был бы моим вторым домом.

Когда я стал физически чувствовать ненависть своих телохранителей, то закончил бесцельное перелистывание страниц каталога и перешел непосредственно к покупкам: клетка, пара пыточных девайсов, еще кое-что по мелочи. Удалось уложиться в рекордные пять минут. Повертев во все стороны стальную клетку и страшные приспособления, я отчетливо понял, что не смогу запихнуть туда маленького лохматого Ррагра. Осознав и приняв эту мысль, я стал выбирать себе нового питомца, желательно с отвратительным характером или внешностью. Подходящий экземпляр нашелся быстро: озлобленный комок шерсти с клыками и когтями жутко вонял и пускал зеленые слюни. Когда я уже хотел подтвердить покупку звереныша, заметил информационное предостережение. Оказывается, правилами Игры ограничено количество питомцев у всех игроков, кроме охотников. Каждому полагалось не более одного, ниже мелкими буквами было написано, что если игрок уже подтвердил покупку, а у него есть питомец, то деньги не возвращаются. Пришлось делать паузу и уточнять статус Ррагра. Мой помощник проштудировал вопрос принадлежности лохматика и успокоил. В настоящий момент питомец является имуществом моей Куклы, так как процесс передачи прав успешно завершен. Только в случае смерти Лены Ррагр станет снова моим питомцем. На этой радостной ноте я завершил покупку мяса.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7